Интервью (12)

Фарш невозможно повернуть назад

Интервью лидера Легендарной группы Дарк Сцены Para bellum Леонида Новикова

Через много лет после нескольких попыток проекту Castalia удалось договориться об интервью с лидером культовой и самобытной группы para bellvm, Леонидом Новиковым. Безусловно, многие вопросы уже не раз задавались поэту и в радиоэфире, и в профессионально ориентированных музыкальных изданиях, другие вопросы и вовсе бесполезно задавать, ведь касаются они иррационального, бессознательного, но нам было важно попросить Леонида стать нашим проводником в стихию его произведений, столь любимых касталийцами.

Скажу за скобками, что такие просьбы как «Расскажите о себе и своем творчестве...» вызывали у Леонида здоровый смех и однозначную реакцию: «Ха-ха! И не подумаю!». И правильно.

- У вас были предтече или музыканты, которые для вас были и остаются эталоном?

- Кошмарный вопрос! Просто жуть берет. Как правильно сказал Гумилев: «Если у поэта нет предшественников, он обязан их выдумать». Разумеется, всё было, разумеется, я под сильным влиянием длинного списка разных литературных столпов… Больших и маленьких. Перечислять их очень утомительно… Честно говоря, раньше я с большой охотой об этом разговаривал, а сейчас мне просто скучно. Как будто я такая вот поп-звезда – с жаром подскочил и давай рассказывать, как я в детстве Пушкина любил – кушать не мог! Или по Лермонтову с ума сходил… я не любил ни Пушкина, ни Лермонтова. И даже не знаю, что меня больше увлекало – пресловутый Серебряный век? – ну, конечно, я мальчик Перестройки, Серебряный век – всё это начали резко издавать, да, пожалуй, Серебряный век. А понимайте как хотите – это может быть прозрачно-пошлый и красивый Северянин или какой-нибудь там весь из себя странный Нарбут. Не знаю. Не знаю.

- А из музыки?

- Ну, опять же, если учесть мою профессию, я могу долго травить байки и поливать ядом и желчью то, что мне по-настоящему не нравится, а то, что нравится – ну, слушаю и слушаю. Этого так много, что мне, честно говоря, даже стыдно об этом разговаривать. Эти вопросы далеко не животрепещущие в моей жизни. Нравится музыка – я ее слушаю; не нравится – я выключаю ее. А на чем был воспитан? – ну, на чем-то был воспитан… Тут один фрукт пришел к нам на некий форум и начал доказывать, что наш новый альбом – это абсолютный парафраз старой группы «Петля Нестерова», которую я не любил и даже не слушал и не знаю ни одной композиции. И никто из музыкантов наших не любил. Но у человека такое вот свое мнение – он увидел. Прекрасно! Как я всегда люблю говорить в таких случаях – так говорил Джон Леннон – всё, что вы нашли в наших песнях: убийства, призывы к чему-то – всё это там есть! Всё есть! Прекрасно, но давайте на этом точку поставим.

- Тогда вопрос, помнишь ли ты, как всё начиналось?

- «Ты помнишь, как всё начиналось? Как строили лодки...» – да ну, нафиг… Конечно, помню! Помню эти сопли. Конечно, помню это полное неумение, и стараюсь при случае не вспоминать, и тем более рыться в этих старых мемуарах…. Я же не Макаревич, который очень любит вспоминать, как он сидел у моря, его заперли в какой-то сторожке – пока, типа, на разберешь Фрэнка Заппу – не выйдешь! Будешь настоящим лабухом! Вот этого я как раз и опасаюсь…

- А искусство ты считаешь своим предназначением?

- Гадость какая, а не вопрос! Предназначением! Великий смысл!.. Ну, предположим… я был младше и более пафосен – да, я так рассуждал. Было много рассуждений на этот счет, я их периодически озвучивал в разных компаниях, и все, разумеется, слава Богу, не понимали, что за бред я несу. Ну, предположим, предназначение…

- Как ты пишешь свои песни – есть какие-то события, обстоятельства, сны, которые тебя вдохновляют?

- Мм, да… у Мамонова есть такая замечательная композиция, называется «Начитался книг». Можно так и про меня сказать.

- Во снах сюжеты приходят?

- Не приходят. Никаких снов. На ходу всё приходит. Иду по улице – строка всплыла, отложил на десять лет – глядишь через десять лет песня получилась! Это не конструктор. Само приходит, само рождается. Появляется вдохновение – сел, одним духом написал. Или засадил себя за шкирку (как последний раз) – дописал альбом, хотя всё было фактически готово уже много лет назад. У меня еще на пару альбомов есть материал. Ну, назовем это странным словом «заготовки» (кощунственным!) – это никакие не заготовки! Это моя лень и прокрастинация. Надо ставить себе вехи, надо себе говорить «Сегодня ты сделаешь это, завтра ты сделаешь то», но это больше к вопросу о трудолюбии, а не к другим вещам – сел, да, и сделал!

- То есть момент работы, неизбежно присутствует?

- А он не может не присутствовать. Кто говорит обратное – нагло врет! Известный Мильтон рассуждал о своем «Потерянном рае», он говорил, как ему это во сне приснилось, а когда помер – черновики нашли… угу… говорил вот он такой…. Так что, «не верьте погоде, когда проливные дожди она льет; не верьте пехоте, когда она бравые песни поет».

- «В современной культуре наблюдается какой-то катастрофический процесс убывания который ничем не компенсируются. Уходят лучшие. Кто-то уходит из творчества, кто-то умирает...» (Олег Телемский)

- А-а-а… я внесу ясность в этот вопрос – никто никуда не уходит, у нас всё компенсируется на самом деле. Если вы этого не видите, значит, вы просто этого не видите. Идет процесс уравнивания. Тут всё, в общем-то, стандартно – глобализация. Это сказывается, собственно, и на сфере искусства, где не много ярких красивых вершин, а унылая пологая равнина. Ну, холмики какие-то: чуть повыше, чуть пониже, травка зелененькая... сел на холмик с бутербродами – хорошо! Вот такое у нас современное искусство. Не холмы – холмики, как у Бродского – ближе к смерти: «Смерть – это только равнины. Жизнь – холмы, холмы». Только холмы у Бродского – это ого-го, а тут – так, холмики, пригорочки. Современное искусство выходит на равнину.

- После 2002 года кто-то появился, как думаешь?

- Тут с фонарями ищут. С фонарями ищут, кто ж появился после 2002 года. Реально, все сидят и гадают: «Кто ж у нас такой классный? Кто сделал на рок-сцене новое имя и продвинул?» Никого не появилось. Всё те же «радиохэды» и «металлики». Хоть ты тресни. То есть, либо пенсионеры, либо – покойники. Два «П» во всей культуре. А дальше – это такая ровная паста, ее давят из специальных тюбиков, она очень хорошо прорабатывается. Она съедобна вполне, даже немножко вкусно пахнет… Следующий вопрос?

- Мистико-религиозная тема. При том, что у тебя идут явные отсылки к Библии, библейские персонажи – это не Большая Традиция. Какой это ракурс?

- Я не знаком с текстами. Я нахватался по верхам, мне это как-то кто-то нашептал в какое-то среднее ухо, я это как-то воспринял, как-то выдал. Я руководствуюсь исключительно визионерским подходом. Я услышал какую-то фразу, я развил ее в некую композицию, перечитал, переслушал – удивился, сколько смысла для меня появилось внутри этой же самой песни через много лет. Даже доходит до сумасшествия – напишу песню и начинаю ее люто не любить. А лет через пять, семь, восемь, воспринимаю ее совсем по-другому – о, смотри-ка какая интересная! Как много я сам в ней не понимал! Вот такой подход, да…

- В каких ты отношениях с религией?

- В хороших отношениях. Да, скорее – в товарищеских. Я знаю, что существует религия, религия, конечно, не особо догадывается обо мне – это нормально, она вообще не обязана это делать. Мы так странно сосуществуем. Я иногда прихожу к этому источнику и отпиваю полной грудью такой полновесный глоток. Это чем-то мне помогает в неких поисках… А так – всё из воздуха! Из воздуха вокруг! Идеи витают в воздухе, рифмы витают в воздухе, песни витают в воздухе – ухвати!

- Как думаешь, музыка тебя ведет или ты ее?

- Меня музыка ведет. В сумрачном лесу, в котором я оказался, я зашел в такие дебри, утратив правый путь… Да музыка ведет – ничто иное меня не завело. Она мой проводник. Исключительно музыка!

- Ты ее автор или инструмент?

- Не знаю. Не думал об этом. Скорее, инструмент, чем автор. Тут даже не может быть другого мнения – да, инструмент.

- По какой ты живешь воле?

- Я понял тебя. Да, я проникся. Фильм «О, счастливчик» видела? Вот я персонаж этого фильма. Там герою жизнь подбрасывает какие-то пути и возможности, и он сразу на них соглашается: «Да, я иду! Да, да, да! Я готов!»

- Оглядывается потом?

- Я-то оглядываюсь, а герой фильмы-то – нет. То есть, разница, конечно, есть некоторая. Я, разумеется, рефлексирую, оглядываюсь (в ужасе)…

- Жалеешь?

- Нельзя жалеть! Бесполезно. Фарш невозможно повернуть назад. Вот, какой я был дурак, как бы все вернуть на несколько лет назад ­– да, очень мило об этом мечтать, но это беспочвенно.

- И второй раз готов поступить так же?

- Ну, да… скорее всего, так и получится. Но это спорный момент – человек же не равен сам себе. В разных ситуациях он разный, поэтому, как знать, как поступил бы… Это как у прекрасного Гессе в «Степном волке» – там, где его сущности проявляются разнообразные – один в одну сторону пошел, другой – в другую… Приторный такой момент. Приторный «Степной волк». И премия его имени приторная.

- Не любишь Гессе?

- Да, перестал любить. Он дидактический такой, весь из себя наставительный. Это очень хорошо в юношестве, когда тебя наставляют, а сейчас даже не хочется об этом вспоминать… Спасибо, уже наставили. А раньше я много его читал.

- Восточную линию?

- Да, кроме «Степного волка» – восточную, конечно. Но мне больше нравится Бёлль. Бёлль круче. Бёлль жизненнее. Бёлль понятный, вкусный, чёрт побери! Отличный же писатель Генрих Бёлль! Я всё-таки, реалист, несмотря на свои такие странные песни… я бы сам был рад писать как Генрих Бёлль. «Глазами клоуна» просто прекрасная вещь! «Бильярд в половине одиннадцатого», «Где ты был, Адам», «Дом без хозяина» – совершенно изумительные книги.

- Что тебя зацепило из последнего прочитанного?

- Я тут снова начал читать книги. Прочитал Сорокина «Теллурию», но это скорее развлекательное чтение. Он всё муссирует свою любимую позднюю тему «День опричника», отталкивается от него и пляшет, и пляшет, и пляшет… пророчествует, в общем… да, много угадал – молодец какой! Вот сейчас читаю, начал недавно (я не знал этого автора) – Виктор Ремизов «Воля вольная» – совершенно клёвая штука. Очень приятный роман. Устинову хочу прочесть новую «Сто лет пути», прочитал Ксению Букшу «Завод «Свобода»», но это всё документальная проза. А еще недавно прочел – тоже ужасно клёво, замечательная вещь – «Обитель» Прилепина. Про Соловецкий лагерь. Я давно не читал как раньше запоем, а сейчас как-то снова взялся за книги…

- Почему не читал?

- Не было времени. Потребность была всегда, а времени не было. Раньше я всегда читал в метро. Я жил в «Купчино» и ездил на работу на какую-нибудь там «Черную речку» или «Петроградскую», и у меня сорок минут туда-обратно, моя личная «изба-читальня» – метро, полтора часа где-то в день я читаю. Читаю быстро, читал с удовольствием всегда. А вообще, меня очень расстраивают наши магазины. Приходишь, набираешь книг, потом осознаёшь, каких бешеных денег это стоит, причём совершенно незаслуженно эти деньги накручивают, я кладу всё обратно, расстраиваюсь и ухожу… то же самое, что и в магазине пластинок. Я прихожу, набираю стопку, а потом обратно её распихиваю…

- А варварски скачать?

- Книжки-то? Так сейчас можно, а раньше-то я не качал.

- Давай такой страшноватый вопрос – тебе в жизни люди нужны?

- Нужны.

- Ты от них что-то черпаешь? Или они как зеркало?

- Да. Да. Не знаю даже, не задумывался над этим. Да, и зеркало, да, и черпаю – мне это всё подходит. И отдаю. Я вполне социален. Я считаю, что я домосед, но периодически подрываюсь, бегу – друзья просят, или мне позарез помощь нужна. Последние годы мне часто позарез нужна помощь. Раньше я ее активно оказывал, и сейчас готов – из серии «чем могу». То есть да, я нуждаюсь в людях и надеюсь, и во мне нуждаются.

- Когда ты на сцене – это тот же самый человек, или в тебе «просыпается Царь»?

- Нет, конечно, же нет! Никто не просыпается. Я! На сцене я.

- И действительность ты так и ощущаешь?

- Конечно, нет никакого перевоплощения. Так и ощущаю. Нет у меня такого героя, который выходит на сцену и начинает «лицедействовать». Бывают концерты, когда думаешь «скорей бы закончилось!», а бывают, что «как здорово! Вот сейчас мы им ещё это споём и будет вообще классно! Вообще классно будет!». Ну, как-то так.

- Расскажи про образ Врага в песнях. Кто такой, что за зверь?

- А что, у меня есть образ Врага? Ну, они-мы – это пресловутое противопоставление?

- Зверь из бездны, Ангел дня – Ангел сна, тот, кто мешает…

- …есть некий враг, конечно. Я неосознанно пишу… с одной стороны должно быть в песне противопоставление (они-мы) – круто же, рок! Но я пока не хочу углубляться, потому что я пока специально не исследовал Врага, спасибо тебе, ты подтолкнула – это интересно, потому что я всегда воспевал прекрасные волшебные миры, думал, что-то изменится, а «они» – это такая абстракция, такая обратная сторона, которую я никогда не вскрывал, но, наверно, настала пора подойти к этому вплотную. То есть, образа нет. Есть некое противопоставление, но оно всегда в жизни есть. Черное-белое, хорошее-плохое… При этом я отчетливо понимаю, что я не одноклеточный, и у меня далеко не всё однозначно. Одна «Дева Любви, Дева Обмана» чего стоит песня. Я тут сидел ее разбирал, ну, думаю, ты понаписал, с***! Сколько муры. Но, нет, не мура. Какой интересный подтекст, подумал я…

- Можешь рассказать, что ты написал тогда, и что увидел сейчас?

- Не хочу говорить на эту тему. Мне просто неприятно. Что увидел, то увидел. И вообще, у меня лёгкое подозрение однажды мелькнуло, что выпустил альбом о том-то, то-то и произошло… выпустил альбом о сём-то, сё-то и произошло… Вот так. Я неожиданно понял, что песни мои правят бал моей жизни. Поэтому я так подумал, не провести ли мне эксперимент, не сделать ли мне что-то жизнеутверждающее для себя? Чтобы, так сказать, развернуть магию в нужном мне русле, а то как-то надоело.

- Рыть самому себе яму?

- Да, рыть себе самому яму… Резонно.

- Скажи, как думаешь – что человек себе, кому-то или чему-то в своей жизни должен? И должен ли?

- Вот это главный вопрос мироздания, мне кажется. Должен ли человек или не должен? Тварь дрожащая или право имею? К этому клонишь?

- Нет.

- Но логически это так! Тварь дрожащая – должен, право имеешь – не должен.

- Я про то, что можно ж себе быть должным – чего-то менять, к чему-то стремиться, менять…

- Можно, можно… Человек попадает в самые разные западни – кто-то их ему подстроил, сам ли он себе их подстроил…. Давно, ещё во времена кухонных философов, борцов за справедливость советских, было модно ставить диагноз: вот, вы во всех бедах вините себя или окружающий мир? Если себя – то маниакально-депрессивный психоз; окружающий мир – то шизофрения. И счастливый реципиент уходил с диагнозом. МДП или шизофрения – красота же! Вот как-то так, да. И я не знаю… мой ответ – я не знаю. И, опять же! Человек не равен сам себе, поэтому происходят разные ситуации – сегодня должен, завтра не должен. Не волнуйтесь! Вы обязательно будете когда-нибудь кому-нибудь что-нибудь должны! Не-вол-нуй-тесь… Обязательно что-нибудь произойдет.

- То есть, ориентироваться по месту?

- Да, да, да.

- Есть что-то что ты не приемлешь в своей публике? В своем слушателе?

- Я ничего от них не требую. Они есть, и это хорошо. Сейчас мы налаживаем диалог. У меня была публика, потом ушла публика, теперь снова возвращается. Умудренный годами подполья, я понимаю, что с публикой обязательно нужно находится в диалоге – не обязательно говорить о том, что им интересно, можно говорить и о своем, но говорить интересно. Вот сейчас мы пытаемся такие темы затронуть. Собирается пока узкий круг, но, надеюсь, он расширится. Мы ведем некий песенный разговор. Я пою, они что-то понимают… что-то поняли – рассказали.

- В ближайшее время что бы ты хотел осуществить-реализовать?

- Ну, хотел-то я много чего.

- А что будет?

- Будет? Видишь, мы говорим сиюминутно, поэтому я сиюминутно и отвечаю… В идеале я бы хотел кое-что переписать в старых альбомах, переиздать их или сделать единый сборник, о котором я мечтал уже давно, но тут всё упирается исключительно в средства, которых на данный момент нет. Я бы хотел сделать подборку того, как мне казалось, лучшего за отчётные годы, что-то переделать, подправить, что-то оставить в первозданном виде, потому что много составов сменилось – было очень много версий группы. Музыка менялась, аранжировки менялись. Оставался только я, великий вокалист, который тоже менялся, кстати. Я очень сильно изменился за отчётные годы – я это прекрасно понимаю. Имеется в виду технически – с профессиональной точки зрения. Я собой сейчас более доволен, чем раньше. Я не доволен собой в принципе, но по сравнению с тем хтоническим ужасом, который я производил еще пять лет назад, можно сказать «ну, вау!» – мальчику повезло, мальчик чему-то научился… это хорошо. …Я бы сделал фильм о группе, я бы сделал хороший фотоальбом. Ну, да, надо привести в порядок архивы, чтобы они были, в конце концов. А то у меня просто нет пары альбомов – они распроданы и физически их не существует. Я бы перепел (не трогал бы аранжировок – немного пересвёл) «Вечный лёд» альбом, там же ужас, а не пение! Сейчас с других позиций эти песни звучали бы ну реально круче! При этом я не коснулся бы даже пальцем ни одной партии. То есть, планы у меня исключительно технические – что делать дальше, я представляю. Я уже задумал новый альбом, я уже знаю, о чем он будет, но здесь всё упирается в то, что группа выросла, и мы выросли, мы все уже ребята в возрасте, всем около сорока лет в коллективе, и не все готовы на такие подвиги вселенского масштаба, когда нужно встать и поехать в тур. Мы сейчас рассуждаем, поедем ли мы в тур по Сибири, но участники коллектива еще не дали своего однозначного ответа, готовы ли они к лишениям на старости лет. То есть вот вопрос-вопрос…

- Спасибо. И вот еще один животрепещущий момент – песня «Подснежник».

- Ну, какой мох! Мох! Я ее не люблю, кстати. Одна из песен, которые я по-настоящему не люблю. Она очень надуманная, очень вычурная, тем более, в той версии, в которой она записана, никакой критики вообще не выдерживает. Я повторяю, это провальный альбом (первый альбом Para Bellum – прим. Е.Л.), металлический период, скажем так – очень короткий, я говорил, что тогда я утопил бунт на корабле в крови, т.е. все из группы были изгнаны, были срочно рекрутированы некоторые персонажи, некоторые персонажи сделали что могли, но в силу своего интеллектуального развития и технических возможностей был записан heavy metal альбом, который никак, никаким образом со мной не коррелировал. Я прозрел через два-три месяца, понял, какого дурака я свалял и нежно распустил команду… А потом мы собрали новый состав с некоторыми старыми участниками, которые не принимали участия в бунте на корабле. Мне тогда буквально черную метку поднесли – список требований, что я должен делать, как вокалист и руководитель, а что я не должен делать. Ну, разумеется, как парень амбициозный, я такого стерпеть не мог. Я знаю, в коллективе нет места демократии – оговорюсь – ей есть место до определенных границ. Все должны понимать, что всё, что делается в группе, нужно в первую очередь лидеру. Как правило, это вокалист, ну или амбициозный гитарист – такое бывает. Все идут за лидером, поспевают-не поспевают… в коллективе всё происходит по его воле или по стечению обстоятельств вокруг этого вокалиста. Лидера, извините. В данном случае – меня! Ну, а когда мы уже собрали коллектив заново и назвали его Para Bellvm

с буквой «V», это уже был хороший такой, приятный коллектив, и мы с триумфом вернулись на сцену, спустя почти полгода после роспуска печального металлического состава, и осенью в клубе «Молоко» втопили. Приходил наш старый фан-клуб, который терпел металлическую версию только ради меня, у всех были слёзы счастья на глазах, это было очень клёво. У нас был объективный подъем с 2001 по конец 2003 года. Мы выпустили «Вечный лёд» в 2003, снова ушёл мой друг гитарист, который уходил ещё до первого скандала в коллективе – Лёше Писарев, потом ушел Лёша Ершов… начала играть на бас-гитаре моя тогдашняя супруга Лена параллельно с группой ИВА НОВА. Мы два года поиграли, и в 2005 у нас был пик по собираемости зала – было хорошо, было много народу. Но в 2005 году мы родили двух детей – двойняшек, и продвижение группы тогда как то ушло на задний план. Я ушел из FUZZа, за два с половиной года работы в Rolling Stones я не написал ни одной песни – я был тогда загружен и несколько подавлен этой прекрасной работой... все это было не впрок, нужно было просто уходить из всех этих журналов и заниматься группой, но я тогда, к сожалению, не был приспособлен к таким важным шагам. Вообще домашние мальчики вроде меня с трудом идут на какие-то шаги. Я даже не уверен получится ли у меня это сделать в дальнейшем, но пока я стараюсь… Такой ответ.

- После первого альбома ты уже против того, чтобы para bellvm к готик-року причисляли?

- Не после первого, скорей после «Книги Царств». Местная гот-тусовка нас не приняла в отличие от зарубежной публики. Про нас пишут в рецензиях наши местные авторы, что мы готика – теперь уже просто по какой-то нелепой случайности. Люди просто не понимают что мы делаем. У них своя готика, у нас своя (смеется). Нас очень любят некоторые западные рецензенты – какие-нибудь англичане или аргентинцы. В Аргентине сейчас, кстати, очень большой подъем dark-сцены. Надо будет непременно туда съездить.

- Огромное тебе спасибо!

Беседовала Елена Лейбель

Интервью Александра Ионова.

Александр Ионов – солист и вдохновитель легендарной группы «Регион 77»группу которая в полной мере несет тот кшатрийский, солярный импульс которого так не хватает современной расслабившееся цивилизации. С его творчеством – удивительным сплетением реализма и мистерии я познакомился еще десять лет назад.

А два года назад у них вышел новый альбом, который стал небольшой сенсацией. С помощью друзей я вышел на аккаунт Александра и договорился о возможности сотрудничества. Александр дал согласие на размещение некоторых своих песен в нашей музыкальной шкатулке, а заодно согласился ответить на некоторые вопросы Касталии – результат диалога которого вы сейчас читаете.

1) Ну первый вопрос наверно стандартный – расскажите несколько слов о себе, своем творческом пути, как пришли к концепции которую воплощаете в своем творчестве? Как вы считаете – у вас были предтечи, или просто те музыканты и поэты творчество которых для вас было и остается эталоном?

Я родился и вырос в Москве, в семье, где все принадлежали творческим профессиям. Моё детство прошло среди книг по искусству, разговоров об искусстве, среди этюдников, подрамников, картин матери, чертежей деда, скульптур отца. В запахе пинена (разбавитель для масляных красок)… В течении 80-х годов, каждое лето, отец брал меня с собой в Крым, в археологические экспедиции от Государственного исторического музея. Мы копали скифо-сарматские захоронения и античный Херсонес. Кости, руины, Смерть, Время… В юности к ним ещё добавились сочные студентки-практикантки и вино… Представьте: вам 14 лет, начало августа; через месяц вы будете сидеть за партой в московской средней школе и проклинать какую-нибудь химию или алгебру, по которым имеете стабильные двойки в четверти с пятого класса, но сейчас – на обширные руины Херсонеса только опустилась тьма; посреди них мигает маяк, красными всполохами выхватывая из сумрака древние стены, мозаики… Вы обнимаете за загорелую талию девушку, на несколько лет старше вас, сидя на фундаменте базилики 4 века и передаёте друг другу бутылку какой-то мути, которую только в юности и можно пить без последствий… Кругом трещат цикады, под ногами осколки древней посуды… Сплошной Дионис, Эрос, Логос и Бахус… Вот это и привело меня к концепции, которую я воплощаю. Хотя, на самом деле, никакой «концепции» в моём творчестве никогда не было: просто я размышляю над экзистенциальными проблемами, стоящими перед любым человеком на Земле, и выражаю свои размышления собственным творческим языком, используя привычную и подходящую мне символику…

Предтечи? Эталоны?

Естественно, что в музыкальном отношении Регион-77 испытывал влияние определённой «сцены» - это, в первую очередь австралийско-берлинская тусовка 80-х: Crime & The City Solution, These Immortal Souls, Birthday Party, Bad Seeds, Die Haut… Вообще, у нас с Экзичем (сооснователь Региона-77) всегда были очень широкие музыкальные вкусы, которые так или иначе проявляются в нашем творчестве. Групп, повлиявших на нас на протяжении жизни можно назвать десятки…

Поэты… Я никогда не увлекался поэзией целенаправленно. Хлебников, Клюев – это те, кто, наверное повлияли на мои ранние стихи и тексты песен, времён моей первой группы Огонь (1992 – 1997).

Когда я был старше я открыл для себя американских поэтов 20 века: Уильям Карлос Уильямс, Ракози, Чарльз Буковски и ещё несколько… Читаю их иногда.

2) Скажите – как вы оцениваете свое положение в современном контркультурном течении? Насколько ощущается давление цензуры и какие пути обхождения давления мейнстрима вы видите?

Положение группы Регион-77 сейчас – это, как и раньше – достаточно глубокий андерграунд: небо оттуда видно, дышать можно, и это настолько далеко от мэйнстрима, что никакого давления никогда и не было… Обходить ничего не надо – мы свободно шастаем по своему подполью во всех направлениях…

Госпожа Цензура к нам тоже никогда не заглядывала. Рассказы некоторых русских музыкантов о каком-то «давлении цензуры» мне кажутся намеренно преувеличенными – делается это для собственной раскрутки. Единственный раз я лично столкнулся с цензурой только на российском ТВ: весной я впервые за три года включил телевизор, чтобы посмотреть программу, в которой спорили атеисты и церковники, но её, оказывается сняли с эфира…

3) Когда десять лет назад мне подарили диск с вашими песнями, подаривший мне эти записи, сказали что «человек который поет эти песни воевал в Югославии против НАТО». Скажите – это правда? И если да – можете ли вы рассказать о своем боевом опыте, или это слишком личное?

Это миф. Во время нападения НАТО на Югославию весной 1999 года, я был в Москве. Хотя и участвовал в организации нескольких небольших демонстраций против посольств стран НАТО. Так же мы сыграли антивоенный концерт.

Наверное миф о моём боевом опыте в бывшей Югославии проистекает из того, что я хорошо знаю новейшую историю Балкан, не раз публично высказывался по этой теме, бывал в Боснии и Сербии в 90-е годы.На основе собранных там материалов я написал военно-исторический очерк о Югославских войнах 1991-95 гг.

4) Я думаю что вы, как яркий представитель контркультуры прекрасно знаете эту среду. Скажите – кого из русскоязычных, нонконформистких авторов вы бы выделили в первую очередь? Чье творчество вам близко?

Мне близко творчество моих друзей и соратников по подполью – их бы я и выделил: Экзича и его проект Затерянные в Космосе, Константина Мишина игруппу Ожог, Илью «Сантима» Малашенкова – ряд его песен я очень люблю… Из тех, с кем я познакомился недавно – Дениса Третьякова из Новочеркасска.

5) Расскажите – а как вы пишете свои песни? Я думаю что нашим читателям было бы интересно узнать в каких обстоятельствах можно создать «Смерть Демона» или «Лауру Лайон».

Многие мои песни как сны – воображение собирает в подсознании отблески собственного, или чужого экзистенциального опыта, а так же впечатления, накапливаемые от чтения книг, просмотра кинофильмов и прочего…

На бумаге я выражаю это часто языком, богатым различной символикой, которая понятна иногда только мне, однако слушатели сами легко находят ключи ко многим образам в моих текстах, хотя «отпирая» очередной символ они могут найти внутри не то, что оставил там я – они находят СВОЁ, свой ответ. Это абсолютно правильно. Это хорошо. Так всегда и работает любое произведение искусства во все века…

В свете вышесказанного, я бы не стал до конца «расшифровывать» текст той, или иной своей песни, но могу ответить, что Смерть Демона, для меня, автора – в первую очередь очень политический текст, описывающий крушение определённой системы межгосударственных отношений, сложившейся после Второй Мировой войны…

6) Я думаю что читателям было бы интересно понять контекст в котором вы используете некоторые образы. Например почему Амиак? Метафора резкого и жесткого приведения в сознание? Алхимическая аллюзия?

Аммиак и Лаура Лайон. Песни-близнецы… Есть такой русский вопрос: «Мы Восток, или Запад? Европа, или Азия?» Я отвечаю – мы Запад, и всегда им были. Мы Европаисторически и культурно. И никуда от этого не деться. Мы всегда будем возвращаться и превносить в нашу общую сокровищницу европейской цивилизации – Белый стержень Земли – наши великие дары… Самих себя. Как это было уже в 19 – начале 20 века, когда Россия принесла великую литературу…

7) Кажется что Амиак соединяет два полярных женских образа - Сольвейг и Лаура Лайон. Насколько ваше понимание Амиака совпадает с теми качествами которые наделяли алхимики Ртуть - одновременно плотское и святое, жидкость и газ, свет и тьма.

Сольвейг и Лаура Лайон – два образа (из бесконечной вселенной образов) цивилизации европейцев: величественная строгая тоска Севера и наше первобытное, хтоническое «Я» в лице вполне реальной женщины. Порноактриссы… Я говорю так. Но кто-то может сказать и по-другому…

8). В современной культуре наблюдается какой то катастрофический процесс убывания который ничем не компенсируются. Уходят лучшие. Кто то уходит из творчества, кто то умирает и так было всегда. Страшно то, что на их место практически никто не приходит. Можем ли мы найти хоть одно заметное имя которое появилось бы в альтеркультуре после года 2002го? Что на ваш взгляд происходит и к чему это приведет?

Я не сторонник панических настроений. Лучшие? А кто они? Тот «лучший» для вас, но для другого он может быть никакой и не «лучший». Там, где вы придаёте повышенное значение некому явлению, для другого ничего значительного может и не быть… Люди приходят, уходят, приходят новые. И так многие тысячелетия. А сожаления об уходе «лучших», и о том, что «нет замены» были и в античной Греции, и в пещерах каменного века, я уверен… Но наша история продолжается. Потому что никакой «замены» и не нужно – каждый опыт уникален: с ним что-то приходит в мир, и остаётся навсегда. Так и будет дальше.

Интервью Юлии Трусовой – (Журнал «Апокриф» Декабрь 2010г)

Fr. Nyarlathotep Otis (NO): Здравствуйте, Юлия. Расскажите, пожалуйста, немного о своём мировоззрении и о том, как оно сформировалось.

Kseona: Здравствуйте. Это один из вопросов, на который не так легко ответить. Мы не всегда и не сразу можем отметить для себя, как на наше мировоззрение повлияли те или иные события, факты или философские школы. Моё мировоззрение формировалось в условиях жизни небольшого города, культурный уровень которого оставлял желать лучшего, как это часто бывает в таких случаях. Для меня было очевидно, что мы приходим в этот мир не только для жизни, выстроенной по принципу власти и удовольствия, а для какой-то более достойной цели. Эту цель я сначала определила для себя как путь к познанию себя и мира, а затем как движение к целостности, центру, смыслу, что по сути отражает стремление к постижению истинной воли. Я решила доверять только своему собственному опыту и со временем обратилась к оккультному Гнозису.

NO: Какова Ваша роль в таких проектах как Касталия и «Abraxas»?

Kseona: Касталия была основана как интернет-проект, посвящённый изучению и проведению сравнительного анализа наследия Карла Юнга, Алистера Кроули и Германа Гессе. Второй целью проекта было выстраивание автономной информационной зоны, в которой происходило

бы общение людей, заинтересованных в символической жизни, и оказывалась бы помощь и поддержка тем, кто делает первые шаги на пути индивидуации и стремится освободить свой дух от порабощения властью системы.

Эта цель очень совпала с моими интересами, и мне захотелось поучаствовать в этом проекте. В настоящее время я являюсь активным переводчиком Касталии, а также выполняю роль координатора Касталии по внешним контактам. Эдакий «министр иностранных дел» : )

Журнал Abraxas — это отдельный проект касталийских переводчиков, который я в настоящее время координирую.

Несколько месяцев назад обладатели авторских прав предъявили Касталии требования снять с сайта материалы Эдварда Эдингера — человека, которого я могу назвать юнгианцем номер один. Поскольку никто не хотел закрытия сайта, мы подчинились этому требованию, но группа переводчиков Касталии отнюдь не хотела, чтобы недобросовестные буржуа наживались на наследии ныне покойного Эдингера, в то время как мы могли бы дать его материалы бесплатно всем, кому это необходимо. Так появился журнал Abraxas. Эдакий «Летучий голландец», не имеющий не только физического воплощения, но даже места размещения в сети. Всё, что нужно сделать для его получения — это написать на Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. одну фразу — «Я хочу получать журнал» — и вы получите его совершенно бесплатно — со всеми ранее вышедшими номерами.

NO: Сравнительно недавно Касталия выступила с инициативой создания единого информационного пространства для переводчиков, работающих с оккультной тематикой. Расскажите, пожалуйста, подробнее о том, в чём заключается инициатива, какие коллективы и переводчики к ней подключились и в какой стадии находится этот проект.

Kseona: Необходимость в подобной инициативе возникла после того, как мы столкнулись с забавным со стороны, но неприятным для всех участников эпизодом, когда три проекта одновременно взялись за один перевод. Это была книга Стентона Марлона «Алхимия и искусство тьмы», в которой очень подробно исследуется символизм Чёрного Солнца. Причём когда мы начинали над ним работать, у Inverted Tree он уже был практически готов. Позднее (и это ещё одна грань возможного сотрудничества проектов) мы договорились с Inverted Tree о том, что издадим и распространим их перевод. Вот ещё один совместный проект: мы используем все наши издательские и информационные ресурсы, чтобы великолепный перевод наших союзников смог обрести воплощение. Поскольку подобная ситуация с переводом могла повториться, возникла необходимость в создании некой договорённости между проектами. Так, например, если кто-то УЖЕ работает или планирует работу над тем или другим текстом — он сообщает об этом мне, и я рассылаю эту информацию руководителям других проектов. Хотя даже в этой ситуации могут быть накладки — они гораздо менее вероятны.

Я думаю что «договор о переводах» — только малая часть перспективы сотрудничества. Уже сейчас существует неформальная традиция помещать информацию об обновлениях наших союзников в цитатник своих блогов, а в информации «О Сайте» Касталия в качестве акта доброй воли добавила информацию (и ссылки) о наших партнёрах. Понимаете — мы стоим на пороге чего-то очень важного, и сейчас, как никогда, необходимо создание той информационной серебряной нити, которая свяжет между собой тех, кто несёт гнозис в своей душе.

NО: Как Вы относитесь к сложившейся на постсоветском пространстве культурной среде? Какая, на Ваш взгляд, роль в её сохранении (или, наоборот, разрушении) принадлежит традиционным и нетрадиционным религиям и другим мировоззрениям и идеологиям?

Kseona: Распад такой огромной державы как СССР, как известно, обнажил и обострил те культурные противоречия и конфликты, которые накапливались десятилетиями, а то и веками, но в царской России и Советском Союзе сдерживались мощной имперской инфраструктурой и авторитаризмом власти. Новые независимые государства в рамках СНГ превратились в зону своеобразного соперничества России и стран дальнего зарубежья. Эти конфликты развивались на фоне общего упадка культуры. Времена были неспокойные, общество, что называется, спусти лось на пару ступенек по лестнице потребностей. Мне рассказывали о том, что в 90-е годы можно было поступить в вуз, даже сдав экзамены на «тройки» — конкурса просто не было, образование ценилось меньше, чем успехи в бизнесе, небольшие музеи и вовсе оставались без посетителей и государственного финансирования. Зато началось так называемое «духовное возрождение» России, как часто называют возрождение Православной Церкви. Христианство тогда на

время стало чем-то вроде модного эксклюзивного бренда. Постоянно увеличивающаяся трудовая миграция мусульман из стран бывшего СССР так или иначе затронула всю Россию, — возникла сеть новых исламских общин. Кроме того, в бывших «мусульманских» республиках СССР

существует пять епархий РПЦ. Таким образом, Православная Церковь сохранила своё влияние на всей «канонической территории» бывшего СССР. Идеология пала и вернулась религиозность. Одну рабскую цепь люди сменили на другую. Вместе с тем в России стали появляться так

называемые нетрадиционные религиозные и культурные течения и различные мировоззрения, просочившиеся, в основном, из-за границы. Если не останавливаться на этом моменте подробно, то в целом, на мой взгляд, сам факт появления подобной альтернативы положительно отразился на культурной среде. Когда человек поставлен перед выбором, это заставляет его задуматься, подробно изучить представленные варианты и осознанно придти к каким-то предпочтениям, а не следовать нелепым утверждениям из разряда «русский — значит православный». Со временем ситуация в стране стала более стабильной, что привело к новому витку развития культуры.

Культура и религия объявляют своей задачей духовное совершенствование человека, но понимание и способы самого этого совершенствования сильно отличаются. Если культура, в основном, направлена на рост человеческой осознанности, то религия требует восприятия окружающего мира на основе веры. Одно исключает другое. Поэтому культура стремится сберечь и передать памятники архитектуры и искусства для последующих поколений, а религия в последнее время желает захватить и использовать эти культурные ценности в своих целях, что, несомненно, разрушает культурную среду.

Показательным примером такого влияния стал недавно подписанный Президентом закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», по которому будут расформированы и отданы под резиденции церковных иерархов десятки музеев, учебных заведений, реставрационных мастерских. Сама постановка закона, на мой взгляд, некорректна. Музейные предметы и коллекции — это не имущество, а культурное наследие. Процесс передачи его церкви представляется как акт возвращения награбленного, но на деле мы отдаём церкви то, что ей никогда не принадлежало, что она не умеет хранить, но умеет уничтожать.

Я склонна считать, что нет религии, которая, получив власть, не попыталась бы ей злоупотребить. Если при этом соблюдается принцип разделения церкви и государства, то такого злоупотребления легко избежать, но если государство позволяет себе образовать с религией болезненный симбиоз — это неизбежно разрушительно действует на обе стороны.

На данном этапе российской истории Церковь интересуют только самые «лакомые» куски культурного наследия. Им безразличны развалины храмов и сельские церквушки. Они требуют себе в собственность хорошо отреставрированные объекты, являющиеся туристическими жемчужинами регионов. Их не интересуют иконы без громкой истории: им подавай фрески Рублёва. А то, что в уже переданных храмах тот же Рублёв коптится свечками, затирается плечами прихожан, чистится мётлами и просто «плывёт» от нарушений влажно-температурного режима — про то, к сожалению, знают только специалисты-реставраторы.

Сейчас многие молчат о том факте, что до революции церковь не была отделена от государства, и после указов Екатерины Великой всё основное церковное имущество — храмы, школы, земли, утварь — находилось на государственном балансе, а священники — на государственном жаловании. За счёт государства всё это обслуживалось и поддерживалось. Ограбленная и лишённая собственности за годы советской власти Церковь — это лишь хорошо выдуманный миф.

Любое общество в процессе развития осознаёт некоторые объекты как культурные ценности, подлежащие изъятию из повседневного обихода с целью сохранения и передачи из поколения в поколение. Для этого и созданы музеи. Если исходить из логики авторов закона, то любое имущество может быть выведено из числа музейных ценностей, потому что всё, созданное человеком, имеет какое-то первоначальное предназначение, но сам факт такого процесса изъятия ценностей по мнению многих учёных — симптом тяжёлой болезни нашей культуры, болезни, ведущей к духовной деградации.

NO: Как Вы понимаете термин «духовность»? Не кажется ли Вам, что в последнее время происходит десакрализация этого понятия, его монополизация нечистыми на руку людьми?

Kseona: Бердяев писал о том, что Дух — это, прежде всего, освобождающая и преображающая сила, а духовность — некое богочеловеческое состояние. Человек, таким образом, соприкасается с божественным и открывает в себе его источник. Поэтому духовность не противостоит душе и телу, она овладевает ими и преображает их.

Вполне логично, что нечистые на руку люди такую силу всегда хотели подчинить и обратить в свою пользу, пытаясь расставить неверные знаки равенства: сначала духовность = идеология, а теперь духовность = православная религиозность. Я уже упоминала об этом так называемом «духовном возрождении». Говоря о духовности, Русская Православная Церковь делает упор на христианскую мораль, которая будто бы способна решить все социальные проблемы современной России. Она призывает к добру, милосердию и справедливости, хотя, с учётом последних событий, сама часто идёт вразрез с собственными призывами. На деле же свободу пытаются заменить ограничением в умах современных людей. Церковная власть всегда стремилась воспрепятствовать свободе мысли и свободе Духа, потому что когда люди придают религиозной вере величайшую важность и признают за Церковью монополию на духовность, видя в ней единственного возможного посредника между Богом и человеком — этим самым «пастырям душ» предоставляется возможность нагнать на свою паству такой благочестивый ужас перед малейшим уклонением от принятых положений веры и даже перед попыткой их критической оценки, что паства не осмеливается и в мыслях усомниться в навязанных ей догмах, ибо это было бы почти то же самое, что связаться с какой-нибудь «нечистой силой».

Меня очень огорчает тот факт, что сейчас более чем в 10 регионах нашей страны вводится школьный предмет под названием «Духовно-нравственное воспитание», что, по сути, всего лишь изменение названия прежних «Основ православной культуры». Это наглядный пример искажения и умаления понятия «духовности» и насильственного навязывания его людям, а что хуже всего — детям, которые могут быть ещё неспособны воспринимать информацию критично и независимо.

Но мы всегда можем и должны противопоставить нашу собственную точку зрения подобной пропаганде и по возможности помогать тем, кто ещё желает и способен увидеть неискажённую действительность, понять и вывести для себя самостоятельно, то есть без посредников, что есть духовность, а не плыть по течению жизни неизвестно куда. В том числе и для этой цели создаются такие проекты как Касталия и Abraxas — дать людям информацию, возможность выстроить систему познания, построить дороги, по которым желающие смогут придти к собственному мнению. Мы не пытаемся присвоить себе монополию на истину и не заявляем об обладании

ею, мы не пытаемся заниматься пропагандой или проповедованием, мы стремимся к свободе от оков стереотипов и негативных проекций, стремимся к целостности, осознанности, духовному росту и всегда рады помочь тем, кто желает того же.

NO: Можете ли Вы дать какие-нибудь прогнозы развития современного общества? Так, как будто Вы делаете расклад в Таро: каковы основные черты ситуации, в чём её причины, к чему всё может прийти, если сохранятся нынешние тенденции, что и как можно изменить и куда должны привести предложенные Вами изменения?

Kseona: Задумываясь о ситуации в современном обществе, я всё чаще вспоминаю выводы замечательного юнгианского писателя, епископа Гностической Церкви Стефана Хеллера. Он сопоставил фазы развития общества с этапами развития сознания, описанными Эрихом Нойманном в книге «Происхождение и развитие сознания».

Первая фаза или стадия связана символически с Уроборосом, драконом или змеёй, глотающей свой хвост. Этот символ представляет изначальное состояние совокупности и автономности, которое существует до рождения сознания или сознательного эго. Эквивалентом исконности, архаичного бессознательного состояния эмбриона, или новорождённого младенца, может быть первобытное общество, в котором человек и коллектив ещё едины.

Следующая фаза — это младенчество и детство сознания. В этот период сознание рождается, но, как и большинство новорождённых существ, оно очень слабо и нуждается в помощи родителей, а главным образом — матери. Это время самого сильного и угнетающего превосходства бессознательного, власти архетипа Великой и пожирающей Матери. Во многих странах эта фаза всё ещё преобладает и сдерживает свободу эго на нулевом или, по крайней мере, минимальном уровне. Примеров множество. Не только исламские страны, но и марксистские страны, что достаточно интересно и парадоксально, где правит материалистическая религия, поскольку марксизм-ленинизм принял роль Церкви, иллюстрируют именно эту фазу. Вся эта идеологическая тирания, по словам Хеллера, — в действительности представляет власть Великой Матери. Достаточно интересно, что такие страны всегда есть государства всеобщего благоденствия, в равной

степени как и тирании. Девиз Церкви — «я — мать, и мать знает лучше всего». К этому вы можете добавить: «И мать проучит тебя, если ты не будешь хорошо себя вести, поскольку она устанавливает правила!»

Третья фаза роста и развития индивидуального психэ и культуры — та, которую Эрих Нойманн именует патриархальным периодом, или фазой Великого Отца. В психической жизни человека эта фаза касается роста власти эго, и последующего господства сознательного эго над бессознательным. В обществе эта фаза проявилась в эпоху Реформации и Просвещения. Теория Нойманна утверждает, что ориентированное на Отца доминирующее эго в патриархальной фазе оставляет человека односторонним и неполным. Важные психические элементы, у которых мо-

жет иметься женский подтекст, были подавлены и пренебрегались. Сознание и эго были переоценены, и иррациональная, бессознательная сторона жизни обесценивалась. Долго блуждая далеко от бессознательной родины, эго в этой фазе чувствует себя подобно лишённому матери ребёнку. Так обратное изменение или переход к интегральной фазе необходим, чтобы восстановить эти забытые психические элементы. Когда давление в пределах эго достигает потребности объединиться с бессознательным, всегда существует вероятность, что это бессознательное содержание не будет сознательно объединено, а взамен пересилит эго и вызовет психический регресс и возврат к фазе Великой Матери. Если сохранятся нынешние тенденции к обесцениванию культуры в угоду религиозности, этот регресс будет неизбежен.

Я считаю, что на данном этапе культурного развития нашей страны именно это и происходит. Сейчас, на мой взгляд, общество стоит перед выбором: либо совершить нелёгкий шаг к независимости и признать свою ответственность, либо вернуться в объятия заботливых родителей.

Юнг говорил на это счёт: «Каждый прогресс в культуре это в психологическом отношении расширение сознания, вхождение в сознание, которое может иметь место только через дискриминацию. Поэтому прогресс всегда начинается с индивидуации, то есть с личности, ощущающей свою изоляцию и сокращающей или берущей новый путь через нехоженую до настоящего времени территорию».

А это значит, что изменить нынешнюю ситуацию «сверху вниз» невозможно, и начинать необходимо с себя, с собственного духовного поиска.

NO: Очевидно, что лишь сравнительно небольшой процент людей по-настоящему способен к свободному духовному поиску, большинство же нуждается в руководстве со стороны религий, моралей, светских законов и т. д. Если бы это зависело от Вас, какие религии Вы рекомендовали бы как оптимальные для существования современного общества, а от каких постарались бы общество по возможности оградить?

Kseona: Я согласна с тем, что этот процент невелик, но очень часто люди, способные осознать необходимость такого поиска, попадают в тиски господствующей религии, из которых не так легко выбраться. Лауреат Нобелевской премии Стивен Вайнберг сказал: «Мир должен пробудиться от долгого и страшного сна под названием “религия”. Учёным предстоит сделать всё возможное, чтобы ослабить тиски религии, и в этом будет наш величайший вклад в развитие цивилизации».

Если бы я могла как-то повлиять на ситуацию, то я бы прежде всего восстановила принцип разделения церкви и государства. Ни одна религия не имела бы статус «официальной» или «государственной», не было бы трансляций религиозных служб по государственным телеканалам и

никакого всеобщего воцерквления и проповедования в школах. Более того, я считаю, что религиозный институт как таковой не должен обладать правом собственности, государственной охраной и прочими подобными привилегиями.

Я считаю, что общество необходимо оградить не от конкретных религий и моралей, а от предвзятого и одностороннего их понимания.

Юнг в Красной Книге пишет: «Можно быть рабом пороков, можно быть рабом добродетели».

Пары противоположностей. Мы найдём их везде J Так вот, я считаю, что рабу пороков намного больше повезло, потому что он способен осознать свою зависимость, понять все её недостатки, бороться с нею и победить её, а вот раб добродетели слепнет навсегда. Он доводит её до абсурда, не понимая, что тем самым обесценивает свою жизнь и свою личность.

NO: Как сочетаются ваши мистико-оккультные взгляды и практики с Вашей гражданской позицией?

Kseona: Я всегда считала человеческую свободу высшей ценностью и признавала, что каждый имеет право на собственный жизненный и духовный путь. В том числе и поэтому среди мистико-оккультных направлений меня привлекает именно Телема.

NO: Как вы определяете основную миссию проектов, которыми занимаетесь?

Kseona: Сохранить символическую жизнь, пройти свой путь индивидуации, помочь и поддержать тех, кто делает первые шаги на этом пути и стремится освободить свой дух от порабощения властью системы.

NO: И напоследок — чего Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

Kseona: Осознанности и честности с собой. Юнг очень любил цитировать фразу из гностического евангелия: «О человек, если ты ведаешь что творишь — ты благословлён, но проклят и нарушитель закона ты, если не ведаешь что творишь»

Юлия Трусова, «Касталийский ключ»

Т.К. Здравствуйте, Юлия. За последние полгода в вашей жизни многое изменилось. Сейчас вы – одна из ключевых фигур Касталии. На вас практически все – переводы, дизайн обложек, верстка и редактура Альманаха «Абраксас», внешние дипломатические контакты Касталии. То есть вы оказались в роли Атланта, ну или одного из трех Атлантов который держит небо на своих плечах. Как вы ощущаете себя в новом качестве? Как эта ответственность влияет на вашу жизнь и ваше самоощущение?

Ю.Т. Рада приветствовать Вас, Тано Корриди. J Действительно, в последние месяцы многое изменилось, но мне с трудом верится, что прошло не более полугода с моего первого интервью и не более года с тех пор, когда я впервые оказалась на собрании Клуба Касталия. Я нахожу все больше подтверждений тому, что время в Касталии течет совершенно особым образом, оно невероятно насыщено, и будто бы способно вместить в себя максимум событий и впечатлений за минимальный срок. Судя по всему, так и должно было быть в стране разума и духовности, явленной нам Германом Гессе. Читая наши новости и обновления, иногда сложно поверить, что все это мы успели сделать всего за месяц, а затем собираемся успеть еще больше. Сначала это кажется удивительным, но затем этот поток охватывает и начинает нести на руках, и даже не замечаешь, как уже переводишь четвертую книгу… J Здесь главное – не оглядываться.

Недавно я нечаянно открыла для себя, что в Греции на горе Парнас, около Дельф существует родник, названный «Касталийским источником» в честь одной из нимф. И вот я читаю в виртуальной энциклопедии такие строки: В Древней Греции Кастальский ключ почитался как священный ключ бога Аполлона и муз, дарующий вдохновение поэтам и музыкантам… Со временем Кастальский ключ стал считаться источником вдохновения. А способность давать пророческую силу ему начали приписывать позднее, когда в фольклоре появились мифы о музах. Кастальский ключ использовался для совершения ритуальных омовений паломниками при посещении Дельф, а также пифией перед началом её прорицаний.

Очень хочется предположить, что Дух нашего проекта дарует вдохновение, подобно этому священному роднику. J

Что же касается роли Атланта, то я себя в этом образе плохо представляю. Я не чувствую, что что-то давит на мои плечи, пусть даже и небо, и мне необходимо его поддерживать, иначе произойдет катастрофа. В конце концов, у Атлантов не было выбора, а я стремлюсь следовать своей воле. Касталия для меня, как и для многих, - великолепная возможность реализовать свои способности и таланты, поэтому я сама скорее держусь за нее, чем поддерживаю. Так может быть это небо, не очень-то нуждающееся в поддержке, дает атлантам такую величайшую силу? J

Т.К. Продолжая разговор о Касталии – как вы видите свою дальнейшую роль в проекте? Считаете ли вы что работу проекта можно было бы существенно улучшить, оптимизировать, как сейчас модно говорить? И если считаете – то какие пути вы видите к этому?

Ю.Т. Не хотелось бы загадывать на будущее, но мне бы хотелось попробовать свои силы в областях, больше связанных с творчеством, начать переводить художественную литературу и больше писать самой, анализируя получаемую информацию.

Я считаю, что наш проект выходит на новый уровень. Не так давно нам было тесно в виртуальном пространстве, а уже скоро мы организуем собственную научную конференцию. Я считаю, это позволит Касталии обрести новую многогранную форму и организовать работу на более высоком уровне.

Т.К. Уже было объявлено, что в декабре Касталия планирует выходить на новый уровень организовав научную конференцию Новый Эранос. Насколько будет успешно это мероприятие трудно загадывать, но какие надежды вы связываете с ней? И планируете ли вы выступать на этой конференции, и если да, то с какой темой хотели бы выступить?

Ю.Т. Прежде всего хотелось бы возродить дух этой конференции, который созвучен касталийскому. Я надеюсь, что он сможет объединить различных искателей истины и деятелей оккультного Ренессанса под своим знаменем. Мы не единственные, кто сегодня трудится во имя знания и духовности. Нашими партнерами выступают многие другие проекты, и это сотрудничество открывает всем нам новые возможности. Работая вместе, обмениваясь информацией, опытом и планами, мы добьемся большего.

Если мне выпадет честь выступить на конференции, я с радостью соглашусь. Хотелось бы поговорить о гностицизме, или попробовать исследовать общие черты гностицизма и каббалы. Этот вопрос серьезно занимает меня в последнее время всвязи с переводом работы по каббалистической психологии.

Т.К. Ваш наиболее известный вклад в культуру на данный момент это перевод книг Стефана Хёллера «Медитации на таро», «Алхимия свободы для современного общества», «Юнг и утерянные Евангелия». Именно благодаря этим переводам, вы получили заслуженное признание в гностическом сообществе. Скажите – как повлияли на ваше мировоззрение эти тексты?

Ю.Т. Книги этого замечательного автора попали ко мне в очень подходящий момент. Во времена перевода «Алхимии» меня увлекали различные общественно-политические настроения. Мне хотелось найти закономерности развития и угасания различных политических систем, сопоставив их плюсы и минусы. Я убеждалась, что каждая из них по-своему уязвима и неспособна разрешить назревший в обществе культурный кризис. Решение нужно искать изнутри, а не извне, и все наши личные ограничения в конечном счете созданы или приняты нами же самими, и поэтому нам никто не мешает их отменить, или четко осознать для себя, почему и для чего мы к ним прибегаем. Стефан Хеллер в «Алхимии свободы» дает простые и убедительные объяснения тех или иных культурных и общественных тенденций, их причины и следствия, достоинства и недостатки. Он проповедует идею бессознательного Бога, который может обрести сознание в человеке и человечестве, если оно начнет стремиться к большей осознанности. Он пишет о том, что наш личный путь индивидуации гарантирует прогресс в обществе, и очень убедительно это доказывает. Эта книга стала для меня открытием, и я стала продвигать его идеи везде, где это только возможно. Его работа «Юнг и утерянные евангелия» предлагает реальную альтернативу отживающим господствующим религиозным традициям. Она разделена на три части – Иная традиция, иная реальность, иные евангелия. Принимать ее или нет – это личный выбор, но я считаю, что каждый человек, заинтересованный в своем духовном развитии, должен быть знаком с гностической традицией, о которой доктор Хеллер пишет просто, интересно и убедительно.

В процессе перевода удивительно вживаешься в идеи автора, особенно если они созвучны своим собственным. Приходится четко отслеживать основную логическую линию и лирические отступления, обдумывать варианты русского звучания текста, подбирать верные синонимы, иногда даже интуитивно. Затем мне становится очевидно, что я держу в голове даже не сам текст, а направление мысли автора в тот момент, когда он писал эту книгу. Некоторые смыслы и возможности понимания текста открываются только в процессе перевода. Я словно переживаю, а не перевожу каждую книгу. К концу работы над третьей книгой доктора Хеллера я даже научилась заранее угадывать некоторые направления его мысли. Это очень увлекает. Если вы желаете понять, как мыслил тот или иной автор, его недостаточно прочесть – его нужно перевести.

Т.К. Нонконформисткие эзотерические круги часто не находят согласие по вопросу отношения к личности Иисуса. Одни, памятуя о тех трагических последствиях для культуры предлагают «сбросить его с парохода современности», другие – напротив, видят ключ к освобождению в гностических наставлениях Иисуса. Как Хёллер повлиял на ваше отношение к этому вопросу – и как для вас Телема сочетается с гностическим христианством?

Ю.Т. Я считаю, что образ Иисуса слишком многогранен для того, чтобы быть запертым в рамках одной только господствующей традиции. Юнг признавал, что значение образа Иисуса для всей культуры в целом трудно переоценить. Хеллер посвящает ему целую главу под названием «от прототипа к архетипу», где рассказывает о том, в каких разных ипостасях представал Иисус до того, как с приходом христианства его пытались низвести всего лишь до исполнителя Божьей воли. Он мог быть и Учителем справедливости, и хранителем тайн, передаваемых лишь избранным посвященным, магом, посредником между человеческим и божественным и т.д. Отказываться от этого образа, веками вдохновлявшего художников и поэтов, было бы неразумно. Гностический Иисус во многом противоположен каноническому. Если сравнить эти образы, то становится очевидно, что изменения были когда-то внесены Церковью искусственно на основе десятков текстов, которые затем стали считать еретическими. Истинное учение скрылось за толкованиями, было намеренно упрощено и извращено. Возможно не случайно, что следы истинного учения Иисуса были найдены именно после наступления Нового Эона.

Т.К. Ваш последний перевод, который появился в ближайшем обновлении знаменует некоторую перемену акцентов – от Гностицизма к Каббале. Скажите – как для вас сочетаются эти направления? В чем они близки, а в чем противоположны?

Ю.Т. Работа Стенфорда Дроба стала для меня неким парадоксом. Стефан Хеллер в своих книгах представляет Юнга как истинного гностика, находит много гностических параллелей в его трудах. Он с гордостью рассказывает о том, как после публикации работы «Гностический Юнг и семь наставлений мертвым» он получил письмо от сына Юнга с благодарностью за то, что он в правильном ключе истолковал произведение его отца. В том, что Юнг был современным гностиком вроде бы не остается сомнений. И тут Дроб в самом начале своей книги объявляет о том, что Юнг был никаким не гностиком, - Юнг был каббалистом. Более того, он считает, что духовное ядро алхимии, на которую ссылался сам Юнг, было изначально каббалистическим. Он утверждает, что видения Юнга после сердечного приступа в 1944 доказывают его глубинную связь с еврейской мистической традицией. Это показалось мне невероятным. Я считала каббалу слишком догматичной дисциплиной, не допускающей альтернативы. Она очень структурирована, говоря нам «все устроено так, и никак иначе». Гностики ставили во главе угла приоритет личного мистического опыта, каббалисты казались мне слишком привязанными к теории. Работая над этой книгой, я убеждаюсь в том, что это не совсем так. Каббала – это не абстрактная теория, это прежде всего действенный метод, - метод анализа, определения и способ обретения динамического равновесия. Дроб также приводит убедительные аргументы в свою пользу, четкие параллели между каббалой и аналитической психологией. Я думаю, Хеллер бы с ним во многом поспорил, и это была бы интереснейшая и длительная словесная дуэль, принимающая немыслимое количество оборотов, как это бывает, когда на поле битвы сходятся два доктора философии. J

Но здесь необходимо объединить противоположности, и получить вывод, что они оба правы и неправы одновременно. Юнг не принадлежал к какой-то единственной духовной традиции. Он ни доли своей жизни не был ничьим последователем в прямом смысле этого слова. Он не шел по чьим-то следам. Как один из величайших умов своего времени, он открывал собственный путь. Он говорил, что должен остаться психологом – «человеком, который понял процесс». И именно благодаря его открытиям мы сейчас видим общие черты совсем разных духовных традиций, мы может трактовать любую из них, используя его методы и терминологию. Он объединил в своем учении не только духовное ядро алхимии или каббалы, - он сосредоточил в нем духовное ядро как таковое.

Т.К. Скажите, есть ли у вас особые пожелания и мечты связанные с проектом Касталия?

Ю.Т. Я очень хочу скорее добраться до текстов библиотеки Эраноса, прочесть и со временем перевести интереснейшие материалы, которые публиковались в сборниках конференции.

Еще, как уже говорилось, мне хочется поработать с достойной художественной литературой. Была идея перевести пьесу Барлаха «Мертвый день», но, к сожалению, не удалось найти адекватного файла.

И, конечно же, я с интересом жду нашей конференции.

Т.К.Скажите, что бы вы посоветовали тем, кто только входят в великий потлач делая свои первые переводы?

Ю.Т. Уверенности в своих силах, не бояться первых ошибок, если они возникнут, и не лениться учиться. J

Члены Клуба о Себе. Переводчик Клуба Касталия в реале Иван Кочетов.

В 14 лет у меня у меня возник интерес религии, я занялся поиском Бога. Искал я его, по правде говоря, в рамках христианской традиции, ни чуть не ставя под сомнение её истинность. И я принялся за изучение Библии. Читал я её не спеша, постепенно, но не подряд, а именно те книги, которые считал реально нужными. Из Библии мне особенно запомнилась Книга Иова, не только потому, что там человек в открытую держит спор с Богом, но и по тому, что читал я её в достаточно тяжёлый для меня период в жизни. Но в мире всё происходит не так идеалистично, как это описано на страницах Писания, и Боженька не явится просто так из-за туч, в миг разрешив все твои духовные противоречия.

Идеалистический инфантилизм в той или иной мере присутствует во всех древних религиях, что в современном мире попросту приводит к бездействию и духовной пассивности. Дело в том, что человек сам должен решить свои проблемы, и духовные в том числе, а не ждать пока его рассудит барин. Отсюда проистекает ошибочное ощущение того, что истина уже найдена и, следовательно пропадает смысл в дальнейших поисках, что приводит к религиозной пассивности и духовному омертвению. Догматика старит, она способна убивать даже самые чуткие, самые фантазийные души. С другой же стороны - эзотерика, которая способна расширить мировоззрение практически до бесконечности, которая естественным образом пробуждает бессознательное и которая способна сделать человека внутренне более молодым и даже избавить от закостенелости и снобизма.

Из всего того, что я прочитал (а я не так уж и много читал, скажем честно) можно выделить три книги, которые в наибольшей степени повлияли на моё мировоззрение. Первая - это "Исповедь" Блаженного Августина, Сёрен Киркегор "Повторение" и особенно Бердяев "Смысл Творчества.

Философия Августина притягивала меня прежде всего своей диалектичностью. В начале книги он поднимает настолько острые вопросы, что читатель уже приговорён дочитать эту книгу до конца в надежде найти на них ответы. И, о чудо! Ближе к концу книги он даёт ответы на эти вопросы. Кроме того, в Исповеди Августин приоткрывает завесу человеческой души, пожалуй впервые в истории западной цивилизации. По правде говоря, сейчас, не смотря на то, что эпоха умирающей римской империи похожа на текущую ситуацию в мире, с его глобализацией и межэтническими конфликтами, его философия воспринимается мной как искусный словесный пинпонг бывшего учителя риторики.

Философия Киркегора очень неоднородна, чтобы что-то о ней писать. То он изъясняется как отрешённый романтик, то назидает как религиозный проповедник, то откровенно стебается над своим героем. Когда читаешь его трактат "О гармоническом развитии в человеке эстетического и этического начал" иной раз чувствуешь себя, если не как на допросе, то определённо как в кабинете психоаналитика. Весь его цикл "Или-Или" посвящён проблеме выбора, которая беспощадно контрастирует с аморфностью и нерешительностью главного героя, который по-сути, является проекцией самого я Сёрена. Так или иначе, эта книга подтолкнула меня к решительным действиям по изменению собственной жизни, дабы меня не постигла участь самого Киркегора, который испытывал несчастную любовь к девушке, которая променяла его на богатого чиновника, что вызвало в нём такой прилив чёрной меланхолии, что он всю жизнь спасался от неё написанием книг.

Бердяев, пожалуй, стал ключевой фигурой, сподвигнувшей меня на внутренние изменения. Его философия молода духом, она провозглашает преодоление и действие, и что не мало важно, опиралась на приемлемые для меня к тому моменту исходные религиозные положения. Я думаю, что если б Николай дожил до сегодняшнего для, он бесспорно, заценил бы тяжёлую музыку, поскольку любил всё то, что выходит за рамки, понимая это как проявление сакральной трансцендентности. Как бы он не высказывался по поводу творческого Христианства, избавленного от рабского и всепроникающего покаяния, его надеждам не суждено было сбыться, поскольку невозможно разом изменить столь древнюю традицию, где давным-давно уже протоптаны колеи, которые будут лишь отпугивать адепта, нацеленного на всё новое. Но есть в его книге, одно положение, с которым я ну никак не могу согласиться - это его уничижительное отношение к женщине. Лично для меня, шактистская традиция поклонения Богине, является куда более естественной, чем мольбы в адрес Великого Отца. К тому же, мужчиной можно стать только рядом с женщиной, поэтому любое женоненавистничество есть проявление древнего подсознательного страха, эгоизма и духовной слабости. Читая Бердяева, надо делать скидку на это.

Ещё одним знаковым моментом в сфере убеждений стало принятие теории андрогина, в противопоставление классической и общепринятой "separate sex". Дело в том, что это не отрешённая от мира абстрактная идея, а наоборот, весьма актуальная и животрепещущая идея для современности. Её ценность для современного общества заключается прежде всего в том, что она провозглашает любовь ради любви, а не ради размножения, тем самым утверждая идеалы Нуит и ликвидируя одно из главных противоречий Христианства, которое формально считает себя "религией любви", сама того не замечая, попирая идеалы любви дешёвым приспособлением к бренности этого несовершенного мира. Урбанизация - это тоже во многом доказывает изначальную андрогинистичность человека, так как в большом городе найти близкого по духу и телу человека гораздо проще, чем, скажем, в маленькой деревушке. Воистину, надо быть слепым, чтобы не видеть, как противоположные полы стремятся на встречу, другое дело, остаётся открытым вопрос, насколько эти процессы позитивны в рамках отдельно взятой личности. Я говорю сейчас о пресловутом гермафродитизме, который часто отождествляют с сакральной андрогинистичностью.

Чего уж говорить, все сферы человеческой жизни постепенно стремятся стать положительными, позитивными и свести к минимуму, либо вообще исключить отрицательный компонент. Что я понимаю под "отрицательностью"? Любая отрицательность, будь то покаяние, смирение, или отдавание долгов есть всего лишь восполнение первоначального состояния, без какого бы то ни было положительного, творческого прироста. Иными словами, следуя пути покаяния и смирения, провозглашаемого Христианством, а конкретно Православием, возможно лишь достичь "духовного нуля", изначального состояния, но никак не вырваться в плюс, в свободное творчество. То же самое можно проследить и в современной психологии. На данный момент существует так называемая "психология лечения болезней", и есть совершенно новая, неосвоенная дисциплина, называемая позитивной психологией, которая призвана реально помочь человеку без каких либо психических заболеваний на его пути индивидуации, и стать внутренне более счастливым.

Были ли мои родители сильно верующими? Я бы сказал, что скорее нет, чем да. Они верили в Бога, но никогда не навязывали мне свою веру; разве что бабушка пару раз водила в церковь причащаться. Честно говоря, "вставило" только первый раз. В дальнейшем мне показалось просто тупо отвечать перед кем-то за то, что я грехом не считаю. В Телеме, например, нет понятия "греха", поскольку Кроули хотел напрочь избавить её от покаянного компонента. То как или иначе, есть такая штука как "рабство", при чём, не у кого-то, а у самого себя, когда человек не следует своей собственной воли. Ещё крайне негативно чувство страха, и прежде всего "страха Божьего" который навязывается Церковью и отцами Христианства.

Знакомство с тяжёлой музыкой стало переломным событием в моей жизни. Дело было в Питере. Я поехал туда в начале января, как раз во время рождественских каникул. Хотелось перемен. А к тому времени я уже был знаком с философией Бердяева, его призывом к сопротивлению любым проявлениям падшести этого мира, и с преодолением, сопряжённым с выходом за рамки. Накануне я прочитал в «новостях» в контакте о том, что мои питерские приятельницы идут на концерт тяжёлой музыки, и решил тоже заглянуть туда. Когда я переступил порог клуба я почувствовал себя «как рыба в воде», атмосфера царила катарсическая. В зале было очень много красивых людей. И вдруг, когда выступала группа-хэдлайнер в битком набитом зале начался слэм, который надолго отпечатался в моём сознании. Он был похож на сошествие святого духа, но был по-сути, инвокацией Хаоса. Но ради непредвзятости моего ощущения и для проверки своей незашоренности, после клуба я решил посетить рождественскую службу в Казанском Соборе. По сравнения с концертом, там всё было адски затянуто и медленно, атмосфера была, как это и подобает в церквях, покаянно-гнетущая, не смотря на праздник. Более того, за три часа хэдбенгинга на концерте я устал в разы меньше, чем за полчаса стояния в церкви. Быть может, кто-то упрекнёт меня за такое радикальное сравнение, но вы мне этим вряд ли что-то докажите.

Но это лишь в моём случае. Вы только вдумайтесь! Сколько несчастных молодых парней и девушек живут в городах, оторванных от благ цивилизации, с глючным или адски дорогим интернетом; где есть какой-нибудь сельский клуб, где вечерами тусят гопники, где из развлечений есть только городское кладбище... Ясное дело, что самые продвинутые из них, кто реально хочет противопоставить себя уничижительно тоскливой безысходности внешнего мира, который напрочь несоответствует их внутреннему, пойдут искать себя в рамках субкультуры.

Философия Юнга, по моему мнению, является одной из самых универсальных систем мысли, когда-либо созданных человечеством. Я надеюсь, что вскоре, во всех ВУЗах историю религии будут преподавать исключительно через архетипы Юнга, поскольку в отличие от сухого атеистического подхода, и однобокого религиозного, концепция Юнга позволяет приблизить и прочувствовать богов, которые по-сути, являются частью нашего бессознательного, его манифестацией.

Я думаю, что ключевая задача человека на пути индивидуации, это стремление противопоставить себя уже сложившейся системе, в которой он вырос, и которая его больше не устраивает; не важно, будь-то родовые узы или общественная мораль. Фишка в том, что любая общепринятость предполагает под собой усреднение и таким образом, девальвацию той или иной сферы жизни конкретной личности.

Я такой человек, для которого высший закон, закон религиозный, имеет очень большое значение. Поэтому, когда я почувствовал, что моё текущее мировоззрение начинает ограничивать моё духовное развитие, я понял, что нужно что-то менять. Как раз в то время я и узнал о существовании такой религии как Телема. Впервые я узнал о её существовании от касталийской переводчицы и просто интересной девушки по имени Хельга, я познакомился с ней на одном блэк-мэтал концерте. От неё же я узнал и про существование Касталии. При первом прочтении Книги Закона у меня возникло впечатление, что скорее всего она это реальное откровение, нежели ловкая фальсификация, причём откровение злого духа, как ни странно... поскольку там были конкретные цитаты с вполне конкретными противопоставлениями и неодобрительными пассажами в адрес "людских богов". Уже потом, общаясь с телемитами, внимательно вникая в текст и изучая комментарии Кроули, я стал постепенно понимать всю глубину его мыслей и рассуждений. По-сути, я считаю Книгу Закона единственным на данный момент реально действующим божественным откровением.

«Любовь согласно Воле» - это по-сути, наивысшее откровение, которое мне известно. Его было достаточно, чтобы уверовать в Телему. На фоне этой цитаты меня мало интересовали каббалистические доказательства Кроули и его нумерология. Например, я думаю, не для кого не секрет, что каждый хочет, чтобы его любили, и это суть наилучшее для человека состояние: любить и быть любимым. Но под видом этого прекрасного чувства могут быть представлены разнообразные его искажения. Например: сердобольная мать может залюбить ребёнка до такого состояния, что он станет мерзкой эгоистичной натурой. Чего не хватало в этой «любви»? Правильно – свободной воли, так как мать относилась к ребёнку как к своей игрушке, как к своей собственности, но никак не к как к свободной, думающей личности, как к микрокосмосу. В Телеме чувство собственничесва – зло.

Мне нравится посещать Касталию. Она интересна мне прежде всего как интеллектуальный клуб, где проходят лекции по самой разнообразной тематике: от люциферианства до христианского герметизма. Основная задача клуба – спровоцировать, или хотя бы запустить, гностический ренисанс в современной культуре. Поскольку, человечество сейчас достигло достаточного уровня развития, чтобы откровения, которые были скрыты от любопытных и на протяжении веков держались в тайне и передавались из уст в уста, наконец, стали доступны для всех тех, кто нацелен на индивидуальный поиск истины, в противопоставление устоявшимся шаблонам массовой культуры.

Я уважаю Атона, не только как основателя Касталии, но и как собственного духовного учителя, который помог разобраться мне во многих непростых вопросах. Касталия – это отличная площадка для продвижения собственного творчества, собственных идей. Меня восхищает целеустремлённость и оптимизм Атона, а также его желание войти в историю, а желания имеют свойство сбываться. Кроме того, меня подчас удивляет тот кредит доверия, который он мне предоставляет. В настоящее время я заканчиваю перевод «Книги Лилит».

Первых христиан можно понять. Их целомудренность являлась вполне здравым противопоставлением себя эротически насыщенному эону Исиды. Но то, во что это превратилось сейчас, не терпит никакой критики. Я убеждён, что во время крещения Руси, в христианство подались самые динамичные, самые прогрессивные люди, а среди тех, кто отстаивал "веру отцов" было очень много духовно инертных людей, которым было просто не под силу разорвать оковы рода. Напротив, сейчас в язычники идут одни из самых продвинутых в духовном плане людей своего времени, которые не боятся верить в других богов, нежели остальные.

Очень важным и животрепещущим, без сомнения, являются все вопросы, так или иначе связанные с сексуальной сферой. Согласитесь, что решать вопросы сексуального характера на базе Христианства, либо каких-нибудь других староэонных религий - это всё равно, что копать ножом колодец. Ясно, что в современную эпоху, эпоху обобщения и синтеза, когда человечество уже решило для себя ряд философских и мировоззренческих проблем, необходимо искать новую религию и новую философию. Этой религией стала для меня Телема и этой философией - философия Алистера Кроули. Она трансцендентная, всепреодоляющая, одним словом такая, что хочется действовать не смотря ни на что.

Совсем не дано я решил поступить в Высшую Школу Астрологии. Причиной этому послужило давнее желание по лучше понять свою судьбу и истинную волю. Пожалуй, это был самый крупный поступок в моей жизни, который был связан с истинной волей, в которой у меня не было и тени сомнения, поскольку я встретил там очень много духовно близких мне людей, и что поразительно, там были телемиты! То есть, в моей жизни начинает появляться то, что принято называть синхронией, что не может ни радовать. Вообще, то раньше всё было настолько плохо, что даже не хочется копаться в прошлом.

Особо хочу сказать о переводческих работах Клуба Касталия. На мой взгляд, самая большая польза от переводов приходится на самих переводчиков, так как по мере работы они сами узнают много нового. С другой стороны, переводы часто выглядят непрофессионально; в частности, иногда имена религиозных деятелей, учёных и названия городов попадают на сайт с ошибками, так как в английском языке их произношение значительно отличается от русского, но это не трудно исправить при соответствующей коррекции. Поэтому очень хотелось бы попросить тех читателей кто будет изучать наши переводы сообщать об ошибках если они вдруг их заметят. Другая проблема заключается в том, что часто приходится иметь дело с переводом переводов, и смысл текста может ненароком исказится. Это не проблема исключительно Касталии, многие известные произведения литературы, написанные на отличном от английского языке, далее переводились на английский, а уже с него на все остальные европейские языки, так как очень трудно и подчас невозможно найти подходящего специалиста, который взялся бы за непосредственный перевод философского или научного текста.

Что касается непосредственно моей работы в рамках проекта, то в данный момент я завершил перевод Книги Лилит Зигмунда Хёрвица. Это интереснейшее, хотя и несколько сложное, междисциплинарное психолого-историческое исследование архетипа Лилит в истории религии на примере истории человека, который на личном опыте столкнулся с этой не соблазнительной и опасной для него фигурой, которая на самом деле являлась его собственной анимой, которая при отсутствии внешней проекции и депрессиях стала приоретать угрожающую для него самостоятельность. Я искренне надеюсь, что прочтение этой книги поможет, если не изменить, то хотя бы многое понять в своей жизни.

Отдел перевода - это то, чем Атон по праву может гордиться, ведь не каждому человеку под силу организовать на добровольной основе столь большое количество людей, которые будут своими переводами приближать оккультный ренессанс. Для телемита же это может быть частью Великой Работы, в которой он вносит свою скромную лепту в борьбу против ветхого, староэонного взгляда на мир. Меня не перестаёт удивлять его оптимистический настой и устремлённость в будущее, и в особенности непреодолимое желание быть запечатлённым в истории. А чем лучше всего запечатлеть себя в веках, как ни книгами? И если свои собственные литературные достижения пока тормозятся отсутствием необходимого багажа знаний и идей, то какое удовольствие представляет воссоздание мыслей известных юнгианских и изотерических мыслителей в русском языке! Пожалуй, это ни с чем ни сравнимый опыт. На данный момент сайт Касталия предлагает своим читателям одни из самых обширных и разнообразных обновлений среди всех русскоязычных сайтов, и я надеюсь, что всё самое главное ещё впереди.

Напоследок я хотел бы ответить словами из Книги Закона: Исполняй собственную Волю, и никто не скажет тебе «нет»!

Интервью Бранимира Паршикова.

Когда мой старый друг предложил мне послушать автора который по его мнению поет «гностический шансон» сперва я был весьма критично настроен. Дескать не бывает такого и быть не может. Но – он принес мне альбом и я начал слушать. Первая же песня – «Евангелие от Макиавелли» поразила меня своей глубиной и многогранностью. Ну а такие песни как «Ибица», «Был» или «Иегова» для меня как для человека весьма склонному к тому что называется «трансгрессивный гнозис», казалось просто громом разрывающим завесу Иалдабаофа. Да-да, и не стоит иронизировать – зачастую правильное использование нецензурной лексики имеет магическое воздействие – шок, разрыв шаблонов, и вот – опыт чистого восприятия налицо. А Бранимир – работать с нецензурной лексикой действительно умеет, что редкость.

Самое интересное, что в который раз сработала синхрония – буквально через 10 дней после того как я впервые услышал его песни я узнал что в Москве Бранимир дает концерт впервые за несколько лет. Там то мы и договорились об интервью, которое вы сейчас читаете.

1) Первый вопрос достаточно стандартный – расскажите о том как вы начали свой творческий путь. Что вдохновило вас на первую песню?

Творческий путь начался достаточно давно. Были опыты и с панк-роком, и с фолком. Было записано штук сорок самопальных альбомов. Но всё это был ученический период - когда творчество прежде всего являлось реакцией на прослушанную музыку и на прочитанную литературу. Осознанное творчество началось в 2005-м году. Пристальное внимание я стал уделять слову. И до сих пор важнейшей составляющей для меня является именно текст. Появились вопросы к Богу, к окружающему мру, начались попытки разобраться в их несовершенстве. Появились первые борзые песни - "Бабка (Никакого Джа)", "Молоко", "Или Или Лама Савахфани", "Сыновья". За песню "Сыновья" я заплатил очень большую цену - но предпочитаю на этой теме не зацикливаться. Лейтмотивом творчество стал "ужас в глазах ребенка, выброшенного в жесткий взрослый мир". И эта тема красной нитью проходит сквозь все мои песни. За эти пять лет вышло официальных шесть альбомов - "Отцвели глаза твои", "Папа, я к Тебе вернусь", "Песни для Мамы", "Евангелие от Макиавелли", "Зелено" и "Лили Марлен". Плюс одно дивиди - "Окраина". Также в сетке можно найти много всяких бутлегов - добрые люди выкладывают.
А насчет того, что натолкнуло на написание первой песни - даже не знаю... Точнее, в упор не помню. Только припоминаю, что мне было одиннадцать лет. Я тогда слушал альбом "Коррозии металла" "Задержите поезд", разучивал первые аккорды на гитаре. Потом как-то прорвало, со всех чакр болты нахрен послетали, написал текст. "В двенадцать лет я из дома сбежал...". Про несчастную судьбу беспризорника, про люк и подвал, про наркоманов - в общем, про всё то, о чем так любят верещать жалостливыми голосами все рядовые дворовые маэстро... Что послужило толчком к творческому самовыражению? Наверное, соглашусь со словами одного умного человека - "началось с удивления". С удивления окружающим миром. Когда выстроенная тобой идеалистическая схема существования не совпадает с общепринятой. И начинаешь думать: а почему так?


2) Продолжая разговор о вашем творческом пути – можете ли вы рассказать наиболее интересные эпизоды из ваших гастролей и творчества?

На гастролях всегда приключается что-нибудь необычное. Четыре года назад в одном городе на концерт зашел пьяный человек с кадилом, начал неистово орать "Христос воскресе", махать своей "дымящейся сумочкой", грозился убить меня. Пацаны его выкинули нахрен из клуба. Нечего тут профанировать. :))) Случаев много всяких было. Например, на квартирнике в Питере отрубился свет. Свет отрубило на всей Петроградке. На одном из концертов какая-то девушка разделась до трусов и легла передо мной на сцене. Круто было) Часто в поезде попадаются попутчики, которые впоследствии становятся героями моих песен. Персонажей для песни "Лили Марлен" я нашел в казахстанском поезде, а прототипом "Жюстины" стала попутчица-эмочка из Ярославля.


3) Сейчас вы становитесь более известны. Скажите – какой вы бы хотели видеть свою публику.

Знаешь, на концерты приходит очень разные люди. В каких-то городах приходят неформалы, где-то - заводчане, где-то - культурологи и местная интеллигенция, где-то - любители бдсм. Нередко можно встретить в зрительских креслах мирно соседствующих гностиков и православных, футбольных хулиганов и писателей, эстетов и пацанов с рабочих окраин. Все они приходят ко мне за знанием. И поэтому для меня все одинаково равны и любимы. Очень люблю, когда публика слушает и нет базар-вокзала.Тогда есть интерес играть. Но это не значит, что все должны сидеть и тупо молчать. Главное, чтобы не перебивали, и чтобы мне не приходилось перекрикивать базарящих людей. Такое, к счастью, бывает крайне редко. А что касаемо облика своей потенциальной аудитории, то я бы очень хотел, чтобы это были ищущие и познающие живые люди. И чтобы он не бухали до талого. А знали меру. И знали, что им вообще по жиз нужно. Как двигаться, куда двигаться. Люди с четко заданным вектором. Волевые и сильные.

4) В ваших песнях звучит откровенно гностические мотивы. Слепой Бог в песне «Был», Яхве как бог-тиран, Ибица как символ мира сотворенного слепым богом. Скажите, все это было исключительно интуитивной инспирацией или вы знакомы с гностицизмом не понслышке? Скажем гностические евангелия, или значение гностицизма как первого религиозного нонконформизма в истории. Насколько вам близки эти мотивы?

Эти мотивы мне близки.

5) Одна из ваших песен называется «Солдат и горбун» (что совпадает с одним из ключевых философских текстов Алистера Кроули) а в ваших избранных видеозаписях есть фильмы Энгера – посвященного 11ой степени ОТО. Скажите – как вы познакомились с наследием Алистера Кроули и каково ваше к нему отношение? Насколько глубоко вы соприкоснулись с Телемой и не приходилось ли переходить от теории к практике?

Я отношусь к Кроули более чем нормально. Несмотря даже на его гомосексуальные приколы. Про Алистера Кроули ещё при жизни много разного говорили. У него была достаточно скандальная репутация. Кто-то считал его фриком, кто-то проходимцем и мошенником, кто-то сумасшедшим наркоманом. Пару лет назад как раз я читал биографию Зверя, написанную Мартином Бутом. Я всегда сопоставляю любое учение непосредственно с личностью его автора. Вот например Бхагван Шри Раджниш: у него в книгах есть правильные мысли, да и сама по себе очень нематериалистическая доктрина. Но сколько у него было Роллс Ройсов и сколько преступлений на него Интерпол повесил? Пиздец же!

Или проще пример приведу - из области литературы. Кроули не был романтиком-размазнёй. Он закалял свой дух и тренировал свою волю с помощью альпинизма. Человек, который покорял горы, имеет право говорить и учить. Кроули был сильным. Но увы, до поры до времени… То, что человек мог одновременно ебать бабу и играть в шахматы, которые стояли в соседней комнате, это уже о многом говорит. О его несомненной гениальности, о его высоком энергетическом статусе, о его железной воле.
Жизнь у Самого Злого Человека на Свете была трагической. Наркота съела его, увы. Эксперимент с Аббатством Чефалу явно провалился. Примерно так же, как программа «Лебенсборн» в гитлеровской Германии. Задумка интересная, а вот реализация в силу ряда обстоятельств подкачала.

По поводу учения Телемы непосредственно. Что мне нравится, так это четко заданный вектор. Человек должен верить прежде всего в себя и свои силы, развиваться самостоятельно. В каждом из нас живет гений. Каждый звезда. Просто в силу ряда обстоятельств большинство людей не хотят в себе эти задатки развивать. Ведутся на всевозможные ловушки Вавилона: навязанные обществом жизненные установки, стереотипы, социальные нормы. Часто родители заживо хоронят в своих детях эйнштейнов, моцартов, рокфеллеров, вангогов, предлагая им пойти по стопам семейных традиций. Человек, который отказался от своей мечты, никогда не будет счастлив. Потому и следачки с прокуроршами синячат по-черному – они когда-то хотели быть балеринами и фотомоделями. Но сами проебали всё, вовремя не проявили свою волю и не сказали: «Мама, иди нахуй! Я не пойду на юридический! Я хочу танцевать!». Ещё раз процитирую свою любимую цитату: «Почему слесаря бухают? Потому что в детстве они мечтали стать летчиками-испытателями».

Учение Кроули просто неправильно поняли. Он говорил о новой ступени духовной и культурной эволюции человечества. Когда будут на свете настолько здравые, развитые во всех отношениях и умные люди, что им нужен будет только один закон. «Делай что изволишь». Но пока до такого уровня самосознания людям далеко… Как писал Ницше: «Если из человека нужно сделать раба, никто его не будет воспитывать как господина»

6) В ваших песнях, есть множество интересных аллюзий на самые разные литературные произведения – начиная от Пруста и заканчивая божественным Маркизом. Скажите – когда вы находите время читать и можете ли вы назвать несколько своих любимых поэтов и писателей.

На самом деле, читаю не так много, как хотелось бы. Времени свободного не так много. И очень трудно так вот сходу назвать любимых. Меня всегда впечатляла поэзия Артюра Рембо. Человек в семнадцать лет умудрился поставить раком всю поэтическую тусовку Франции - всех выебал в уши по полной! Какой там нахрен Пушкин со своим Царским Селом? Нравится Ульрих фон Гуттен, Эразм Роттердамский, Себастьян Брант. Впечатляет Джеймс Хэвок. В диком восторге от произведения Юкио Мисимы "Золотой Храм". Недавно наконец-то прочел "Минет" Стюарта Хоума" - вперло. Остальные романы у него - хрень полная, если честно. Пелевин нравится. Очень мудрый и эрудированный психонавт. Человек-демиург, способный создать любую реальность из ничего. Маркиз де Сад впечатлил именно "Жюстиной". Там на порнуху вообще не надо внимания обрашать. И рассматривать произведение нужно именно с педагогической точки зрения - как хороший учебник жизни, "жизни взрослой". Никто просто так тебе ничего не сделает, потому что ничего тебе не должен - вот аксиома.


7) От литературы плавно перейдем к музыке. Скажите – кого из современных бардов и рокеров вы бы могли порекомендовать нам и нашим читателям?

Много, даже не могу назвать толком. Буду называть, что в моём плэйлисте сейчас. Хронически влюблен в ростовскую группу "Церковь Детства". Самое гениальное, что я когда-либо слышал. Вообще я меломан. И слушаю много всякого. Из отечественных - от Аркадия Северного до Ермена Анти, от "Медведя-Шатуна" до "Резервации здесь", от "Зазеркалья" до "Хронопа", от "Рады и Терновника" до "FPG", от Юрия Щербакова до Гуджи Бурдули. Последнее что понравилось - нижегородская группа Ill!noiz! Ядреная и местами истеричная музычка на стыке авангарда и пост-рока. Из иностранного. В последнее время меня радуют японцы Acid Mothers Temple - ветераны неопсиходелических войн. Их земляк, бард KAzuki Tomakawa - бесноват по-русски до мозга костей. Как Высоцкий и СашБаш. Старенькая бабушка Икуэ Асадзаки. Поёт песенки про птичек и вишенку. Обожаю ее просто. Прусь по Майклу Джире - точнее по его совершенно изумительному проекту Angels of Light. Именно такой и должна быть акустика. Понравился инди-фолк проект Bowerbirds. Девочка с баянчиком, усталый и грустный мальчик с гитарой - песенки очень милые. В Дании есть крутая шугейз-группа The Raveonettes, в Норвегии - Kaizers Orchestra. Во Франции живут Blonde Redhead - тоже очень специфичная инди-группа. Но с прекрасными аранжировками. Там же есть Nouvelle Vague - русско-французский бэнд, прославившийся исполнением латинообразных кавер-версий на постпанковые мегахиты. Кстати, из постпанка с удовольствием слушаю Joy Division и The Birthday Party. Из шестидесятников слушаю The Sonics. И просто обожаю камбоджийский гараж. Есть такая сборка Cambojian Rock. Вот слушаешь-слушаешь, как миниатюрные кхмерочки поют своими кокетливыми кошачьими голосами эти незатейливые песенки - и диву даёшься. Но потом когда узнаешь, что кровавый диктатор Пол Пот их всех мотыгами захуярил - шибко расстраиваешься. Какой же пидор был этот вождь Демократической Кампучии! Такую красоту и мотыжкой по темечку! Ещё люблю даркфолк - но сильно не заслушиваюсь. Отдельные альбомы Current93 и Death in June сильно впечатляют.

«…Касталия – это Тигель. Интервью почетного Касталийца и главы Касталийского отдела переводов Sedric.

Невозможно переоценить ту колоссальную роль, которую сыграл и до сих пор играет Sedric в становлении и формировании Касталии. Фактически, именно с его приходом на Касталию, Касталия перестала быть «проектом одного человека», и обрела ту форму для которой была предназначена изначально. Теперь, Касталия это один из наиболее серьезных информационных эзотерических нонконформистких проектов, регулярно предоставляющей эксклюзивные обновления, по наиболее серьезным эзотерическим, психологическим и нонконформистким традициям.На данный момент 85 процентов касталийских эксклюзивных переводов выполнены им, и как мы видим, на этом он не собирается останавливаться….

1) Для начала - расскажите несколько слов о себе? Ваши философские, литературные, музыкальные предпочтения?

Типологически я - интроверт-интуитив, и это объясняет почти все. Как и все опытные интроверты, я научился хорошо хранить маску. Внутренняя жизнь для меня определяет практически все. Пожалуй, главным философом, повлиявшим на меня, был Ницше. С тех пор он остается сезонным осенним чтением. Он же одновременно и литература, и музыка. В литературе главным писателем для меня остается Пелевин, читанный бесконечное множество раз, и оттого, вероятно, я нахожу в нем совсем не то, что видят в нем обычно. Музыкально - мне всегда нравился Борис Гребенщиков. Но придя на Касталию, я начал его ПОНИМАТЬ, и он стал музыкальным столпом моей жизни. Как бы далеко я не забирался в музыку, БГ всегда высится Иггдрасилем. В нем я нахожу все, что нужно. Тесно к тому же вектору примыкает творчество Мартиэль, с которым я познакомился уже на Касталии. Не представляю, как бы она повлияла на меня, услышь я ее песни когда-то раньше. С другой стороны, все важные вещи происходят вовремя. Ассоциативно Мартиэль и БГ в моем сознании занимают одну полку. То, что мне видится непонятным у БГ, детально раскрывает Мартиэль. Но в то же время Мартиэль несет совершенно отдельную, уникальную тему, голос у нее, образно говоря, свой. Так что теперь Мартиэль для меня - это вифлеемская Звезда, указывающая путь, тогда как БГ остается Осью мира.

Такова формула моих предпочтений: поэты, музыканты, писатели, философы, художники - только те, кто были вынуждены писать, творить, размышлять, чтобы хоть как-то донести послание из глубины, жгущее руки; творцы по принуждению, может быть, пророки.

2) Как вы пришли на Касталию и чем Касталия вас заинтересовала?

На Касталию я пришел с совершенно постороннего форума. В одном из обсуждений там появился Атон, и меня очень удивили его познания. По одной из его ссылок я и перешел на Касталию. Один только заголовок сайта породил желание остаться - ну кто, прочитав Гессе, не хотел сыграть в бисер по-настоящему? Потом, когда я начал втягиваться в атмосферу, я понял, что остров Касталия - это гораздо больше, чем интернет-проект. В некотором смысле Касталия - это кузница нового сознания. Когда-то очень давно из кузницы вышла алхимия; так что частично Касталия - это тигель.

3)На данный момент вы прошли уже немалый духовный путь, более того - можно сказать что вы уже реализовали малую мистерию. Как вы ощущаете себя в этом новом состоянии?

Пожалуй, главным своим духовным достижением я считаю ощущение удаленности от центра, которое появляется, стоит только сбиться с пути. Этот внутренний компас всегда указывает верное направление к Ангелу. Внутренний шепот, сновидения, синхронии - они одновременно тянут за руку и подталкивают в спину. Вероятно, это можно описать словами БГ: "Я знаю, что я иду в темноте. Но почему мне так светло?.."

4)В своей анкете, на вопрос о наиболее антипатичном вам Поэте вы указали Иосифа Бродского. Почему?

Бродский действительно мне весьма антипатичен. Но это очень сложное чувство. Я отвергаю Бродского, защищаясь от него. Мне кажется, что это человек, который очень дорого заплатил за взгляд в глубину. В Бродском все - поэзия, все - через поэзию, все - поэзией. И эти бездны, которые он видел, кажутся мне слишком опасными. Так что мое неприятие Бродского - это самозащита. Я знаю, что для него еще не пришло время.

5)Расскажите – какое значение для вас имеет жизнь и учение Карла Юнга?

Юнг - один из самых непонятых людей прошлого века (думаю, он делит пальму первенства с Кроули). Юнгианство возвращает в человеческую душу смысл. Оно стало ключом ко всем моим переживаниям, мыслям, идеям, предчувствиям, сновидениям, синхрониям - ко всему во мне и ко мне самому. Юнгианство помогает понять, что ничто в человеке не бессмысленно - все в человеке на своем месте и во всем есть жизнь. Неудивительно, что Юнга так плохо поняли - очень трудно заглянуть внутрь и признать: "да, все это я; но сколько же тогда лежит по ту сторону меня!".

6) Ваши «Речи Софии» на удивление похожи на гностическое евангелие «Гром – совершенный ум», но насколько мне известно, когда вы писали этот текст, вы еще не знали об этом евангелии. Это безусловно впечатляющая синхрония, которая наверняка стала для вас большим доказательством сущности «Унус мундус». Скажите – это единственная синхрония в вашей практики, или Синхронии идут достаточно регулярным потоком? Можете ли вы рассказать несколько наиболее ярких синхроний из вашей практики?

Да, “Речи Софии” стали для меня самого потрясением. И действительно, я написал их, зная о евангелии “Гром - совершенный ум” только название. Но эта работа стала только одной из первых серьезных сихроний. Она была чем-то вроде клубка, который потом начал разматываться, искрясь синхрониями и прозрениями. Сейчас присутствие синхроний становится верным указателем направления - признак того, что все происходит “в духе”. Причем сами по себе синхронии углубляются и расширяются, чаще всего затрагивая не только меня, но и близких мне по вектору людей. Это только подтверждает тот факт, что синхрония вообще является глубинным процессом, затрагивающим самые основы мироздания. Синхрония снова сближает бессознательное с внешним миром, размывая грань между тем и другим.

Одна из таких ярких синхроний случилась практически в самом начале практики. В то время я еще только знакомился с основами юнгианства и Телемы. И однажды мне приснился следующий сон. В этом сне я в библиотеке спрашивал у библиотекаря книги по античному христианству. Внезапно в разговор вмешалась моя школьная учительница, которая предложила мне другую книгу. У нее была ярко-зеленая обложка и странное название “Против Элиотта”. Внутри были стихи. Во сне я жутко обрадовался этой книге и забыл обо всем прочем.

Забавно то, что поэме неизвестного мне тогда поэта Томаса Элиотта “Бесплодные земли” уделяется много страниц в книге того же Эдварда Эдингера “Эго и архетип”, которую я тогда еще просто-напросто не читал, но прочитал чуть позднее сна! Поэма о которой идет речь фактически описывает гибель старого эона и предсказывает начало эона нового, и ровно тот же микрокосмический процесс происходил в моем сознании - рождение новой идентичности, выход из бесплодных земель.

7) Предлагаю немного поговорить о Кроули и его учении. Скажите, повлияло ли на вас его учение, и пожалуй самое главное – есть ли у вас практический опыт магических работ по системе которую предлагает Кроули своим последователям? Я имею в виду классические ритуалы – начиная с ритуала Воли и Реш и заканчивая высочайшими ритуалами типа Гностической Мессы.

Телема и Алистер Кроули играют крайне важную роль в моей жизни, сравнимую с ролью юнгианства. К Телеме я пришел через Юнга. Однако нельзя сказать, что я понимаю Телему через Юнга или объясняю ее Юнгом. Телема - глубочайшая и сложная традиция, которая преображает все существо, но к этому преображению нужно быть готовым. Говоря алхимически, без разогревания колбы не удастся выпарить Ангела. Юнгианство и стало таким “разогреванием”, которое сплавляет все существо и готовит к преображению в философский камень. Юнгианская практика подготовила меня к пониманию Телемы, а уже Телема помогла углубить понимание Юнга. Так что теперь они занимают равные части в моем существе. И Кроули, и Юнг дают ключи к одной и той же двери. Между ними не приходится выбирать.

Так магическая практика заняла свое место наравне с анализом сновидений и активным воображением. Я использую все базовые ритуалы, которые можно выполнить в одиночку - Ритуал Воли, МРП, Реш и Звездный Рубин. Надо сказать, что размышление над ними и их символизмом приносит много пользы - всегда есть некая тонкая грань или новый смысловой пласт, которые помогают понять новые истины. Этим особенно отличается Малый Ритуал Пентаграммы, который напоминает швейцарский нож по богатству и сложности смыслов и оттенков. Кроме того, в последнее время активно работаю с ритуалами Звездного Сапфира и Регули, к которым долго готовился.

Поначалу ритуальная работа, хотя и крайне впечатляла, была непривычна. Однако с течением времени регулярно повторяемый ритуал уходит внутрь, и становится лекалом, по которому равняется уже не сознание, а бессознательное. Как пела “Агата Кристи”, “под землей кипит работа, бесы варят позолоту”.

7) На Касталии вы зарекомендовали себя, сначала как великолепный переводчик, а потом как столь же великолепный аналитик снов. Хотелось бы поговорить о вашей первой ипостаси – скажите, над чем вы работаете сейчас, и есть ли у вас некая «долгосрочная программа» относительно материалов которые вы хотели бы перевести?

В данный момент я работаю над несколькими проектами. Во-первых, перевод замечательной работы Ллойда Кентона Кина “LiberABAи MysteriumConjunctionis: сравнение работ Алистера Кроули и Карла Юнга”. Она весьма синхронистичным образом подтверждает тезис о родстве взглядов двух великих посвященных, тезис, ставший одним из краеугольных камней Касталии. Во-вторых, это работа над знаменитой “Экзегезой” Филипа Дика - его легендарным дневником, который он писал в течение восьми лет после того, как в 1974 году пережил мистический опыт столкновения с Иным, преобразившим все его существо.

Работ явно касталийского вектора, нуждающихся в переводе, на самом деле очень много, ведь постсоветское пространство во многом живет в условиях культурной изоляции, и положение начинало выправляться только в последние годы. В моих планах работа над многочисленными трудами по алхимии и алхимическими трактатами, перевод знаменательных работ малоизвестного у нас Ремо Рота, ученика Марии-Луизы фон Франц, о синхронистичности и unusmundus, и многое другое. В целом материалов, нуждающихся в переводе, очень много.

8) Поговорим о сновидениях. Согласно учению Юнга сновидения являются не просто редуктивным отражением прошлого опыта, и даже не просто пассивным восприятием неких «Хроник акаши» коллективного бессознательного, как это часто понимают начинающие юнгианцы. Сновидение имеет активную творческую функцию, оно не просто отражает но формирует, задает вектор нашему будущему.Можно сказать что во сне Самость «корректирует» и «подправляет» Эго. Скажите, можете ли вы привести из своего опыта наиболее интересные случаи «больших» сновидений и их влияния на будущее?

Работа со сновидениями сильно преображает понимание реальности. Сновидение - это действительно не “констатация факта бессознательного”. Сновидение - это активный живой поток, это явление, которое, чем глубже ты в него погружаешься, становится только сложнее и непонятнее. Чем сильнее становится связь эго с Самостью, тем ближе смыкаются бессознательное и мир внешний. Это подтверждает слова Марии-Луизы фон Франц о глубоком родстве материи (материи в широком смысле) и бессознательного.

Такого рода сновидения у меня бывали весьма часто. Сейчас мне даже приходит в голову мысль, что любое, даже самое незначительное на первый взгляд сновидение, содержит неисчерпаемый спектр возможных толкований, от грубо фрейдистских до глубоко мистериальных. И дело здесь заключается в том, что сам процесс толкования основывается на том же самом аппарате, которым конструируется сновидение. Так что любое толкование или амплифицирование только продолжает, углубляет и, наверное, сотворяет сновидение.

Одно из “больших”, мистериальных сновидений, одно из самых главных моих сновидений, во многом повторяло некоторые сновидения Юнга, в том числе его знаменитый сон с многоэтажным домом и глубоким подвалом в нем (об этом сне я тогда еще не знал, ибо не был знаком с “Воспоминаниями, сновидениями, размышлениями”). В этом сновидении я долго шел по темному лесу и вышел к мрачной пещере. Я вошел в нее и попал в подземное каменное помещение, долго блуждал по коридорам, залам и галереям. Чем дальше я шел, тем древнее становились стены. Здесь все было разрушено и заброшено. Наконец я подошел к маленькой комнатке с желтыми каменными или песчаным стенами. Огромная каменная дверь была выломана и валялась рядом. В комнатке было маленькое отверстие, прикрытое плитой с кольцом. Я поднял плиту и начал спускаться по узенькой лесенке во тьму какого-то погреба. Я видел на лесенке чьи-то следы и старался не наступать в них. Неожиданно загорелся свет, и я увидел то, что было скрыто в этом погребе. Слева от меня на древних обвалившихся каменных плитах лежал в сгорбленной, скрюченной позе огромный человек с головой льва. Вся его поза выдавала поражение, смерть. Он был огромного роста, метра три. Он лежал здесь так давно, что успел окаменеть и потерять всякие признаки жизни.

Это сновидение ознаменовало смерть моего старого сознания, во многом даже смерть староэонного сознания и рождение нового мира. Оно запустило крайне важные процессы во внешнем мире, преобразившие мою жизнь. Оно стало одной из “точек невозврата”, которые однозначно и окончательно меняют жизнь.

9) Когда вы пришли на Касталию, вы уже имели достаточно большой базис, и прежде всего в области традиционалисткого знания. Генон, Эвола, Дугин во многом повлияли на вас, так что вы даже создавали свой проект посвященный традиционализму. Скажите, как вам удалось «примирить» традиционалисткий и юнгианский взгляд? Мне кажется что эта тема в интеллектуальном дискурсе современности очень важна и ваш опыт мог бы помочь многим запутавшимся в этих кажущихся противоречиях.

Юнгианство примирило все противоречия. По сути, получив живое переживание нуминозного, я очень хорошо понял слова того же Генона о том, что традиционализм - это по сути “склонность” к традиции, не более того. То есть рассуждение в отсутствии опыта. А нуминозное, как выяснилось, выражения не выбирает, и дух дышит, где хочет. Иногда оно проявляется вне всяких традиционных представлений и концепций, и тогда загонять живой дух в рамки знакомых доктрин окажется насилием и кощунством. Так что постепенно традиционалистский взгляд занял свое место - он стал опорой в тех местах, которые мне не знакомы. Он стал словами об опыте, которого у меня еще нет. Чтобы путешествовать в водах незнаемых, помогают любые карты, даже и не совершенные. А там, где юнгианство открыло двери вольному герметическому ветру, надобности в жестких чужих концепциях уже нет.

Интервью с Сергеем Калугиным

1) Сергей, расскажите о вашем первом духовном опыте, когда вы поняли, что можете писать стихи?

Мне было 16 лет, я жил во время летних каникул у отца (он был лесник) на кордоне в Приокско-террасном заповеднике. Я в то время очень любил Высоцкого, приближалась третья годовщина со дня его смерти. И внезапно у меня в голове зазвучали строчки, которые я как бы не придумал – они появились сами, ниоткуда.

До этого момента я пробовал писать стихи, получалось надуманно, длинно и глупо. А тут сразу был задан такой темп, упругость и качество стихотворной ткани, что я сам ошалел. Из моего жизненного опыта такое владение языком никак не следовало, и я два дня ходил сам не свой и записывал продолжающие появляться строки. Я не работал над текстом, не перебирал варианты, не мог даже представить, что будет дальше, о чём песня и чем закончится её сюжет. Было чёткое ощущение, что я захвачен неким духом, и вся моя задача – молчать, слушать и фиксировать то, что он говорит. Это сопровождалось ощущением полного восторга и восхищения. В результате получилась очень убедительная стилизация в духе зрелого Высоцкого, но я-то был 16-летний пацан. Я далёк от впадения в дурной мистицизм, не думаю (да и тогда не думал), что души умерших склонны развлекаться, захватывая и подчиняя себе волю живых людей, – это глупо.

Да и целый ряд образов, использованных мной в этой песне, никак для Высоцкого не характерен. С другой стороны, вдохновение (а это и была моя первая с ним встреча) всегда сопровождается парадоксальным превосхождением собственных возможностей, и даже если ты зрелый человек и способен контролировать и осознавать происходящее, то обязательно в процессе творчества произойдёт этот удивительный прыжок в неведомое, парадоксальный разрыв, явление непредсказуемого. Это подлинный акт творения из ничего, момент нашего богоподобия. И если он не случился – то будет всего лишь более или менее удачная поделка.

Произведение искусства – всегда дневник инициатического приключения, его структура известна: «Сначала горы – это горы, а реки – это реки. Потом горы – это не горы, а реки – не реки. И в конце – горы – это просто горы, а реки – это реки». Так вот момент, когда горы перестают быть горами (что и позволяет в конце осознать их истинную природу, изначально видимую спящим наяву героем, как обыденное), этот момент всегда приходит как бы извне. Ты сам, из себя, из своего опыта и понимания, при всём желании, такого поворота сюжета бы не измыслил. Тут и случается, что ты пишешь о вещах, о которых не знаешь и знать не можешь, цитируешь книги, которых не читал, описываешь реалии и события, с которыми никогда не сталкивался, и тому подобное.

Но несмотря на очевидную чудесность вдохновения, я ни разу не ощущал, что происходит что-то чуждое моей природе. Поэтому я, по аналогии с «телегой» о хуле на Духа Святого, всегда говорю, что страшную ошибку совершает художник, когда уверяет, что его произведение сотворил он сам (гордыня), но ещё хуже, когда он, ложно смиряясь, утверждает, что сотворил не сам – это гордыня куда более лютая. Кто ты такой, сморчок, чтобы утверждать, что достоин высшего посещения? Так что тему «сам-не сам» следует обходить молчанием, на мой взгляд. Тут место для антиномии.

2) Какая последняя прочитанная книга произвела на вас наиболее сильное впечатление?


Сегодня утром я взялся перечитывать Сведенборга и был потрясён, насколько я его ранее недооценивал.

3) Сергей, читали ли вы «Игру в бисер» Германа Гессе? Согласны ли вы, что в нынешнем бедственном положении духа ситуацию могла бы спасти попытка осуществить Касталию по Гессе? И если сделать скидку на реальность, как бы вы представили осуществление Касталии?

Да, я люблю эту книгу. Но думаю, что любая попытка строить нечто по предложенному другим сюжету обречена, поскольку это затея нетворческая. Мы помним из «Алисы в Зазеркалье», что для того, чтобы остаться на месте – нужно бежать. Если ты хочешь создать Касталию – нужно не Касталию создавать, а творить новое из ничего, вот тогда и будет то, в чём будет жить дух, вдохновивший Гессе.

4) До осуществления мифологической Касталии по всем прогнозам – еще лет четыреста. Но мы создали свой собственный проект Касталии – острова символической жизни. Вам приходилось посещать нашу Касталию и что вы думаете о масштабах проекта?

Ваша Касталия – неплохой пример творческого переосмысления, о котором я говорил. Собственно, от Гессе в нём, пожалуй что, только название и попытка возведения виртуальных монастырских стен вокруг некоего духовно-интеллектуального пространства. Я сам не считаю Юнга и Телему особенно добрым фундаментом, но у вас получается на нём строить – и строить хорошо.
Удачи!

5) Сергей, то, что вы, как христианин, не симпатизируете Телеме – это понятно и логично, иначе и быть не могло, но каковы могут быть претензии к Юнгу и в чем он для вас «недостаточно добрый фундамент»?

Совершено спокойно отношусь к Телеме, а, собственно, к Кроули вообще с большой симпатией. Он очень талантливый человек, я читал его заметки о путешествии по России – не припомню, чтобы кто-нибудь из англичан настолько глубоко прочувствовал православие, например. Он, конечно, намного глубже, чем его медийный образ. Но именно в силу этакой избыточности и карнавальности его таланта я склонен считать все эти енохианские дела, таро, церкви и ордена, им организованные, не откровениями, а хэппенингами. То есть к нему самому у меня нет претензий – дядька творил, отвязывался, как мог, эпатировал и гениальные прозрения совершенно сознательно упаковывал в оболочки невыразимого провокативного бреда. Он близок к Дали в этом смысле. Поэтому мне странно, когда его писания становятся каноном – это всё равно, что на серьёзке устроить церковь Дали, с Дневником Одного Гения на алтаре.

А Юнг тоже очень славный дядька, но, на мой взгляд, недокопал (впрочем, кто докопал-то?) – это не обвинение никак, но были люди, очень убедительно критиковавшие ограниченность его взгляда – тот же Эвола, например. И я скорее согласен с Эволой, чем с Юнгом, как бы ни был последний мне по-человечески приятен и симпатичен.

6) Утверждая, что Эвола – более глубокий исследователь, чем Юнг, как вы относитесь к проявлениям полового шовинизма со стороны самого Эволы? В «Метафизике пола» он делает ряд откровенно антиженских высказываний, сводя женское начало к инстинктивно-биологическому и фактически лишая его духовного зерна. Скажите – эта часть мироощущения Эволы, не допускающая равенства полов, не кажется ли вам ужасающей?

К сожалению, «Метафизику пола» я целиком не читал, много лет назад мне попался в руки отрывок этого труда, опубликованный журналом «Гиперборея» – и один этот отрывок перевернул моё сознание. Но насколько мне видится – Эвола отнюдь не сводит женское начало к биологии. Он лишь настаивает на традиционной иерархии в мире духа («жена да убоится мужа») и фиксирует пагубные последствия нарушения этой иерархии. Вырвавшееся на волю женское начало, затопившее мир своим эротизмом, губит европейскую цивилизацию – ужасающим мне кажется именно это. Речь не о «Высшем» и «Низшем», и природа сакраментального «убоится» не основана на подавлении и страхе. Женское и мужское начало нерасторжимы и только вместе способны явить миру человека. Представьте бутылку вина, где фаллической формы стеклянный корпус есть начало мужское, и можно сказать, что оно держит в подчинении начало женское – собственно драгоценное вино. Такова форма традиционной культуры. Ныне же бутылка разбита, и мы имеем мелкую липкую лужу на грязном полу и хрустящие под ногами осколки. Есть умники, считающие, что это прекрасно – два пола уравнялись, наконец, на этом грязном полу, простите за каламбур. Никчёмные осколки, действительно, равны по степени никчёмности липкой луже, в которой они валяются. Идея равенства полов (и вообще равенства) – идея отвратительная, на мой взгляд. Она отрицает своеобразие и уникальность, отрицает неповторимую миссию каждого.

7) Саня Лонгвиненко узнал о вас с «Касталии» и решил организовать в Днепропетровске ваш концерт. На случай, если кому-то из наших читателей захочется повторить его подвиг, что им для этого потребуется? Вы охотно выезжаете в другие города? Вы играете только в залах или также на квартирниках? Какие условия вы ставите тем, кто хочет пригласить вас?

И я, и моя группа ездим охотно, квартирники я продолжаю играть (в нынешних условиях, по уровню удушливости переплюнувших совдеп, эта форма донесения творчества до слушателя – вещь неизбежная).
Единственное, что требуется – это воля организатора и его готовность идти на возможный финансовый риск. Требования наши просты – строгое соблюдение райдера (необходимой аппаратуры, наличие которой должен обеспечить организатор) и незаоблачный, но реальный гонорар. Плюс проезд-проживание (СВ, пятизвёздочных отелей и чёрной икры мы не требуем, но музыкантам должны быть обеспечены душ, чистая постель и здоровая пища – химических пакетиков и соевых пельменей мы переели в юности). Думаю, вы не усмотрите в наших требованиях гордыни.

Представьте, что вы вызываете хирурга, который должен провести серьёзную операцию. Много ли он наоперирует, если будет ехать в душном плацкарте, по приезде не будет иметь возможности выспаться, нормально поесть и помыться, в качестве хирургических инструментов (пусть он и привёз половину нужного с собой) ему будут предложены ржавые пила, долото и дрель, и, наконец, окажется, что ему заплатят треть обещанного (а он-то рассчитывал, что, вернувшись, сможет заказать на эти деньги в Германии лазерный скальпель)? А мы слишком часто оказывались в подобной ситуации. Благотворительность с нашей стороны – вещь возможная, но это нужно специально оговаривать.

8) Каковы ваши дальнейшие творческие планы? Не планируете ли вы официально выпустить что-то из самых ранних песен (которые некогда были изданы на бутлегах)?

Мы работаем над новым альбомом, рассчитываем начать его писать весной. У меня слишком много сегодняшних забот, чтобы озадачиваться архивами. Так или иначе эти песни доступны, они в своё время прозвучали – и Бог с ними.

9) Есть ли такие русские музыканты, кого вы с удовольствием слушаете в редкие свободные минуты?

Всегда, в любую минуту я готов слушать БГ. Он целебен.


10) Вы читали Фулканелли до того, как он вышел на русском? Дело в том, что в «Короле Ондатра» есть прямые отсылки на Фулканелли: «Мастера советуют нам, говоря метафорическим языком, поймать мистическую рыбу. Вода при том лишается вещества, душа становится инертной, считается, что в результате этой операции человек УБИВАЕТ ГРИФОНА (то есть властителя птиц, поскольку грифон есть наполовину орел, наполовину лев, что указывает на его царское достоинство). Или вот еще характерная цитата – «искусство по примеру Творца должно собрать и выделить. Землю надо умертвить и разложить, таким образом, мы снова возвращаемся к убийству Грифона и ловле рыбы – к отделению огня от земли, тонкого от плотного». Согласитесь – никаких подтасовок – два символических мотива крепко пригнаны друг к другу. Что скажете?

Разумеется, не читал:). О природе такого рода совпадений я рассказал в ответе на первый вопрос.


11) Я слышал ваши комментарии на «Туркестанский экспресс», «Казанову», «Черную Луну» и «Луну над Кармелем». Но «Ночь защиты» – это о чем? Может быть, в этой песне вы напрямую подошли к идее тантрических таинств, святости майтхуны, идеалу соединения духовного и эротического, ибо слишком однозначно читаются некоторые строки… Вы готовы согласиться с такой интерпретацией? И если да, то каким образом самое страшное для христианина табу, страшнее которого просто ничего нет, сочетается у вас с самым искренним и глубоким христианством?

Я воспринимаю христианство как мистическую практику, а не как философско-теологическое учение, слишком зависимое от обстоятельств его появления. Средиземноморские духовные реалии, в которых оно зародилось и закончило своё формирование тысячу лет назад, слишком далеки от нас. В эти реалии можно войти и увидеть всю их красоту, как можем мы войти в средневековый собор. Но, выйдя из собора, мы не узрим органического продолжения той же реальности, как было во времена, когда он только что был построен. Мы не увидим шествие цеха суконщиков, проповедующего доминиканца, крестоносных рыцарей. Мы выйдем из храма и окунёмся в инопланетное бытие вай-фаев, торговых центров и разборок арабской молодёжи с полицией. Попытки сегодня жить и мыслить так, как мыслили тысячу лет назад св.Отцы, отдают идиотизмом ролевой игры. Дело не в том, что они мыслили плохо или неверно. И суть человеческая не изменилась. Как делались тысячу лет назад ключи и замки – так делаются и сейчас. Но тысячелетней давности ключом не открыть немецкого замка последнего поколения, как ни крути:). Одна из черт современности – то, что к нам пришла информация о иных религиозных вселенных, неискаженная предвзятыми трактовками представителей нашей цивилизации. Бесполезно искать у христианских Отцов инструментарий для адекватного обсуждения взаимоотношения духовного и эротического, это всё равно, что интересоваться у крестьянина, чем лучше кормить декоративную крысу. Крестьянин огреет тебя за такой вопрос оглоблей и будет прав. Но крыса – вот она, и кормить её надо, так что никакого парадокса нет.

12) В ваших песнях часто скользят не только западные, но и восточные символы. Допускаете ли вы возможность реинкарнации?

Как сказал на исповеди один католический поп чуваку, которого заклинило на этой теме: «Если Всемогущему Богу будет угодно, он тебя пошлёт на эту землю столько раз, сколько Ему будет угодно. Иди с миром».

13) С чем связано то, что вы, как правило, отказываетесь петь «Посвящение Высоцкому»? Это идеологическая позиция в связи с гностическим духом этой песни, или тому иные причины?

По прошествии лет я вижу не столько достоинства, сколько недостатки этой песни во всех областях – особенно в музыкальной. Поскольку тот же дух, только удачнее выраженный, содержится в моих более поздних песнях – я не вижу нужды возвращаться к опытному образцу.


14) «Какая идея вам ближе – эсхатологический исход, как в Откровении, или вы допускаете рождение чего-то кардинально нового, как это было с появлением христианства в дряхлеющей Римской империи? Иными словами, вам ближе конец времен или смена эпох?»

Вот мчится велосипедист к пропасти на полном ходу – перескочит, не перескочит? Не долетит – будет эсхатология, долетит – смена эпох :)

15) Где можно услышать песню «Гимн» в хорошем качестве?

На нашем следующем альбоме, когда он выйдет.

16) Сергей, скажите, пожалуйста, когда вы писали строку «Это магия рвется из рук, трепеща в переливах Сапфира», вы знали о ритуале «Звездный Сапфир», который в западной магии считается связанным с одним из высших достижений? И если нет, вспомните, пожалуйста, какие чувства вас посещали, когда вы писали эту строку? Что вообще для вас «пламя сапфира»?

Я бредил наяву, как и полагается поэту в 24 года:) «Пламя сапфира» – это ещё семечки, я там же про «распадение сферических тел», не имея ни малейшего представления о Платоне, засадил:).

17) Фридрих Ницше обвинял христианство в крайнем аполлонизме и уничтожении страстей, тогда как русские «символисты от Вячеслава Иванова», напротив, утверждали родство Христа и Диониса, упрекая за аполлонизм самого Ницше. Скажите, ваше христианство ближе к дионисийскому или аполлоническому полюсу?

Знаете, это то же, что и спросить: вам ближе разум или чувства? По ситуации, разумеется! Главное – не перепутать и не впасть в чувственность там, где требуется разумность и наоборот.

18) Кого вы наиболее цените из поэтов серебряного века? Чувствуете ли вы себя своего рода последним продолжателем поэзии символизма?

Давно ничего оттуда не перечитывал. По воспоминаниям.....Зинаида Гиппиус, пожалуй. Продолжателем символизма? Я бы, конечно, предпочёл быть продолжателем Данте, но тут уж... Вам виднее, чего я там продолжил:)))


Интервью проведено с помощью дружеского содействия Сани Лонгвиненко – организатора концерта Сергея Калугина в Днепропетровске.

10 мая 2007

Симбалайн

Автор

High Time for Cymbaline

Симбалайн

Н: Какова ваша цель в жизни?

С: Духовный и интеллектуальный рост как процесс, и просветление как результат. И еще свобода как необходимое условие для существования. Я очень ценю ее и всячески добиваюсь.

Во-первых, свобода от социума. Больше всего меня убивает, что, взрослея, человек идет к свободе - от воспитателей, от учителей, от родителей, а став свободным от них, вынужден большую часть времени и сил отдавать эксплуататорам.

Но главное для меня - это свобода от себя. Ведь мало быть эксплуатируемым, чтобы стать рабом. Рабом становятся, когда подставляют себя под плети ради куска свинины или новых туфель от Кардена. А в этом виноват только сам человек, идущий на поводу у своих низменных инстинктов: наесться впрок, привлечь самца, быть лучшим в стае, чтобы потомство выжило... Современный человек погряз в стереотипах, навязчивых мыслишках и не своих делах. Мне нравится афоризм: "Люди работают на нелюбимой работе, чтобы покупать вещи, которые им не нужны, чтобы произвести впечатление на людей, которых они не уважают". Наше общество потребления доходит до абсурда. Так получилось, что по образованию я - маркетолог. Это навязали мне родители, чтобы я много зарабатывала. И это как во время инквизиции стать инквизитором. Я в этом абсурде участвовать не хочу, поэтому работаю не по специальности. В данный момент - "охочусь за головами", чтобы скармливать их "корпоративным монстрам". Не могу сказать, что в этом я полностью свободна от общества и его пагубного влияния на мои мысли, но, во всяком случае, пытаюсь найти какой-то баланс.

Н: И кто вы в этом во всем?

С: Немного критик, немного участник всеобщего помешательства, но в основном - белая ворона, сторонний наблюдатель. Живу своей жизнью и живу так, как хочу. С точки зрения социума, я, наверно, ведьма и прожигательница жизни. Хотя, глядя на меня, никто не верит - природа наградила меня невинной внешностью!

Н: Как вы попали на Касталию?

С: Очень просто - я набрала в поисковике два слова: "Таро" и "архетип". Когда я прочла описания карт на Касталии, то была просто поражена - мало того, что это были карты Кроули - именно те, что использовала я, так еще и описанные с точки зрения аналитической психологии, которой я увлекаюсь. Карты - это изображения бессознательного, я поняла это сама, прочтя только "Книгу Тота". В Интернете я читала про Алистера Кроули, но все было не то, никто не связывал его с Юнгом и архетипами. Мне уже начало казаться, что все это - моя выдумка. А тут такое!

Н: Почему вы выбрали колоду Тота? Считается, что начинать лучше с колод попроще…

С: Когда только решила узнать что-то про карты Таро и начала выбирать себе колоду, я наткнулась на "Книгу Тота" и увидела изображение этих карт. Я их просто узнала "в лицо"… Застывшие, но, тем не менее, динамические картинки, которые я уже видела когда-то в своих галлюцинациях.

Н: Что вызвало ваши галлюцинации? У вас были состояния, близкие к безумию?

С: Да, пожалуй, были. Дело в том, что н. "точка сборки" у европейского человека слишком закреплена. В границы его реальности входит только материальный и социальный мир. Мне повезло - я уже родилась с такой точкой сборки, которая постоянно плавает туда-сюда - в мир фантазий, видений, образов. Если оперировать терминологией Юнга - я - интуитивный интроверт. В моей семье все атеисты, но когда мне прочли пару строчек из Библии, я уже знала, что Бог есть. Так я и жила с этой уверенностью. Позже я спокойно приняла реальность психического. Я верю в это настолько, что мне даже скучно читать доказательства существования нематериального мира. Но все же чего-то не хватает для соприкосновения с ним, поэтому я искусственно расширяю границы сознания.

Да, я согласна с двадцать вторым стихом Книги Закона Кроули и с Тимоти Лири тоже согласна. Хотя сейчас я понимаю, что все это бесследно не проходит, но меня бы здесь не было, если бы я не сдвинула свое восприятие настолько далеко.

Было время, когда я открыла в себе способность видеть и общаться с духами леса, деревьев, ветром и просторами. Потом я ходила по кладбищам и общалась с духами умерших. По большому счету это был метод свободного воображения, только практиковала я его под воздействием.

Многое удалось испытать, но и отдать тоже немало. Тут сколько получаешь, столько же и отдаешь - энергии, эмоций, кайфа и страдания. И если долго это все практиковать, начинает казаться, что, либо сходишь с ума, либо умираешь от неизлечимой болезни. В результате - одни шифры с паранойей.

Недавно я решила завязать со всем этим, так как видела здесь источник всех своих психологических проблем. Сейчас я пришла к выводу, что от своей теневой стороны никуда не денешься. Мало того, даже вредно себе что-то запрещать, потому что вытеснение - это не выход, обязательно вылезет. Поэтому я и действую соответственно - по принципу "редко, но метко".

Так вот, все то, что изображено на картах Кроули я встречала в своих длительных полетах в астрале или где-то там, на той стороне…Я купила колоду и книгу, и начала изучать. Каким-то образом я параллельно узнала про архетипы Юнга и сразу поняла, что это одно и то же. С тех пор и пошло - почитаю "Книгу Тота", почитаю "Шесть архетипов" и так до бесконечности - по несколько раз одно и то же… Через год я поняла и дошла до всего этого. Смогла анализировать сны и находить в них уже более конкретные образы тени, анимуса, мудрого старца… Не просто их отражения на фоне идиллических картинок природы, а те, которые оказывают реальное влияние на мою жизнь, способствуют моему развитию, или наоборот, затягивают в болото.

Сегодня я взяла в руки "Книгу Тота" и поняла - я знаю ее практически наизусть. Теперь у меня весь книжный шкаф заставлен Юнгом, Каббалой в разных видах и мифологией, а вначале я не понимала ни одного слова. В данный момент я читаю "Словарь славянской мифологии" и надеюсь вскорости составить соответствия славянских богов и сфир с путями для таблиц 777. Интересно, что скажут после этого славянофилы-антимасоны, эти жалкие ничтожные личности?

Н: Что означает слово Cymbaline?

С: Это название песни Pink Floyd. Само слово ничего не значит и передает желание автора срифмовать что-то с фразой "high time", что можно перевести, в том числе, как "время кайфа". Кроме того, само слово похоже на "symbolize" и на "Цимбелин" Шекспира.

До недавнего времени я была ярой поклонницей группы Pink Floyd. Можно сказать, с них все и началось. С первого прослушивания они открыли во мне огромную тягу к психоделике, полностью насытить которую мне удалось только спустя много лет. Параллельный мир бессознательного, в который, как оказалось, можно заглянуть, прекрасен и ужасен одновременно. Парни из Pink Floyd точно пробовали, и это существенно отразилось в их творчестве.

Еще я обожаю Led Zeppelin, для меня было приятной неожиданностью, что Джимми Пейдж - член О.Т.О… Впрочем, их текста очень мифологичны, а музыка таит многое из народного творчества, так что нечего удивляться. Ну и певец Элис Купер мне нравится, как сказал мой суженый - сатанинский рок.

Русский рок я начала узнавать лишь недавно, когда мне уже надоело все западное. Мне больше всего нравится "Крематорий" - у них есть особый драйв. С подачи Атона я вдруг открыла глубочайшие бездны в творчестве "Наутилуса" и БГ. Правда, музыка БГ немного напоминает мне шарманку, поэтому я слушаю только некоторые его песни, а Наутилус - это то, что нужно.

Н: А что вы читаете из художественной литературы?

С: Всю жизнь хотела прочесть "Уллис" Джойса, но понимаю, что еще не доросла до него, так же как и до Майнрика, Сартра и Камю… Гете я читала когда-то в детстве, но мало что поняла. Мне кажется, что мне нужно изучить еще кучу всего, чтобы понять, о чем это. Из Гессе читала "Игру в бисер". Это было пять лет назад, и я прочла ее, потому что это была любимая книга парня, в которого я тогда была влюблена (и именно он открыл во мне тягу к интеллектуальному росту). И хотя, как по мне, у Гессе очень сухой стиль, он не может не вызывать во мне уважения.

Последний автор, который покорил меня в самое сердце - это Достоевский. Я преклоняюсь перед его проницательностью, умом и умением передать настроение человека, близкого к сумасшествию (когда точка сборки плавает во всех направлениях). В своем последнем трипе мне было явлено понимание всей трагичности и бессмысленности существования человека. Достоевский в этом плане очень мне близок - особенно я ценю его "Идиота" и "Преступление и наказание". Личность этого писателя сильно впечатляет меня - был патриотом и революционером, а столкнувшись лицом к лицу со смертью, когда его чуть не казнили, понял, что главное - душа, а все остальное "суета сует".

Еще я люблю Оскара Уайльда за его остроумие и совершеннейшее принятие теневой стороны личности, Набокова, за его владение языком, Гофмана за символизм, Гомера за голос древности в его поэмах, Гоголя и Бажова за мистицизм! Из современных поэтов мне больше всего нравится Николай Рубцов - глубоко духовный и, опять же, полусумасшедший человек… Из беллетристики мне нравится Стивен Кинг. Кроме того, что он король эмоционального напряжения, он еще и тонкий психолог - очень точно описывает состояние героев в критических ситуациях. Ну и особенный мой фаворит - американский фантаст Клиффорд Саймак - его идеи просто восхищают своей свежестью и гуманизмом (последнего так не хватает в современном искусстве!).

Н: Как вы относитесь к О.Т.О?

С: До недавнего времени меня все это немного пугало: сказывается христианское воспитание в католической церкви и хорошее знание Библии, которую мне преподавали в университете. Кроме того, я по натуре законченный теоретик, поэтому я долгое время не понимала магию - зачем это - надевать мантию, вызывать, изгонять - лучше сесть, почитать - и все станет понятно? Но потом я попробовала, и действительно почувствовала прилив жизненно-важной энергии. Поэтому я, может быть, вступлю в О.Т.О со временем. Меня крайне интересует ритуал посвящения. Думаю, если я пройду инициацию, передо мной откроются совершенно другие возможности.

Н: А был ли у вас опыт участия в групповых магических ритуалах?

С: Да, и это был замечательный опыт. С киевской группой практикующих мы решили отметить Осеннее Равноденствие. Отправились не куда-нибудь, а на Лысую Гору, что само по себе очень знаменательно! Репетировали, пожалуй, раз семь. Жара стояла невыносимая, так что кроме солнечной энергии чуть не получили солнечный удар.

Наконец мы начали. Мне показалось, что во всей Вселенной есть только одна эта вершина холма, на которой мы стояли. Я действительно чувствовала себя одним из элементов (водой), и число четыре казалось фундаментом мира. Нам выпала карта Перемены.

Еще накануне я нашла мертвую бабочку "павлиний глаз". Я принесла ее домой, но потом она стала сохнуть и с утра перед ритуалом я ее выкинула.

И вот сразу же после ритуала такая же точно бабочка села на карты Таро... Наверно, можно считать случай с бабочкой символом "гармоничных" перемен!!! Перемен от пустого теоретизирования в одиночестве к магической практике в группе единомышленников. Когда в окружении есть похожие люди - всегда легче. Перестает удивлять собственная уникальность!

Н: Как вы относитесь к Атону?

С: Этот человек очень много знает из того, что я тоже хочу узнать. Когда я читаю его работы, я просто в восторге. Со своей целеустремленностью он далеко пойдет.

Конечно, есть вопросы, в которых я с ним не согласна - я же не обезьянка, чтобы только кивать и улыбаться. Например, я не понимаю вот этих вот разделений на "избранных" и "рабов". Понятно, что есть дураки, а есть больно умные, однако - как чукчи (!!!). Но называть одних рабами, а других избранными не стоит, по-моему. Так как все это суета и тлен, а мы такие песчинки в вечности, и удивительно вообще, что мы до сих пор существуем. Глупо считать себя избранным перед лицом Великого и Ужасного Бога, посреди этого муравейника и мясорубки. Есть такая притча: один монах спрашивает другого, есть ли разница между тем, кто понял закон Будды и между тем, кто не понял. Второй монах отвечает: разница есть для того, кто не понял. Кто понял - не разделяет.

И потом, меня немного коробит, когда он слишком уж ругает христианство. Конечно, в руках алчных и гордых "духовников" эта религия превратилась в абсурд (гореть им за это в геенне огненной!). Как, впрочем, и все, что становится достоянием власть имущих, для управления безликой толпой. Но наверно, не даром все это было - и недаром предыдущий эон назывался Эоном Осириса (убитого и воскресшего!!!). Кроме того, что в этом учении есть своя мудрость и свое просветление, это прекраснейшая иллюстрация ценностей предыдущего эона - пожалуй, даже лучше, чем, например, колода Таро Уэйта. Да и вообще, все пророки истинны!

Н: Нам известно, что вы поэт, пожалуйста, процитируйте то, что считаете своим лучшим произведением?

С: Самое удачное произведение? Трудно быть собственным критиком. Пожалуй, я прочту самое свое любимое стихотворение. Его я написала частично под влиянием Касталии:

Иду дорогой собственного сна

Вокруг ни зги, и все погасли окна,

Но знаю я, что в мире не одна

Из-за Луны над тополем высоким.

Разбросаны по разным городам -

Сегодня все мы смотрим на светило

И многое, пожалуй, я отдам

За это чувство общности и силы.

У призрачной Луны двойное дно,

Она таит непознанные лики,

Увидеть их - не каждому дано,

Но мы-то знаем, как туда проникнуть.

На темной стороне ее весь мир,

Как будто отражаясь в зазеркалье

Мгновенно оказался невидим,

Но мы уже дописываем карты.

Полузагадки-полуадреса

Без выгоды вручаем мы друг другу

И четче слышим эти голоса,

И ярче видим сквозь туман и вьюгу.

Мы встретимся на темной стороне,

Ночную тьму свечами прорезая,

И вместе погуляем по Луне,

Теперь уже себя осознавая.

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaroклассические баннеры...
   счётчики