Ключ к магическому имени

Ключ к магическому имени

Есть три времени, и в этом великая тайна. Первое время – это время линейное. Претендующее на то, чтобы быть единственно реальным, по сути, оно не более чем иллюзия, что подтверждается отсутствием каких-либо сущностных категорий, которые могли бы стать критериями.

Второе время – время циклическое, представляет собой главную оккультную тайну. В сущности, реально только оно, и оккультное знание находит свое подтверждение в открытиях новейших физиков. Союз Юнга и Паули, «дао физики», Фритьофа Капры, принцип неопределенности – линейная концепция времени оказывается повержена не только мистиками, но и учеными.

Два времени, два мира. Мало кому известно, что между ними есть третье время – время магическое. Оно – отражение циклического времени во времени линейном, подобно тому, как луна и звезды отражаются в спокойной глади озера. Именно в магическом времени живут теурги, маги и художники. Когда я говорю о художниках, очевидно, что речь не идет о тех плоскостных художниках, чьи творения лишь продукт их невроза. Таковых во всех направлениях искусства абсолютное большинство. Я же говорю о тех немногих, кто становится проводниками символа, чьи творения – подлинный мост между линейным и циклическим, временным и вечным. В прошлом Гете, Гессе, Майринк, Манн, некоторые из русских символистов; в настоящем – Гребенщиков, Арбенин, Рада. Всех не перечислить, повенчанные с вечностью, истинные художники становятся проводниками сокровенного символа, делая его осязаемым. Так ли уж случайно, что слова «йога», «религия», «символизм» имеют один смысловой корень – «соединяю», «вместе спрягаю»?

Истинный художник обладает властью не только спрягать таинство в своей душе, но и через дитя брака его души с вечностью даровать возможность спряжения тем, кто прошел этап предварительного очищения и готов вместить в себя Слово.

Именно по этой причине Алистер Кроули – величайший маг истории человечества, честно признает, что истинный Художник во многом стоит выше Мага. Но таковых художников слишком мало.

Впрочем, все сказанное выше было лишь предисловием к одному важному вопросу: с чего начинается переход из времени линейного во время магическое? О Художниках здесь нет смысла говорить, ибо, как правило, они изначально живут в магическом времени, а вот мы, Маги, проходим свой путь.

Немало копий было сломано в дискуссиях о том, когда мы можем говорить о начале пути Мага. Я рискну предложить свою двойную версию – путь зачинается с того момента, когда индивид принимает второе имя – имя магическое, а рождение происходит тогда, когда осознается экзистенциальное ядро, архетип некогда выбранного магического имени.

Именно с принятия магического имени в силу вступают законы времени магического, даже в случае, если они еще не осознаны индивидом. Отныне внешний и внутренний мир начинают организовываться в соответствии с принятым именем, стремясь отыграть тот мифологический паттерн, который лежит в его основе. Привычная линейность и дифференциация пропадают, и вечные архетипы начинают танцевать свой потрясающий воображение танец, и те совпадения, которые начинают происходить, в процессе этого танца способны убедить даже самого закоренелого скептика.

Совершенной иллюстрацией этого положения является роман Густава Майринка «Зеленый лик», где показано, как судьбы конкретных персонажей отыгрывают законы тех имен, которые они взяли. Линейная жизнь обретает четверную грань, иное измерения, и совершенно обычные жизненные события отныне преломлены в контексте магического времени. Очевидно, что принявший имя Ипполит едва ли будет счастлив в любви, а Прометей едва ли сможет поладить с авторитетами. Но внешние события – лишь верхушка айсберга, отражающая влияние магического времени. Главным является то специфическое переживание единения в вечном возвращении, невыразимое в словах.

Но прежде, чем говорить о сущности второго магического имени, нам следует достаточно четко определить то, что им не является. Ведь вторые имена используются не только магами, и далеко не всегда второе имя является магическим. Я выделяю три варианта альтернативного имени, которое не является магическим: псевдоним, кличка, ник. Необходимо кратко коснуться этих трех проявлений.

Псевдоним человек берет, если он по каким-то причинам испытывает потребность в конфиденциальности, либо его реальное имя и фамилия вступает в диссонанс с тем родом занятий, в котором он себя реализует.

Кличка выбирается не самим индивидом, а дается ему извне. В случае удачного попадания она намертво закрепляется и становится вторым именем. Но за исключением особых прецедентов (которые будут обсуждаться ниже), кличка всецело принадлежит к линейному времени, и даже если индивид с ней идентифицирован, она отражает в себе только социальную сферу, персону, двухмерное пространство, впечатанное мелом в асфальт.

Ник отличается от клички тем, что индивид берет его сам. Ники стали распространены с популяризацией интернет-общения. Характерным признаком ника является его вторичность, «виртуальность» по отношению к родовому имени. Очень часто никам свойственна нереалистичная пафосность, несоразмерность, что отличает их от подлинных магических имен, точно так же, как позолота отличается от высокопробного золота. Трудно найти хоть один Интернет-форум, где бы не было своего Люцифера, который при личной встрече обычно превращается в лютика. Впрочем, бывают исключение, когда и магическое имя оказывается связано с тем, что данный конкретный маг является креатурой, одной из эманаций данного божества (это великолепно описано в другом романе уже упомянутого Густава Майринка «Ангел западного окна»).

На мой взгляд, стремление брать виртуальные имена, по сути, является бессознательным стремлением к индивидуации, выходу из линейного времени в магическое. Но из-за недостатка развития индивидуальности это стремление остается л нереализованным и бессознательным. Хотя мне известны случаи, когда то, что вначале было не более, чем ником, впоследствии оказывалось потенциальным магическим именем, которое прорастало во время магическое.

Чтобы понять суть вопроса, обратимся к истории. В самых первых обществах инициация была обязательна для каждого члена племени по достижению взросления. Через инициацию индивид, до этого находящийся в замкнутом кругу семейного бессознательного, через символическую смерть и воскресение умирал как «сын своей матери» и рождался как полноправный член племени, коему отныне даровалось новое имя, которое можно назвать именем племенным.

Но существовала и вторая инициация, которая в большей степени проходилась на внутреннем плане, и её внешние проявления были гораздо более суровы, чем в инициации взросления. Этой инициации подвергались наиболее развитые члены племени, которые становились шаманами. И только в финале второй инициации шаман получал свое сущностное имя, которое мы можем определить как магическое.

То, что человечество в своей «цивилизованности» утратило инициации взросления, является одной из самых больших потерь. Различные ритуалы входа – от посвящения в первоклассники, до приема в партию – являются бледной тенью ритуалов, связанных с инициацией взросления. По этой причине абсолютное большинство человечества продолжают быть невротически фиксированы на семейном бессознательном, одним из самых ярких последствий чего является так называемый «эдипов комплекс», открытый психоаналитической школой Фрейда. В этом отношении сама по себе тенденция брать вторые имена может быть оценена, как прогресс, однако к магическому имени это отношения не имеет.

Одно из характерных свойств магического имени проявляется в том, что не человек выбирает имя, но имя человека. Именно поэтому достаточно смешно звучит совет брать только «позитивные», «счастливые» имена, которые в перспективе обещают счастье, любовь и новые коньки в придачу. Но поскольку не мы выбираем магическое имя, а магическое имя – нас, то любая попытка «выбрать» имя, исходя из интеллектуального расчета, будет заведомо лишена успеха. Законы эвклидовой геометрии упраздняются на уровне геометрии Лобачевского, а законы линейного времени не работают применительно к времени магическому, и всякие попытки их смешения искусственны и обречены на фарс и пародию. Так, если человек с душевной природой Атиса назовет себя Аресом, это едва ли закрепится за ним, как и наоборот. Мне известно несколько примеров подобной несоразмерности, когда у всех окружающих будто стоит незримое табу обратиться к конкретному Магу по выбранному им же имени.

Если ценой входа в магическое время должны быть страдания, связанные с архетипом, эта цена должна быть заплачена без сомнений, и торгашество здесь неуместно. Но истинное магическое имя, напротив, исходит из каждого слова, каждого ритма человека. Вам очень повезло, если вам удастся почувствовать суть чьего-то магического имени, ибо в этом случае вы обретаете особую власть-связь с этим человеком, и в некотором смысле его инициируете. Выше я писал, что, как правило, приходящее извне – это лишь кличка, но никак не магическое имя, однако из этого правила бывают исключения. Человек с достаточно развитой интуицией может прочувствовать вибрацию магического имени конкретного человека и, ненавязчиво дав ему это имя, обрести совершено особую власть-связь с этим человеком.

Недоверчивый наблюдатель подумает, что подобное невозможно и, чтобы проиллюстрировать сказанное, я приведу один любопытный пример. Один мой хороший приятель по своей душевной структуре напоминает мне Атиса, это видно в его особенной манере общения, стиле, совершенно особенной энергетики «вечного юноши», которая от него исходит. Однажды за чаем я, он и еще одна женщина вели беседу, которая вышла на тему магических имен. Мной было сказано, что каждый человек, принявший магическое имя, неизбежно будет отыгрывать тот мифопаттерн, который связан с этим именем. Я уже готовился подойти к интеллектуальной игре и назвать то имя, которое, на мой взгляд, ему могло бы подойти, и, если бы оно закрепилось, некоторая власть над его путем мне была бы обеспечена. Это не является властью в профаническом смысле, то есть, скажем, возможность заставить человека делать то, что ему неприятно, но, скорее, гораздо более тонкая нить, которая выражается в глобальных, но не локальных категориях. На жизненном плане сохраняется полная сепарация, но на плане метафизическом ваша самость начинает взаимодействовать с самостью другого человека, как бы определяя узловые точки его пути. Правда, всегда следует помнить, что этот процесс диалектичен, и некоторые влияния будет испытывать и тот, кто назвал имя.

Так вот, когда я думал, как бы произнести заветное слово – «Атис», мой собеседник в ответ на мою реплику сказал: «А я не отыграл свое имя». «Какое имя?» - заинтересованно спросил я, и тут он прочитал свое стихотворение, где в финале было названо имя – Атис, после чего некоторое время я пребывал в изрядном шоке – он уже знал свое магическое имя, хотя предпочитал его не афишировать. К сожалению, даже участникам этой истории я не могу доказать, что знал имя до того, как оно было озвучено, ибо единственным доказательством тому был персонаж моего незаконченного художественного романа, который почти целиком списан с реального героя и который в определенной точке повествования сравнивается с Атисом.

Приводя этот эпизод, я не нарушаю этику, поскольку под своим магическим именем он неизвестен практически никому, следовательно, я не разглашаю ничьей тайны – мой собеседник останется иксом, даже если читающий лично с ним знаком под его родовым именем. В конце концов, интуитивная способность видеть магические имена дана далеко немногим. В свою очередь, я хочу сказать, что мне известно около пяти не менее впечатляющих фактов, связанных с влиянием магического имени на судьбу его носителя, и интуитивным прочувствованием магического имени до его озвучивания. Однако эти истории более конкретны, связаны с конкретными людьми, поэтому по этическим соображением я оставлю их в тайне. Могу только сказать, что некоторые из этих случаев по убедительности нисколько не уступают описанному Майринком в «Зеленом лике» - магическое время имеет свои законы, которые так же незыблимы, как и законы физического мира.

Наконец, приведу свой пример, благо о себе я могу сказать практически все. Впервые я взял свое магическое имя, скорее, как ник, для участия в одном виртуальном сообществе. Впрочем, как показали дальнейшие события, не я выбрал имя, но имя меня. Я понятия не имел, что Атон – это египетский бог солнца, и взял это имя исключительно по аналогии с персонажем фантастического романа Пирса Энтони «Хтон». Смыслом этого имени было заявление миру, что я единственный, кто осознает свой эдипов комплекс, тогда как остальные пребывают в неведении. Что поделать – мне было тогда всего 16, и этому возрасту свойственен наивный максимализм восприятия.

Примерно через три года я узнал о египетском происхождении своего имени. Я был изрядно удивлен, поскольку никогда не интересовался Египтом, считая его страной мертвых, и ни о какой своей связи с этим пантеоном и не подозревал. Затем в 20 лет, в точке кризиса, я вижу сон, где я вхожу в египетскую усыпальницу для мумий и оказываюсь в пяти комнатах, расположенных в форме пентаграммы. Пентаграмма – древнейший символ магии и основное оружие Мага, была показана мне за четыре года до моего магического становления (которое подробно описано в другой статье). Наконец, когда я принимаю Телему, я узнаю, что телемитский пантеон тесно завязан на пантеоне египетском, одной из основных тем традиции является поклонению солнцу, и именно из Египта произошла тайная мудрость. Надо сказать, я изрядно был удивлен: имя, взятое исключительно из декадентской экзальтации, оказалось, предопределило мой путь задолго до того, как я мог это осознать. В своей жизни я не раз пытался взять другие имена, но они были лишь искусственным привнесением, которые достаточно быстро отмирало.

В заключении я хотел бы коснуться темы взаимоотношения между родовым и магическим именем. Эти взаимоотношения далеко не так просты, как может показаться, и порой весьма мучительны, недаром в одном из кефланов Кроули назвал это «кошмаром близнецов». В этом отношении существуют две противоположные ошибки. Первая ошибка выражается в некотором пренебрежении магическим именем по отношению к имени родовому. Ошибочность этой позиции очевидна – в конце концов, есть риск полного выпадания из магического времени. Более тонкой опасностью является и скрывать свое магическое имя. Хотя существует представление, что тот, кто знает ваше имя, имеет над вами власть, и, как было показано выше, это представление имеет под собой свои основания. Однако при условии открытого магического имени это почти теряет смысл, ибо эту самую власть может получить лишь тот, кто способен прочувствовать суть вашего имени, да и то это влияние несколько отличается от представлений линейного времени, скорее, речь идет о знании. Однако открытое использование магического имени имеет главное преимущество – оно позволяет глубже «закрепить» связь со своим центром – архетипом, который представляет вашу суть, и пребывать в магическом времени.

Не меньшей ошибкой является и пренебрежение к родовому имени, которое столь же чревато сложностями. Как мы знаем из аналитической психологии, все имеющее отношение к психике не может быть безвозвратно уничтожено – оно либо трансформируется, либо вытесняется в бессознательное, где, будучи неосознанным, обретает большую власть. Чтобы проиллюстрировать это положение, я расскажу один известный мне эпизод. Некий интеллектуал-Маг, чье магическое имя известно практически всему рунету, крайне не любил называть свое родовое имя, считая его чуть ли не оскорблением. «Я прежний умер, я новый родился», – такова была его позиция. Когда я единожды пообщался с ним, меня наполнили дурные предчувствия относительно него, которыми я поделился только с близкими друзьями. Как оказалось, мои опасения были полностью верны. Вскоре он стал уделять внимание не интеллектуальным или магическим штудиям, а политике, национализму, имперским идеалам и пр. Многие недоумевали, что произошло с ним, тогда как на самом деле все был весьма очевидно – после долгого напряжения кошмар близнецов подошел к своему финалу, и его родовое имя, со всеми человеческими амбициями (а он и вовсе презирает слово «человеческое») вышло из подсознания и уничтожило имя магическое. Увы, такое тоже бывает.

Как показывает мой опыт, идеальным сочетанием является равновесие между родовым и магическим именем, хотя я достаточно хорошо понимаю, что легче сказать слово «равновесие», нежели его реально достичь. Но надо стремиться.

Я хорошо понимаю, что данное исследование ни в коем случае не претендует на исчерпывающее, и я лишь открываю тему, которую, надеюсь, достойно поддержат другие.

Другие материалы в этой категории: « Комментарий к Исрафель Сексуальная магия »

JL VK Group

Социальные группы

FB

Youtube кнопка

Обучение Таро
Обучение Фрунцузкому Таро
Обучение Рунам
Лекции по юнгианству

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики