Вторник, 06 июня 2017 20:29

Том Кавали Воплощая Озириса Глава 3 Сбой в Матрице.

 

 

Том Кавали

Воплощая Озириса

Глава 3

Сбой в матрице

Вначале была Огдоада, восемь богов, связанных с четырьмя принципами творения: Вода, Невидимое, Тьма и Бесконечность. Нун, бог воды, создал первобытный океан. Атум, саморожденный бог, возник из Нун в виде кургана. Оплодотворив сам себя, он сотворилл пару разнополых богов – Шу и Тефнут, богов воздуха и влаги, соответственно. Нут, богиня неба, и Геб, бог земли, были рождены от их союза. Когда Геб разозлился на Нут за то, что та проглотила звезды, их детей, вспыхнул конфликт. Шу разлучил Нут и Геба. Легенда гласит, что два этих бога затерялись, странствуя по просторам вселенной. И Атум отправил свое Око на их поиски. После того, как они нашлись, Нут захотела иметь детей, но Ра воспротивился этому. Тут вмешивается Тот, и при помощи его магии Нут рождает пятерых детей; Осирис является ее первенцем.

Мы многим обязаны египтологам за удачно скомпонованный материал из весьма убедительных фактов, позволяющих описать историю происхождения мифа об Осирисе. К сожалению, большинство египтологов, кажется, совсем недооценивают той тайны, которую представляет собой Египет; признание мистических амбиций, а также опыта фараонов и жрецов идет вразрез с современной эмпирической наукой.

Ученые до сих пор спорят, является ли эта мистерия обычной романтической выдумкой, либо Египет на самом деле был мистической культурой, изобилующей культовыми практиками, магическими ритуалами и прочими системами по достижению трансцендентного опыта. Египтолог Хорнунг решительно заявляет, что «египтяне никогда не уступали соблазну найти в трансцендентности происходящего способ освободиться от всякого рода несовершенства, разобщения своего «Я» или попросту слиться с мирозданием, став его частью.» Но невзирая на сказанное, он все же «просит снисхождения к существующим нестыковкам.»1 Чуть позже сам Джереми Найдлер, писатель и философ, в главе под названием «Возрождение древнеегипетского мистицизма» говорит: «Было бы вполне уместно допустить, что мистические тексты, связанные с путешествием в мир мертвых, для человека, все еще пребывающем в мире живых, применялись для погребальных целей. Но сами же тексты, определенно, описывали опыт живых, а не мертвых. Вот почему они являются мистическими.»2 Я предоставлю ученым спорить и дальше, а сам расскажу вам историю, которая, как мне думается, раскрывает любопытную и таинственную концепцию. Начнем повествование об Осирисе с его мифологической предыстории, а именно, как возник Египет и каково было его представление о мире.

В самом начале был Нетер, мир, который можно было бы истолковать, согласно Баджу, как «наблюдение, святость, божественность, священность или отстраненность, обновление, сила, влияние, твердость, защита, всемогущество», а, возможно, попросту как «богов». Как было отмечено ранее, египтологи школы символизма рассматривали Нетер как «причинные силы», чьи атрибуты олицетворяются богами. Но даже наряду с символической интерпретации изотерических писаний мы должны внедрить их в реальность. Принято считать, что коренные жители, населявшие додинастический Египет, были дикарями, и что какие-то разумные расы людей, - возможно, дравиды или беребры – пришли на эту землю и создали Египет, который на протяжении веков правил миром. Джон Энтони Уэст, как и многие другие до него, описывает период, когда "Египет находился под властью Нетер, а потом столько же по времени Египтом управляли жрецы Шемсу Гор (так называемые «Последователи Гора»), формируя Египетскую цивилизацию на протяжении примерно тридцати пяти тысяч лет.3 Нам остается гадать, существовали ли на самом деле эти и многие другие боги. Кто-то верит, что такие прославленные боги, как Осирис, Сет, Гермес Трисмегист, некогда ходили по земле.

Другое определение Нетер, которое мне нравится больше, исходит от немецкого египтолога Генриха Бругша и содержит в себе, по его же словам, как латинское, так и греческое понятие natura, по всей вероятности, однокоренное с нашим словом nature (природа). Согласно Бругшу, Нетер является олицетворением «живой силы, которая производит и создает вещи в их постоянной цикличности»; она же дарует им новую жизнь и возвращает им их молодость и энергию.4 Это определение не очень разнится с греческим корнем physis, который обозначает то, что происходит, растет и развивается», или с латинским корнем natura, который обозначает «ту, которая будет производить на свет».

Это понятие не только созвучно природе, оно также напоминает то, что Юнг в своей терминологии называл психологическими богами, то есть архетипы. А ведь действительно, архетипы характеризуются «регулярной повторяемостью» и активизируются, когда мы вживаемся в них. А раз так, то феномен эннеады, то бишь ближайшие родственники Осириса, представляет собой архетипы коллективного бессознательного. Следовательно, любые средства по повышению уровня информированности, как и чтение данной книги, очевидно, производят на них такой же оживляющий эффект, как и на читателя. Здесь, я полагаю, мы делаем важный шаг, приближающий нас к воплощению Осириса, а именно, - будь внимателен богу, и он не оставит тебя без доброго участия. Дорога к бессознательному - это не улица с односторонним движением; напротив, это живая часть психики, которая по-своему, на своем таинственном языке отвечает на все, что происходит в нашей сознательной жизни. Создавая образ утраченного бога, мы оживляем древнюю память, и в этом отношении Осирис как будто психически воскресает и возвращается к жизни.

Западники, конечно, обычно придерживаются другого мнения о богах. Возможно, рассматривая эволюцию христианского бога, мы как-то забыли, что мы возносим ему молитвы не только в угоду своих нужд насущных, но и чтобы добавить хоть какую-то толику витальности в его божественность. Вспомним слова Абта из 1 главы о том, что архетипам «свойственно постепенно появляться и затухать». В наших силах восстановить связь с архетипической реальностью, и мы, в свою очередь, тоже возрождаемся в данном процессе.

Первые архетипические боги, известные как Огдоада, были впервые упомянуты в Текстах Саркофагов около 2000 лет до нашей эры. Эти боги, сгруппированные в четыре пары божеств, по одному мужчине и одной женщине в каждой, являлись персонификациями четырех основных качеств – Воды, Пустоты, Тьмы и Бесконечности, - которые образуют существующий мир.

Нун и Наунет – Вода

Амон и Амаунет – Пустота

Кук и Каукет – Тьма

Хух и Хаухет - Бесконечность

Они представляют собой функции психоида, которые являются изначальными структурирующими принципами, придающими форму всему психическому и физическому существованию. Изучая миф об Осирисе с алхимической и психологической точек зрения, мы раскроем процесс формирования современной психики. Мы увидим, как сменяющие друг друга столкновения и противоборства, в конце концов, станут причиной переломного разделения, которое способствовало формированию психики и ее компонентов - сознания и бессознательного. Далее мы станем свидетелями творения хорошо знакомых нам архетипических сил, таких как эго, тень и женское начало. Подобно многим другим мифам, история творения, которая представляет нам среду, в которой возник Осирис и все его семейство, берет свое начало от воды.

Все сущее, боги, демоны и люди выходят из Нун, безграничного, изначального океана существования. Мы можем представить себе этот океан как матрицу тьмы, скрытое, беспредельное водное пространство, которое служит источником сознания. Фрейд был совершенно прав, описывая бессознательное и бурлящие внутри него настроения, как нечто «океаническое». Нам не дано знать, сколько просуществовал Нун, поскольку не было и времени, которым можно было измерить его протяженность – он просто существовал. Воды Нун священны и всесильны. Из этой драгоценной жизни берут свое начало многочисленные мифы, символы, священные ритуалы и религиозные обряды. Это святая вода, aqua permanens алхимиков и вода, которая превращается в кровь Христа в католической мессе. Осириса часто символизировала чаша или золотой кувшин, содержащий воду из Нила; сосуд для алхимиков имеет такое же важное символическое значение, как и его содержимое.

Сотворенный мир начинает свое существование, когда Атум сливается с богом солнца Ра, чтобы создать изначальный холм из собственной слюны или семени, что представляет собой внутренние «воды». Атум и Ра – солнечные божества, и вместе под именем Атум-Ра они символизируют заходящее солнце, намекая на вхождение сознания в дуат. Считается, что Тум и Атум – это один и тот же бог; оба их имена означают «завершение» или «законченность», что предполагает окончание безграничности Нун. Эта независимая сила дополняет Нун, и Атум-Ра изливает из себя Шу и Тефнут, тем самым способствуя текущему процессу творения.

Атум-Ра вызывает их появление на свет путем самооплодотворения через собственный рот, странный образ, напоминающим нам об уроборосе. И хотя это действие выглядит отвратительным, оно содержит в себе глубокое символическое значение. Подобно кругу, который формирует свою основную конструкцию, одна из его дуг представляет собой восхождение, или эволюцию сознания, тогда как нисходящая дуга символизирует упадок, или инволюцию сознания. Этот процесс демонстрирует самовоспроизводящуюся силу бога, также как и непрерывный цикл трансформации. Алхимики считали, что низшие, неблагородные металлы поглощались благородными металлами из серебра и золота; так, уроборос олицетворяет непрерывное преображение вселенной.

В Древнем Египте этот образ ассоциируется с более грубым и зловещим образом. В ряде текстов Позднего Периода существуют разные отсылки к «Змею в Первобытной Тьме». В Текстах Саркофагов мы находим высокомерное описание процесса творения путем аутофелляции. Змей восклицает:

Он (Пребывающий в Духе) сотворил вселенную тем, что совокупился с собственной рукой и в упоении извергнул семя. Я изогнулся и обвился кольцами, словно змея. Я один нашел приют средь его колец. Слова эти вышли из его собственных уст.5

Следовало бы добавить, что в этом любопытном акте сотворения мира змеей - существом, которое мы, западники, привыкли считать чем-то низменным и гадким, - особый интерес вызывает последняя строчка, так как в ней соединены животворящее слово и семяизвержение. Во многих мировых религиях звук, вибрация и слова – это тот самый инструмент, который создал ex nihilo (из ничего – прим. перев.) идею, которая проложила себе дорогу в современную физику. Змея как созидательница обычно изображается в виде уробороса, «пожирателя хвоста», и в то же время олицетворяет собой Нетер бесконечности. Эти кольцевые образы и повторный выброс отделяемой внутренней жидкости являются символическим изображением живительных вод Нун и играют значительную роль в цикле смерти и возрождения Осириса. Этот Змей Тьмы есть первобытная модель Бога, и поскольку египтяне верили, что Атум, в конце концов, снова обратится в змея, перед нами Бог, существующий как в начале мира, так и при его скончании. «Через миллионы лет после того, как созданный мир хоть как-то будет обозначен, хаос, царивший до творения, снова вернется; и лишь извечный бог (Атум) и Осирис пребудут ‘в одном и том же месте’, более не разделимые ни в пространстве, ни во времени». В конечном итоге, все, что останется, это только эти два бога, ныне преобразованные «в другого змея, которого люди не знают, а боги не видят.»6

Атум-Ра творит богов Шу и Тефнут из воздуха и влаги соответственно. От этого союза рождаются Нут (Небо) и Геб (Земля). Согласно Текстам пирамид, Геб приходит в ярость, когда узнает, что Нут проглотила звезды, то есть их детей, и Шу вынужден разлучить их. Отделение богом Шу земли и неба (Геба и Нут) стало вторым по величине космогоническим актом после первоначального отделения Атума от Нун, равным которым больше не происходило. И теперь стало достаточно места для рождения человеческого существа и сознания, алхимическим образом состоящего из важнейших элементов жизни: тепла, влаги и воздуха.

Другая, более психологическая трактовка этих событий повествует о том, как Нут очаровывает Шу, и по этой причине между Нут и Гебом происходит раскол. А по другой версии данной истории, Нут и Геб так влюблены друг в друга, что Шу – великий разделитель – вынужден был разлучить их, и в результате земля и небо стали отдельными частями мировой экологии. Для каждой из этих версий общей является тема любви, а вместе с ней и желание воссоединения. Любовь, вопреки всему существующая между Нут и Гебом, заставляет их бесконечно стремиться друг к другу. Поэтому на крышке саркофагов очень часто изображали Нут, а на днище - Геба; закрытие гроба означало воссоединение неба и земли. После разлуки Нут простирается над землей в виде телесного купола, едва касаясь земной поверхностями кончиками пальцев рук и ног; по ее телу солнце совершает за день свой жизненный цикл от восточной кромки горизонта до его западного предела. Она это небо, вмещающее в себя все остальные божества в виде звезд.

Рис. 3.2 Нут, Геб и Шу

В то время как Нут изгибает свое тело, чтобы сформировать небосвод, Геб удерживает землю под нашими ногами. Геб часто изображается, выполняющим некий кувырок, что предположительно может означать вращение земли, эта идея противоречит устаревшему верованию в то, что египтяне считали поверхность земли плоской.7 Как бы то ни было, Нут и Геб создали мир способным поддержать жизнь человека. И опять мы видим полную инверсию того, что касается половой принадлежности богов. Обычно мы говорим, Мать-Земля, Отец Небесный, но у египтян все было наоборот, и для них это было истинно.

Человек (remetj) был создан, когда Нут и Геб сбились с пути, блуждая по этому новому миру. Мы понимаем это так, что даже боги ошибаются и соскальзывают назад в бессознательное. И все же великий бог Атум-Ра приходит им на помощь. В этой космологии показана серьезная логика. Нут и Геб больше всего тяготеют к плоскости земной реальности, которые способны заманить в свои ловушки сознание эго, что введет его или ее в заблуждение. Атум-Ра представляет собой высшую силу архетипа Самости. В то время как эго вовлечено в земную реальность, Самость является всеохватывающим архетипом сознания и бессознательного. Одна из самых сложных задач индивидуации заключается в выравнивании этих двух могучих энергий психики – эго и Самости.8 Атум-Ра отправляет свое Око на поиски Нут и Геба. Око Ра олицетворяет всеведение, психологически понимаемое как орган, позволяющий нам видеть божественное. По возвращении Нут и Геба Ра восклицает: «Я пролил слезы…; так на свет появилось человечество.»9

Путем разделения Нут и Геба Шу создает атмосферу, которая отделяет небо от земли, наглядно демонстрируя разграничение. Разделение (separatio) сопровождается формированием как мира физического, так и мира психического. Дифференцированное сознание свидетельствует о значительном развитии личности; с точки зрения алхимии оно представляет собой новое и более совершенное поколение сознания. Все ключевые моменты процесса индивидуации усиливаются путем сепарации, поэтому, чтобы стать целостной, интегрированной личностью, мы, прежде всего, должны раздвоиться.10 Этот акт сопровождается дифференциацией, которая действует изнутри, дабы создать еще более усовершенствованные аспекты сознания. Душа – вот хороший пример дифференциации, особенно в случае с древними египтянами, которые верили, что у каждого человека есть девять душ. Каждая из этих душ несла определенную функцию (см. главу 9). Пока же я хочу упомянуть лишь об одной из этих душ – о сердце, поскольку на данном этапе изучения мифа, когда люди начинают населять мир, мы впервые сталкиваемся с проявлением эмоций.

Сердце считалось обиталищем разума. Оно было источником страстей, настроений и чувств. И содержание их было не просто сентиментальным, но и обладало мудростью, которая была на службе у человека как в реальном, так и в потустороннем мире. По этой причине во время мумификации сердце оставляли цельным. Как и любой вид разума, функция чувствования требует развития; чем более совершенна и рафинирована функция чувств, тем большей палитрой чувств обладает человек.

Подобно тому, как мы различаем разум и интеллект, египтяне двояко характеризовали сердце, одно обозначает орган, обеспечивающий циркуляцию крови, тем самым превращая тело в цельный, живой организм, а другое (haty) служит передатчиком ощущений «индивидуальности, осознанности и личной идентичности.»11 Для египтян сердце haty было божественным разумом. Как центр разума, сердце обладало своей собственной истиной и хранило в себе всю память о прошлых поступках, хороших и плохих. Поэтому люди опасались, что сердце haty могло разоблачить их грехи перед Осирисом в Зале Великого Суда. И дабы предотвратить ужасные последствия несправедливого осуждения и предательства, люди стремились защитить свое сердце, читая защитные заклинания. «Взывая к Сердцу», живая душа восклицала:

Каким бы богом ты не был послан, прочь от меня! Если ты пришел, чтобы забрать се внутренности все содержимое моего человеческого сердца, ты ничего не получишь… Это сердце мое и только мое. И его точно у меня никто не отнимет! Я Гор, что пребывает в сердцах… Мой страх покинет меня и не задушит, покуда я под защитой отца своего Геба и матери моей Нут. Я не совершал никаких гнусных поступков против богов, я не утратил свою честь, о чем и заявляю в своей клятве.12

Эта разумность проявляется на протяжении всего мифа об Осирисе, особенно в любви, которую он питал к своему народу, в преданности его сына Гора, а также верности Исиды и Тефнут. Легенда гласит, что Осирис и Исида были влюблены друг в друга, когда еще находились во чреве матери. Они биологические родственные души, чья любовь помогла им преодолеть все трудности, а, возможно, даже и смерть.

Возвращаясь к мифу, мы видим, какой вселенский пузырь образовался в водах Нун из-за разделения Нут и Геба. Вся разумная жизнь возникает из его недр. Существующий мир, ограниченный сверху богиней Нут и снизу – Гебом, образует нижний мир. Прекрасные картины Долины Царей изображают Нут в виде неба, а Шу, находясь между ней и Гебом, представляет атмосферу (рис. 3,2). Эта сцена призвана помочь нам в дальнейшем различать богов и даже людей, но для того, чтобы на свет появилось будущее потомство, необходимо преодолеть первое препятствие.

Ревнивый Шу (иногда Ра) заявляет, что его дочь Нут никогда не будет рожать, ни днем, ни ночью. Нут в расстройстве обращается к богу Тоту, магу-ловкачу и умоляет его быть ее поверенным в этом деле. Зная, что Хонсу, лунный бог, – заядлый игрок, Тот приглашает его поиграть в шашки. Хонсу проигрывается в пух и прах. С каждым проигрышем бог луны отдает часть своего сияния, пока в качестве последнего спасительного средства он не ставит на кон весь свой свет, и снова терпит поражение. Новая луна свидетельствует об этой окончательной утрате. Получив достаточно света, которого хватило бы на пять дней, Тот отдает их Нут, тем самым пренебрегая приказом Шу. В особые дни Нут приступает к рождению пятерых богов, и в мир приходят Осирис, Исида, Сет, Нефтида и самый младший Гор. И вот перед нами пантеон богов, известный как эннеада (хотя Гор и не является частью эннеады, в конце мифа играет забавную роль):

Атум-Ра

Шу и Тефнут

Нут и Геб

Осирис, Исида, Сет, Нефтида

В первой главе я отметил, что 365-дневный календарь появился, когда фараон издал указ о том, что пять дней следует добавить к 360-дневному календарю, учитывая времена года, чтобы разливы Нила можно было прогнозировать с надежным постоянством. Здесь, однако, мы имеем дело не с приказом фараона, а с историей, которая дает нам представление о возникновении календарных измерений. Время рассматривалось не мистически и даже не астрологически, а как миф, представляющий богов, которые приходят на помощь человечеству, дабы создать цивилизованное общество.

Присутствие добрых богов с их господством над разными землями и временами года принималось куда охотнее, нежели какие-либо указы. Но не только это замечание позволяло людям предвидеть разливы Нила, теперь Осирис и его родственники вступают в этот мир, каждый из которых готов принести свою лепту в процесс постепенного улучшения творения. В частности, их появление в существующем мире ознаменовало переход от власти богов и зависимости от них к личному участию индивида в управлении своей жизнью и смертью. Умение возделывать землю означало, что люди отныне могли прокормить себя и, как уже говорилось, отказаться от привычки поедать человеческую плоть. Эта вновь обретенная независимость знаменует начало личной автономии и развитие индивидуальной психики. А вместе с ним начинается медленный, постепенный процесс превращения богов из внешних трансцендентных божеств во внутренние архетипы; так что наряду с физическим миром также существуют скрытые элементы психики, по праву занимающие свое место.

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики