Вторник, 03 октября 2017 00:11

Том Кавали Воплотить Озириса Глава 9 Смена богов

Том Кавали

Воплотить Озириса

Глава 9

Смена богов

После мумификации Осириса его душа поселяется в преисподней. Несмотря на то, что Сет отныне правит Египтом, он все еще беснуется. Он отправляется на поиски младшего сына Осириса, Гора. Исида спрятала мальчика в папирусном тростнике, но, помешанный на мести, Сет находит его. Потом Сет оборачивается скорпионом, и пока Исида молит Хонсу о помощи, скорпион нападает на ребенка и убивает его. Неспособная оживить своего сына с помощью магии, Исида обращается за протекцией к Тоту. Тот предсказывает, что Гор возродится в образе птицы Бену, и что после недолгого пребывания в дуате он вернется на землю здоровым, невредимым и готовым выполнить свое предназначение. Тем временем в дуате Гор сообщает своему отцу о злоумышленных действиях Сета. Впервые Осирис понимает, как глубоко засело зло в душе его брата. После беседы с сыном Осирис заявляет, что Гор готов к тому, чтобы осуществить то, что ему предначертано – отомстить за смерть отца и вернуть себе трон.

Осирис умер и канул в вечность. Хотя мы и воспринимаем мифы как правдоподобные послания из прошлого, они ничего не говорят нам о том, как люди реагировали на подобные истории. Вот крестьянин благоговейно молится Осирису, чтобы бог благословил его поля и послал ему богатый урожай, и вдруг Осириса больше нет. Храмовые надписи говорят: Осирис был убит, а его мумия покоится в подземном мире. Мы можем только представить, как отреагировал на это народ египетский. Неужели бог, заставляющий Нил выходить из своих берегов, а землю чернеть жизнью, тот, кто пробуждает дух во всем сущем, больше не живет? Его больше нет среди народа – теперь он мертв и обитает в невидимом мире дуата. Как бог загробного мира, Осирис живет под землей; храм в Абидосе утратил свое божество. Что будет с ежегодным паломничеством? Мы больше не видим и не чувствуем напрямую его власть; отныне его дух управляет потоками жизни, перемещая их по мрачным, таинственным маршрутам.

Известно, что он обитает за пределами нашего мира и что его обязанности состоят из трех частей: он председательствует на суде мертвых; он сопровождает Ра в солнечной лодке во время их ночного путешествия; он является богом трансформации и обновления, «сущности бытия». Поклонение Осирису отныне превращается скорее в абстрактное верование в духа, нежели в живого бога. Он поселился внутри нас и стал аспектом сознания, который больше нельзя увидеть.

Нам остается лишь наблюдать следы его деятельности. Когда утром всходит солнце, мы знаем, что Осирис снова благополучно пронес свет через лабиринты дуата. Мы знаем, что Осирис там, где семена пробиваются через землю, пропитанную влагой, и становятся плодоносящими деревьями. Рандл Кларк так описывает новое воплощение Осириса: «Он страдает от всей смертности, но в то же время он есть вся энергия возрождения и изобилие земли. В нем сила роста всех растений и размножения животных и людей. Он и смерть, и источник всего живого. Следовательно, стать Осирисом – значит, стать единым с космическим циклом жизни и смерти.»1

Будучи мертвым, Осирис пребывает в темных сферах, которые делают нас настоящими, - это тень, бессознательное, дуат, темные ночи души, сны, загадочная земля и т. д. Соединяясь с ним в жизни и в физической смерти, мы подчиняемся природным ритмам. Когда мы болеем или чем-то расстроены, мы можем быть уверены, что Осирис где-то рядом, ни столько в роли целителя, сколько как бог, чье знание тьмы бережно несет нас сквозь ночь. Когда мы умираем, он снова приходит, чтобы подтвердить наши заслуги по мере того как мы снова входим в круг творения. Мы принимаем его имя, и его вечный дух воплощается в нас. Осирис стал отражением божественной силы в природе, которая живет в тени коллективного бессознательного. Его воскрешение создало громадный подземный мир, который поддерживает природу и сознательную психику.

У египтян человек состоит из нескольких душ, теневая сущность является лишь частью этого мистического измерения. В приведенном ниже списке, адаптированном из книги Рамоны Уилер «Ходим, как египтяне», описаны девять душ, или «части или слои бытия». Поскольку Осирис связан с подземным миром, мы сосредоточимся на тени и на том, чем эта концепция отличается от нашего современного понимания данного архетипа.

1. Akh: божественная субстанция человеческой души

2. Sekhem: энергетическая модель божественного духа

3. Ib и haty: область сердца2

4. Khat: контейнер души, который разрушается

5. Shuit: живая душа как подтверждение реальности

6. Ren: магия вашего имени, божественная идентичность

7. Ba: Вы как тот, кого можете знать только Вы

8. Ka: Вы, каким Вас могут знать другие

9. Sahu: естественный предел психического самосознания

В древнем Египте тень имела два значения: shuit, одна из девяти душ, которой обладал каждый человек, и sutekh, слепые привычки. Shuit – это дословное подтверждение существования. В стране палящего солнца и относительно скудной растительности тень была живым доказательством того, что только плотная материя могла блокировать солнечные лучи. Поскольку этот метод доказательства базируется на вполне конкретной архаичной логике, в нем содержатся некоторые преимущества. Уилер обращает внимание на то, что "тень честно копирует каждое движение и жест. Тень – это уникальное достояние. Чего бы вы ни теряли в своей жизни, ваша тень будет явным доказательством того, что вы не можете потерять себя.»3

Тень shuit – живое доказательство нашей субстанциальности, это свидетельство того, что в самые темные наши моменты, когда, кажется, что все потеряно, мы все же обладаем своим телом, с многочисленными шрамами и ранами как символами торжества над испытаниями, которые преподносит нам судьба. Нам не стоит принимать все эти вещи как должное. Но, к сожалению, среди людей есть и те, кто всего лишь робко цепляется за жизнь; и даже физическое тело не способно закрепить их в этом мире.

Такие люди не психотичны и не оторваны от реальности, им скорее не хватает возможности в полной мере участвовать в жизни. Жизнь кажется им нереальной, суровой и недосягаемой. Они живут в пограничном пространстве между осязаемым, реальным миром и миром, который они вряд ли себе могут представить. Фактически, их главная проблема заключается в неумении фантазировать. Без малейшей способности к воображению их тело не более чем просто объект, который они одевают и раздевают, а еще таскают туда-сюда. Несмотря на вполне приличный уровень интеллекта, такие люди нередко бывают легкоранимыми, отчаявшимися, не приспособленными к суровым реалиям жизни. Они ощущают себя не в своей тарелке; а если они мечтают, содержание их фантазий раскрывает мир чужой, холодный и странный. Для описания данного типа личности используется масса диагностических терминов: шизоид, «как бы»-личность, ложная самоидентификация, пограничное расстройство личности. Какую бы терминологию мы здесь ни применяли, эти люди страдают молча, в одиночестве. На некотором уровне они осознают нечто, что египтяне понимали под несуществующим, и это нечто есть повсюду, а особенно, в них самих. В их мир, окрашенный в серые тона, никогда не заглядывает солнце. Им не хватает света для того, чтобы различить собственную тень.

В одном из таких случаев инженер среднего возраста решил по моему предложению посетить церковь в надежде преодолеть свою оторванность от мира и социальную тревогу. Я был удивлен тому, что он выбрал Буддийский храм, так как сам он был воспитан христианином и давным-давно отрекся от всех прочих форм религий. Однако, несмотря на то, что в храме редко можно было услышать английскую речь, ему там очень понравилось. До того, как наступило Рождество, он посещал церковь уж почти год, а теперь с нетерпением ждал особой службы по случаю праздника. Но когда в рождественский день он пришел в храм, там не было ни души. Он был потрясен и расстроен, а его отчаяние и недоверие к миру только усугубились. Но как только он вышел из церкви, к нему обратился знакомый голос. Это был буддийский монах, который каждую неделю совершал богослужение. Он объяснил, что службы никогда не проводятся в этот день, поскольку в их вере он не считается каким-то особенным. Сказанное было воспринято разумом инженера, но его душа осталась безучастна к словам преподобного. Монах интуитивно почувствовал это, и то, что произошло дальше, иллюстрирует прелестную комбинацию из света и тени. В течение последующих девяноста минут монах совершил полное богослужение для приходского собрания, состоящего всего лишь из одного человека! Воплощая дух Будды, монах откликнулся на требование момента истинным сопереживанием и бескорыстным служением. Это прекрасный пример того, что означает воплощать бога.

Второй тип тени, sutekh, есть не что иное, как Сет. Здесь мы узнаем его как тень Гора. В то время как Гор представляет собой борьбу героического эго во имя укрепления идентичности, Сет символизирует бессознательные привычки, которые идут вразрез с процессом индивидуации. Борьба между этими двумя богами – это соперничество двух сил, привычек и воли. Сет принижает сознание и пренебрегает индивидуальным выбором, тогда как Гор олицетворяет развитие, ведущее к формированию уникальной идентичности. В своей мифологии египтяне изображали это противостояние как поединок между Гором и Сетом, каждый из этих богов борется за то, чтобы управлять солнечной лодкой, несущей сознание через пасть мрака.

Уилер сравнивает это состязание между Гором и Сетом с повестью Роберта Льюиса Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». В этой новелле мы узнаем об уважаемом докторе Джекилле, который экспериментирует с зельем, превращающим его в гедониста, убийцу мистера Хайда. Несмотря на отвратительные и безудержные порывы его темной стороны, он испытывает сомнительное удовольствие, совершая поступки, не контролируемые его совестью. Эта история демонстрирует два аспекта человеческой натуры, одна из которых поддерживает жизнь, а другая ищет способы, чтобы эту жизнь уничтожить. Эта тема разыгрывается в назревающей войне, с которой еще предстоит столкнуться в нашем мифе Гору и Сету, это будет состязание между созиданием и разрушением, алхимически выраженное формулой «Растворяй и коагулируй.»

В современной психологии архетип тени имеет два аспекта. Эта та часть личности, которая содержит как наши подавленные желания, так и нашу непрожитую жизнь. Жизнь человека может быть обусловлена решениями, которые он принял, но тогда встает извечный вопрос: как бы могла сложиться моя жизнь, если бы я выбрал другую дорожку, «зная то, что знаю сейчас». Как часто в своей жизни мы действительно делаем выбор? Этот вопрос лежит в основе концепции Юнга об индивидуации. Благодаря непрерывно растущему уровню осознанности мы все больше контролируем свои привычки, обыденный порядок вещей, давление со стороны социума – все, что лишает нас нашей индивидуальности. На сей счет Юнг писал: «Я не есть то, что со мной произошло, я есть то, чем я решаю стать.»4 Это не означает, что мы способны контролировать все, что препятствует развитию нашей индивидуальности, но, по крайней мере, благодаря росту сознания мы можем лучше понять, как ведет себя тьма. Мы можем пройти через собственный ритуал Отверзения Уст, из которого мы сможем выйти с ответами о бессознательном, научившись сотрудничать с ним, а не боясь, что однажды оно нападет на нас из-за угла.

В первой половине жизни нас определяют другие люди, природа и обстоятельства, но во второй половине мы сталкиваемся с проблемой самоопределения. Большую часть первой половины жизни мы переживаем как nigredo, когда мы беремся за выполнение двух чрезвычайно трудных задач: трансформацию тени и растворение ложного эго. И хотя тень кажется темной, это не обязательно зло, не является она и единственным доказательством нашего существования. Этот архетип, который иногда называют золотой или белой тенью, знаменует собой возможность нового роста и совершенствования. И опять мы вспоминаем алхимиков, которые утверждали, что их золото может быть сделано только из грубого, черного свинца.

В основе этих психологических концепций лежат два типа тени, описанные египтянами. И опять-таки мы обнаруживаем некий первоисточник, из которого на свет появился такой архетип как тень. По прошествии лет многое изменилось; архетипы и наши отношения с ними стали более сложными. Религия изображает борьбу света и тьмы как нравственную битву. Террористы-смертники убивают во имя Бога, а смертоносные летающие беспилотники зловеще им ответствуют. В чем, интересно, разница между претензиями на моральное превосходство у каждой из сторон? Традиционные устои способны заставить хороших благодушных мужчин и женщин невольно жертвовать такими дарами тьмы, как сомнение, богобоязненность и покорность. Недостаток самоанализа в критические моменты жизни ничуть не лучше, чем его антипод - чрезмерное самокопание.

Сегодня мы бы сказали, что тьма – это не просто место обитания смерти или даже зла. Очень легко все хорошее приравнять к свету, а тьму очернить как вместилище всего гадкого. Вспоминая образ бесплодной пустынной почвы, почерневшей от питающего ее Нила, мы видим, что у египтян тьма вызывала вполне положительные ассоциации. Питер Кингсли в своей книге «В темных местах мудрости» описывает место, где эти противоположности находят общий язык: «Преисподняя – это не просто место тьмы и смерти. Это только кажущаяся видимость. В действительности же это предельная территория парадоксальности, где сходятся все противоположности. В основе западной, да и восточной мифологии лежит идея, что солнце восходит из подземного мира и заходит в подземный мир каждую ночь. Оно принадлежит подземному миру. Вот где его обитель, вот откуда родом его дети. Источник света живет во тьме, как у себя дома.»5

Осирис, пребывающий в нижнем мире, по-детски безучастен к событиям, приведшим его туда. А в продолжение истории, Сет находит Гора на острове Кеммис. Пока Исида молит бога луны Хонсу о защите, Сет превращается в смертоносного скорпиона и убивает ребенка, пока тот спит в крошечной лачуге. Обнаружив своего сына мертвым, Исида немедленно бросается оживлять его с помощью своего колдовства. Но ей не хватает магии heka, и она в отчаянии обращается к Тоту. Великий бог снова помогает ей и на этот раз уверяет ее в том, что Гор не умер, а дух его только ненадолго спустился в дуат навестить своего отца. Гор сообщает Осирису об обстоятельствах, связанных с двумя его смертями – об одной по причине удушья, и о другой – от расчленения. При этом подземный мир (на языке психологии – бессознательное) активизируется и становится жизненно важным источником существования.

Бессознательное не отделено от реальности, а, подобно дуату, сосуществует с ним. Возможно, Тот был ответственность за то, чтобы отправить Гора в подземелье; он однозначно убеждает Исиду в том, что сын ее не умер, а находится в дуате. Тот известен своими целительными навыками и как психопомп, провожающий души в царство мертвых. Этот хитрый бог, как и алхимический бог Меркурий, легко и безнаказанно пересекает границы, перенося знания из одного царства в другое. Аналогичным образом Гор становится посланником, чьи слова открывают Осирису глаза на правду. Гор возвращается в свой мир и становится покровителем всех будущих царей (Самостью). Пробудив отца, сознательные и бессознательные сферы психики ожили и отныне несут в себе источник энергии для всех людей. Любой, кто работает со сновидческим материалом и другим содержимым подземного мира, высоко ценит мудрость, добытую из царства бессознательного.

Египтяне понимали всю важность отношений между отцом и сыном, которые благополучно длились и после смерти Осириса. Когда каждый фараон становился воплощением Гора, египтяне задавались вопросом: а что станет с Гором, когда царь умрет? Неужели тогда Гор тоже умрет? Здесь мифология должна была внести хоть какую-то ясность. Итак, когда фараон умирал, Гор служил духовным стражем следующему фараону, в то время как умерший царь продолжал становиться Осирисом. В конце концов, эта процедура перехода стала эталоном для всех людей, доказавших, что они того достойны; в смерти они тоже становились Осирисами.

Мнимая смерть Гора вызывает интересные вопросы. Если представить, что его сошествие в дуат произошло физически, тогда что было сделано с его телом? Если тут замешан Сет, мы можем предположить, что произошло нечто более ужасное, чем физическая смерть. Гор пробуждает своего отца, но сам он мертв, или, по крайней мере, так он впервые появляется. Символика здесь довольно прозрачна: жало смерти – это сексуальное насилие, а не убийство.

Х. те Вельде предельно ясно говорит об изнасиловании. Он пишет, что у Сета, Бога смятения, «Яд скорпиона – это семя Сета.»6 То, что те Вельде соотносит семя с ядом, означает то, что вред, причиненный Гору, заключает в себе проникновение и семяизвержение. «Яд» проникает в разум, тело, и душу. Трагическим следствием в случаях изнасилования является зло, причиненное не только телу, оно распространяется и на душу жертвы, не говоря уже о токсическом воздействии на саму личность. Кое-что умирает, когда детей сексуально домогаются или совершают над ними акт насилия. Определенно, при этом у них крадут детскую чистоту. Они становятся обесчеловеченными и неживыми объектами чужого удовлетворения. В этом виде удовольствия нет никакого содержания и уж точно нет любви. Жертва по большей части испытывает бессмысленные ощущения на примитивном, животном уровне, формируя фиксацию, которая может дать о себе знать и во взрослой жизни. Возможно, более травмирующим, чем само насилие, является ущерб, нанесенный личности ребенка. Сексуальное насилие – это ужасный эпизод в жизни ребенка, травма, причиненная его или ее личности, коверкает, подрывает и искажает будущее поведение ребенка. Как мы увидим дальше, этот пример демонических, сексуальных наклонностей Сета будет далеко не последним.

На символическом уровне осквернение имеет совершенно иной смысл. Герой, избежавший соприкосновения с тьмой, рискует оказаться во власти гордыни, самоуверенности и каверзной инфляции. И опять же мы видим, что Сет, несмотря на свое злопыхательство, несет в себе искупительную ценность. Отныне его «семя» живет в Горе, пока он взрослеет. Как ни странно, это самое семя порождает агрессию, которая в итоге убивает Сета.

Тот утешает Исиду, говоря ей, что Гор вернется в образе птицы Бену. Эта деталь указывает на немаловажную связь между Гором-старшим, Гором – сыном Осириса и Исидой. Вспомним, что первый был задуман как птица, существовавшая в начале времен. И здесь опять Тот ассоциирует Гора-младшего с птицей Бену, которая летала над водами Нила, приземлялась на камни и своим криком нарушала первозданную тишину. Крик этот предопределил все, чему суждено было быть сотворенным. Ссылаясь на отрывок из Текстов Саркофагов, Рандл Кларк отмечает, что эти две птицы «объединены в одну», и в результате оба изображения Гора приобретают космическое значение. Это вполне логично, поскольку Гор-младший в этот момент находится в дуате. Кларк пишет, что эта птица «взлетает и парит по ночному небу подземного мира, чтобы приземлиться на краю света, принеся с собой сумерки, наступающие незадолго до начала полного дня… Появление в небе Гора как раз перед рассветом знаменует собой начало Нового Года. Правление Сета, отмеченное несчастиями, страхом и неразберихой, требовало появления нового героя-освободителя, который будет править по другим законам. Итак, великая эпоха мира начинается заново.»7 Иначе говоря, мы обнаруживаем параллельные значения у обоих Горов, несмотря на то, что они появляются в самых разных частях мифа. Их поведение имеет схожий смысл: жизнь создается и воссоздается - сначала с рождением мира, а затем с пробуждением Осириса.

Спустя столетия птица Бену становится Греческим сфинксом, бессмертной птицей, которая поджигает собственное гнездо, превращается в пепел и рождается заново.8 Феникс является главным символом алхимической трансформации и связан с операцией coagulatio. Этот символ поднимает еще одну проблему, которую еще предстоит решить: кто унаследует трон, брат Осириса или его сын. Феникс символизирует престолонаследника, и как утверждает алхимик Деннис Хок, «Наследник – это конечный результат человеческого генезиса: духовной, неуничтожимой формы жизни, в которой облагораживается душа.» Таким образом, вопрос о том, кто придет вслед за Осирисом, представляет первостепенную важность. «Этот феникс, - добавляет Хок, - и будет его наследником.»9 Отец испытал на прочность своего сына и решил, что он вполне годится на то, чтобы принять власть в свои руки. Но у грозного соперника Гора, Сета, на этот счет совсем другие планы.

Станет ли преемником Осириса Гор, квинтэссенция осознанного эго, воинственный и всегда готовый защитить свое государство, человека и индивидуальную идентичность, или Сет, чья пылающая, серная природа возвращает личность в мир опасности и хаоса.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики