Версия для печати
Вторник, 07 февраля 2017 14:34

Кристофер Миктош Элиафас Леви и возрождение французского оккультизма Глава 15 Война Роз

Кристофер Миктош

Элиафас Леви и возрождение французского оккультизма

Глава 15

Война Роз

 

 

Пеладан, как Элифас Леви, объединял свой оккультизм в строгой привязке к Католицизму, и вскоре обнаружил что находится в опале с большинством языческих активистов ордена де Гуайты. В любом случае он был слишком большой рыбой чтобы плавать в одном и том же водоеме как де Гуайта, и неминуемое разделение публики произошло после того как он опубликовал в LInitiation за июнь 1890го, статью, объявляющую о его выходе из Кабалистического Ордена.

‘. . . Мое строгое следование, до сих пор плодотворное, стало бы отныне бесплодным.  Моя природа абсолютиста изолирует меня от вашей эклектической работы. Я не смог бы взять оккультизм, во всей его полноте, на Мессу, и я отказываюсь натирать плечи спиритуализмом, масонством или буддизмом. ’

Заявляя о своей антипатии к масонству, Пеладан без сомнения отчасти думал об Освальде Вирте. Между ими двумя было ясно что любви не осталось, так как Вирт в своих мемуарах язвил о Пеладане и создавал впечатление полной иронии в том, что де Гуайта презирал Царя (Sar) с самого начала.

Пеладан заявил в своей статье о своем намерении установить новый ‘троичный интеллектуальный орден Римлян, Артистов и женщин’. Новая группа должна была называться Орден Католической Розы и Креста, Храма и Грааля. Вскоре после появления его объявлений, Пеладан отправился в Ним [город во Франции], написав на пергаменте впечатляющий документ, указывающий на его друга Гери Лакроза (Gary de Lacroze), как на его правую руку, с инструкциями о поиске рекрутов. Документ был увенчан изображениями диадемы, чаши, штандарта и крестов трех разных видов. Сообщение, написанное витиеватым устарелым стилем Пеладаном от руки, гласило следующее:

Под Тау, Греческим крестом, анх [коптский крест] и Тиара Халдеи, пред Граалем, Штандарт и Роза Креста,

Мы, Гранд-Мастер Ордена Католической Розы и Креста, Храма и Грааля, задержались в Берберии с тем чтобы детально разработать конституцию ордена, настоящим назначаю вас нашего друга Командующего Гери Лакроза, как Верховного Блюстителя (Archwarden) Парижской Области принимать и предварительно отбирать кандидатов. . . 

Не забудьте, друг Командующий, что только наука или гений в нашем ордене могут компенсировать отсутствие мирского взгляда.

Выдано в Париже под нашей печатью этим днем . . . и т.д.

Царь Пеладан (Sar Péladan)1

Через свой орден Пеладан надеялся вернуть оккультизм под крыло Католицизма. Заявленная цель Католической Розы Креста было выполнение работы милосердия, с видом на приготовление к воцарению Святого Духа. Грядущее царство Утешителя к этому времени было знакомой темой среди оккультных групп.

Каждый кандидат на посвящение должен был предстать перед Гранд Мастером, который задавал ему следующие десять вопросов:

1.    Кто ты?

2.    В чем твой пробел?

3.    К чему склоняется твоя воля?

4.    Как ты понимаешь себя?

5.    Чьей силой?

6.    Обозначь свои симпатии и антипатии.

7.    Определи предмет своей гордости.

8.    Заяви иерархию существ.

9.    Определи счастье.

10.               Определи скорбь.

Если кандидат проходил опрос удовлетворительно, то он расценивался как подходящий и мог войти в общество под самой нижней степенью. А степени в обществе делились в восходящем порядке на следующие градации: слуги работ (servants of works), конюшие, рыцари и командующие. Командующим присваивались различные Сефирот кабалистического Древа Жизни. Лакроз к примеру, был Командующим Тиферет, в то время как Граф Леонс Ларманди (Comte Léonce de Larmandie) был Командующим Гебура.

Пеладан принимал посвященных в большом помещении, в котором он жил в Нотр-Дам-де-Шам (Rue Notre-Dame-des-Champs). Он носил монашескую мантию с Розой Креста на груди и обращался к верующим мелодичным голосом энергично жестикулируя руками усыпанными кольцами.

Когда де Гуайта прослышал об этом фиглярстве он немедленно обратился к Пеладану с просьбой прекратить эти раскольнические действия. По началу его тон был примирительным и 13го августа 1891го, он написал Пеладану следующее письмо, на бумаге увенчанной символом Кабалистического Ордена, крестом с четырьмя розами в углах и пентаграммой в центре (см. рис. 15b).

Мой дорогой друг,

Надеюсь моя книга приносит тебе столько же удовольствия сколько принесла мне андрогин: чтение ее напоминало мне о некоторых самых живописных годах моей жизни в колледже отцов иезуитов. Благодарю так же за великодушие послать мне твою Gynandre. Все что приходит ко мне от тебя напоминает мне о прошлом которое является для меня драгоценным воспоминанием.

Я лишь сожалею о том, что провокации, более или менее косвенно от твоего R+C+C вынуждают нас энергично протестовать против него. Важно чтобы для студентов оккультизма стало известно, что его доктрины совершенно противоположны всем розенкрейцерским традициям, и что мы не можем иметь ничего общего с актами, умышленного безумия, которые вы совершали в растущих количествах целый год под ярлыком Розы и Креста. Более того, твое письмо Папюсу и твоя Декларация ‘Исхода’ содержит искажение фактов, которые для нас важно отрицать, памятуя принципиальные события твоего разрыва и последующего основания R+C+C+.

Я сильно сожалею что провокации твоей позиции заставили нас прибегать к таким объяснениям, которые всегда имеют неудачный эффект.

Твой

Гуайта

Кажется, Пеладан написал де Гуайте ответ обвиняя его в ненужной суете и предполагая встречу в ходе, которой они могли бы сгладить свои разночтения.

Следующее письмо де Гуайты было более резким нежели предыдущее.

 

Мой дорогой друг,

Диалог бы ничего не сгладил: потому что вопрос не в том, что между нами существуют недопонимания; вопрос в провозглашении единства между нами перед публикой, которая верит, что мы все вовлечены в твои дела.  Как твое последнее заявление: ‘вы хотите агрессии ради самой агрессии’, так вот позволь сказать тебе что я нахожу его странным, тогда как то на что ты ссылаешься лишь запоздалый ответ на беспричинную агрессивность с твоей стороны.

Твой и бон вояж.

Гуайта

 

После этого казалось де Гуайта оставил надежду подчинить Пеладана. Тем временем Царь привлекал к себе растущее внимание. В 1892м он опубликовал Comment on deviant mage, представляющую собой любопытную смесь оккультизма и Католической догмы. В начале работы Пеладан заявляет, что он провозглашает истину Католической Церкви, осознает непогрешимость Папы и готов сжечь книгу если Св. Петр расценит ее плохой или несвоевременной. Текст книги содержит раздел о различных планетарных типах человеческих существ, давая советы по использованию чьих-либо планетарных способностей. Он пытается связать свои теории с Католической доктриной.

Пеладан видел свою Розу Креста чем-то много большим чем оккультное общество. Он стремился основать ядро, из которого бы эманировал полный набор религиозных, моральных и эстетических ценностей. Для распространения своих эстетических идей он предпринял серию ежегодных салонов изобразительных искусств, наряду с представлениями ‘idealist theatre’ (театр идеалиста) и проведением концертов ‘возвышенной музыки’. Первый из ‘Salons de la Rose Croix’ (Салон Розы Креста) имел место в марте 1982го, и к большому удивлению имел значительный успех.

Розенкрейцерские салоны стали настоящей частью общества и к 1894му году уже был готов написать в LArt idéaliste et mystique: ‘От года к году Розенкрейцерская идея располагает к себе и артистов и публику. Эстетически цель достигнута. ’ В той же книге он обсуждает свои теории о том, как должны работать артисты.

‘Работа должна быть задумана в нашем воображении, как человек был создан в воображении Элохима; то есть она должна быть задумана на трех планах: гибком, органическом, интеллектуальном.

‘Артист должен начинать с абстракции своего субъекта, то есть фиксируя абстрактный план, который он занимает; затем он представит душу наиболее совместимую с абстрактным планом; в конечном итоге он выберет формы наиболее характерные этой душе.'

Пеладан был не менее активен и как театральный импресарио, драматург и режиссер. Он заявлял, что обнаружил две утерянные пьесы Эсхила, Prometheus, Bearer of Fire (Прометей, Носитель Огня) и Prometheus Delivered (Прометей Избавленный), которые составляли трилогию вместе с Prometheus Enchained (Прометей Прикованный). Не убедив Комеди Франсез (Comédie Française) принять пьесы, Пеладан организовал свое представление трилогии. Его компания ‘The Théâtre de la Rose+Croix’, поставила так же еще несколько пьес с оккультным или мистическим посылом. Реклама, воспроизведенная в L’Art idéaliste et mystique анонсировала на Марсовом поле (Champ-de-Mars) представление: ‘Вавилон, Вагнеровская трагедия в четырех актах, отвергнутая Комеди Франсез, исполняемая 11го, 12го, 15го, 17го, 19го марта 1893го в Розе Креста. M. Hattier сыграл Царя Меродака (Sar Mérodack); M. Dammebie, Архимага; и Mlle Mellot, Samsina (М-зель Мелло сыграла Самсину).’ Названия некоторых других поставленных пьес: Orpheus (Орфей), Le Mystère du Graal (Тайна Грааля), Le Mystère des + Rose Croix (Тайна Розы Креста) и Les Argonautes (Аргонавты).

Де Гуайта до сих пор выражавший лишь лично свои протесты против действий Пеладана, решил, что пришло время публичного разоблачения конкурирующей Розы Креста.  В 1893м его орден выпустил следующее провозглашение:

 

Мы, Братья Розы и Креста, полагаем что Жозефин Пеладан, бывший член совета двенадцати, пытаясь в 1890м завладеть орденом по причине того, что недостаток папизма оскорбителен для самого Папы; выпустив свои ‘Декларации’ от имени ‘Католической Розы Креста’ изливал во имя Братства, не посоветовавшись ни с кем из Розенкрейцеров, различные фантастические обвинения широко ультрамонтанистического тона; [монтанизм - религиозное движение II века. Прим. Пер.] и это при том, что он с полной определенностью, что он был в вопиющих противоречиях не только с традиционным духом Ордена, но и с дражайшими убеждениями его коллег – в общем, мы говорим, что Господин Жозефин Пеладан, подал в отставку, чтобы в последствии учредить, независимо от нас и против наших желаний, “Троичный Интеллектуальный Орден” называемый “Католическая Роза Креста”, сообразно букве своих деклараций;

Тем самым он бесстыдно присвоил название и эмблему Розы Креста, чтобы втягивать это почитаемое имя и символ во все противоречия и посмеяния;

Мы, Братья Розы Креста, провозглашаем упомянутого господина Пеладана раскольником и отступником Розенкрейцеров;

Мы осуждаем его и его так называемую Католическую Розу Креста перед трибуналом общественного мнения;

И мы торжественно утверждаем, он должен готовиться чтобы проявить себя снова, что названия, под которыми он действует, были хоть и сознательно, но безосновательно им присвоены.

Париж, 25 марта, 1893.

 

 

 

 

 

 

Арбитр

F.-Ch. Barlet (Барле)

 

По порядку

Для Верховного Совета

Розы и Креста,

Директор

Станислас де Гуайта

Уполномоченный Генерал

Папюс.3

 

Хотя Папюс был одним из подписавшихся под этим помпезным и высокопарным документом, позднее он кое в чем раскаялся и написал в статье в Les Sciences maudites в 1900м:

‘Со своей стороны, Жозефин Пеладан – этот замечательный артист, которому будущее воздаст справедливость в конечном счете, рассматривая его отдельно от слишком оригинальных аспектов его работы – возглавил движение спиритуализации эстетизма, чьи плоды только начинают проклевываться и которые приведут к глубоким последствиям в современном искусстве. ’