Воскресенье, 07 мая 2017 15:08

Джеффри Рафф Бракосочетание Софии глава 5 Черная земля

Джеффри Рафф

Бракосочетание Софии

Глава 5

Черная Земля

В шестой из двенадцати глав Aurora Consurgens мы видим несколько алхимических парабол, которые показывают трансформацию Софии. Этот процесс начинается с первой эмблемы – Черной Земли. Ссылаясь на Библию, Фома в своей книге пишет об алхимии, ее процессах, в особенности о преобразованиях тела, души и духа. Самый важный вопрос, на который мы должны ответить, прежде чем продолжать дальнейшее исследование. Кто вовлекается в процесс трансформации? Без этого в последующих главах текст может оказаться трудным для восприятия. Здесь я процитирую утверждение фон Франц, которое наилучшим образом отражает это:

В книге не всегда ясно, кто говорит в данный момент. Иногда это может быть автор или творец, аркан или его вещий дух; часто совершенно невозможно понять кто перед тобой, женская или же мужская его персонификация (жених или невеста). Любой читатель подумает, что автор, находясь под властью «истинного воображения», иногда позволяет голосам бессознательного напрямую вещать через него, а он сам лишь иногда принимает участие в этом диалоге с эго-сознанием. { Aurora, pp. 219-220}

Фома раскрывает перед нами процесс преобразования, который происходит внутри вещего духа аркана, который и есть София. Затем мужской голос сменяется женским, так мы видим, как две стороны Философского Камня общаются между собой и оказывают влияние друг на друга. Дух аркана или божественный принцип в мужском обличии – это мужское Имя, олицетворяющее Бога, а женский аспект вещего духа аркана – это София. В ходе диалога они вовлекаются в процесс трансформации и вступают во взаимоотношения между собой. Эго, как свидетель также преобразуется, но Фома обращает наше внимание не столько на его собственные переживания, сколько на трансформацию Философского Камня, или великого и психоидного Бога. Бог, прежде чем проявиться и стать более понятным для нас, должен сначала обрести форму, которая соткана из материи и субстанции. Представьте, как Бог проникает в психоидный мир, как его изучает алхимик, как он вовлекается в процесс трансформации. Алхимик смотрит и наблюдает за всеми процессами, и это помогает божественному преобразованию.

Выделяют несколько уровней внутри алхимии. На первом уровне изменения происходят внутри человека, и все алхимические реакции совершаются в пределах его или ее тела и души. На другом уровне, когда мы имеем дело с психоидной фигурой, трансформируются не тело и душа отдельного человека, а конкретного психоидного существа. Когда Фома пишет о преобразовании тела и достижении бессмертия души, он говорит лишь о своем собственном человеческом обличии. Более детально он рассматривает трансформацию первичной материи, которая и есть София. Поэтому общение Софии с ее женихом занимает в повествовании много места. Фома позволяет этим голосам говорить через него посредством «истинного воображения» или гностического воображения.

Это очень важно осознать, чтобы на психоидном уровне разобраться в тексте книги. Обычному человеку бывает очень непросто представить себе реальность психоидных существ; но еще труднее – предположить, что они нуждаются в совершенствовании. Согласно одной концепции они, как и мы, имеют тело, душу и дух. В своих сочинениях алхимики часто повторяют, что Философский камень подобно человеческому телу имеет внутри себя эти три компонента. Например, один из них утверждал: «у нашего Философского Камня есть тело, душа и дух: несовершенная плоть – это тело, ферменты – это душа, а вода – это дух». {Anonymous, Treasury o f the Sages, quoted in Edward Kelly, The Stone of the Philosophers, in A. E.. Waite, ed., The Alchemical Writings of Edward Kelly (New York: Samuel Weiser, 1976), pp. 42-43.} Иными словами у первичной материи и Философского Камня есть тело, душа и дух. Для начала трансформации первичной материи в Философский Камень каждая из этих составляющих должна быть видоизменена и затем снова соединена в целое.

В последующих главах Aurora Consurgens описываются процессы преобразования тела, души и духа. Помните, что когда мы говорим о «теле», мы имеем в виду не конкретное человеческое или физическое тело, а тело психоидного существа, в котором воплощается дух. Ведь дух невозможно познать, пока он не примет какую-либо форму или не проникнет в какое-либо тело. Так как в данном контексте София выступает в роли Философского Камня, то эти самые изменения происходят внутри ее тела, души и духа. Далее, по мере того, как мы будем углубляться в содержание Aurora Consurgens, я более подробно расскажу о них.

Даже при самых лучших условиях обычному западному человеку очень сложно контактировать с алхимическим воображением. Мы можем взять любой алхимический рисунок и попробовать с помощью него представить психологическое состояние человека на этой картинке. В большинстве трактатах по внутренней алхимии именно так и делается. В книге Jung and the Alchemical Imagination я старался показать взаимосвязь между ощущениями человека и соответствующими алхимическими процессами. Но сейчас мне бы хотелось написать о состоянии психоидных существ и о тех изменениях, которым они подвергаются. Вам, мой читатель, будет сложно перенести эти переживания на свой счет, и это хорошо, поскольку я больше не буду говорить о преобразованиях внутри человека. Тем не менее, человек – самый лучший свидетель процесса психоидной трансформации. И что самое важное, изменение невозможно без наличия наблюдателя. В свою очередь, человек как наблюдатель, тоже участвует в процессе трансформации. Эти экстатические переживания дают энергию и знание человеческой личности, но они не приспособлены для изменения человека. Со временем человек начинает понимать, что духовный рост неизбежно возвышает его или ее над обычным развитием человеческого общества. Даже если вы не желаете этого, вам придется признать, что духовная жизнь касается Другого даже больше, чем ваша собственная душа. В любом случае духовная и психологическая работа со стороны человека – это подготовка для более глубокой работы по трансформации божественного.

Алхимическая аксиома гласит: все, что ощущает человек, то же самое чувствует и субстанция, с которой он работает. Фома надеется достичь бессмертия, помогая Софии вступить в контакт с Богом. Человек участвует в качестве наблюдателя во всех процессах и также в трансформации. В первую очередь эти преобразования касаются всего божественного, и именно таким образом, как это описывает Фома.

Я расскажу вам, как проникнуть в тайны психоидного мира. Когда я буду говорить о преобразованиях Софии, я буду отмечать те изменения, которые может увидеть и воспринимать любой человек, чтобы сделать их более понятными для читателя. Для большей ясности, я все же хочу еще раз обратить ваше внимание на тот факт, что речь Фомы о душе, теле и духе появляется в момент раскрытия «истинного воображения»: она начинается в ходе диалога между Софией и ее партнером, когда они сообщают о своих переживаниях через него. И в этой ситуации Фома выступает в роли свидетеля.

Все, кто работает с психоидом, знают, что они вызывают состояние измененного сознания и глубокие чувства. Все эти ощущения являются чувственными переживаниями. Поэтому, когда мы замечаем какие-либо преобразования в природе психоидной фигуры, мы впадаем в сильное, часто экстатическое состояние. «Быть свидетелем», звучит как нечто обыденное, но человек, воспринимающий действия психоида, всегда бывает глубоко потрясен ими. Фома действительно тронут всем увиденным. И он описывает не свои собственные переживания, а ощущения Софии. Очень важно помнить об этих различиях, иначе все последующие рассуждения могут вас запутать или ввести в заблуждение.

Просьба Софии

«Аллегория Черной Земли» в книге Aurora Consurgens выглядит довольно таки странной из-за смешения различных идей и незнания, кто говорит в данный момент. Вам может показаться, что речь произносит Фома, но как только вы осознаете, что это на самом деле голос Софии, сразу все становится более ясным и все недоразумения в тексте исчезают. Каждый раз при встрече с психоидной фигурой мы отдаем ей во владение наш разум и голос, и, таким образом, она может общаться через нас. Отсюда происходит известное слово «ченнелинг» (процесс получения информации от разумных существ, находящихся в более тонкой реальности существования), эта техника настолько же древняя, как и шаманизм. Однажды я сам «слышал» голос психоидной фигуры так, что можно было просто записывать, что она говорит. Не нужно даже пытаться воспринимать этот поток с помощью обычных органов чувств, поскольку психоидная фигура произносит слова четко и громко. Именно так общается София в первой параболе о черной земле.

София рассказывает, что она увидела вдалеке «большое черное облако, которое распространило темноту по всей земле, поглотило всю землю и закрыло мою душу…даже воды, что раньше прибегали ко мне, испортились и сгнили перед лицом низшего ада и тенью смерти…нет больше здоровья во мне, и все тело мое болит…кто же будет тот человек, который жизнью, разумом и познанием своим спасет мою душу от рук зла?» { Aurora, p. 57.}

Черный цвет – это цвет nigredo, первого этапа алхимической работы. На этой стадии соединения изначальная субстанция умирает и тем самым запускает процесс преобразования, в результате которого она снова возрождается, но уже в новом, более улучшенном виде. Я считаю, что София является той самой исходной субстанцией, с которой работает Фома. Поэтому она начинает свой путь со страданий в аду и со своей собственной смерти, чтобы затем перейти на новый уровень жизни.

Что же значит для психоидной фигуры ее смерть и последующее воскрешение? Психоидные фигуры не могут самостоятельно пройти через процесс трансформации, они лишь ищут способы ее достижения. Несмотря на то, что София божественна, в ней нет совершенства и целостности. Этот изъян не лежит в основе ее природы или каких-либо ее качеств, он скорее зависит от ее образа жизни и множественности. Она существует как внутри себя, так и вне себя, как Мудрость и как движущая сила всего живого на земле. Однако, сейчас она очень слаба и несовершенна по сравнению с тем, кем она могла бы стать. Помните, мы как-то говорили о низшей и падшей Софии, заключенной в материю: в таком состоянии она не могла освободить ни себя, ни мир вокруг. Это похоже на главную алхимическую идею, согласно которой таинственный огонь покоится внутри материи и не может раскрыть свои магические способности без помощи алхимика. Все эти идеи и подобные им указывают на то, что София – это рабыня, но не физической материи, а своего несовершенства. Она использует лишь малую часть той силы и возможности, что предназначены ей от природы.

В психоидной алхимии считается, что психоидные существа живут вне человеческой психики, и, хотя их очень много, все они напрямую связаны с божественными энергиями и силами. Эти последние скованны и ограничены своим собственным естественным состоянием, которое несовершенно и отчасти испорчено. Однако с помощью психоидной алхимии эти силы и энергии можно трансформировать, развить их внутренний потенциал и затем объединить вокруг общего центра. На психиодном уровне алхимик учится, как взаимодействовать с ними и воспринимать их. Он или она сначала должны распознать их, потом наблюдать за их жизнью, энергией и активностью. Таким образом, алхимик строит свои взаимоотношения с психоидной фигурой и работает с ней. Согласно моим данным психоидная фигура без колебаний может сразу сказать вам, что она нуждается в помощи и ее держат в рабстве. В этом случае алхимик начинает свою работу незамедлительно. В первой аллегории София жалуется на свое ужасное положение и спрашивает: кто же будет тот человек, который жизнью, разумом и познанием своим спасет мою душу от рук зла? Ответ один: алхимик.

Ад Софии начинается с появления черного облака и nigredo, которое охватывает полностью ее тело и душу. Эти страдания необходимы для дальнейшего развития и трансформации.

Поскольку черное облако – центральная фигура этого повествования, интересно будет увидеть, как алхимики объясняют данное изображение. Черный цвет всегда ассоциируется со стадией nigredo. А облако часто встречается среди алхимических символов. Линди Абрахам пишет, что во время nigredo «тело» металла или Философского Камня уничтожается и отделяется от духа и души, а черное облако или тень скрывают алхимика и его работу. В книге Комариуса (Комариус – автор книги, написанной во II веке – «Книга Комариуса, философа и первосвященника, с наставлениями для Клеопатры о божественном и священном искусстве философского камня». Это одно из самых первых упоминаний о философском камне), которую фон Франц часто упоминает, написано, что облака сопровождают души от смерти к освобождению:

… священные воды текут к мертвым, что лежат там, они скованны и угнетены мрачностью и угрюмостью Царства Теней. И как жизнь заботиться об элементах, что входят в нее, так и они возрождаются ради создателей своих. Свежие чистые ручейки прибегают к их могилам, потом они встают со своего ложа и идут вслед за светом вперед, а облака несут их вверх. Облака, несущие воду, восходят от моря. И когда знающие видят это явление, они торжествуют.

{The Book of Komarios quoted in Marie-Louise von Franz, On Dreams and Death (Chicago:Open Court, 1998), pp. 28-29.}

Облако здесь олицетворяет процесс сублимации, в ходе которого душа и дух аркана извлекаются из тела. Облако в виде пара поднимается в верхнюю часть реторта и несет с собой душу и дух. Чаще всего это сопровождается смертью первичной материи, так как душа отделяется от тела. Иногда облако поднимается и освобождает душу от смерти. Обе аллегории показывают, что София умирает и погружается в ад или подземный мир, как мертвецы в тексте Комариуса. Позже она воскреснет, когда душа и дух снова воссоединятся с ее телом.

После жалобных рассказов о своем болезненном состоянии и пребывании в аду, София спрашивает, кто же сможет ей помочь. И сама отвечает на этот вопрос – это тот, « кто раскроет тайны мои и получит взамен вечную жизнь, ему я позволю вкусить плод с древа жизни, что находится в раю, и сидеть на троне царства моего рядом со мной». { Aurora, pp. 57-59.}. Далее она продолжает в этом странном молебствие Aurora Consurgens и говорит: это тот самый человек, кто будет искать ее, как он ищет свои деньги, и обретет ее как величайшее сокровище, кто не станет мешать слезам ее течь из глаз, кто не будет смеяться над ее одеянием, кто не отравит ее еду и не смешает ее честь с распутством. Он не будет «насиловать мое тело, которое нежнее и выше моей души…это тот, по чьей любви я тоскую, в чьей страсти я растворяюсь, в присутствии кого я оживаю, от чьего благополучия я получаю свое здоровье, от чьего молока я питаюсь, в объятии кого я молодею, чей поцелуй для меня как дыхание жизни, в чьих любовных объятиях теряется мое тело – для него я могу стать отцом и он может быть для меня сыном» { Aurora, p. 59.}

В предыдущей главе Aurora Consurgens Фома рассказывает нам о загадках и параболах, что скрывают за собой истину. Человек должен заглянуть за эту завесу, чтобы проникнуть в священные тайны алхимии. София обещает подарить бессмертие тем, кто поймет ее и сможет пролить свет на ее секреты. Вместе с этим в тексте упоминается, что мы должны искать ее как деньги; любой, кто хочет чувствовать Софию и помогать ей в процессе трансформации, должен «познакомиться» с ней и «возжелать» ее.

Процесс познания включает в себя как интеллектуальное исследование через изучение, чтение и рефлексию, так и поиск ответов у гнозиса или непосредственное восприятие озарения, которое превосходит по своим параметрам обычное интеллектуальное понимание. Тем не менее, и разум, и гнозис одинаково необходимы для этой сложной работы. Как я уже говорил ранее, многие люди сторонятся интеллектуального исследования, они спрашивают, каково значение алхимии в современном мире. Зачем изучать эти арканы? Разве это будет хорошо для моей свадьбы или карьеры? Разве это поможет развитию моей индивидуальности? В алхимическом процессе есть стадия, которая может оказаться полезной для всей практической стороны нашей жизни; это может помочь человеку понять его собственную внутреннюю активность и правила жизни. Но в действительности, это не то, о чем хочет рассказать нам София, и не то, в чем выражается психоидная алхимия. Конечно же, близкое знакомство с психоидом сильно впечатляет нашу душу (психе) и вызывает глубокие изменения различного рода, которые большей частью благоприятны для нее, но не всегда. Психоидная алхимия не занимается исследованием личности человека и не используется ради улучшения его отношений и состояния тела или ради любых подобных задач. На ранних стадиях алхимического процесса главным центром становится душа (психе). София не просит вас рассматривать ее с точки зрения вашей жизни, она требует от вас раскрытия ее внутренней сущности. В какой-то момент времени в ходе работы мы должны перевести внимание с наших собственных желаний и целей на нужды психоидной фигуры, которая теперь является нашей prima materia. Раньше первичная материя была в нашей власти, теперь она принадлежит Другому.

Однако главный вопрос остается открытым: Зачем нам изучать Софию? Зачем нам нужно исследовать ее и работать до полного осознания гнозиса? Во-первых, София обещает бессмертие каждому, кто захочет помочь ей и изготовить Философский Камень. Но более важная награда – это возможность создания союза с Софией, чтобы затем сидеть вместе с ней на троне ее королевства. Мы ищем встречи с Софией по ее собственному желанию, чтобы вступить в контакт с ней. Представьте себе чувство жадности, которое охватывает человека, откапывающего деньги, страсть к сокровищам и богатствам, которая заставляет людей работать большую часть их жизни. Мы должны ощущать тот же «голод» и по отношению к Софии. Мы должны стремиться узнать и раскрыть ее тайны, почувствовать ее и насладиться любовью, которую она дарует нам. Мы должны так хотеть достичь союза с ней, как искатели роют землю в поисках денег, чтобы в итоге найти сокровища, спрятанные в глубине наших сердец.

Мы исследуем психоидную алхимию не ради практических результатов, которые мы можем получить. Мы делаем это, потому что слышим голос Софии, полный печали и боли, и мы жаждем ее любви, как скупец – своего золота или как поломники, идущие вслед за Богом. Без этой страсти, без этого сочувствия мы не сможем познать ее. Именно это наше желание позволяет нам изучать ее, медитировать, испытывать вместе с ней ее страдания, когда она умирает и преобразуется. Без этого никто не сможет осилить предстоящий путь. Поэтому не спрашивай, какие практические выгоды ты можешь извлечь из псиоидной алхимии, и не ограничивай работу только лишь своей личной жизнью и мотивами. Лучше попробуй узнать, какие изменения во вселенной она принесет, какую энергию мы имеем внутри себя, чтобы помочь психоидным духам в процессе трансформации! В этом состоит наша цель, и она требует, чтобы мы расширили наши границы и чтобы на мгновение поняли, что наше сознание имеет большее значение, чем мы привыкли думать в нашей жизни. Именно по этой причине столько всего София обещает тем, кто поймет ее, поскольку процесс познания зависит от нашей способности к исследованию, гнозиса и самопожертвования. Мы ищем Другого без любви и без желания спасти ее. То, что происходит с нами в ходе работы, должно быть на втором месте и неважно, насколько глубокие переживания это принесет нам в конечном итоге.

Правда, людей с таким широким кругозором и сильным чувством сострадания к психоидной фигуре очень трудно найти. На самом деле, большинство людей не верят в существование психоидного мира, они живут лишь в своей собственной реальности и ищут во всем выгоду для себя. В литературе по магии, аккультизму и даже алхимии можно увидеть множество примеров людей, которые пытаются контролировать дух и доминировать над ним. София предупреждает нас, что те люди, которые будут унижать ее и причинять боль, никогда не узнают ее. Все, что относится к телу и духу в этой части Aurora Consurgens, имеет алхимическое значение. Однако в психоидной алхимии все зависит от глубины взаимодействия между алхимиком и психоидным существом. Те, кто оскорбляет дух и тело Софии, лишь используют ее в своих целях. Они игнорируют ее, проводят свои дни без размышления и живут, руководствуясь мелочными интересами своего эго.

Иногда, кажется, трудно различить, кто ненавидит Мудрость больше: те, кто пытается использовать ее в личных целях, или те, кто полностью игнорирует ее. Жизнь без Мудрости подобна иллюзии, но эта иллюзия деструктивна не только для конкретного человека, но и для его друзей, семьи и всей вселенной. Однажды мне приснился такой сон:

Я увидел огромное колесо в небе. Это было колесо космоса, и все находилось внутри этого колеса. Каждый человек, который жил на земле, каждый, кто еще не родился на свет, - все они занимали определенное положение внутри этого колеса. Но в моем сне все было в большом беспорядке. Могучая пульсирующая энергия вращала это колесо. С каждым новым движением энергия сталкивалась со всем, что было не на своем месте, и от этого соударения возникали синие вспышки, которые разлетались в разные стороны. Я понимал, что эти синие вспышки есть источник всего зла и страдания. Тут я неожиданно для себя осознал, что я имею свое собственное место на этом колесе, и незамедлительно последовал к нему. И как только я этот сделал, все вернулось на свои места. Теперь энергия ни с чем не встречалась на своем пути, поскольку все было в порядке, и вместо синих вспышек, золотое сияние появилось внутри колеса.

София показывает нам наше место в этом мире, нашу принадлежность к тому или иному месту, наш путь, какой он есть и каким он должен быть. Исследование Софии – это познание самих себя, это понимание того, кто и что мы есть на самом деле. С раскрытием Софии, мы приносим порядок во вселенную, ну или, по крайней мере, пытаемся это сделать в силу наших возможностей и способностей. С восстановлением гармонии во вселенной исчезает всякое зло, которое раньше возникало от нашего невежества и незнания собственного предназначения в этом мире. Когда мы оскверняем дух или тело Софии, мы принимаем участие в создании зла. Не имеет значения, кто ты есть и что ты есть, не важно, каким хорошим человеком мы кажемся самим себе и как сильно мы стремимся избежать страданий: если мы не стараемся постигнуть Мудрость, мы оскорбляем ее.

София и Filius

После знакомства с нами, София дарит нам любовь и проявляет нежность, которые мы можем увидеть в алхимии и алхимических процессах. Во-первых, примите во внимание, что в тексте Aurora Consurgens пол Софии переходит от женского к мужскому, и она обещает быть отцом любому, кто поможет ей. Я решил исследовать это изменение, чтобы показать тесную связь между Софией и мужской стороной Философского Камня. Единственный способ разобраться в этом чередовании – это прислушаться к справедливому комментарию фон Франц о божественном существе, которое возникает перед нами как filius pholosophorum или (лат. «ребенок философа»…. – алхимический символ. В некоторых текстах его часто ассоциируют с Философским Камнем (lapis philosophorum), а в других он имеет свое собственное значение. Другие названия для filius pholosophorum: filius sapientae («дитя мудрости»), infans noster («наше дитя»), infans solaris («дитя солнца»), infans lunaris («дитя луны»), infans solaris lunaris («дитя солнца и луны»)), персонификация Философского Камня. Это мужское существо – «великолепное, первоначальное проявление prima materia, которое удивительным образом совпадает с Мудростью». { Aurora, p. 237.}. Мы можем утверждать, что две стороны Философского Камня, мужская и женская, говорят через Фому и жаждут освобождения.

Filius – это психоидное существо, воплощающееся в виде Философского Камня, который подобно любому живому организму имеет тело, дух и душу. Это наивысшее отражение Философского Камня как центра всех миров и инкарнации всего божественного. Это сам Бог, который возникает из prima materia и получает индивидуальные черты в ходе алхимического процесса. Рождение filius – это конечный результат, происходящий от слияния мужской и женской стороны Философского Камня. Я считаю, что в тексте говорит сам отец Философского Камня, а не мужская его сторона, как это думает фон Франц. Это не просто диалог Философского Камня или Духа-Хранителя, а рождение Духа-Хранителя от союза Бога и Софии.

Когда начинает общение мужской голос, появляется фигура голубя, которую называют возлюбленным сыном, покрытым золотом и серебром, «красотой которого восхищаются солнце и луна. Ибо он есть воплощение любви и приемник, которому человек доверяется и без которого он ничего не может сделать». {Aurora, p. 63.}. Это типичное описание filius. Первая мужская фигура – это отец, prima materia или все божественное до взаимодействия с Софией, а сын – это filius, конечный этап работы, трансформированный и великолепный Бог, который становится все более уникальным и индивидуальным.

Далее в тексте подробно рассказывается об алхимическом процессе, и Бог продолжает диалог. Он обращает наше внимание на картину с семью звездами, которая украшает божественную работу. Фома цитирует Сеньора: «ты сотворишь семь ‹металлов›, которые подобны семи звездам (они и есть эти семь звезд), и очистишь их девять раз, пока не станут они жемчужинами (и не будут подобны им), - в этом суть процесса Очищения». { Aurora, p. 65.}

Мы неожиданно получаем новый состав действующих лиц. Как отмечает фон Франц, центральный символ становится многочисленным.{ Aurora, p. 239.} Согласно ее мнению – это результат регрессии. Однако я считаю это признаком усложнения, характерным для психоидной алхимии. Когда мы осознаем, что Дух-Хранитель имеет центральное положение, мы можем видеть другие божественные и психоидные силы, которые играют не последнюю роль в этом мире. Семь металлов – это распространенный алхимический символ, соответствующий семи звездам, которые имели прямое отношение к астрологии. { в то время, когда была написана Aurora Consurgens, астрономы знали всего лишь семь «планет»: Солнце, Луна, Меркурий, Марс, Венера, Юпитер, Сатурн}. Каждый металл олицетворял определенную планету. Эти планеты несли энергию, которая посылала лучи на Землю или иными способами оказывала влияние на жизнь и на алхимический процесс. Упоминание о семи звездах служит доказательством существования различных психоидных сил, которые могут включиться в алхимический процесс и вступить в контакт с filius. Если мы попробуем разобраться, каким образом происходит это взаимодействие, то уйдем далеко в сторону от изучения Софии. Я думаю, что появление семи звезд в тексте Aurora Consurgens отражает многогранную природу Духа-Хранителя и Философского Камня. Философский Камень – это целостность, это центральная объединяющая сила, в состав которой могут войти другие энергии. Например, в «Изумрудной скрижали» (“Emerald Tablet”) (- важнейший памятник египетского герметизма, получивший широкое распространение в латинском переводе. Согласно легенде текст скрижали был составлен Гермесом Трисмегистом на пластине из изумруда в египетском храме. Это произведение представляет собою формулировку основных учений герметической философии, в ней записан рецепт алхимического процесса получения Философского Камня) написано, что «он поднимается от земли к небу и от неба снова спускается на землю, он вмещает в себя силу реальностей сверху и снизу. Так вы сможете постигнуть величие этого мира, и всякая темнота покинет вас» {Titus Burckhardt, Alchemy, William Stoddart, trans. (Louisville: Fons Vitae, 1997), p.192.}. «Он» - это filius, который восходит к высшему миру духа, вбирает в себя божественные силы и затем возвращается обратно.

Философский Камень – это единство внутри множества. Он растет в количестве, притягивая к себе духовные энергии, которые увеличивают его мощность и сложность всего живого. Этот процесс продолжается до и после рождения filius. В психоидной алхимии любая психоидная сила или фигура – это prima materia. Если это Дух-Хранитель, то он со временем превратится в filius. Если же это другое психоидное существо, которое несет в себе частицу духа или божества, то оно объединиться с filius или с Софией.

София – самостоятельная психоидная фигура, которая начинает свой собственный процесс преобразования. Кроме того, она участвует в других трансформациях. Она выходит замуж за своего мужского супруга и дает рождение filius или Философскому Камню. Это какой-то типичный алхимический парадокс, в котором София одновременно выступает и в роли матери, и в роли Философского Камня или, по крайней мере, его женской стороны. В этой аллегории о черной земле Фома говорит как голосом Софии, так и ее мужа, а затем описывает ребенка, который появляется на свет в результате их союза. Вот три главных элемента алхимического процесса, а семь звезд представляют собой другие энергии, которые могут быть присоединены к Философскому Камню. Они могут добавляться до или после рождения filius, но всегда увеличивают его мощность и интенсивность.

После того, как мужской божественный голос знакомит нас с семью планетами, он рассказывает нам о своем «возлюбленном сыне…красотой которого восхищаются солнце и луна. Ибо он есть воплощение любви и приемник, которому человек доверяется и без которого он ничего не может сделать». {Aurora, p. 63.} Этот прекрасный сын и есть Философский Камень, а солнце и луна, что восхищаются его красотой, его отец и мать, мужская и женская сторона единого божества. Они дают жизнь своему сыну и сами являются частями его. Парадоксальные взаимоотношения между родителями и сыном чаще всего изображаются в виде короля и его сына. Фома обращает наше внимание на два источника, которые связаны с символом отца и сына. Петрус Бонус, знаменитый средневековый алхимик 14 века, писал, что в конце работы «порождающий и рожденный становятся единым целым; ребенок старого человека, отец и сын – все сливаются в одно». { Aurora, p. 59 n. 11.} Фома цитирует Turba Philosophorum (дословно «Собрание Философов» - один из древнейших алхимических трактатов. Изначально, это была попытка перевода греческой алхимии на арабский язык и адаптация ее для исламской науки. В создании этого произведения принимали участие девять философов: Анаксимандр, Анаксимен, Анаксагор, Эмпедокл, Архелай, Левкипп, Экфант, Пифагор и Ксенофан. В тексте они обсуждают структуру материи, ее работу, ее связь с космологией и астрологией): «старый человек клянется, что он не будет есть плоды с дерева….пока этот старый человек не будет молодым….и пока отец не станет сыном». {там же} Эта картина олицетворяет процессы омоложения и обновления, старый человек преобразуется в молодого. Здесь мы видим параллель с тестом Aurora Consurgens. Что же может означать этот символ? Совершенно ясно, что он несет духовный и божественный смысл. В первой части цитаты Петруса Бонуса речь произносит старый алхимик, который «знал, что Бог собирается сделать человека, ибо в последний день Творения, когда завершается вся работа, порождающий и рожденный объединяются». {там же} Бог-отец и его человеческий сын сливаются вместе: так создается союз между человеком и божественным, между человеческой Самостью и Духом-Хранителем (психоидной божественной Самостью). Таким же образом в тексте Aurora Consurgens София, она же prima materia, соединяется со своим ребенком – Духом-Хранителем. Дух-Хранитель есть дитя Софии, ведь в любом случае конечным продуктом трансформации prima materia будет Философский Камень. Все дороги идут в Рим; и все преобразования завершаются созданием Философского Камня. Как было сказано ранее, Философский Камень не может быть простым единством, потому что он является центром многогранной целостности, которая включает в себя различные атрибуты и энергии. Когда София превращается в Философский Камень, Философский Камень тоже становится Софией, в результате этого преобразования он приобретает мудрость и другие всепроникающие и творческие энергии, связанные с ней. Он принимает ее и объединяется с женской стороной, и София сливается вместе с ним.

▪ ▪ ▪

София попадает в подземный мир и умирает, когда ее тело отделяется от духа и души. Она находится на стадии nigredo и горько сожалеет о своей участи, она просит своего возлюбленного, алхимика, прийти к ней на помощь и узнать ее. Алхимик включает Софию в алхимический процесс, чтобы начать переход от nigredo к albedo и далее к завершающей стадии coniunctio. В этом месте мы слышим голос любовника Софии, который рассказывает об их связи с Софией и восхваляет плод их союза, filius. В конце появляются энергии, которые помогают в трансформации и оживляют Софию. Фома в основном акцентирует внимание на стадии albedo, так как аллегория касается, прежде всего, смерти Софии и тех действий, которые должен предпринять алхимик.

Теперь мы можем вернуться к описанию этих процессов и детальному их рассмотрению. Черное облако олицетворяет разделение тела, души и духа, так что София умирает вместе со своей бывшей сущностью. Сейчас она ждет того, кто сможет исцелить ее, своего божественного возлюбленного, «по чьей любви я тоскую, в чьей страсти я растворяюсь, в присутствии кого я оживаю, от чьего благополучия я получаю свое здоровье, от чьего молока я питаюсь, в объятии кого я молодею, чей поцелуй для меня как дыхание жизни, в чьих любовных объятиях теряется мое тело» {Aurora, p. 59 n. 11.} София сама становится женихом, ищущим свою невесту; и с этого момента начинается ее сближение с мужской стороной. В свою очередь мужская часть божественного, как мы уже успели заметить, обращается к своему сыну и рассказывает о его природе.

Дух-Хранитель – это психоидное существо, способное проходить через бесчисленные трансформации, соединения и вбирать в себя все психоидные силы вселенной и руководить ими. И в этом отношении, Дух-Хранитель – их ребенок, поскольку они развивают внутри него новые особенности и свойства. Энергия, представляющая собой prima materia, не исчезает, а очищается и находит свое место внутри целостности, которая и есть Дух-Хранитель.

София должна умереть, опуститься до своей изначальной природы и раствориться в союзе со своим возлюбленным так, что их энергия сливается в процессе рождения сына. Чтобы понять до конца эту параболу, нам необходимо разобраться в значении символа тела.

Тело

Тело, дух и душа формируют одну из главных троиц в алхимии. У prima materia и Философского Камня есть тело, дух и душа, и каждая из этих составляющих играет особую роль в алхимическом процессе. Они настолько сильно взаимосвязаны между собой, что мы не можем рассказывать об одной, не упоминая при этом остальных. Например, алхимики считают, что каждый должен развить телесный дух и духовное тело, так как разложение тела оказывает сильное влияние на дух. Тем не менее, чтобы избежать путаницы, я буду говорить о каждом из них в отдельности и об их взаимоотношениях, как это описано в Aurora Consurgens.

Что касается тела, то в большинстве случаев оно рассматривается как сосуд, вмещающий в себя душу и дух. Без тела дух и душа не могут воплотиться в физическом мире. Подобное строение характерно и для психоида; любая психоидная фигура имеет тело, душу и дух. Тело психоида – это емкость, которая содержит в себе душу и дух, точно так же, как и физическое тело. Тело – это, прежде всего, сосуд. Кроме того, тело может быть воплощением, в которое переселяется психоидная фигура внутри гностического воображения. Психоидное тело состоит из квази-материи, более тонкой материи, которая одновременно является и телом, и духом, и субстанцией. Якоб Беме считал, что до падения у Адама и Евы тоже были тела, и что все духовные существа имеют материю. Следуя за Парацельсом, он назвал тело Адама limbus (c лат. кайма, оторочка, обшивка – примечание переводчика А.П.), это слово «limbus» есть «универсальный мир, четыре начальных элемента универсума, для всех веществ – источник и материя» {Martinus Rulandus, A Lexicon of Alchemy (Reprint: Kila, MT: Kessinger, n.d.), p. 207}. Вероятно, сам Парацельс думал, что материя бессмертна по своей сути, а prima materia имеет духовную природу.

Это станет понятным, после того, как мы рассмотрим еще одну интерпретацию тела как формы материи. Как писал один алхимик: «все металлы [тела] образуются из Меркурия и Серы, Материи и Формы» {Quoted in Abraham, A Dictionary of Alchemical Imagery, p. 10.} Джорж Рипли отождествляет тело и форму и говорит:

Когда тело трансформируется из своей первичной материи,

Тут же образуется новая форма. {George Ripley, “Twelve Gates,” from The Compound ofAlchymy, 1591 edition modernized by Adam McLean (Alchemy Web Site, www.levity.com/alchemy/ripgat2.html), J 5.}

В этом отношении тело дает форму духу и душе. Алхимик хочет разрушить первичное тело (свинец) и преобразовать его в новое тело (золото), потому что именно таким образом он сможет дать духу более совершенную форму. «Умерщвление» исходного тела уничтожает начальную форму в надежде на создание более новой и совершенной оболочки.

Наше тело – это наша форма, точно так же для психоидной фигуры тело есть форма. Чисто духовное существо невозможно познать, пока оно не проникнет в психоидный мир и не встретит человека. Чтобы попасть туда, оно должно сперва обрести тело, то есть получить определенную форму. Духовное существо имеет свою форму и визуальное изображение, которые воспринимает человек и с которыми он или она могут вступить во взаимоотношения. Психоидная фигура выбирает такое тело, которое лучше всего олицетворяет ее внутреннюю природу. София появляется перед нами в виде величественной Королевы, увенчанной могуществом, и богини Мудрости.

Алхимический процесс начинается с разрушения старого тела и формы, чтобы затем создать новую, чистую и более совершенную оболочку. Эдвард Келли ( - 1555 – 1597- английский медиум, мистик и алхимик. Известен под именем Эдварда Талбота. Вместе с Джоном Ди работал над получением философского камня и составлением енохианских таблиц) писал:

Поскольку душа связана с духом, то и тело должно присоединиться к душе, но это случится только после процесса очищения; ведь невозможно усовершенствовать что-либо, пока его прежняя форма полностью не разрушится. {Edward Kelly, The Theater of Terrestrial Astronomy in Waite, ed., The Alchemical Writings of Edward Kelly, p. 138.}

Теперь мы знаем достаточно и можем сказать, что именно с помощью тела материя получает свою форму и что внутри нее она хранит душу и дух. Эти три составляющие настолько сильно взаимосвязаны, что форма тела напрямую влияет на душу и дух, а изменение тела преобразует как душу, так и дух. Поэтому алхимики стремились уничтожить старую форму, чтобы вместо нее создать высшее, чистое и духовное тело. Ведь в более совершенном теле может работать более сильный дух. Самая высшая и величественная форма – это Философский Камень. София соединяется с Богом на уровне психоида, и от этого союза рождается Философский Камень, который и есть ее новое тело. В его любовных объятиях она становится моложе и в тоже время теряет свое старое тело. По мере того, как она лишается своего тела, она получает взамен более новое и лучшее, и в этом суть алхимического процесса. Как я уже отмечал ранее, тело психоидной фигуры – это та форма, в которой она воплощается в психоиде.

Трудно себе представить, как еще можно усовершенствовать изначальную форму Софии. Есть только один путь – она должна покинуть свое тело, стать единым целым с Духом-Хранителем и вместе с ним делить его тело, которое является самой совершенной формой Философского Камня. София теряет свое тело в объятиях возлюбленного, который в свою очередь тоже теряет свое тело. В этом глубоком союзе они трансформируются в своего сына, поскольку с потерей их тел они создают тело сына.

Многие алхимические картины изображают союз двух существ в одном теле (см. рис.9), которое чаще всего ассоциируется с rebis. Обратите внимание на то, что мужская и женская сторона этого создания имеют свои собственные короны, хотя и носят одну общую корону. Их короны еще раз указывают на божественность, а общая корона отражает глубину их взаимодействия. Они стоят на prima materia, имеющей облик чудовища. Две отдельные головы возникают из исходной материи. В этом отношении rebis может быть как началом работы, так и ее завершением. На первом этапе материя похожа на какого-то монстра, и две головы должны быть обособлены. Однако в конце она великолепна и символизирует завершение работы. Крылья олицетворяют их духовную природу, но в тоже время они плотно укоренены в земле, так как имеют короны у своих ног. Тело, которое вмещает в себя Бога и Софию, тоже находится в основании тонкой материи психоида, придавая им форму и субстанцию. Двухголовый rebis представляет собой идеальное сочетание мужской и женской стороны Философского Камня. Линди Абрахам в своем алхимическом словаре определяет rebis как «совершенную интеграцию мужской и женской энергии» { Abraham, A Dictionary of Alchemical Imagery, p. 98.}. Образ Софии, теряющей свое тело и растворяющейся в своем возлюбленном, ведет к созданию новой, третьей стадии, к появлению сына. В этом союзе она получает второе рождение и питание, и в тоже время она дает энергию и все необходимое для существования Духа-Хранителя.

IMG_4379

Рис. 9. Двухголовый rebis символизирует союз мужского и женского, так как эти две стороны сливаются в единое существо – filius.

Все эти процессы осуществляются внутри мира воображения под присмотром алхимика. Он наблюдает смерть Софии и ее любовника, как они теряют свои старые формы, чтобы затем бесследно исчезнуть. Алхимик не может увидеть Софию как отдельное существо, потому что она полностью сливается с мужской стороной. В результате этого соединения возникает новый образ – filius. София вновь возрождается, но уже не как самостоятельная фигура, а как женская сторона filius. Не потеряв ничего от себя, она прошла через трансформацию и стала частью большого целого. Создание этого чуда, этого плода союза божественности, есть искупление не только Софии и ее партнера, но и алхимика, который находит бессмертие и освобождение через рождение filius.

 

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики