Суббота, 08 марта 2014 10:02

Карл Густав Юнг Семинар по детским сновидениям. Глава 3. Психологическое толкование детских снов (часть 1) Зимний семестр 1938/39

Карл Густав Юнг

Семинар по Детским снам.

Глава 3.

Психологическое толкование детских снов

(часть 1)

Зимний семестр 1938/39

1. Сон пятилетнего мальчика о волосатом человеке

Представляет Маргрет Закс

Содержание: Из тёмного подвала неожиданно появляется человек, с головы до ног покрытый волосами. Он хочет схватить мальчика и утащить в подвал. Мальчик просыпается от ужаса.

Миссис Закс: Мальчику пять лет: это возраст, когда первые впечатления ещё очень важны, а развитие идёт огромными скачками, но мир личного сознания ещё крайне мал и подвержен сильному влиянию коллективного бессознательного, которое пока довольно близко к сознанию.

Во сне мальчика появляется человек, покрытый волосами. Что он может означать для ребёнка? Он явно старше и сильнее сновидца. Вдобавок он ещё и волосат. Этот человек вызывает страх, ужас, он воплощает нечто пугающее, напоминая о великанах из сказок; можно вспомнить Рюбецаля, духа Рудных гор, который уносит детей в мешке. Здесь, в Швейцарии, он известен под именем Boolima; во Фландрии его называют Biete Bouw, в скандинавских странах детишек пугают троллем, а американская страшилка — man in the woodpile1. Этот бука в детском воображении всегда покрыт шерстью и имеет длинную бороду.

В мире образов волосы и борода играют важную роль. В «Золотой ветви» Джеймса Фрезера, среди прочего, можно прочитать о значении волос в разных культурах: например, вожди и шаманы африканского племени масаи боялись лишиться бород, так как вместе с ними пропала бы и их магическая сила; во многих примитивных культурах волосы и борода считались «табу». Их не стригли вовсе, чтобы уберечься от опасности. Правителям Франконии также не позволялось стричь волосы с самого детства. Обрезание волос было равносильно отказу от трона и власти. Волосы означают магическую силу, необыкновенные возможности. Молодые тевтонские воины стригли волосы и бороды, только потерпев поражение от врага. Разумеется, тут нельзя не вспомнить и легенду о Самсоне и Далиле. Отрезанные же волосы нужно хранить в священных местах — в храме, на кладбище, в дупле дерева. В Швабии отрезанные волосы прятали в такие места, куда не проникает ни солнечный, ни лунный свет. Фрезер приводит ещё множество примеров из фольклора и обычаев Шотландии и Ирландии, Сиама, Северной Германии, Меланезии, Патагонии, Таити и Соломоновых островов. И везде основная идея заключается в существовании связи между срезанными волосами, олицетворением силы, и их бывшим владельцем — именно поэтому волосы нужно тщательно припрятывать, чтобы они не попали в дурные руки.

Здесь прослеживаются параллели с уже рассмотренным нами сновидением. В описании того сна говорилось: «нечто ужасное влезло в окно — не медведь, а человек. У него были человеческие ноги — это было видно, когда он наступил на одеяло». Тогда мы провели аналогию с медведем. Волосатого человека из нашего сна тоже можно сравнить с медведем, который играет большую роль в детских фантазиях. Тысячелетиями наши предки боялись медведя: он был одним из опаснейших врагов. Эти впечатления сохранились в коллективном бессознательном. В скандинавской литературе упоминается поверье, будто очень старые медведи несут в себе нечто дьявольское, и их нельзя убить обычной пулей — только серебряной. В этой связи нужно также вспомнить о связи между медведем и берсерком. Само слово «медвежатник» намекает на эту связь2. Понятие души связано с мехом, шкурой, рубашкой, внешней формой — поскольку в тевтонской традиции рубашка (например, лебединые рубашки)3 и мех означают возможность трансформации. И сегодня мы используем выражение aus der Haut fahren4, напоминающее о берсерках. Берсерк снимал медвежью шкуру только ночью, когда все спали; шкура эта давала ему невероятную силу, в ней его охватывала бешеная ярость. В датской саге о Рольфе Крэйке рассказывается о превращении в берсерка5. В легендах про оборотней волчья шкура также даёт необычайную силу. Подводя итог нашей амплификации образа «волосатого человека», получаем: это нечто, чего дети очень боятся, жуткая сверхъестественная сила, которая может охватить вас и ввести в такое бешенство, что вы потеряете сознание; волшебная сила, внезапно берущая над вами верх.

Любой ребёнок боится тёмного подвала. Если символ сознания — дом, то подвал — это бессознательное, место утраты сознания, темнота, в которой скрывается всё, чего мы боимся, и то, чего мы ещё не знаем. В воображении ребёнка именно в подвале происходят всевозможные таинственные, загадочные вещи.

В темноте мы чувствуем себя одинокими, темнота рождает кошмарные сны, в темноте таится опасность. Мы говорим о тёмных силах, о бездне. Из темноты поднимаются хтонические силы; китайский инь — также теневой, тёмный принцип. Темнота — это ночь, поглощающая день; ночью всё вокруг меняется и перерождается, пока мы спим.

Покрытый шерстью человек хватает мальчика и хочет утащить его в подвал. Хтоническая сила захватывает сновидца, получает контроль над ним. На этом месте мальчик просыпается с криками ужаса. Он ещё не захвачен окончательно, ещё не попал во тьму подвала, но бессознательное инстинктивное влечение — жадность, страсть, желание — уже поднимается снизу и грозит поглотить его. Неконтролируемый инстинкт сильнее, и он может поглотить маленький мир сознания.

Поскольку нам практически ничего не известно о сновидце, мы можем только строить предположения. Возможно, его психическому развитию угрожает опасность. Конечно, мы не можем говорить о сознательных сексуальных чувствах у пятилетнего ребёнка, но вполне вероятно, что сон предсказывает будущий эмоциональный взрыв.

Профессор Юнг: Благодарю вас за доклад. В своём описании сна вы приняли во внимание все важные аспекты. Я выбрал этот простой случай, поскольку на его примере мы можем рассмотреть различные варианты работы со сновидением.

Как мы заметили во время нашей последней встречи6, в большинстве случаев сон — это бессознательная реакция (хотя и всегда разная) на сознательную ситуацию. Поэтому нам следует всегда принимать во внимание бессознательный контекст и индивидуальную психологическую ситуацию сновидца.

Дети ещё сохраняют живую память о древнем мире; они родились с ней. Хотя бы поэтому мы не можем не заметить коллективную основу сна. Вездесущие древние образы, архетипы, играют важную роль в детской фантазии. Именно поэтому сказки так сильно впечатляют юных слушателей: они затрагивают связанный с ними мир.

Из доклада вы узнали, как мы подходим к коллективным символам. Однако такой метод работы со сновидением недостаточен, если нужно прийти к практическому решению. Для практики весь этот разговор о медвежьих шкурах и архетипах бесполезен. Нам нужно задавать более точные вопросы: о событиях предшествующего дня и в целом об индивидуальной ситуации ребёнка. В данном случае психологическая ситуация мальчика мне неизвестна. Однако мы всё же можем попытаться обсудить возможные варианты.

Предположим, вы знакомы только с матерью ребёнка, которая рассказала вам сон и сообщила, что речь идёт о «трудном ребёнке». Что бы вы сказали? Что вы можете разглядеть в этом сне?

Участник семинара: Я бы расспросил, что мальчик пережил накануне и оставался ли он напуган сном в течение дня.

Профессор Юнг: Да, но для практики это несущественно.

Участник семинара: Не можем ли мы толковать образ волосатого человека как компенсаторную фигуру к сознательной ситуации сновидца? В докладе он изображён как опасность. Но, возможно, он указывает и на нечто позитивное, чего ребёнку недостаёт и что ему нужно принять.

Профессор Юнг: Верная точка зрения. Действительно ли он представляет опасность или, напротив, нечто, что следует принять? Если последнее верно — что в таком случае мы можем сказать о сознании мальчика?

Участник семинара: Оно слишком «светлое», слишком слабо связано с бессознательным.

Участник семинара: Оно слишком рационально.

Профессор Юнг: О нет, нет, даже с «наилучшим» воспитанием сознание четырёхлетнего ребёнка не может быть рациональным.

Участник семинара: Оно слишком хорошо воспитано.

Профессор Юнг: Да, есть такая возможность. Действительно, дело может быть в том, что мальчик слишком хорошо воспитан. Как следствие, появляется бука, страшное «животное». Он может делать всё то, чего не может сам ребёнок. В семьях, где детей воспитывают слишком строго, с ними обращаются как с дьяволятами. И потом они естественным образом видят тревожные сны. И вот в таком сне появляется дикий волосатый человек — но на самом деле он всего лишь воплощает те шалости и проступки, которые ребёнок не может совершить в реальности. Слишком правильное воспитание вызывает бунт, и ребёнок в итоге способен на самые дикие выходки.

Участник семинара: Не указывает ли тот факт, что волосатый человек — взрослый мужчина, на будущее мальчика?

Профессор Юнг: И это возможно. И что это в таком случае означает?

Участник семинара: Что ребёнок слишком инфантилен.

Профессор Юнг: Правильно. Дети и должны быть инфантильными, иначе они не были бы детьми. Но может получиться так, что ребёнок чересчур инфантилен, например, если из-за болезни он долгое время был прикован к кровати и теперь ослаблен. Такие дети снова начинают говорить как малыши, ни на шаг не отходят от матери — словом, совершают действия, которые должны были уже остаться в прошлом. Они испытывают регрессию, и в этом случае могут видеть подобные тревожные сны. Такой сон — естественная реакция организма, который защищается от этого нелепого инфантилизма. Это не моральная, а природная реакция. Когда семидесятилетнему старику кажется, что он может делать то же, что и в молодости, природа также одёргивает его: нет, не можешь — чисто физиологически. Когда ребёнок регрессирует до определённого уровня, в качестве индикатора такой регрессии могут появляться персонажи наподобие нашего волосатого дикаря. В этом случае я бы скорее заключил, что речь идёт о послушном, воспитанном мальчике, находящемся под слишком сильным влиянием матери. Некоторые матери вечно пытаются превратить своего ребёнка в образец добродетели, до отвращения милого и приличного мальчика… и именно их дети потом вырастают законченными негодяями. Это практически неизбежно. Однако здесь может быть и другая ситуация: мальчик очень любит свою мать, сильно к ней привязан и не хочет её расстраивать. В этом случае всё это тоже «варится» в нём и не может вырваться наружу; однако если он будет ждать слишком долго, оно всё-таки произойдёт.

Участник семинара: Эпос о Гильгамеше — как раз пример слишком хорошего воспитания.

Профессор Юнг: Да, и там также присутствует зверь по имени Энкиду или Эабани, который должен стащить Гильгамеша вниз, поскольку он слишком уж идеальный маменькин сынок.

Участник семинара: Разве нам не следует принять во внимание обе стороны образа волосатого человека — и полезную, и опасную?

Профессор Юнг: А двойственность никуда и не девалась. Не только в мотиве сна, но и в его эффекте. Такой сон может быть крайне деструктивным, поскольку содержит в себе зло. Когда сон плохо заканчивается, мы получаем «беспокойного ребёнка», который каждую ночь плачет, боясь, что сон может повториться. С другой стороны, возможна и естественная реакция. Что-то в ребёнке может понять: вот «он»! Это во многом зависит от того, развита ли у ребёнка интуиция. Со взрослым та же ситуация: будет ли сон понят верно — решает инстинкт. Мы можем чувствовать, что двигаемся примерно в нужном направлении. Когда такой ребёнок подрастёт, ему может понравиться образ волосатого дикаря, и он будет воображать, что сделал бы, если бы был похож на него. Наполовину сознательно, наполовину бессознательно он в итоге выведет верные заключения. В этом случае нам следует доверять природе. Однако если тревога ребёнка усилится, он станет воспринимать образ неверно, и деструктивный эффект сна возрастёт.

Участник семинара: А не может ли этот дикарь быть как-то связан с родителями мальчика?

Профессор Юнг: Сон далеко не всегда таинственным образом связан с родителями. Но и эту возможность не следует отметать. Дело может быть в проблемах в браке родителей, поскольку волосатый дикарь — это наполовину обезьяна, примитивный, инстинктивный человек. Здесь может быть связь как с матерью, так и с отцом, чаще всего только с одним из родителей. Как правило, ситуация в браке такова, что один из партнёров сидит в тёплом гнёздышке и воображает, что всё прекрасно. Этот партнёр находится в тепле и безопасности, как в животе у матери или у отца на коленях. Другой же, находящийся «снаружи», думает: «Да, всё очень мило, просто замечательно, только вот кто бы меня тоже грел и защищал!». Возможно, это отец, который сидит на подоконнике и смотрит в окно. В этом случае именно здесь возникает дикарь, которого он сам боится. Или же, напротив, мать суетится на краешке гнезда, пока отец восседает в центре, покуривая трубку. И вот ей снится страшный волосатый человек, которого она ужасно боится, но при этом тайно надеется, что однажды он вломится в дом. И в любом из этих случаев порождённый дикарь может войти в ребёнка. И чем более живым получится образ, тем больше эффект. Следовательно, при воспитании ребёнка жизненно важно, чтобы родители представляли, что творят, осознавали свои проблемы и не игнорировали их; иначе детям придётся вести просто невыносимую жизнь. Они будут принуждены совершать ужасные вещи, которые по своей природе никогда делать не стали бы, но переняли их у родителей. И тут мы сталкиваемся с интереснейшим явлением. Когда мы изучаем историю семьи и исследуем отношения между детьми и родителями, мы часто можем заметить красную нить судьбы. Иногда над домом Атрея7 тяготеет не одно проклятие.

Участник семинара: Вы отрицаете важность событий предшествующего дня. Но что, если какое-то переживание накануне действительно спровоцировало ситуацию во сне? Например, мне вспоминается случай маленькой девочки, которая увидела отца обнажённым, и затем ей приснился связанный с этим сон.

Профессор Юнг: Обычно нагота не производит на маленьких детей особого впечатления. За исключением случаев, когда ребёнка особенным образом воспитывали. Приведу пример.

Когда мне было лет пять или шесть, пожилая тётушка повела меня в музей, чтобы показать чучела животных. Это зрелище чрезвычайно меня заинтересовало, и мы бродили по залам до закрытия музея. Когда пришло время уходить, тётушка немного заблудилась, и мы вышли в зал со статуями греческих богов. Тётушка схватила меня за руку и стремительно потащила за собой, приговаривая: «Гадкий мальчишка, закрой глаза!». Вообще-то я ни о чём таком не думал: я увидел богов впервые, и нашёл их удивительно красивыми. Если бы не тётушка, я бы и внимания не обратил на их наготу.

Я сам не раз видел отца голым, и нельзя сказать, чтобы это сильно меня травмировало. Всё зависит от того, на какую почву падает это наблюдение. Если атмосфера чересчур «насыщена», если к детям питают неестественную слепую страсть, если дочери ползают перед отцом на коленях, если мать не надышится на сына, но при этом всё подавлено «воспитанием» — мы получаем готовую почву для невроза. Вот тогда ребёнок действительно будет травмирован, увидев отца или мать без одежды. Сами же по себе эти вещи естественны: иначе вся Африка была бы полна невротиками, но, конечно, ей такое и не снилось.

2. Сон шестилетней девочки о кукле и чудовище8

Представляет доктор Лилиан Фрай.

Содержание: Когда мне впервые приснился этот сон, мне было не больше шести лет. Он повторялся ещё пару раз уже в подростковом возрасте.

Я раздела куклу старшей сестры и уложила её в кукольную кроватку. Но потом я поднялась обратно, и кукла вновь сидела на стульчике, полностью одетая. Я снова раздела её и опять спустилась вниз. Через секунду я опять побежала наверх, чтобы посмотреть, что теперь произойдёт. Кукла снова оказалась одетой. И снова я раздела её и пошла вниз. Но на этот раз, обернувшись, я вижу чудовище, которое гонится за мной по лестнице (оно и одевало куклу). Чудовище очень большое, оно заняло весь лестничный пролёт. Оно движется медленно и неуклюже, опираясь на короткие мясистые лапы. Мне очень страшно.

Доктор Фрай: Разделим сон на следующие стадии:

1. Место действия: детская комната, лестница. Персонажи: девочка и чудовище.

2. Завязка: Девочка играет с куклой старшей сестры.

3. Перипетия: Трижды её игре мешают.

4. Лизис: За ребёнком гонится чудовище.

Описание сна начинается со слов: «Я раздела куклу старшей сестры и уложила её в кукольную кроватку».

Что означает для ребёнка кукла? Куколка бабочки9 воплощает переходную стадию между ползающей по земле гусеницей и крылатой бабочкой. В мифах и поэзии бабочка часто выступает как символ психе. Душа выходит из кокона и устремляется ввысь. Можно сказать, что куколка/кукла представляет переход от примитивного, приземлённого состояния к свободному, крылатому, парящему, бесплотному. В немецком есть выражение «сбросить оболочку куколки с сердца»10 — то есть обрести внутреннюю свободу. Куклы издревле были предметом разнообразных суеверий: до позднего средневековья их использовали как обереги от злых духов или как носители определённых магических сил, да и сегодня мы то и дело сталкиваемся с куклами-маскотами — талисманами, приносящими удачу. У самых разных народов существуют похожие легенды об оживающих куклах и об укрощении духов путём вселения их в куклу. Кстати, в связи с мотивом оживающей куклы хочу привести в качестве примера гомункула из «Фауста» Гёте. С помощью Мефистофеля Вагнер создаёт в колбе гомункула — искусственного человечка без души. Проблема в том, как наделить его душой и превратить в настоящего человека. Но колба разбивается на колеснице Галатеи, и гомункул падает в морские волны (бессознательное), откуда восстаёт уже живым человеком.

Но что же означает кукла в детской комнате? Что она значит именно для ребёнка? Внешний вид куклы не имеет особого значения в детских играх. Аниэла Яффе описывает случаи, когда ребёнок брал с собой в постель простую деревяшку или пузырёк с лекарством и играл с ними, будто с самыми красивыми и искусно сделанными куклами. Подобно первобытному дикарю, ребёнок оживляет куклу образами из своего бессознательного и таким образом вселяет в неё душу. Кукла в руках ребёнка — лишь сосуд, в который вливаются внутренний потенциал и через который мир ребёнка оживает. Обобщая, кукла/куколка — вместилище, оболочка, внутри которой скрывается бабочка — детская психе — в виде настоящего и будущего потенциала. Кроме того, для маленькой девочки игра с куклой — предварительная отработка её будущих биологических функций.

Во сне девочка играет с куклой старшей сестры. Старшая сестра или старший брат — мотив, снова и снова появляющийся в сказках. Чаще всего старшие братья и сёстры — на первый взгляд самые умные и красивые, любимцы родителей. Но когда наступает время для самого тяжёлого испытания — достать сокровище или освободить принцессу — они терпят неудачу. И обыкновенно успеха добивается младший ребёнок11. Во всех этих случаях старшие дети воплощают более развитые способности, они являются примером для младших В нашем сне, возможно, отражена та же модель отношений между сновидицей и её старшей сестрой: старшая является ролевой моделью для младшей.

В этой части сна девочка играет с куклой. О чём это нам говорит? Возможно, это означает, что девочка пытается прожить свою жизнь, реализовать свой будущий потенциал так же, как её сестра, — что неизбежно приведёт к односторонности и деформации инстинкта. Более того, в детской существует неписаное правило: каждый играет со своей куклой, а не с куклой сестры. У каждой из девочек своя кукла, содержащая именно её потенциал в зародыше. Но сновидица берёт куклу сестры. Это говорит о том, что она не стоит на своих ногах и не воплощает собственный потенциал, а пытается выстроить такие же взаимоотношения с реальностью, как её старшая сестра. Она копирует её способ адаптации и так же, как она, ведёт себя по отношению к окружающему миру. Вероятно, девочка чувствует, что здесь что-то не так, поскольку далее во сне она укладывает куклу в кроватку. Что это значит? Существует опасность идентификации сновидицы с сестрой. Она рассматривает сестру как ролевую модель. Поэтому душу сестры — её куклу/куколку — следует усыпить. Влияние сестры нужно нивелировать. Так сновидица пытается покончить с состоянием адаптации к сестре. Посмотрим, увенчается ли эта попытка успехом.

Раздев куклу, девочка спускается вниз. Однако за время её отсутствия происходит нечто необъяснимое: кукла вновь оказывается одетой и сидит на своём стульчике. Так повторяется трижды. Каждый раз во время отсутствия сновидицы результат её игры отменяется, игра делается бесполезной. Девочке дают понять, что она делает что-то не так.

Посмотрим на отдельные мотивы: число три, верх и низ и испорченная игра. Игра прерывается трижды, что подчёркивает важность этой темы. Появление во сне числа три всегда означает что-то судьбоносное. На семинаре в 1936/37 гг. профессор Юнг сказал: «Когда появляется троица» — три парки, триады богов, — «это говорит о достижении рокового момента; грядёт нечто неизбежное». В этом сне у нас нет мотива триады, вместо трёх фигур мы видим троекратное повторение одного процесса. Подобным же образом трижды повторяются заклинания или обращения к божеству. Во многих легендах можно обнаружить троекратное заклинание зла. Фауст у Гёте трижды призывает Мефистофеля. Трижды апостол Пётр отрекается от Христа: «Но Он сказал: говорю тебе, Петр, не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня» (Евангелие от Луки, 22:34). Или же трижды может повторяться испытание, как трижды дьявол искушает Иисуса. Троекратное повторение — это, так сказать, магический способ сделать нечто действенным, и во многих сказках именно оно позволяет решить проблему. Или установить связь с демоническим. Однако самое важное происходит после этого: запускается механизм судьбы, устанавливается связь с трансперсональным. Можно сформулировать эту идею так: число три вызывает число четыре, то есть нечто, что должно сделать личность целостной.

12

В нашем сне чётко видно, как троекратное повторение одного действия — девочка раздевает куклу, а та всякий раз чудесным образом оказывается одетой, — вызывает четвёртое: столкновение с чудовищем.

Помимо этого мотива, в данной части сна представляет интерес чередование верха и низа. Каждый раз после раздевания кукла девочка спускается из детской на первый этаж. Как будто ни тут, ни там она не может найти покой. Поднявшись вверх, она сразу вынуждена спуститься обратно вниз, а спустившись, тут же возвращается наверх. Возможный вывод: девочка не уверена, где её место. Постоянное чередование верха и низа говорит о том, что ребёнок периодически погружается в коллективный мифический древний мир, взаимосвязь с семьёй или таинственные глубины фантазии, в мир эмоций и тела. И в то же время во сне трижды повторяется попытка освобождения от этого мира, попытка подняться наверх и обрести сознательное мировоззрение. Продолжим рассматривать сон и посмотрим, какая сторона «правильная».

Третий мотив — испорченная игра. Кукла вновь и вновь оказывается одетой и сидящей на стуле. Чуждая сила врывается в игру и мешает достижению цели этой игры. Девочка сталкивается с неизвестным, но могущественным влиянием, который меняет направление её игры: по этим правилам кукла должна оставаться на месте.

Что означает для ребёнка такое вторжение превосходящей силы в его личную сферу? Личные действия ребёнка делаются бесполезными и включаются в некий трансперсональный процесс. Когда такое происходит, личная деятельность принудительно направляется против изначального, естественного внутреннего предназначения человека, а его природа угнетается, подавляется. Перед этим мы уже пришли к выводу, что наша сновидица слишком зависима от других и слишком точно повторяет способ адаптации своей сестры. Она пыталась освободиться, укладывая спать куклу сестры, чтобы ослабить влияние сестры на неё. В этом контексте испорченная игра означает, что бессознательное не одобряет этих попыток и препятствует им. Ей придётся найти другой путь.

В следующей части сна мы видим два мотива: девочка оглядывается назад и появляется чудовище. В сказках и суевериях оглядываться назад всегда опасно и потому в большинстве случаев строго запрещено. В Библии жена Лота превратилась в соляной столп, оглянувшись на горящие Содом и Гоморру. С другой стороны, это и мотив плодовитости: Девкалион и Пирра после потопа бросают камни через плечо назад, чтобы возродить человеческий род. Однако, вероятно, нужно очень специфическое внутреннее сочетание отчаяния и давления, чтобы выдержать вид того, что находится за спиной. Девочке приходится обернуться. Ей нужно увидеть, что преследует её, нужно встретиться со своей тенью.

Немаловажно, что чудовище перекрывает путь наверх. Теперь сновидица не может подняться обратно. Ей приходится спускаться вниз, в тёмное чрево бессознательного. Она должна столкнуться с чуждым, опасным монстром — именно потому, что всё, что отделилось от неё, «комплекс», воплощённый в чудовище и преследующий её, хочет — как уже объяснял профессор Юнг — соединиться с ней, чтобы она могла стать целостной.

Перед началом толкования я хотела бы привести ещё несколько параллелей из литературы и мифологии. Первый пример — это чудовищный бегемот из Книги Иова. Иов хвастает своей праведной жизнью: «Нога моя твердо держится стези Его; пути Его я хранил и не уклонялся» (Книга Иова, 23:11). Но Бог посылает на Иова всевозможные бедствия, и к нему является дьявол в облике двух чудовищ: бегемота и левиафана. Страшилище из сна имеет огромное тело и короткие, почти незаметные лапы, передвигается неуклюже и медленно. Гиппопотам примерно подходит под это описание. Как мы ещё увидим далее, это животное часто связывается со злом. Вспомним пуделя в Фаусте:

Нет, это не собачья стать!

Я нечисть ввел себе под свод!

Раскрыла пасть, как бегемот...

В связи с тяжёлым, раздутым телом чудовища можно вспомнить и мифы, связанные с «ненасытным рыбьим чревом», — например, миф о ките, описанный Фробениусом, или легенды о драконе, которого нужно убить, чтобы получить сокровище. Ламия13, жуткая ведьма, крадущая ночами детей и пожирающая их, также изначально была прожорливой морской рыбой. Мы получаем возможное толкование монстра как ужасной смертоносной матери, которую нужно победить.

Вернёмся к нашей интерпретации чудовища. Как показывает аналогия с бегемотом, такие монстры представляют страшную дикую сторону природы, животную хищную природу инстинкта. Поскольку девочке угрожает опасность отчуждения от своей природы, поскольку она потеряла тело, ей приходится снова спуститься в бездну, столкнуться с монстром, чтобы вернуть телесное сознание. А обрести его можно только в области инстинктов — в конце концов, чудовище тоже животное. Ребёнку нужно регрессировать до уже испытанного состояния, поскольку прогресс возможен только с уже знакомой позиции. Девочке нужно помнить, что у неё есть тело, которое нуждается в пище. Это и означает монстр с жирным огромным телом, ползущий к ней с бульканьем и похрюкиванием. Это отвратительное существо — полезный аспект её личности, желающий вновь с ней соединиться.

Итак, значение сна проясняется. Этот сон не только подготавливает ребёнка к эротическим бурям пубертатного периода. Вдобавок он указывает на проблему индивидуации, которая состоит в том, что это «процесс дифференциации, цель которого — развитие индивидуальной личности»14.

Профессор Юнг: Ещё раз рассмотрим немного подробнее основные мотивы этого сна. Итак, старшая сестра. Просто потому, что она старше по возрасту, она становится моделью для младшей сестры. Объект игры — кукла — это игровое упражнение для подготовки к будущему. Девочка идентифицируется с куклой, принадлежащей сестре, как будто этот образ будущего, творческая фантазия сестры — её собственные. Она, так сказать, сбрасывает собственную кожу и проецирует себя на старшую сестру.

Сон начинается с того, что девочка раздевает куклу и кладёт её в кровать. Что это значит? Подойдём к вопросу абсолютно наивно, как и следует поступать в подобных случаях. Действия девочки аналогичны действиям матери, укладывающей в кровать ребёнка. Зачем мать это делает?

Участник семинара: Чтобы ребёнок уснул.

Профессор Юнг: Да, и та же цель у девочки во сне. Кукла должна заснуть. И что же это означает?

Участник семинара: Активность сестры, её будущий потенциал должен уснуть. Таким образом он теряет действенность; это тайное, злонамеренное действие, направленное против сестры.

Профессор Юнг: Именно. Игра ребёнка с куклой — своего рода магия. Она оказывает влияние на того, кто связан с куклой. Укладывая в постель куклу старшей сестры, девочка оскорбляет саму сестру. Она как будто саботирует любимое занятие сестры. Она словно говорит кукле: «Всё, больше никакого предвидения будущего. Просто ничего не делай. Ты спишь!». Когда кукла спит, игра сестры останавливается. Старшая сестра обезврежена, парализована, и теперь девочка может взять на себя её функции. Мы часто замечаем у детей такие случаи «саботажа». Например, ребёнок надевает шляпу отца и случайно ломает её, или же пытается курить отцовскую трубку и роняет её на пол.

Во сне девочка, ненадолго отлучившись, вновь обнаруживает куклу одетой и сидящей на стуле. Вероятно, явилось коварное чудовище, схватило куклу и быстренько одело её. Как бы то ни было, шалость девочки не удалась — кукла вернулась к «status quo ante»15. Девочка возвращается в бессознательное состояние. Она поднялась по лестнице, достигла уровня сестры — а здесь всё то же, что и прежде. Она хотела не просто забрать что-то у сестры, но и получить таким образом нечто для себя: сделать фантазию сестры о будущем своей собственной.

Раздевание-одевание куклы повторяется трижды. Этот мотив числа три был совершенно правильно истолкован [миссис Фрай] как роковой процесс с магическим эффектом.

Фактически, «три» — это всегда динамика, ритм. Динамизм мира в философии Гегеля частично основан на трёх фазах или трёх стадиях. Эту же триаду мы находим в развитии сюжета «Фауста»: мальчик-возница, гомункул и Эвфорион. Мальчик-возница указывает путь душе. Здесь мы видим мотив «puer aeternus»16. В книге «Reich ohne Raum» Бруно Гетц даёт великолепное описание этого образа17. В своём описании он предсказал процесс в современной истории. Фигура «вечного мальчика» рождается, так сказать, напрямую из бессознательного. Второй персонаж триады Гёте — гомункул. Он также существо из внутренней реальности, появляющееся в видении. Этот образ присутствует и в философии герметиков. Как вы знаете, в алхимии существует идея о возможности создания чудесного существа, обладающего божественными качествами, в сосуде путём разнообразных процедур. Один алхимик даже назвал его «deus terrestris»18. Это метафора внутреннего опыта алхимика, который в процессе работы получает опыт собственного внутреннего содержания. Главный мудрец герметиков — Меркурий, знаменитый rebis (состоящий из двух частей)19. Его также называют гермафродитом из-за его двойственной природы и «lapis philosophorum»20 или «lux moderna» — то есть новым светом. С этим последним названием связан известный алхимический термин «свет светов». Третий персонаж Гёте — Эвфорион. Это фигура сына. Он — искра пламени, рождённая от соединения противоположностей, мужского и женского — и это та же алхимическая фигура, летучая ртуть, Меркурий. И вот какова судьба этих «вечных мальчиков». Все три попытки сохранить жизнь огненного мальчика проваливаются: мальчик-возница исчезает в огне фейерверков, колба гомункула разбивается, Эвфорион же гонится за прекрасными нимфами и сгорает. Именно из-за своего печального жребия эти образы важны для нас: они показывают дьявольские ловушки, в которые мы можем попасть во время соответствующих внутренних процессов. Особенно впечатляет история гомункула: он встречает Галатею — и процесс нарушается. Огонь вырывается из него, с кастрюльки сорвало крышку, он выдыхается. В этом отношении женщины очень опасны для мужских планов. Появляется прекрасная дева — и всё, он пропал! Та же опасность угрожает и женщинам, готовым родить внутреннее дитя. Но в этом случае всё менее ясно, чем у мужчин. Как погибает её внутренний «puer aeternus»? Опасность здесь — во встрече с «духом». Она читает учебник или статью, написанную абсолютным ничтожеством, но «так же написано» — и пар вырывается наружу. Есть алхимическая поговорка: «Vas sit bene clausum, ut qui est intus, non evolet»21. Итак, тройка ведёт к четвёрке — процесс приводит к результату. В докладе уже упоминалось об этом, и это очень важный момент. Какова же четвёртая форма «puer aeternus»?

Участник семинара: Сам Фауст в «хоре блаженных младенцев».

Профессор Юнг: И эта форма уже за пределами смерти. Фауст попал в безвременье. Эта четвёртая форма — результат первых трёх попыток. Однако не будем сейчас особо углубляться в эту тему.

В нашем сне три попытки приводят к, так сказать, катастрофическому разрешению. Однако это всё же разрешение, и потому оно имеет и позитивную сторону. Как мы интерпретируем чудовище?

Участник семинара: Как образ из коллективного бессознательного.

Профессор Юнг: В египетской мифологии было похожее существо — богиня подземного мира, пожирающая богиня-мать Тефнут. Она всегда присутствует в сцене «взвешивания сердца»22, описанной в «Книгах мёртвых». Если усопший оказывается грешником, Тефнут пожирает его сердце — и тогда покойник направляется в хтонические подземелья, котёл творения, где и распадается. Так что такое толкование монстра вполне верно. Это поглощающее чудовище, ужасная мать, не рождающая, а пожирающая. Однако даже у пожирания есть светлая сторона: оно может быть подготовкой к новому рождению.

Как истолковать то, что чудовище появляется наверху лестницы, а не внизу? Только спустившись в третий раз, сновидица оборачивается и видит его. Это важный момент. Тройка завершена. По завершении трёх стадий приходит разрешение: возникает некий импульс и начинается что-то новое. Иначе было бы непонятно, почему девочка не увидела чудовище ещё в первый раз. Ведь чудовище — это душа самой куклы/куколки, первичное существо, тёмная бездна в человеке, в игре рождающая жизнь. Весь мир — игрушка этого великого изначального существа, которое играет с куклами обеих сестёр. Именно бессознательное одевает и раздевает куклу: и обратите внимание, чтобы увидеть чудовище, девочке нужно было обернуться — ведь именно позади начинается область бессознательного. Магический эффект приходит сзади, именно поэтому древние люди носили на шее деревянные и каменные талисманы для защиты от сглаза. У этих фигурок были странные глаза навыкат: их «злой глаз» должен был бороться с чужим, по принципу «similia similibus»23. Итак, опасная зона — позади нас. Оглянувшись, ребёнок получает инсайт из бессознательного и внезапно понимает, что на самом деле происходит. И это сильно пугает нашу сновидицу.

Участник семинара: А как бы следовало толковать чудовище, если бы оно поднималось снизу?

Профессор Юнг: Если бы чудовище было внизу, девочка во сне побежала бы наверх. Тогда в опасности была бы взаимосвязь с семьёй, материнским чревом. Но в нашем сне её явно гонят вниз: «Не поднимайся больше наверх, никогда больше не играй там!»

Участник семинара: Девочка совершила ошибку, и бессознательное на это среагировало. И поскольку ошибка была сделана наверху, бессознательный образ также появляется там.

Профессор Юнг: Да, если где-то что-то идёт не так, именно там бессознательное проявляет себя враждебно. Если бы девочка была в семье «дитятком», всегда держалась бы семьи или идентифицировалась, скажем, с собачкой, чудовище, вероятно, появилось бы внизу. Но оно спускается сверху, потому что проблема там.

Участник семинара: Похоже, чудовище указывает ей, что делать, — как мать.

Профессор Юнг: Да, можно сказать и так. Но что мы тогда можем сказать о настоящей матери, если чудовище связано с ней? Как мать ведёт себя в реальности?

Участник семинара: Она слишком сильно привязала к себе ребёнка, ограничивает её свободу.

Профессор Юнг: Нет, проблема в другом.

Участник семинара: Мать слишком обращает на ребёнка мало внимания, поэтому чудовищу приходится выполнять её функцию.

Профессор Юнг: Да, чудовищу приходится вмешаться, чтобы не дать ребёнку шалить таким образом.

Во сне показан типичный процесс детской души, такой тонкий, что при обычном воспитании его вообще не замечают. Девочка живёт жизнью старшей сестры. Поэтому сама она останавливается в развитии и через какое-то время становится инфантильной. Из такой привычной идентификации развиваются «прекрасные» неврозы. Человек может дойти до такого состояния, что вообще не захочет возвращаться к себе: он припадёт к земле, чтобы укрыться от себя же.

Участник семинара: Не указывает ли повторяющееся возвращение наверх на попытку ребёнка достичь этого высшего уровня? Но попытка терпит неудачу. Означает ли это, что, несмотря на все усилия, девочке просто не суждено попасть туда?

Профессор Юнг: Очень хороший вопрос. Это критичная ситуация для души ребёнка. Развивающаяся идентификация должна быть немедленно остановлена. Бессознательное — независимая, автономная функция психе — останавливает эту идентификацию, поскольку она может представлять опасность. И останавливает на самой ранней стадии.

Мы не видим причин, почему это предприятие может повредить ребёнку. Мы можем понять весь сценарий сна, только если представим самые крайние последствия тех тенденций, которые здесь представлены. Если девочка продолжит идентифицироваться с сестрой, вскоре она обнаружит, что уже не живёт собственной жизнью, заменяя её моделью «старшая сестра». Её жизнь перестанет быть уникальной. Мы действительно можем влезть в чью-то шкуру24. Существуют люди, которые вовсе не проживают собственную жизнь. Они «надевают шкуру» отца или матери, а потом лет в сорок пять — пятьдесят бегут к доктору, чтобы он им помог. Такие случаи поистине трагичны и могут завершиться катастрофой.

Во сне присутствует лишь тончайший, едва различимый намёк на такой сценарий. Сны-предупреждения в таком раннем возрасте могут говорить о том, что эта идентификация действительно представляет большую опасность. Сознанию ещё ничего не известно об идентификации, зато природа отлично осведомлена. Подобно естественным реакциям на болезни тела, о которых сознание понятия не имеет, бессознательное также реагирует на подобные проблемы. Если как следует подумать над этим, можно получить интересные вопросы, например: А почему, собственно, так уж плохо жить чужой жизнью? Почему природа заинтересована в том, чтобы мы проживали только свою жизнь?

Мы имеем дело с крайне типичным детским сном: девочка идентифицирует себя со старшей сестрой. Она пытается освободиться от идентификации, укладывая куклу сестры в кровать. Она верит, что таким образом может парализовать сестру и восстановить собственную творческую активность. Но этот номер не проходит. Нельзя решать психические конфликты при помощи саботажа. Ей трижды предлагают не умничать и отправляться обратно вниз. Этот механизм точен, как часы: как только триада завершается, начинается следующая стадия. Девочка оборачивается и видит чудовище. Ей нужно было обернуться и понять зону опасности. Мы не знаем, чем закончится столкновение с чудовищем: от страха девочка просыпается.

3. Сон шестилетней девочки о радуге25

Представляет доктор Эмма Штайнер.

Содержание: Прямо передо мной была чудесная радуга. Я стала взбираться по ней наверх и оказалась на небесах. Оттуда я крикнула своей подруге Мариетте, чтобы она тоже поднималась. Но пока она сомневалась, радуга исчезла, и я упала на землю.

Доктор Штайнер: Сначала разберём структуру сна.

Место действия: радуга, поднимающаяся ввысь прямо перед сновидицей.

Далее идёт само действие: девочка взбирается по радуге и попадает на небеса.

Перипетия или изменение происходит, когда она зовёт с собой Мариетту. Но Мариетта не решается подняться, и наступает лизис: радуга исчезает, девочка падает на землю.

Перейдём к расширению контекста, к амплификации. Девочке снится радуга. Наши личные ассоциации таковы: радуга — чудесный мост, ведущий к замку в небесах, а оттуда обратно на землю. Значит, радуга — символ соединения неба и земли. Это соединение — связь между верхом и низом, духом и материей. Радуга рождается из соединения противоположностей — дождя и солнца, но она же и символ гармонии — благодаря волшебной игре красок и структуре, подчинённой законам природы.

Обратимся к народным толкованиям радуги, известным с древнейших времён. Это красочное зрелище всегда давало пищу фантазии всех народов мира. В Ветхом Завете радуга — символ мира. Бог закрепил свой договор с Ноем после Потопа, явив на небе радугу. И вновь мы видим связь между небом и землёй, Богом и человеком.

По представлениям христиан, праведники и избранные взойдут на небеса по радуге, тогда как тяжести грешников она не выдержит. Верующие считают радугу мостом, по которому Христос и ангелы сходят на землю.

По древнему цыганскому поверью, нашедший конец радуги на Троицу может взобраться на неё и там, в небесах, получить вечную жизнь.

Но есть и множество примеров того, как враждебные человеку силы также связываются с радугой. Она притягивает всё, что приблизится к её основанию. Так, радуга притягивает рыбу к берегу, но она же поднимает в небеса детей. Древняя легенда Трансильвании гласит: Жил-был один очень любопытный пастушок. Ему нравилось смотреть, как радуга притягивает к себе воду. В наказание его самого подняло в воздух, и теперь он должен вечно пасти овец в небесах.

Здесь мы видим изложение древней мудрости о том, что человеку не следует искушать силы природы, это дела божественные.

Приведём также отрывки из Traumsymbole des lndividuations prozesses [Символы процесса индивидуации в сновидениях]26: «Радугой следует воспользоваться как мостом. Однако нужно пройти не по нему, а под ним; тот же, кто попытается пройти по нему, упадёт и разобьётся». Профессор Юнг комментирует: «Лишь боги могут спокойно ходить по радуге; простой смертный упадёт и разобьётся насмерть, ведь радужный мост — всего лишь прекрасное видение, а не дорога для человека, обременённого телом. Человеку следует пройти «под радугой». Так вода течёт под мостом, повинуясь уклону почвы и стремясь к низине». Часто радуге приписываются магические свойства. Говорят, что если перекинуть через радугу шляпу, она упадёт на землю полной золота. Свинец и железо, переброшенные через радугу, также превращаются в золото. Девочка младше семи лет, пройдя под радугой, превратится в мальчика.

В нашем сне радуга также играет роль соединяющего символа, моста. Девочка взбирается по нему на небо. Детального описания неба она не даёт. Для ребёнка это воплощение всего прекрасного, воздушный замок, нечто изумительное и невыразимое. Также возможно, что это сказочный волшебный мир сновидицы. Там настолько прекрасно, что ребёнок полностью очарован и не может описать окружающее из-за его великолепия. Но она хочет, чтобы подруга разделила с ней эту красоту, и зовёт её подняться.

Мариетта, скорее всего, не реальная подруга, а другая сторона сновидицы, её земная половинка, о существовании которой она не подозревает. До сих пор мы занимались только одной стороной девочки, которая строит воздушные замки и мечтает попасть на небо, — эту сторону она символически освобождает, поднимаясь по радуге. Зовя с собой Мариетту, «приземлённую» подругу, эго девочки пытается затащить эту часть с собой в мир фантазий. На какое-то мгновение этот восходящий поток, влечение к ирреальному миру, оказывается сильнее реального мира, воплощённого в Мариетте, поскольку именно этот поток и возносит сновидицу в небеса.

Вернёмся ненадолго к реальной жизни нашей сновидицы, к её ситуации перед сновидением. Основываясь на содержании сна, мы можем заключить, что и в повседневной жизни девочка (пусть и бессознательно) разрывается между миром фантазии и реальностью, которую во сне представляет Мариетта. Такое напряжение в её возрасте — а нашей сновидице шесть лет — можно смело считать типичной ситуацией. Очень многие дети ежедневно подвергаются воздействию этого напряжения. Во сне ситуация обостряется: происходит разрыв, девочка отрывается от земли и взбегает вверх по радуге, отдаляясь от реальности-Мариетты. Здесь встаёт вопрос, насколько опасно было бы, если бы девочке удалось зазвать к себе Мариетту. В любом случае, она зовёт её, пытаясь устранить разрыв между ними.

Однако во сне ситуация разрешается иначе. Бессознательное устраняет раскол, восходящий поток ослабевает, а земля и реальность вновь набирают силу. Мариетта не решается подняться в иллюзорный мир, и радуга пропадает. Сновидица падает вниз — обратно в реальность.

Нам неизвестны обстоятельства жизни сновидицы. Возможно, этот сон — компенсация слишком здравомыслящего рационального окружения. Но с тем же успехом он может быть компенсацией внутренних проблем ребёнка. Я бы рассматривала сон о радуге как иллюстрацию типичной ситуации. Множество детей, в основном с интуитивным характером, разрываются между реальным и воображаемым мирами, и находят разрядку в сновидениях, что и произошло в нашем сне.

Профессор Юнг: Здесь мы снова оказываемся в той же ситуации, как и с большинством других снов, с которыми мы работаем на этом семинаре: к сожалению, нам не известно ничего о личных причинах сна — к примеру, о событиях предыдущего дня. Поэтому мы не можем сказать ничего определённого о мотивации сна. Скорее нам придётся попробовать поместить себя в типичную ситуацию шестилетнего ребёнка, чтобы найти вероятные мотивации, поскольку похожие ситуации, как можно заметить, часто порождают похожие мотивы в сновидениях. Конкретный мотив восхождения в волшебный мир встречается во множестве детских снов. Поэтому можно предположить, что мы имеем дело с типичной проблемой детской души, как совершенно правильно заметила доктор Штайнер. Это действительно типичный детский сон, порождённый типичной детской ситуацией.

Участник семинара: Мне вспоминается сон, который мы обсуждали на позапрошлой встрече: мальчику приснилось что он летит к девам на дирижабле27.

Профессор Юнг: Да, это тот же самый мотив. Но не следует упускать из виду тот факт, что в этом сне средство восхождения — именно радуга. Радуга соединяет небо и землю, через неё небо касается земли. В фольклоре в тех местах, где радуга выходит из земли, находят горшки с золотом. Так объясняли появление галльских золотых брактеатов28. Здесь радуга — мост вверх, в небеса, противопоставленные земле, низу. Какая психологическая фигура у нас соответствует низу?

Участник семинара: Тень.

Профессор Юнг: Верно. В психологии тень — низшая фигура, привязанная к земле. Она подобна настоящей тени, которая тоже всегда лежит на земле. Это слово следует, так сказать, воспринимать буквально. Понятие тени заимствовано напрямую из психологии первобытных людей. Земля и тень для них были идентичны. Тень привязана к земле и не может от неё оторваться. Тень — одно из наиболее примитивных определений души. Причиняя вред тени, вы вредите её владельцу; например, наступив на тень, вы как будто пинаете ногой отбрасывающего её. Вождь теряет магическую энергию, если кто-либо пройдёт по его тени. Это то же самое, как если бы кто-то набросился на него и победил. У примитивных народов есть ещё одно интересное суеверие, связанное с тенью: в южных странах полдень — колдовское время. В полдень тень укорачивается до минимума, угрожая исчезнуть совсем. А это уже страшно, поскольку, потеряв тень, человек потеряет связь с землёй — потеряет свою душу.

Тень — наш двойник. Это персонификация того, что прячется у нас за спиной, того, что лежит в тени сознания, и, как правило, она также означает землю — за исключением патологических случаев. Мариетта — реально существующая подруга девочки. Но по неизвестным нам причинам, во сне она представляет её земную тень. Вообще-то дружеские отношения нередко складываются так, что один партнёр становится тенью другого. В этом выражается психологическая структура. Вспомните выражение: следовать за кем-то как тень, то есть неотступно. В детских парах один может быть выше другого, или один поумнее, а другой наоборот, или семьи имеют разное общественное положение — и так далее. И тем не менее они дружат! Один из пары принимает на себя роль ведомого, роль тени.

Во сне девочка поднимается по радуге с земли на небо. Как нам истолковать это восхождение? Докладчик совершенно верно заметила, что мотив подъёма по радужному мосту в волшебный мир может быть компенсацией недостатков слишком рационального окружения. Однако это рискованный путь. Затерявшись в фантазии, ребёнок подвергает себя опасности. Фактически, все дети могут довольно далеко заходить в своём воображении и таким образом ставить под угрозу свою психику. Возможно, что сон основан именно на этой проблеме. Но я не хотел бы придавать этому слишком большое значение, поскольку это далеко не единственная возможная мотивация. Причина такого восхождения может быть намного более общей.

Участник семинара: Желание вернуться назад, к коллективной безопасности.

Участник семинара: В этом случае сон будет означать регрессию? Я знаю детей, которые и в десять лет имеют подобное сознание, которые строят себе игрушечные домики и роют пещеры.

Профессор Юнг: Вы действительно думаете, что это регрессивные фантазии? Так ли это? Вы уверены, что это регрессивный сон? Этот вопрос подводит нас к важной, но очень непросто проблеме. Для начала, «подъём по радуге» — это выражение коллективного образа. Во сне девочка повторяет нечто, ещё не испытанное в её собственной жизни. Благодаря архетипическим образам, дети часто видят сны, содержание которых никак не совпадает с их личным опытом. Можно сказать, что ребёнок возвращается к древним идеям, к архетипическим формам. В этом отношении сон действительно выглядит как регрессия, но это «reculer pour mieux sauter»29. Да, она возвращается назад, но только для того, чтобы подняться наверх. Только что упомянули о детях, которые выстраивают себе убежища и живут в них: если толковать это явление чисто редуктивно, нам следует понимать его как желание вернуться в материнское чрево. Но такое укрытие — также изоляция, отделяющая ребёнка от его окружения. Это изоляция сознания. Строя дом, ребёнок как бы говорит: здесь я живу. Дети также играют, рисуя на земле границы: вот твоя территория, а вот моя. Всё это — границы личности; так завершается отделение себя от окружающего мира.

Восхождение по радуге, таким образом, означает не регрессию, а развитие личности, которое, однако, происходит лишь частично, поскольку часть её остаётся на земле. Здесь мы встречаемся с нормальным явлением, характерным для этого возраста. В шесть лет ребёнок обычно идёт в школу и впервые устанавливает контакт с внешним миром. От ребёнка требуется приспособиться к этому миру. Как он этого достигает?

Участник семинара: С помощью сознания.

Профессор Юнг: Именно. Ребёнку придётся научиться быть сознательным. Например, он должен знать своё имя и домашний адрес. Предполагается, что он это знает. Постепенно ребёнок понимает, что живёт не в одной большой семье: он конкретный ребёнок из этой конкретной семьи. Он начинает иначе делить мир, чем прежде, когда вокруг были только родители, другие дети и прислуга, ну, может, ещё кошки, собаки и коровы. Это становление сознания — подъём вверх, из тьмы к свету. Но в то же время он сопряжён с опасностями: каждый раз, когда сознание должно принять решение, появляется опасность раскола — такое происходит и у взрослых людей. Если у человека появляется новая идея, она увлекает его. Он загипнотизирован и перестаёт осознавать всё прочее. Всё остальное просто стирается из памяти. Для детей эта опасность сильнее, поскольку они очень впечатлительны. Дети легко ввязываются во что угодно, чтобы совершить восхождение. Эту опасность раскола мы видим и в нашем сне. Восхождение происходит лишь частично, поскольку другая часть личности остаётся в тени. Тень остаётся внизу. Это восхождение — лишь кратковременная иллюзия. Образуется разрыв между детской, примитивной частью с одной стороны и слишком взрослой частью — с другой. После этого дети часто попадают во власть фантазии и не добиваются того, чего должны были. Поскольку такой раскол может быть очень опасным, бессознательное порождает подобные сны, пытаясь предотвратить его.

Доктор Штайнер очень кстати припомнила отрывок из «Эраноса», в котором сновидец также хочет пройти по радужному мосту. Этот человек хотел решить свои проблемы вне реальности, в небесном «черепе» — вот что такое небеса на самом деле — и бросил свою реальную часть на произвол судьбы. Сон показывает ему, что этот путь ведёт не наверх, а вниз. Ему приходится остаться на земле вместе со своей тенью. Это типичный случай интеллектуала, которому кажется, что он может каким-то образом «придумать» или даже «раздумать» свою жизнь. Похоже, ему казалось, что он может просто выключить её, и она прекратит своё существование. В нашем сне мы наблюдаем похожую ситуацию: разрыв устраняется, когда девочка падает с небес на землю. Сон чётко объясняет: этого не существует, ты вновь на земле. Его задача — не дать прогрессу сознания зайти слишком далеко, что привело бы к потере связи с реальностью.

Сон отражает типичный детский случай. Ребёнок идёт в школу; он вынужден приспосабливаться к внешнему миру и отделять себя от окружения. Это происходит при помощи развития сознания, во сне показанного как восхождение в волшебный мир. Но здесь возникает опасность разрыва между самонадеянностью и примитивностью. Во сне Мариетта, тень, остаётся на земле. Опасная прогулка по радуге прерывается, и сновидица падает на землю. Так к ребёнку возвращается реальность, и то, что было разделено, вновь соединяется. В заключение мы можем сказать, что данный сон нацелен на то, чтобы удержать вместе сознание и тень.

Следующая встреча [6 декабря 1938]

Профессор Юнг: На нашей последней встрече мы разбирали сон девочки, в котором она взбирается на небо по радуге, но затем падает обратно на землю. В качестве дополнения мистер Кадински хотел бы рассказать вам аналогичный случай.

Мистер Кадински: Это сон четырнадцатилетнего слабоумного мальчика.

Ему снится, что он попал на небеса. Святой Пётр говорит ему, что он должен вернуться на землю. Но он не хочет возвращаться. Тогда святой Пётр превращает его в кролика. До одиннадцати лет мальчик успевал в школе не хуже других. Но потом перестал: в седьмой класс его не перевели. Потом ему снились уже не небеса, а поход на Северный полюс. В последнее время его успеваемость снова начала улучшаться.

Профессор Юнг: Вот вам ещё один случай, когда проблемы с учёбой появляются из-за того, что ребёнок слишком оторвался от земли. В обоих снах бессознательное пытается остановить этот процесс. Сначала мальчика превращают в кролика — то есть подрезают ему крылышки, а затем ему снится Северный полюс. О чём это говорит?

Участник семинара: Северный полюс — точка, вокруг которой вращается Земля (sic!).

Профессор Юнг: Где в мифах появляется Северный полюс или Полярная звезда?

Участник семинара: В Египте Полярная звезда сыграла роль при строительстве пирамид. Например, северный выход пирамиды Хеопса указывал прямо на неё.

Профессор Юнг: Верно, а в митраистских ритуалах?

Участник семинара: Митра — огненный бог, является в образе юноши. В правой руке он держит лопатку коровы30. Это Большая Медведица, вращающаяся вокруг Северного полюса.

Профессор Юнг: Коровья лопатка символизирует связь с Северным полюсом. С её помощью бог поддерживает небо и вращает мир. Полюс — очень важный трансцендентный символ. Это точка, через которую проходит мировая ось, это центр мира. Сознательно мальчик, очевидно, ничего не знает об этом. Когда ему снится Северный полюс, он воображает себе таинственное место, где не бывает никто, кроме исследователей и путешественников. Однако в бессознательном всё иначе: если кому-то снится, что он отправляется на Северный полюс, всё правильно. И сон полностью соответствует ситуации.

На самом деле, бессознательное функционирует в соответствии с архетипами. Если оно работает правильно, оно может привести к открытию мира или переосмыслению мировой истории. Мы не обладаем этими образами, но они находятся внутри нас и формируют нас. Это предопределённые модели. То, как что-то функционирует в нас, повторяет то, как оно происходит в природе. Насекомое, родившись, выполняет, что ему должно, самостоятельно, без подсказки. Акушерки не помогают ему при рождении, его не воспитывают любящие родители. Однако же оно безошибочно находит себе пищу, и так далее. Оно просто делает всё как надо. Так и работа человеческого разума — это не то, чему каждому нужно учиться. Мы делаем то же самое, что до нас наши предки. И выучиваемся этому отнюдь не в школе. Напротив, нужно следить, чтобы школа не нарушила нормальное функционирование психе.

Как мы видели во время прошлой встречи, первые школьные годы приносят с собой проблемы адаптации. Процесс развития сознания сопряжён с риском раскола между сознанием и миром фантазии. Такой раскол проявляется в рассеянности, ребёнок «витает в облаках». Их поглощает собственная интуиция. Как будто где-то есть трещина, через которую всё вытекает. Два последних сна также подтверждают сказанное на предыдущем семинаре: вознесение в небеса опасно. Поэтому вмешивается бессознательное и пытается остановить этот процесс. Удивительно, как оно тонко чует подобные вещи! Оно рождает сны о восхождении по радуге или даёт ребёнку подсказку, угрожая превратить его в кролика. Или же компенсирует позицию ребёнка восхождением на Северный полюс. Мы можем задать вопрос, почему бессознательное не посылает вслед за этим предупреждение в виде падения на землю. А потому, что архетип Северного полюса имеет значение центра. Это условный центр мира, то есть центр бессознательного, вокруг которого всё вращается. Наше сознание вращается вокруг бессознательного, а не наоборот. Центр человеческого существа лежит в бессознательном. В девятнадцатом веке ошибочно считали, что центр мироздания — эго. Эго — всего лишь клоун, выдающий себя за ведущего актёра. В лучшем случае оно требует того, что и так происходит. Мы всегда рассуждаем, как бы мы хотели того или могли бы сделать это. Но убеждение «можно добиться чего угодно, было бы желание» — не более чем суеверие эго. Мы хотим воображать, будто обладаем сверхъестественными силами. Мы думаем, что нам дана неограниченная свобода. Но об этом и речи не идёт. И когда мы вновь и вновь об этом забываем и недооцениваем бессознательное, появляются сны о походе на Северный полюс.

Участник семинара: Талмуд и Каббала запрещают смотреть на радугу, поскольку она ведёт к Богу. Это было бы оскорблением божества.

Профессор Юнг: Радуга нуминозна. Она несёт божественное значение в силу своей необычности. Это мост в потусторонний мир. Она может появляться также в виде окружности — гало — вокруг солнца или луны. Она содержит в себе все цвета — и это отдельный мотив, означающий «все качества»31. С древних времён цвета, как и числа, имели священное значение. Это отражено даже в цветах церкви. Определённый оттенок жёлтого — священный цвет в буддизме. В Китае жёлтый — цвет неба и императора. Отголоски изначальных значений цветов можно найти в рисунках примитивных народов. Каждый цвет, используемый в ритуальном рисунке, имеет магическое значение. Неудивительно, что радуга считается волшебной и в иудаизме.

Участник семинара: В африканском мифе радуга — хищный зверь. Там, где она касается земли, она пожирает людей.

Профессор Юнг: Этот миф соответствует примитивному пониманию маны. Считается, что она имеет не только позитивный, но и смертоносный эффект. Как и боги могут нести добро или зло.

Продолжение следует.

1 В оригинале выражение на английском. (Дословный перевод — «человек в поленнице». — Прим. пер.)
2 Сказка братьев Гримм, также название первой оперы Рихарда Вагнера и буквальный перевод слова «берсерк».
3 Такие рубашки носили валькирии и превращались с их помощью в лебедей. Они снимали эти рубашки только во время купания, и завладевший рубашкой получал в награду и её носительницу.
4 Буквально — «выпрыгнуть из шкуры» = прийти в ярость, разозлиться.
5 В оригинале — berserkergang – то есть превращение в берсерка.
6 См. введение и семинар 8 ноября 1938.
7 У Атрея, царя Микен, был брат Фиест, который был не в восторге от его царствования. Фиест соблазнил жену брата, и в отместку Атрей пригласил его на «примирительный обед» и накормил мясом его сыновей. Обнаружив страшную правду, Фиест проклял род Атрея — из поколения в поколение членам его семьи суждено было убивать друг друга.
8 Встреча 22 ноября 1938.
9 По-немецки Puppe означает и «кукла», и «куколка».
10 В оригинале «die Puppenhaut seines Innern abstreift».
11 Например, сказки братьев Гримм «Золотой гусь» и «Золотая птица».
12 В оригинальном издании так и есть — многоточие.
13 Ламия — дочь Бела и Ливии. Когда Зевс влюбился в Ламию, Гера в отместку наслала на неё безумие, и она убила собственных детей, а потом начала убивать и пожирать других детей. Во времена оны греческие матери пугали ей капризных отпрысков.
14 C. G. Jung, Psychological Types, CW 6, § 773.
15 Лат. «предыдущему состоянию».
16 Лат. «вечный мальчик» — античное божество в облике мальчика или юноши: Аттис, Адонис, Таммуз, ребёнок-Дионис, Эрос и Митра.
17 Bruno Goetz, Das Reich ohne Raum. Cf. the edition of 1962 — с психологическим комментарием М.-Л. Фон Франц.
18 Лат. «земной бог».
19 Сера и ртуть после соединения, нечто, имеющее двойную природу.
20 Лат. «философский камень».
21 Лат. «сосуд должен быть прочно запечатан, чтобы содержимое не улетучилось».
22 В оригинале английский вариант «weighing the heart».
23 Лат. «подобное подобным».
24 Намёк на немецкую поговорку «in der Haut vonjemandem stecken» = «побывать в чьей-либо шкуре».
25 Сессия 29 ноября 1938.
26 C. G. Jung, Psychology and Alchemy, CW 12, §§ 44ff, 69, 7
27 См. приложение, первый сон в серии снов мальчика.
28 Лат. «bractea» — тонкая металлическая пластинка. Брактеат — тонкая золотая монета времён переселения народов; знаки на них похожи на те, что были на медальонах римской империи.
29 Примерный перевод с французского «вернуться назад, чтобы затем прыгнуть ещё выше».
30 Albrecht Dieterich, Eine Mithraslithurgie. Cf. Franz Cumont, The Mysteries of Mithra.
31 В алхимии вместо радуги часто встречается символ cauda pavonis — павлиний хвост. Разноцветные круги вокруг золотого центра павлиньего пера — это образ всех цветов, то есть всех качеств — а значит, целостности. См. C. G. Jung, Researches into the Phenomenology of the Self, in CW 9, § 580, and CW 12, Psychology and Alchemy, fig. I l l

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики