Четверг, 03 апреля 2014 17:40

Карл Густав Юнг Видения (Visions) Часть II Из лекций, данных между 12 ноября и 9 декабря 1930 г.

Карл Густав Юнг

Видения (Visions)

Часть II

[Из лекций, данных между 12 ноября и 9 декабря 1930 г. (Spring 1961).]

Святой и бык

Сон: Я оказываюсь на кладбище в разрушенной области Франции. Могильные камни из красного песчаника. Я вижу людей у большой могилы, где похоронено много солдат. Кто-то сказал: «Посмотрите на этот могильный камень». Я увидела, что на нем вырезана статуя святого. Один пальцев святого поедал бык. (Рассказ пациентки здесь несколько сокращен. Это был большой камень, а на нем вырезана фигура святого, рядом с которой бык, и несмотря на то, что они были вырезаны из камня, фигуры были живые – наполовину мертвые, наполовину живые.) От этого зрелища мне стало плохо, и я ушла прочь, тряся рукой, словно пытаясь высвободить ее из пасти быка (будто это ее руку пожирал бык).

Итак, место довольно точное, это кладбище во Франции. … Когда сон указывает на военное кладбище, это говорит не только о погибших людях или разрушении северной Франции или экономическом крахе, это также говорит о духовном разрушении, о духовных последствиях войны … (таким образом) эта мысль представлена в обстановке отголосков войны, и эта мысль – фигура святого с быком. Какая связь между быком и святым?

Ответ: Митраизм и христианство.

Доктор Юнг: Да … потому что центральной фигурой митраистского культа был бык. Бык во многом играет роль агнца в христианской мифологии, но не только. Видите ли, ягненок – это лишь культ жертвы, его просто ведут к жертвенному камню и убивают, так что он сам по себе не много значит, а митраистский бык значит немало. Это творческая сила, великий мировой бык, бык начала, бык-Бог, могучий и достойный почитания. И его смерть – это непосредственная причина возрождения, естественного возрождения. … Идея митраистского культа в том, что Бог приносит в жертву священного быка, собственное либидо, собственную жизненную силу и плодовитость, чтобы увеличить плодородие земли, это своего рода благословение земли. Так что митраистская идея с точки зрения мифологии очень близка христианской догме, и, по сути, ранний христианский культ немало заимствовал из митраистского ритуала. …

Но когда человеку снится бык, это не обязательно означает заимствования у Митры по некоему неведомому каналу; это лишь та же естественная мысль, которая изначально была выражена в митраистском культе. Я повторяю, когда человеку сейчас снятся быки, это не заимствование из митраистского культа. В этом сне, например, происходит автохтонное воспроизведение той же мысли, наш разум думает тем же образом, и продумываем ту же мысль, что люди прежде, так всегда будет. Потому почитание быка или похожих животных можно найти в самых удаленных уголках земли, в самые разные времена, это архетип. Архетип вечен, он вне времени. …

В этом сне мы видим, что бык со стоящими за ним митраистскими идеями, поедает пальцы святого, то есть, он дружественно поглощает христианского святого. И наша пациентка, естественно, на стороне христианского святого, чего она совершенно не осознает. Если спросить об этом, она будет шокирована вопросом, ей противна такая идея, но втайне она хочет быть христианской святой, заигрывает с этой идеей, сама того не зная. «Но как это возможно?» - спрашивает она, - «Я не христианка». Она не поет христианские гимны, не ходит в церковь и придерживается кощунственных взглядов относительно священства, так что, конечно, она не христианка. Но суть в том, что ее подход к своим проблемам, ко внутреннему миру, глубоко христианский, и она не может не чувствовать себя некой святой, потому что обращается со своей психологией, как святая. Что бы вы назвали святым подходом? …

Ответ: Отречение? Мученичество? Совершенство?

Доктор Юнг: Теперь вы представляете себе картину? Все это верно. [Это связано с «совершенством», с принесением себя в жертву «цели», неважно, какой.] С таким подходом можно натворить самые абсурдные вещи. …

Поверьте, очень трудно избавиться от иллюзии или заблуждения святости. Вы не поверите, но если хотите чему-то научиться, то снова и снова будете ловить себя на мысли: ну разве не духовно то, что вы делаете, чувствуете себя прекрасно и, конечно, есть Господь на небесах, который учитывает все поступки, за которые вам полагается награда. Конечно, вы думаете так не сознательно, но чувствуете накопление благодати, когда делаете все правильно, и это такая приманка, что едва ли можно перед ней устоять. Я часто вижу это в анализе; труднее всего отучить от иллюзии святости. Это некий предрассудок, влияние раннехристианских идей. Это никак не связано с сознательными убеждениями, но лежит в основе всей умственной атмосферы. … Мы ужасно переоцениваем сознание. … В некоторых сферах психологии оно ничего не значит. Можно убедить человека в психологической истине, и он скажет: «О да, я понимаю …» Это все равно что я сказал ему: «У вас кобра в кармане», а он ответил: «Действительно? Как интересно». Такой человек думает, что совершенно убежден, думает, что все осознает, но если бы он по-настоящему осознал, что значит кобра в кармане, то бы никогда не сунул туда руку. То же самое в психологии, когда дело касается основной установки сознания. Например, наша сновидица скорее всего сказала бы: «О, я понимаю, о чем вы», но ничего бы не поняла, потому что предрассудок слишком силен, предрассудок, уходящий корнями в тысячелетнюю историю далеко за пределы ее индивидуального существования. От него не просто избавиться, это нечто непреодолимое, трудно добраться до самого дна, чтобы с ним покончить. …

В этой святости важно, что это случается не само по себе; все дело в тренировке или самообразовании; это культурный продукт, идеал. Однако, у первобытных людей это не так. Например, знахарь не хочет быть знахарем; он бы сделал что угодно, лишь бы избежать этого. … Пути осознания святости, конечно, разные. … У христианского святого совсем другой лик, он отличается от индийского или китайского мудреца, но, естественно, общее у них в намеренной дифференциации типа. Они даже разрабатывают сложные системы, вроде йоги или христианских обрядов, чтобы породить выбранный тип. … Святой должен быть совершенным индивидуумом … и обучение святого, техника достижения святости по сути заключается в осторожном исключении коллективного бессознательного. …

В данном сне этот христианский продукт, этот идеал святости, по всей видимости, потревожен войной. Потому что центральная идея кладбища изображена на могильном камне, то есть, идея христианской святости, пожираемая быком, животным. Это очень глубокая идея, потому что если вы действительно задумаетесь о психологии войны и спросите себя: «Что же породило войну, какая психологическая идея заставляла людей ее продолжать?», то окажется, что дело заключается в их идеализме, поразительной приверженности своей цели; когда двое дерутся, каждый из них стоит на своем. Они стояли на своем с великой верой и убежденностью. Если бы некоторые из этих сил, хоть одна, были бы менее христианскими по своему подходу, то есть менее идеалистическими, все постепенно заглохло бы. … Война прекратилась бы за несколько месяцев, как это бывает у первобытных людей. … Эти ужасные вещи случаются, только когда люди загнаны в форму, когда у них есть идеал и глубокая преданность ему.

Все это раскрывает смысл сна – бык пожирает святого, пальцы его руки. Например, есть высказывание: «Черту палец в рот не клади, всю руку откусит». Рука также символизирует деятельность человека. Без руки человек бессилен, не может создавать, ничего больше не может, так что когда руки святого съедены, он больше не может себя реализовать. …

Очевидно, что (бык) – это не только животное в человеке, это должно быть что-то большее. Я хочу сказать, что это не какое-нибудь противостояние животного и духовного сознания в западном человеке. В этом животном должно быть что-то особенное, это не обычный бык. Сама пациентка тут же ассоциировала его с Митрой, так что мы не можем полагать, что это просто скот. Это божественный бык, как и сам святой. То есть одно божественное начало противостоит другому божественному началу, а это, конечно, совсем другое дело. …

Этот божественный бык абстрактен. Так что когда вы говорите о силе инстинктов или инстинктивном поведении, это не просто индивидуальное животное сознание в человеке, не промах. Это должно быть что-то принципиальное… что-то универсальное. Столь же хорошее и действенное, как святость, раз бык ест святого. Так что инстинктивный подход следует считать эквивалентным христианскому. … Мы должны попытаться его понять, и я добавлю, это принципиально инстинктивный подход. Вы понимаете, что я имею в виду?

Ответ: Плодородие.

Доктор Юнг: Мы надеемся, что это будет принцип плодородия, но пока он ест святого, очевидно, подрывает христианскую идею святости. Как это понять? …

Это символизм весны. Бык – Телец, знак мая. Это не лето, это расцвет весны в астрологии, и можно на это опираться. Чем оправдано такое предположение? Оно уже было в этих снах, этот символизм весны уже встречался [на этих семинарах].

Предположение: Весенний ягненок. Павлин.

Доктор Юнг: Вы правы, это ягненок. А павлин – это символ весны в восточных обрядах. Это не я выдумал, его считали таковым в древности. Так что этот бык может считаться весной, новым проявлением, естественной силой. А уж что он представляет из себя принципиально, тут всегда требуются убеждения. Видите ли, нельзя создать святого, сказав: «Станьте деятельным». Нужно сказать, зачем; в таком случае, сначала нужно превратить это в point d’honneur [вопрос чести – фр.] … С этим всегда связана какая-то идея стандарта. …

Бык – это по принципу своему инстинктивный подход, и очень трудно понять, что он означает, потому что с точки зрения христианского подхода это laisser faire, laisser aller [зд.: принцип невмешательства; пусть все идет, как идет – фр.], система индивидуальной дезорганизации. И тут, как видите, мы натыкаемся на свое христианское мышление. Мы забываем, что животное – это самое благочестивое существо. Кроме растений, оно единственное по-настоящему подчиняется высшей воле Божьей, выражаясь религиозным языком. Мы от дьявола, потому что всегда увиливаем, живем собственной жизнью, не следуя божественной воле. Животные благочестивы; они живут именно так, как должны. …

Очевидно, святость должна быть подавлена действующим фактором, выраженным в виде быка, творческой силы, пока еще не дифференцированной. Его можно сравнить с митраистским быком, то есть быком изначальным, мировым быком, Абудабао (персидского происхождения). Видите ли, этот изначальный бык – слепая бессознательная творческая сила, в данном случае представляющая великую ценность, потому что подход святости – это кульминация, вершина. Все дифференцированное достигло завершенности и, конечно, прекрасно, достойно уважения, хорошо и благородно, но бесплодно. Через время все высыхает. Можно признать: «Да, это прекрасно, чудесно». Но больше не работает. Словно потеряло всю действенность, и в таком случае бессознательное порождает противоположный, недифференцированный слепой импульс, весенний знак в астрологии. Астрология – это спроецированная психология бессознательного, и здесь мы встречаем тельца, знак весны, творческого времени, и это творческая часть бессознательного цикла.

[Вскоре после этого у пациентки было первое большое видение – Ред.]

Голова барана

Видение: Я увидела голову барана. Баран напал быстро и с пугающей силой, но его встретило острие индейского копья.

Как видите, новый элемент заключается в том, что это больше не статическое видение, а развивающееся. Это видение с динамикой, живое. Прежде она сдерживала свою деятельность, свою, так сказать, свободную волю, не подпускала свою силу к содержаниям разума; и потому они не двигались, были бессильны и недвижимы. На этот раз ее динамизм передался объектам бессознательного, содержаниями разума, которые теперь движутся сами по себе при помощи той энергии, которая когда-то принадлежала ей и до сих пор остается, если она на другом уровне; она еще способна отделиться от этого видения и подняться на поверхность сознания, где эти вещи недвижимы, где баран ни на кого не нападает, и все остается так, как всегда было. Но сейчас она погружается, отдает силу, и, как видите, содержания бессознательного приходят в неистовое движение.

Видение (содержание): И в этот момент (когда макушка быка налетела на копье индейца), баран исчез. Индеец ложится у копья. Затем неожиданно вскакивает на черную лошадь и скачет по холмам и равнинам, когда не оказывается возле черного пруда, окруженного черными горами. Здесь лошадь отказывается идти дальше, ложится и умирает. Индеец остается на берегу и смотрит на солнце, но его не видно, оно село, наступили сумерки. Внезапно индеец превращается в китайца; он становится на колени у пруда и трижды склоняется до земли. (Илл. 1)

Иллюстрация 1

Индеец на берегу пруда у тела мертвой лошади

Природа этих видений

Видение похоже на сон, но не полностью. Если бы вы не знали, сон это или видение, что бы сказали? Какая разница? Каков критерий? … Что ж … множество вещей из этого видения или этой последовательности образов сновидица могла встретить в обычной жизни. Если бы это был сон … первобытные люди назвали бы его большим сном, сном-пророчеством огромной важности. Вот и критерий. Если последовательность образом не содержит обычного, повседневного материала, скажем, автомобилей, родственников, тетушек и так далее, это в любом случае необычно, и потому вполне возможно, что это большой сон. Но есть и другой критерий, помимо отсутствия повседневных вещей. …

Видите ли, в этом сне есть кое-что необычное. Во сне обычно бывает больше эмоционального взаимодействия; последовательность его была бы менее ясной. Здесь последовательность необычно объективная, исключающая всякое личностное вмешательство, а во сне так не бывает. Во сне присутствует сем сновидец, пусть даже как наблюдатель. Например, часто бывает так, что во сне … нет субъекта. Вы не появляетесь во сне, но эмоциональные содержания там присутствуют – вы во сне. Неважно, кто сожалел из-за смерти лошади, сновидица или индеец, это была бы ее эмоция, но здесь ничего подобного нет; эмоции вообще отсутствуют. Так что остается впечатление, будто это серия отдельных образов или фильм; чувство не участвует. По какой причине?

Ответ: Дело в установке ее сознания.

Доктор Юнг: Верно. Это признак видения. Вспомните ее сны – они полны чувства. Она боялась, волновалась, играла музыку. Последний сон о кладбище во Франции полон чувства, там крайне напряженная чувственная атмосфера, но эта последовательность образом полностью лишена чувства. Это говорит о том, что видение не было результатом работы одного только бессознательного; тогда в нем было бы настроение. Ее сознательная установка исключила чувство и, зная это, вы можете видеть, как появились такие фантазии. Прежде всего действует ее бессознательное; она не знает, что случится. Если бы я спросил ее: «Что вы увидите потом?», она бы не знала, не имела бы ни малейшего представления; такие вещи происходят внезапно и неожиданно, что доказывает активность бессознательного. Но бессознательное, как мы видели из ее снов, крайне эмоционально, полно чувств, но здесь они не проявляются. И причина в том, что действует другой фактор, то есть, ее сознание. Ее сознание гасит чувство, потому что оно интеллектуальное, оно уничтожает чувство. Так что первоначальный образ, который бессознательное пыталось донести, стал неестественным в свете интеллектуального сознания, и вы видите своего рода компромисс между бессознательным и функцией сознания.

Быстрое и сильное движение здесь означает, что в видения или образы ворвалась энергия. … Это говорит о невероятном прогрессе, поскольку теперь они живут своей жизнью и продолжат развиваться; но пока они статичны, можно быть уверенным, что никакой длительности нет, есть лишь надежда на то, что пациентка сможет время от времени ухватить отблеск жизни, мгновенный образ. Но когда есть движение, появится целый поток образов, которые разовьются в логическую последовательность, и это, естественно, ведет к драме. Это будет не просто бессвязный поток образов. И эта драма захватит человека, засосет ее, и он вступит в игру. Сама пациентка будет играть предназначенную для нее роль, будет частью представления, преобразится. Она остается отделенной, пока просто наблюдает за потоком образом, как смотрят кино; возможно, ей интересно, но она не играет роль. Как только вы становитесь одним из персонажей драмы, то сливаетесь с ней, а она вас захватывает и преображает. Так вы познаете высшую силу, силу драмы. В этом и состоит идея драмы древности, это своего рода ритуал, который можно назвать мистерией или преображением. Драма древности захватывала человека, или он ассимилировал ее и преображался; это была мистерия преображения.

Итак, интерпретируя, что значит это движение, следует действовать как при анализе сновидений. Например, вы помните, что всякий раз, обращаясь к сновидению, нужно оглянуться на прошлые сны или последний сон, потому что там основа, которая позволяет выносить суждения. Но это не сон, это продукт состояния бодрствования, и потому мы будет работать с ним иначе, чем со сновидениям; следует учесть примесь сознания, уже упомянутую, чтобы понять, что это неполный продукт бессознательного и сознания.

Последний сон, как вы помните, был о быке и святом и атмосфере войны, а в этой последовательности фантазий или образом нет связи с тем сном. Дело в том, что сны приходят из сферы бессознательного и не испытывают никакого влияния сознательной воли, хотя в любом сне есть некоторая атмосфера сознания; иначе мы бы вообще их не осознавали. Но мы не можем быть уверены, был ли сон, который мы видим и помним, таким же в бессознательном. Он в бессознательном, которое нам не познать. То, что мы можем знать, связано с сознанием, так что если кто-то выскажет теорию (и, поверьте, такие теории уже высказывались), что сны происходят от вмешательства остатков сознания, и их вообще не было бы, если бы не эти остатки, или что они искажаются вмешательством сознания, я скажу: «Конечно, может, и так». Тем не менее, эта примесь сознания очень мала по сравнению с количеством сознания в этих образах; потому мы можем полагать, что сны на самом деле происходят из содержаний, которые гораздо ниже, чем содержания такой фантазии.

И потому сон о быке и святом действительно обращается к проблеме, которая гораздо ниже сознания пациентки или по ту сторону его; этот сон, если разобраться в нем, содержит предвестия тех мыслей, которые появятся в этой драме. На этой стадии мы не уверены, откуда этот сон, и если мы хотим найти его исходную точку, то нужно вернуться к идеям, которые выражены в видениях; те, конечно, напрямую заимствуют из снов, потому что сначала произошло развитие в бессознательном, так что изначально сны готовит путь для первого статичного видения.

Как вы помните, первым статичным видением был павлин, а потом появился символ восходящего солнца или человека-солнца с ореолом или нимбом. … Этот человек-солнце происходит от павлина. Павлин – это развертывание солнца, восход, и потому является символом весны и воскрешения. Это было в некотором роде предчувствие грядущих вещей; так что под этим аспектом мы можем понимать первое движение, которое в этих новых сериях образом являет символизм весны или воскрешения.

Астрологический символизм

Баран – это символ весны. Это астрологический знак Овна. Вы можете считать, что незнакомы с астрологией, но вашему бессознательному она хорошо известна; потому что фундаментальные идеи астрологии, например, знаки зодиака – это проекции нашего бессознательного функционирования на небеса. Конечно, созвездия не имеют ничего общего с нашими земными прихотями, и, конечно, на самом деле нет никаких медведей, львов и прочего. Все не так, как считал тот знаменитый любитель астрономии, который был таким поклонником науки. Он сказал: «Почему же человек оказался настолько умен, что кроме того, чтобы выяснить, сколько весят звезды и из чего они сделаны, задался вопросом, как они называются?» Это фундаментальная ошибка в отношении астрологии. Мы удивляемся, как эти созвездия могут влиять на нас таким чудесным образом, но это мы бессознательно спроецировали эти факты на них. Со звездами это никак не связано. Я не хочу погружаться в эту тему, но, видите ли, качества разных месяцев года, иными словами, знаков зодиака – на самом деле проекции нашего бессознательного знания времени и качеств времени. Словно в бессознательном есть глубочайшее знание, основанное на бессознательном опыте, что определенные вещи, появляющиеся в определенное время года, обладают такими-то качествами, так что на основе этого эмпирического знания, хранящегося в нашем бессознательном, мы всегда более или менее настроены на время. …

Так что Овен, баран, выражает определенные качества, которые характерны для весны. Телец, бык, следует за Овном, так что мы можем сказать, что Овен более или менее близок к быку. Бык, как мы знаем, всегда считался символом плодовитости, законченной формой порождающей силы, природы, рвущейся вперед с неудержимым напором. Овен – это тоже символ плодородия, но меньший, это только начало. … Как символ весны он символизирует первые ростки зелени, которые появляются из земли. Символизм зодиака зародился где-то на юге, возможно, в Месопотамии, так что это ростки, которые появляются после зимних дождей. В зодиаке нет снежных знаков, потому что он появился в стране, где нет снега, только дожди в феврале и марте. Видите ли, февраль – это знак Водолея, который изображается как человек с кувшинами воды. Это бог дождя, а за ним следуют рыбы. Когда Водолей излил потоп, в этих водах появляются рыбы; это семена в оплодотворенной земле, как сперма; это семя мысли, бессознательные содержания. Рыбы всегда означают бессознательные содержания.

Так что земля оплодотворена, и вслед за этим появляются первые зеленые ростки, которые символизирует Овен, можно сказать, теперь выскакивает баран, выскакивает первый зеленый росток.

Индеец как анимус

Но копье в руках индейца преграждает путь Овну – первый рост прекращается копьем. Что бы сказали о таком символизме? Кто этот индеец? Вспомните, пациентка – американка.

Ответ: Анимус.

Доктор Юнг: Естественно, анимус. Он представляет собой бессознательный разум, то есть относительно примитивный разум. Вы знаете, эти бессознательные фигуры вроде анимы и анимуса всегда несколько ниже по сравнению с сознанием– Бог знает, что они такое сами по себе, нам это неизвестно. Так что это индеец представляет собой ее бессознательную способность порождать мнения, преграждающую движение, подавляющее его. .. (И копье) – это типичное оружие первобытного человека, которое направлено против роста, против независимого движения. Копье, как всякий острый или хорошо заточенный режущий инструмент или оружие, символизирует проницательные качества ума. Как вы знаете, ум всегда рассекает и пронзает, так что копье символизирует проникающее или рассекающее мнение. Это мнение появилось в ней благодаря появлению этого слепого импульса, за ним тут же следует реакция анимуса, говорящего: «О, это всего лишь то-то» и, если возможно, все уничтожающего.

Так действует анимус. И именно так действует анима, только она идет не мужским путем, не при помощи оружия; ее оружие – яд, она действует по-женски, тайно, это дело не прилюдное. Анима действует совершенно не по-мужски, это женское дело, тайное и отравленное; так что чувства мужчины оказываются отравлены некой скрытой примесью ядовитого вещества, убивающего его изнутри, это своего рода возмущение, негодование. Можно долго об этом говорить, потому что женщины не понимают, как может Эрос оказывать такое воздействие, но это так.

Эта реакция самого бессознательного и есть анимус, и отсюда можно заметить интересную особенность структуры бессознательного, то есть его «да и нет». Появляется творческий импульс, а за ним следует его разрушение, также можно заметить разнообразие фигур коллективного бессознательного. Это как сцена, на которой появляются фигуры; вот благородный герой, а вот преступник, человек добродетельный, царь, нищий и так далее. Воздействие этой реакции анимуса в том, что баран тут же исчезает, как и должен. Реакция была такой грубой, можно сказать, возникло грубое мнение, что импульс был уничтожен на месте.

В следующем образе индеец ложится на землю рядом с копьем. Можно сказать, что дело сделано, он отдыхает. Неизвестно, что это значит, но очевидно, что это пассивная ситуация. Такое часто встречается: когда анимус отреагировал и растоптал все в радиусе двадцати километров, он уходит на покой; тут люди совсем сбиваются с толку, не знают, что случилось, почему вокруг так тихо и мертво. А что же может сделать анимус, оставшись один? Ему ужасно скучно, и он засыпает. Но ненадолго, ведь когда ему удалось убить творческий импульс, ему больше нет покоя, потому что этот импульс вливается в него. Знаете, у некоторых индейских племен есть обычай поедать мозг или сердце убитого врага, чтобы получить силу или мудрость или отвагу противника.

Эта идея следует из того факта (и это снова результат психологического наблюдения и опыта), что когда вы уничтожаете нечто, то попросту наследуете его дух. … Потому вслед за этим он вскакивает на лошадь и скачет прочь; он овладевает силой, которую подавил в баране. Ведь вполне возможно, что слепой импульс барана должен был быть убить. Такие вещи в природе случаются. Если, например, волк поедает овцу, это правильно или нет? Естественно, владелец овцы скажет, что это неправильно, но волк знает, что все не так – такие вещи случаются. … Так что это резкое движение теперь в анимусе и его лошади. И его лошадь черная. Что бы вы сказали об этой лошади?

Предположение: А это не идея элементарной силы, которая может быть разрушительно? …

Доктор Юнг: Да, это элементарная сила. Черный цвет всегда несет оттенок зла. Черная лошадь – это демоническая лошадь. Помните лошадей у Платона, черную и белую, с колесничим, причем черная лошадь всегда была неуправляемой? … Чернота лошади несет в себе нечто злое, а также хтоническое; она земная, и потому очевидно нехристианская; следовательно, дьявол скачет на черной лошади, как все злые духи; в черной лошади всегда есть что-то сверхъестественное. Хороший человек на черной лошади не появится, он появится на белой, если вообще предпочтет лошадь. Так что черная лошадь в этом видении означает хтоническую элементарную силу; это просто новая форма, напрямую происходящая от силы барана.

В случае нашей пациентки черная лошадь представляет собой динамизм ее анимуса. … Анимус, применяющий энергию, полученную от барана, обрез силу, которая теперь воплощена в резво скачущей черной лошади, и эта лошадь, можно сказать, уводит его далеко, в пустыню, окруженную черными горами, посреди которой черный пруд. Здесь стремительности лошади приходит конец. Она умирает, импульс, который анимус получил, убив барана, сделал свое дело, пулей унеся его в далекое место. Когда лошадь умерла, что за этим последует? Я говорим вам, что энергия не исчезает.

Ответ: Она меняет форму.

Доктор Юнг: Да, вместо лошади не появляется другого животного, но эта энергия уходит напрямую в анимуса, и тот начинает действовать. Так что единственное действующее лицо – это индеец; он стоит на берегу озера и смотрит на солнце, но оно село, то есть, сознание погасло, потемнело, и анимус смотрит на пруд. Затем в нем происходит перемена, он превращается в китайца и становится на колени перед прудом, склоняясь до земли три раза. Здесь мы видим, что сила лошади, которая ушла в индейца, - это хтоническая сила, это элементарная сила, которая скорее всегда будет искать землю. Черные горы – это, конечно, черная земля, черный пруд – это глубокая дыра в земле, можно сказать, лоно земли, а черная лошадь – это сила, ведущая индейца ко входу в подземный мир, к пруду, и превращающая его в китайца, эта раса, наверное, ближе всех к земле, слитая с этой желтой землей, того же желтого цвета, и их философия – это, можно сказать, философия земли. Китаец склоняется лбом до земли, то есть, склоняет место обитания сознания, разум, к земле, устанавливая тесную связь с Матерью-Землей.

Это крайне важно, потому что эта женщина по складу ума интеллектуал, здесь склоняющаяся к интуиции, потому точка зрения реальности, ощущения, для нее, так сказать, за горизонтом. Развитие ее интуиции и ощущения примерно равное – упор на одном или другом попеременный, весы практически пребывают в равновесии, конечно, чувство всегда подчиненная функция. Так что хотя она все еще действует интуитивно, анимус теперь перемещается, ищет низ, функцию земли; он, очевидно, почитает земное начало.

Это важный урок, не требующий от нее никаких действий; это своего рода представление для нее, драма, разыгранная перед ее глазами, серия образов, выводы из которых должна сделать она сама … потому что это абсолютно логичная последовательность, ведущая к определенному результату. … Словно некий разум за сценой попытался подтолкнуть ее к новому, ранее неведомому пути.

Белые птицы

Видение: Белая птица свалилась на голову индейца; он схватил и швырнул ее под ноги. Все потемнело, наступила ночь. Облака разошлись, и появился лик Бога, говорящего: «Теперь тебе предстоит скитаться, пока не найдешь убитую белую птицу». Китаец и индеец начали медленно ходить вокруг черного пруда. Затем неожиданно с черной воды поднялся лебедь, а за ним рука. Лебедь и индеец долго смотрели друг на друга, затем лебедь сказал: «Вот, я пришел к тебе». После этого китаец столкнул индейца в пруд, и темная вода сомкнулась над ним. Пруд вытянулся и сузился; на одном конце стоял китаец, а на другом журавль. Спустя долгое время на месте журавля появился индеец. Он был покрыт черной водой. Журавль сказал ему: «Утри слезы». Индеец сел на берегу, обхватив голову руками, так как был очень обеспокоен. Через время подошел верблюд, и индеец взнуздал его и ускакал в пустыню. Вскоре они приблизились к индейскому вигваму, где индеец лег спать. Когда появилась заря, он выглянул и увидел на небе три пылающих креста.

Прибавим к этому видению последовавшее за ним.

Видение: Я увидела огромную белую птицу; она превратилась в темного сокола, который спустился на землю, схватил клювом яйцо и снова взлетел. Снова я увидела птицу с распростертыми крыльями, тоже белую. Птица спустилась мне на руку. Я держала колос пшеницы, который птица взяла клювом и взлетела в небо.

Я обращал ваше внимание на необычный жест, которым индеец обхватил голову руками, что не объясняется содержанием ее первого видения. Прикосновение к земле с последующим превращением в китайца может быть с этим связано, но я не думаю, что этот жест вполне оправдывается такими содержаниями. Но тут мы видим, почему он держится за голову. Это потому что белая птица опустилась ему на голову, и индеец находит это неприятным – срывает птицу с голову и топчет ногами, что довольно жестоко. Можно сделать вывод, что птица ему крайне неприятна. Что вы об том думаете? Что это за птица?

Ответ: Это снова баран, только в другой форме.

Доктор Юнг: Да, энергия снова вышла из индейца. Можно сказать, что творческая сила истощилась к концу видения. Эти видения следует рассматривать как некие спиритические сеансы. Сама пациентка называла эти состояния трансами. То же самое слово применяется на Востоке в тантрических школах, thyani, что означает транс. Это одна из техник тантрической йоги. Вы также всегда заметите на спиритических сеансах, что много говорится о некой силе, созданной мыслью, которая проявляется, двигая объекты в пространстве … чтобы определить, что это за сила, проводились очень интересные эксперименты, но она загадочная и ускользающая; хотя у нас совершенно точные факты, мы все еще далеки от понимания, что это такое. Психологически мы можем сказать, что это было либидо, форма психологический энергии. Психологической энергии, конечно же, не существует, это просто концепция, но в физическом или феноменальном эквиваленте энергии в этих состояниях вы найдете ту же особенность, а именно, что эта творческая сила через время истощается, и тогда все возвращается к исходному состоянию. …

Так что в конце предыдущего видения поклон до земли может быть также исчезновением в земле, то есть в теле; эта творческая сила снова растворяется в физиологическом процессе, словно ее и не было. И потом, в следующем состоянии thyani, в следующем трансе, она снова появляется в животной форме, как прежде была в форме барана. Баран – животное хтоническое, а на этот раз появилась птица. Что это означает?

Ответ: Святого Духа.

Доктор Юнг: Да, можно истолковать ее как Святого Духа. Святой Дух нисходит на индейца. Любая белая птица, опускающаяся на человека, естественно, означает Святого Духа у любого человека с христианскими корнями. Но почему он так враждебно к ней относится?

Ответ: Она может разрушить привычный ему метол действий. Мнение анимуса не может выдержать Святого Духа, который хочет его разрушить.

Доктор Юнг: Ну, можно сказать, что индеец – это фигура весьма дьявольская, хтонический демонический анимус, и нисходящему Святому Духу он будет не рад, поскольку контраст слишком велик. Кроме того, интерпретируя эту белую птицу как Святого Духа, как и следует, это христианский элемент; Святой Дух – это христианская идея, а индеец христианином быть не должен. Более того, он скачет на черной лошади и находится в черном месте, потому можно полагать, что Святой Дух ему будет враждебен. Так что индеец уничтожает эту форму. Затем, когда он швыряет ее под ноги, падает тьма, словно белая птица означала источник света, и когда он убивает ее, тьма становится непроницаемой, что и следовало ожидать, ведь гася свет Святого Духа, он полностью уничтожил духовный элемент.

Продолжение довольно обычное: облака расходятся, и появляется лик Божий, то есть был совершен грех против Святого Духа, и индеец проклят, как Агасфер, отвергший Господа, и должен скитаться, пока не найдет белую птицу снова. Это довольно традиционная фразеология. Идея греха против Святого Духа, по-видимому, означает, что она сдалась силам зла, дьяволу, вечному врагу духа. Дьявол – это хтоническая сила, потому он изображается как сама тьма; у него нет бараньей головы, но рога как у козла, а также козлиные копыта, он наполовину животное, своего рода сатир. В средние века он также был фаллическим богом, так что дьявол – это воплощение всего хтонического, и похоже, что индеец представляет собой нечто подобное, только в несколько смягченной форме. Он появляется не как сам дьявол, а скорее как первобытный человек, язычник, держащийся земли, его цель – земля, и потому он отвергает всякое вмешательство свыше, белых птиц и все подобное.

Теперь эти две формы, индеец и китаец, ходят вокруг черного пруда. В предыдущем видении индеец превратился в китайца, неожиданно потерял идентичность. Здесь он остается собой, но китаец становится независимой фигурой, так что можно полагать, что это две формы анимуса, первобытный индеец и цивилизованный китаец. Это следует из того факта, что пациентка читала много китайских произведений. Она особенно любит Лао-Цзы и даосскую философию, и это, конечно, производит определенный род анимуса, некий род мнений. Видите ли, это довольно забавно: когда мы читаем восточную философию, она кажется невероятно привлекательной; высказывания Лао-Цзы особенно впечатляющие, нам нравится их цитировать, не осознавая того, что мы пытаемся влезть в чужую шкуру. Как мы можем выразить себя через Лао-Цзы? Это совершенно невозможно, просто нелепо, ведь мы не китайцы. … В ней формируются неподлинные мнения анимуса, потому что они возникли не из нее, не выражают фактов ее психологии. … Вот почему видение вводит первобытного человека, индейца. Он представляет собой подлинность, поскольку пациентка – американка. Человек восточный – это философский анимус, предположение. Он играет свою роль, и это, конечно, не только увертки, он представляет собой мнение, которое может измениться или исчезнуть. Мнения – это просто платья, и если они оказываются экзотическими, что ж, значит идет умственный карнавал.

Эти две фигуры связаны с загадочным прудом. Ее первобытный разум пытается войти в подземный мир, глубже в темные воды, то есть, в матку, в место перерождения. А восточный разум заинтересован философским мнением, ведь увлечение китайской философией через Лао-Цзы кое-что значит, выражает кое-что из ее бессознательного, поскольку китайская философия может формулировать определенные концепции бессознательного; но она их не сформулировала, а просто заимствовала.

Неожиданно из-за созерцания вода оживает некой мыслью, лебедем. Видите ли, озеро или пруд – это просто зеркало. Смотреть в него – значит созерцать глубины кристалла с преображениями; а хождение вокруг выражает озабоченность – две фигуры озабочены этой водой, созерцая ее, концентрируясь на ней. Схожим образом люди ходят вокруг святилища или священной территории. … Такая церемония использовалась римлянами при основании нового города. Они вспахивали вокруг него борозду, circumambulation, обход посолонь, по часовой стрелке. Затем в центре они делали дыру в земле, называемую fundus, где приносили жертвы. … При помощи circumambulation эти две фигуры оплодотворяют центр, при помощи созерцания наполняют его жизнью. …

А потом в центре что-то происходит. Снова белая птица. Она была растоптана, сокрушена об землю и исчезла, умерла. Но при помощи этого магического ритуала она снова появляется, преображенная, больше не воздушная птица, а водная.

[Ранее, комментируя изображение белой птицы, доктор Юнг указал, что у нее была необычная форма, напоминающая летучую рыбу. - Ред]

Вслед за лебедем появляется рука. Это неясный момент. Я бы не рисковал давать толкование. … (Хотя позже этот символизм руки встречается снова с идеей вытягивания чего-то или творения).

А теперь индеец и лебедь, очевидно, не узнают друг друга сразу, потому обмениваются взглядами, словно были знакомы в прошлой жизни, пока лебедь не начал говорить. Это также очень важно – очень часто, когда видение склонно к статичности, если на нем сконцентрироваться, оно оживает. Оно все равно может остаться беззвучным, но если не ослаблять концентрацию, образ начнет говорить. Чем больше вы концентрируетесь на этой творческой энергии, на этом образе, тем живее он оказывается в настоящей жизни. Конечно, чем больше жизненности вы придаете образу, тем больше утрачиваете сознание, и потому состояние thyani, транс, приводит к сужению поля видения, то есть к abaissement du niveau mental [понижение уровня сознания – фр.] или restrictement de la conscience [ограниченность сознания – фр.] Все больше осознавая жизнь объекта, вы теряете себя. … По этой причине древние были убеждены, что фигуры богов отвечали на вопросы. … Есть бесчисленное множество случаем, когда образ или идол кивал головой или говорил со своим почитателем.

Лебедь использует странные, пожалуй, библейские выражения. Он говорит: «Вот, я пришел к тебе». Конечно, это Святой Дух, потому что его нельзя убить; но здесь мы видим, что духовный элемент появляется снизу, из черноты вод, из царства Аида. Что это значит? В данном случае это имеет невероятное психологическое значение.

На эти вещи следует смотреть с точки зрения сознания. Ее сознание полагает, что дух должен быть сверху, что в материи, в земле нет духа. А здесь впервые она осознаем, что дух может прийти из земли и оставаться Святым Духом. Святой Дух – это, конечно, не только птица. Он может быть водной птицей. Символ воскрешения снизу в данном случае дух земли, а не воздуха.

[Резюме: Далее следует дискуссия о сталкивании индейца в черные воды. Основной упор на идею о том, что анимус исполняет свою функцию, когда связывает женщину с коллективным бессознательным. Также рассматривается временами хищнический характер птицы, представляющей собой Святого Духа, и упоминается то губительное воздействие, которое инфляция духа может оказаться на нормальную психологическую адаптацию индивидуума. – Ред.]

Нечто выводит из депрессии

В заключение истории расположение китайца на одном конце пруда, а журавля на другом выглядит так, будто это ожидание чего-то, и кое-что действительно происходит. Из черной воды появляется индеец, покрытый слизью, и он переходит на сторону журавля, то есть, двигается в сторону Святого Духа и прочь от восточного человека, представляющего собой систему китайской философии. Журавль – это живой дух, своего рода животная форма, потому что животное как таковое – это символ сверхчеловеческого, божественного. Индейца словно толкнули с одной стороны, он пересек воду и появился с другой стороны у Святого Духа, журавля, который теперь говорит ему: «Утри слезы». Но ничего не говорилось о том, чтобы он плакал; словно журавль принял черную воду за слезы. Черная вода – это настроение, глубокая тьма; это своего рода короткое путешествие в глубинах моря, которое снаружи или через призму вашего сознания выглядит как депрессия – когда все беспросветно, вода достигает головы, и вы чувствуете себя ужасно; страшная депрессия, меланхолия, и это, естественно, означает слезы.

Затем индеец появляется из воды. Он «сел на берегу, обхватив голову руками, так как был очень обеспокоен». Это просто последствия меланхолии. А потом происходит нечто новое – приходит верблюд, индеец вскакивает на него и уносится прочь. Верблюд – это, конечно, животное, которое переносит тяжести. Это инстинкт.

Видите ли, когда человек в глубокой депрессии и остается подавленным, появляется нечто, вытягивающее из этой депрессии. Я помню пациентку, которая оставалась в относительно приемлемом настроении, только пока я был в своих помещениях; как только я брал отпуск, она словно проваливалась в яму, в суицидальные настроения и все такое. Но я безжалостно уходил, потому что она бы никогда не выбралась из этих ям, если бы не старалась сама, и даже если бы я посвятил всего себя, у нее ничего бы не получилось, стало бы только хуже. Так что я в очередной раз ушел, и она впала в отчаяние и решила покончить с собой. Она отправилась к озеру, чтобы утопиться, и по прошла мимо обувного магазинчика, где увидела прелестную пару туфель, которую раньше никогда не видела. Она решила, что туфли, возможно, подойдут ей, зашла, купила их, и вышла новым человеком, совершенно переродившимся. Исцеление было полным, депрессия исчезла не меньше, чем на три недели. Она была поражена, рассказывая об этом, и уже успела выработать чувство неполноценности от того, что пара туфель вылечила ее от меланхолии. Это заставило ее сомневаться во внутренних ценностях. Я настоятельно советовал ей во время следующей глубокой меланхолии купить еще одну пару, так что в следующий раз она купила что-то столь же нелепое.

Такие переживания не нужно выдумывать, и благодаря этому она поняла, что вся ее меланхолия стоила примерно пятьдесят франков. Так она научилась объективно действовать против нападений этой темной воды. Это был своего рода верблюд, который пришел и вынес ее из этой ситуации. Это был чистый животный инстинкт, нечто детское, но смысл в том, что она впадала в эти темные настроения, потому что не следовала указаниям природы. Вокруг нее было множество верблюдов, но она не обращала на них внимания, придерживаясь сознательных убеждений, и потому погрузилась во тьму. Начав следовать инстинктивным указаниям – пара туфель была инстинктивной – она немедленно излечилась. Для нее это было как волшебство, так просто, достаточно следовать легкому намеку.

Это напоминает об образах животных-помощников из сказок. Когда герой оказался в сложной ситуации и не знает, как выбраться, появляются животные, которые оказываются полезными, показывают дорогу, что-то очень близкое и самоочевидное, но незаметное. В этом функция инстинкта, и он помогает в ситуациях, когда больше ничто не поможет, когда разум вас полностью покидает. В жизни бывают сложные ситуации, когда все, чему вы научились и что построили, рушится, ничего не помогает, и тут у вас появляется нелепая идея. Так что инстинкт защищает лучше, чем вся премудрость мира, хотя, конечно, не будь у них ничего, кроме инстинкта, они были бы защищены в первобытном лесу, но не посреди цивилизации, где нужен разум.

Итак, индеец, анимус, здесь представлен в связи с простым импульсом, оказывается настоящим естественным умом, его уносит инстинкт. Огромное преимущество естественного ума в том, что он может подчиняться инстинктивному импульсу. То есть, с одной стороны это преимущество, но с другой, конечно, недостаток, своего рода ограничение, потому что в процессе длительного сообщения с животными человек ассимилирует слишком много истин естественного ума, и это отчуждает от культурного, духовного ума. Иногда справиться с естественным умом оказывается довольно трудно, потому что он достаточно далек от мнений духовного ума. Так что если анимус следует естественным импульсам, это большое преимущество, но если его на долгое время оставить наедине с животными, они унесут его в глубокие слои бессознательного, и тогда связь с эго-сознанием прервется; анимус может начать наслаждаться животным миром, что, конечно, не следует путать со, скажем, сексуальными фантазиями. Видите ли, у земли есть свой дух, собственная красота, и там есть чем наслаждаться и помимо сексуальности. Естественный разум сам обладает этой земной красотой. Видите ли, ничто ему не мешает. Он также совсем не материалистичен, потому что животное гораздо лучше знает божество, чем человек, хотя, конечно, бессознательным знанием; и здесь таится опасность бессознательности. Если анимус становится слишком животным, то и слишком бессознательным тоже, и тогда связь с ним больше не действует; более того, он оживляет коллективное бессознательное до такой степени, что очень трудно с ним справиться; так всегда бывает, когда недостает связи между сознанием и анимусом.

А теперь они путешествуют по пустыне, пока не добираются до вигвама, где индеец оказывается среди своего племени и отправляется ко сну. Вигвам, конечно, подходящее место для индейца, анимус оказался там, где и должен быть. Это естественный разум, и он должен быть в естественных условиях. Инстинкт увел его в естественное состояние, над водой; он не должен жить во тьме глубин бессознательного. Он должен быт связан с сознанием, не должен исчезать из сознания, нужно знать, где естественный разум. Когда он становится невидимым, может случиться что угодно. То, что он в нужном месте, подтверждается в видении тем, что «когда появилась заря, он выглянул и увидел на небе три пылающих креста». Здесь анимус действует должным образом. У него должно быть видение, он должен знать, что происходит в бессознательном; а теперь он извещает сознание, что видел три пылающих креста, чего сознание не видит.

Видение представлено как история, потому что связь с сознанием до сих пор оборвана; эго-сознание лишь зритель, не вступивший в игру. Пока действующие лица – это анимус и животные. Но драма показывает верную функцию анимуса, раскрывает законы бессознательного зрителю, и вы увидите, что вскоре произойдет.

[Резюме: Что пациентке не удалось осознать, так это неизбежную важность жертвенной ситуации, а так же неизменную значимость христианского учения. Важно иметь в жизни Духа Святого, дух энтузиазма, хотя «иногда даже Святой Дух», как в видении о белой птице, ставшей соколом, «должен обратиться в хищную птицу, чтобы ухватить семя жизни». И доктор Юнг повторяет: «Жизненные содержания не всегда вверху, иногда оно внизу». – Ред.]

Затем птица летит к женщине в синем, сидящей, как древняя статуя, и опускается ей на руки. На ее рисунке женщина держит семя пшеницы, птица его берет и улетает в небеса. Видите ли, птица, очевидно, приносит этой фигуре яйцо, и эта фигура – мать. Синий – это, конечно, небесное одеяние Марии, ее обычное платье, цвет неба. Это Вселенская Мать. … Мать держит семя пшеницы. Это напоминает о последней стадии Элевсинских мистерий, только там во время полуночной церемонии жрец показывал колос. Можно сказать, что эта церемония изображала то же, что и Рождество, ситуация та же. У Великой Матери рождается сын, Великая Мать – это земля, а сын – колос пшеницы. Так что это видение может быть своего рода предчувствием. …

(Кстати говоря, я не объяснял пациентке этих видений, я просто слушал, у нас хватало работы над снами, так что видений, как правило, мы не касались.)

Индеец как спаситель

Видение: Я увидела лошадь, которая превратилась в барана, а потом в быка. (Это типичная последовательность, так вещи начинаются снизу: лошадь – это символ животного, означающего бессознательное либидо, связанное с человеком, и она превращается в барана, а тот в быка. Это символизм весны, как мы видели.) Я увидела, что индеец сидел на спине быка, ухватив его за рога. (Значит, анимус переродился в обновленном либидо. Далее:) Бык покорно слушался индейца, они двинулись вперед. Они медленно поднимались по склону высокого холма, пока, наконец, не остановились каменистой вершине. Внизу много людей окружили скалу и подняли руки, словно в мольбе.

Илл. 2. Руки, поднятые к индейцу как спасителю

Это довольно интересный момент. Это воскрешенное либидо, выраженное в форме быка – очень примитивная идея. Цель весенних фестивалей в том, чтобы прогнать прошедший год и обновить целебную силу или ману, здоровье грядущего года. Потому такие церемонии до сих пор проводятся весной, чтобы укрепить нас перед грядущим годом.

Например, в моем родном городе в конце января, когда появляются первые признаки весны, проводят необычную церемонию, танец в масках, крайне первобытный, в котором участвуют три фигуры, это довольно занимательно. Сначала сильный первобытный мужчина, дикарь, несущий юное деревце, увешанный венками из плюща, означающий возрожденного демона растительности. Он спускается к Рейну, и город приветствует его двумя животными, львом и грифоном, которые ожидают его на берегу реки и просят спуститься; он подходит к берегу, видимо, с некоторыми колебаниями, а потом они вместе танцуют необычный танец под барабаны. Это очень яркое зрелище, по-настоящему первобытная церемония.

Итак, это обновленный дух Овна, дух барана или быка. Новая растительная сила, новая мана для всего города на весь год спускается к Рейну в конце зимы или в самом начале весны. Карнавал имеет тот же смысл, как и дионисийские фестивали в Афинах, на которых носили тот же фаллический символ. Есть также свидетельства таких церемоний в Италии во временя этрусков, символизирующих обновленную силу природы.

Возрожденная сила, конечно, в данном случае имеет духовную ценность и ведет анимуса, индейца, на высоту, где происходит замечательная сцена, весьма напоминающая библейскую, когда Моисей был на горе, а люди внизу поклонялись чуду, свершившемуся на Синае. Из этой сцены можно сделать вывод, что анимус и бык тоже обрели божественное значение. Эта картина не основана на внешнем опыте пациентки. Это случилось в ее бессознательном, и она видит это как последовательность движущихся картинок, но фигуры в этой сцене, по крайней мере, должны быть зеркальными отражениями соответствующих фактов в бессознательном.

Например, в бессознательном есть бык, индеец и все эти люди, наблюдающие за представлением, своего рода аудитория, и все эти люди – частицы и атомы коллективного бессознательного. Есть один лидер, анимус, и одна сила, обновленное либидо, и для бессознательного это важные факты. Словно в бессознательном есть невероятное желание предводителя, возможно, тоже возрожденного, потому что они ожидают от индейца и быка перерождения, весеннего чуда, и интересно увидеть как, по всей видимости, коллективное бессознательное ожидает свершения этого чуда.

Возможно, вы помните в посланиях св. Павла тот интересный отрывок об apocatastasis, это слово означает «восстановление» и подразумевает ту же идею, что вся природа ожидает с нами откровения, что животные и все творение аналогичны человечеству. Как мы, дети Божьи, ожидаем проявления, откровения Святого Духа, говорит св. Павел, так и все остальное, даже животные и растения, ожидает того же, потому что духовное чудо искупления или целостности, свершившееся в человеке, одновременно увенчало всю природу; все бывшее в путах, освободится вместе с детьми Божьими. Согласно этой идее, человек представляет все творение, и все, происходящее с ним, магическим образом свершается со всем миром.

Ту же идею можно встретить у первобытных людей. Члены тотемного клана, например, проходят определенные церемонии, чтобы измениться, и так меняется природа самого тотема, это затрагивает само тотемное животное; если они оказываются в определенных психических состояниях, то это может гарантировать плодовитость для тотемного животного. В центре Австралии рост травы очень важен, так что у них в качестве тотема некий сорт семян травы; они проводят свои обряды, и тотем травы отвечает за всходы посевов. В местах, где трудно достать воду, есть водный тотем, и они считают, что благодаря их церемониям тотем обеспечит их питьевой водой. Это крайне мистическая идея. Как думал Павел, так до сих пор думает и бессознательное.

Это также мистическая идея, распространенная среди обычных людей. … (Иногда) они убеждены в абсолютном сходстве между человеком и животным, в том, что когда в мире появился Христос, то спаситель явился к каждому животному, доктор Лиса, доктор Змея, доктор Заяц, и так далее, и все они проповедовали одно и то же, чтобы все творение ушло вместе с человеком. Это снова идея apocatastasis в весьма примитивной форме. И все это продолжается. Конечно, вверху, в разреженном воздухе университетов, никто таких вещей не знает, они приходят снизу.

И здесь мы видим то же самое. Словно бессознательное показывало нашей пациентке, как появились надежды всего коллективного бессознательного, словно индеец на быке действительно спаситель для коллективного бессознательного.

Это приводит нас к парадоксальной идее – видите ли, здесь, на плане сознания, мы чувствуем себя одиночками, словно коллективное в некотором роде противоположно нам. Внутри все иначе, там множественность, и схожее происходит, когда все наоборот; мы словно оказываемся во множестве здесь, а нам противостоит индеец и быком. Можно сказать, это своего рода частный театр, если бы он не был так неприятен; когда вы сталкиваетесь с такими вещами в коллективном бессознательном, то чувствуете, насколько они ужасно реальны и насколько неуправляемы, и вскоре отвергаете идею частного театра, потому что никогда не видели такого неуправляемого театра. Но это может быть что-то вроде древней драмы, представления среди первобытных людей, когда людей действительно убивают и по-настоящему мучают. Или это мистериальная игра, в которой может по-настоящему пролиться кровь. Вы словно внутри маленькой вселенной … будто каждый человек – это маленькая вселенная, небольшой микрокосм в макрокосме. А внутри он макрокосм, содержащий множество микрокосмов. … Видите ли, бесконечно большое и бесконечно малое бесконечно верны, и вполне возможно, что в душе у нас настоящие люди, миры, в которых мы можем быть настолько же бесконечно великими, насколько мы бесконечно малы снаружи – настолько велики, то история спасения всей нации или всей вселенной может свершиться в нас.

И это отрывок такой мистериальной игры. Эта женщина скорее среди людей, потому что индеец и бык все еще предводители, спасители, или, что же самое, этот индеец с быком – фигура Митры. Но она понятия не имеет, что этот индеец, будучи человеком воинственным, Митра. Я уверен, что если бы она знала о такой возможности, то почитала бы его теми же символами Митры или напрямую называла так. Но это не так, он остался индейцем, а бык – быком, несмотря то, что сцена откровенно священная. Видение продолжается. Она не понимает, что происходит и потому все просто движется, как фильм.

Видение (продолжение): Индеец и бык пересекли высокий мост над быстрым горным потоком (Такое пересечение всегда означает переход в иное состояние, начинается новая глава). Они повернулись налево и спустились в лес. (Так что ситуация меняется. Налево – значит, в сторону бессознательного, левое – это знак бессознательного, а правое – сознания. Они идут глубже, спускаясь в темный лес, что, опять-таки, признак бессознательного). Индеец остановился выпить воды из ручья.

А потом происходит кое-что важное: на сцене появляется сама пациентка. Теперь ее видения будут более реальными переживаниями, а не просто последовательностью живых картинок. Она будет действовать в них, будет частью мистерии, и это происходит, когда индеец сходит с холма и пьет. Это очень близко к земле. Он так, сказать, покидает священные мистические сферы и спускается к источникам жизненного либидо, которые глубоко в теле. Он почти становится физическим и этим пробуждает ее.

Знаете, питье воды оказывает преображающее воздействие: это древний символ, магические источники наделяют разнообразными волшебными качествами; выпив из определенного источника, женщины становились беременными, и вы знаете символизм источника в Новом Завете, самаритянку, живую воду и так далее. В данном случае это спуск в тело, к земле, и глубоко в теле он пьет воду; значит, он установил отношения с источниками жизни, и это приводит ее. Видите ли, это вроде как вернуть яйцо матери. Или как зерно, которое падает в землю, потому что теперь она становится частью мистерии и появляется в необычном одеянии – она под покрывалом.

Видение (продолжение): Индеец поднял покрывало с моего лица, и мы смотрели друг на друга. Он дал мне выпить воду из источника. Я последовала за индейцем, он вел быка, и мы пришли в средневековый город.

Это питье воды в некотором роде преобразило индейца, привело его к связи с землей, а земля – это осязаемая реальность. Ее появление под покрывалом означает, что она не видит и невидима, бессознательна. Это как рождение. Видите ли, в мистериях покрытие завесой означает смерть посвященного, а снятие завесы – воскрешение, как, например, принятие покрывала для монахини означает смерть для мира, потому что она отныне скрыта от мира; теперь она невидима и не влияет на него. … Поднятие покрывала означает воскрешение, вступление в действие; а взгляд значит, что он влияет на нее, а она на него. Теперь это означает тесную связь с ведущим принципом, который сначала был воплощен в индейце, и очевидная причина такой тесной связи с том, что она должна получить от анимуса функцию лидерства. Он больше не должен быть главным, эту роль должен выполнять человек, это лишь частная фигура, и она заслуживает большей ровни себе, чем анимус.

Назад во времени

Вслед за этим они путешествуют на машине времени, отправляются в средневековый город. Бессознательное может двигаться в любом направлении, даже во времени оно может путешествовать и назад, и вперед, потому что не знает о пространстве, так что они оказываются в средневековом городе.

Видение: Посреди города была большая площадь, а на ней возвышался крест; и мы увидели женщину, которая поднимала ребенка к кресту. (Очевидно, христианский символ.) Индеец бесшумно подошел, и женщина в гневе швырнула ребенка индейцу, и ребенок внезапно превратился в двух козлят, которые побежали за быком.

Все это довольно запутанно. Перемещение в средневековье – это своего рода регрессия, но не личностного характера, это историческая регрессия в прошлое коллективного бессознательного. Такая регрессия происходит, когда … впереди препятствие. … Вы регрессируете и попадаете в средневековый город, это не особенный город, он просто представляет средневековую атмосферу, то есть, средневековый путь решения проблемы.

Итак, видение продолжается, они приносят в жертву ребенка, предлагают его кресту. Эта женщина с ребенком, конечно, Мария; Мария родила ребенка, чтобы принести его в жертву кресту. Значит, все возникающее в уме, стремящееся в будущее, должно быть принесено в жертву. Потому никакого прогресса. … Наша пациентка явилась себе в виде средневековой женщины, она показала, что делала средневековая женщина, и, естественно, у нее participation mystique с этой фигурой, и она предлагает ребенка кресту. Но подходит индеец; то, что ныне живо в ней, этот направляющий принцип, хладнокровно подходит к кресту и говорит: «В этом нет прока, это не сработает». Она (в облике той женщины) приходит в ярость и швыряет ребенка индейцу, то есть, предлагает тому, что индеец олицетворяет. Она словно сказала: «Я средневековая женщина, предложившая ребенка кресту, но раз ты ведешь себя так, черт с ним, забирай. Бери его с собой».

Она восстает против этого нового, не уважающего и отвергающего ее средневековые христианские намерения. И внезапно ребенок, будущее, преображается в совершенно новый аспект. Теперь это два козленка. … Это указывает на бессознательное начало, будущее, которое еще бессознательно для нее, но в нем ее личностное либидо примет форму козла. … На фресках Виллы Мистерий в Помпеях, где женщин посвящали в культ Диониса, посвященная появлялась с двумя козлятами, что означало ее знание об абсолютной связи с природой. …

И они пошли дальше и снова начали подниматься. … И теперь она сталкивается с давящей мыслью, что она следует за пастухом, сама будучи двумя козлятами; это довольно неприятно, и сомнения переполняют ее. И снова пациентка думает: «Будучи христианкой, за кем я должна следовать? Уж точно не за индейцем, а за Христом». Но она сама до такой степени превратилась в козу, что инстинктивно следует за индейцем и оставляет крест позади. В видении нет выбора, она это видит, это просто происходит; и, уж конечно, ее там нет, ей еще многое предстоит пройти, чтобы туда попасть.

[В конце видения она бросает индейцу красную розу, и к их процессии присоединяется страус – Ред.]

(Присутствие страуса) показывает, что она прячет голову в песок, чтобы не видеть. Не видеть что? Ситуацию в целом, потому что отдает власть над собой индейцу, тело и душу, и лучше не видеть этого, потому что она боится, что вполне понятно. Видите ли, вещи пришли в движение, их процессия блуждает, и сон движется назад во времени, они приходят к греческим храмам. …

Илл. 3

Процессия, движущаяся назад во времени

Следующее видение очень загадочное.

Видение глаз

Видение: Я увидела лицо с закрытыми глазами; я заклинала его открыть глаза, взглянуть на меня, чтобы я увидела их. (Она пользуется библейским языком, значит, это вещи имеют для нее священный характер, это не просто фантазии.) Затем лицо потемнело, и постепенно я увидела то, чего не должен был видеть ни один человек: глаза, полные красоты, горя и света, и больше не могла это выносить.

Илл. 4

Глаза животного

Это первое видение, которое положительно затронуло ее; до сих пор она была наблюдателем, но на этот раз ее пробрало. Я покажу вам ее рисунок. Это животное – темное волосатое лицо с печальными глазами животного. Видите ли, случилось так, что она отправилась назад, не только в древнюю Грецию, а дальше; животные неизбежно привело ее в животную эру. В этом, как вы помните, было назначение дионисийских мистерий, вернуть человека к животному; не к тому, что мы называем животным, они не должны были с ним отождествляться, а к внутреннему животному. Видение, так сказать, достигло дна. Она смотрит прямо в глаза животного, и они полны горя и красоты. Потому что в них истина жизни, равная смесь боли и удовольствия, способность радоваться и страдать. Потому глаза сбивают с толку, как сбивают с толку глаза первобытного и бессознательного человека, как и глаза животных, они имеют то же странное выражение умственного состояния до сознания, это не боль и не удовольствие. Неизвестно, что это такое. Вот что она видит и не понимает.

Здесь она заглядывает прямо в душу животного, и это необходимый опыт, иначе она была бы отделенной от природы. Такой опыт нужен всем, чтобы снова найти связь со внутренней природой, то есть, с собственной природой и богом первобытных людей. Можно также сказать, что это глаза начала, глаза Творца, который был бессознательным, потому что в начале все было бессознательным; мы не знаем, что это такое, потому что, будучи в шкуре животного, вы не чувствуете себя бессознательным, но именно это мы и называем бессознательностью. Я не могу вступать в философский спор, но вполне возможно, что называемое нами бессознательным, то есть, сумма автономных содержаний, обладает сознанием в каждом из своих содержаний. Почему нет?

Видите ли, наше сознание – это просто автономный комплекс, и есть другие комплексы, которые тоже могут обладать независимым сознанием; и точно так же возможно, что общая сумма сознание и бессознательного обладает центром, с которым связаны автономные содержания, и это означает сознание, потому что это единственное доступное нам определение сознания: оно заключается в том факте, что вещи связаны с эго-центром. Так что всякий раз, когда мы сталкиваемся с таким центром, вполне возможно, что там есть сознание. И потому называемое нами бессознательным может быть просто другой формой сознания, сознанием чего-то другого в ком-то другом.

Естественно, пациентка достигла этого уровня или дна, можно сказать, что она пережила опыт дионисийских мистерий, который прокладывает мост между нею и изначальным человеком, скрытым за историческими слоями прошлого. И есть вероятность, что все может наладиться, пойти своим чередом, потому что раскрыт изначальный замысел, изначальный закон. Вещи принимают необходимый им оборот, потому что эта связь больше не может быть разорвана, разрыв между человеком и природой устранен, мост возведен, уничтожена возможность образования диссоциированных систем, в которых она может заблудиться. Конечно, некоторая вероятность остается, но всегда есть возможность исправления, она больше не запутается в произвольных идеях систем.

Здесь эта женщина прикасается к тайне и устанавливает связь с землей; она больше не сможет сбиться на фантазии сознания, выдумки сознательного ума, которые ослепляли ее раньше, потому что теперь достигла дна. Это настолько убедительный опыт, настолько поразительное и необычайное откровение, что от него не избавиться. Оно стало истиной. Вернее, истиной, которую никому не докажешь, нельзя сказать: «Я взглянул в глаза животного». Люди решат, что вы сошли с ума, но для самого человека это необычайный и глубочайший опыт, который содержит абсолютную истину.

Нечто такое испытываешь, когда изучаешь остатки Элевсинского культа; можно найти откровения о потрясающих переживаниях прошедших посвящение. Это также объясняет, почему мистерии прожили больше тысячи лет, может быть, полторы; они продолжались до 622 г. н.э., пока не были запрещены указом византийского префекта. Неизвестно, насколько неизменными они оставались до этого времени, но есть указ о запрещении, и они были самым священным наследием древности. Если бы кто-нибудь обмолвился о них словом, его могли немедленно убить, было даже необходимо убить такого человека. По этой причине мы почти ничего о них не знаем, но отдельные фрагменты в нашем распоряжении указывают на реальность невероятных переживаний.

Это видение имеет такую же ценность, и глубокая эмоция, которую она испытывала в момент, когда это увидела, доказывает подлинность переживания. Мы лишь пытаемся понять его психологически, но, естественно, не можем оценить его глубину, не испытав. По крайне мере, вы можете представить, что путешествие на такую глубину историю в области нашей крови должно быть сокрушительным переживанием, потому что тут человек входит в умственную или психологическую сферу, которая до сих пор слита с природой, само собой, отличающейся от сознания.

Теперь она должна вернуться

[Резюме: Следующее видение очень длинное. В нем индеец оказывается вовлечен в конфликт. Затем посреди толпы солнцепоклонников он предлагает себя в жертву, но не получает вреда. Позже его ранит стрела, и он возвращается в свою деревню. Там все животные радостно приветствуют его. – Ред.]

Прежде всего здесь следует отметить, что дионисийская процессия исчезает, остается только индеец. Эта дионисийская процессия была необходима, чтобы вернуть ее к изначальному опыту бессознательного, единству с тем, что внизу, и переживанию изначальности вещей, рассвета сознания, и теперь следует двигаться дальше. Видите ли, такое возвращение назад во времени означает нечто вроде кощунства, в этой регрессии она видела кощунственные вещи, отвержение христианства, а также прохождение мимо греческих храмов – все осталось позади, будто ничего не значит.

А теперь она вернулась. Прикосновение к животному могло удержать ее, животное могло ее заточить, так что теперь ей нужно узнать смысл всех религий, всех этих культов, она должна двигаться от зари сознания к современности. Прежде всего она сталкивается с народом солнцепоклонников, и анимус подвергается пытке, напоминающей некий ранний индейский культ.

Она нарисовала рисунок, объясняющий ситуацию. Индеец в центре, солнце вверху, справа и слева стрелы, справа огонь, а слева вода. Очевидно, это ситуация, характеризующаяся парами противоположностей, горячим и холодным, огнем и водой, стрелами справа и слева. Так что это состояние конфликта. … В этой ситуации … индеец показывает, как может вынести битву с индейским стоицизмом и некой религиозной убежденностью, связь с солнцем ведет его. Наконец, наступает облегчение, и он может вернуться к своему народу. И тогда происходит apocatastasis. Это снова предвестие. … (Животные радуются) примирению, человек примиряется с животным, животные с человеком, это своего рода райское состояние. …

Конфликт пациентки происходит из-за того, что она коснулась дна, взглянула в глаза животного, и в нее вошла животная душа; она воссоединилась с животным, с глубочайшей частью коллективного бессознательного, и это, конечно, незабываемое переживание, которое не отпустит ее и неизбежно вызовет страшный конфликт. Вы сочтете это прискорбным следствием, но если вы не пострадаете от такого конфликта, значит, просто не осознаете его, потому что, осознанный или нет, он присутствует. Только в одном случае вы испытываете то, чего не понимаете, и не знаете, почему страдаете, выражая недовольство тем, как Бог правит этим миром, как глупо мучать вас просто так; а в другом случае вы знаете, почему страдаете – в страдании есть смысл. Столкнувшись с тем же переживанием, что и пациентка, вы понимаете, с чем имеете дело, знаете, что ощущаете животное в себе так же, как культурного человека, что конфликт происходит от того, что вы хотите быть и животным, и духовным существом, и некого винить в таком затруднении. …

Так что это совсем не прискорбный конфликт; ей очень повезло это знать, потому что теперь … она знает, что несет ответственность: «Mea culpa, mea culpa, моя вина». И по крайней мере она оставит других людей в покое, тогда как те, кто не знают о своем конфликте, всегда пытаются улучшить других. Они постоянно ворчат об образовании, они сварливы и строят из себя общественную совесть. Они лезут к людям и, естественно, всегда несчастны, потому что неосознанный конфликт – это невроз. Так что ей повезло, несмотря на то, что перестать быть ребенком очень трудно.

Видение (продолжение): Бык подобрал с земли ребенка и отнес его к античной статуе женщины. На белом быке появилась обнаженная белая девушка, увенчанная цветами; схватив ребенка, она подбрасывала и ловила его. Белый бык отвез их к греческому храму. Там девушка положила ребенка на пол. Через дыру в крыше пробивался луч света. Этот луч упал на лоб ребенка, оставив отпечаток в виде звезды. Ребенок превратился в юношу, стоящего в священной роще. Появился сатир и спросил: «Почему ты здесь?»

Что ж, этот ребенок определенно она сама, это ее новорожденная личность, потому что спуск к животному означает своего рода ночное путешествие по морю, а это жизнь между смерть и возрождением, жизнь в матке. И когда она выходит оттуда, то начинает жить у истоков долгого развития цивилизации, сначала как ребенок. И теперь бык, сила весны, уносит этого ребенка к античной статуе женщины. Очевидно, что это греческая атмосфера, больше не первобытная цивилизация; теперь это высокая цивилизация античности. И появляется обнаженная девушка на белом быке. Это напоминает образ Европы, скачущей на спине быка, которая был богом. Это, конечно, очень древняя идея. Она предвестие того, кем может стать ребенок, если они продолжат движение на уровне античности. Эта девушка как предвестие будущего хватает ребенка, подбрасывает в воздух, как мячик, значит, новая личность всецело в распоряжении того времени. Это довольно опасно, люди боятся коллективного бессознательного, потому что оказываются его жертвами, беспомощными, как дети, и такие видения могут играть с ними, подбрасывая, как мячи, и защититься от этого нельзя. Затем античная девушка кладет ребенка на пол, и луч света оставляет на лбу ребенка след в виде звезды. Этот символ я могу прояснить только через параллель в индийской философии. Видите ли, свету всегда присуще значение сознания, и на ребенка падает первый луч сознания, и на лоб он падает, потому что это место расположения высшей формы сознания. …

Эта девочка, младенец, становится ребенком солнца, ребенком Бога в античной форме, самой звездой, значит, ее единство с природой продолжается на гораздо более высоком уровне, практически на вселенском космическом уровне. Поверьте, это не поэзия, это история и психология. Не следует воспринимать то, что я говорю, как поэтические метафоры. Если вы знаете историю этих мистериальных культов или сравнительное религиоведение, то вам известно, что это священные метафоры, в которых с незапамятных времен находит выражение психология человека, и они бы не появились, если бы не было соответствия в подлинных психологических фактах, а поскольку психологические факты - это весьма реальные факты, то и метафоры равно реальны, если, конечно, это не пустые слова. … Если они кажутся вам поэзией, простыми метафорами, то это ваша вина. Всякий, имевший соответствующий опыт, знает, что эти слова лишь слабые попытки описать мощные психологические факты, которые могут полностью преобразить людей. …

Видение продолжается. Анимус снова стал во главе. Женщина на время вышла из мистерии и оставила активную роль анимусу, поскольку преобразилась в юношу и стоит в священной роще, где появляется сатир и спрашивает: «Зачем ты здесь?» Именно из-за этого сатира она и покинула сцену, потому что встретиться с ним довольно неприятно, а вы знаете, что она образованная женщина, так что, когда появляется сатир, она отступает со свойственной ей любезностью; она посылает вперед анимуса и говорит: «Теперь иди ты. Я чую недоброе. Внутри сатир. …»

Поскольку это довольно затруднительная ситуация, всякое может случиться. Так что она внезапно видит, что юноша иррациональным образом стоит на носу лодки с воздетым копьем.

Видение: Лодка приблизилась к скале, похожей на каменную стену, и юноша метнул в нее копье, и в том месте пробилась струйка воды. Лодка задрожала и исчезла, так что юноша остался на скале. Он посмотрел на воду и увидел лицо женщины. Он прыгнул в воду и добрался до пещеры, в которой сидели три ведьмы; они сказали, что пришли из благословенной земли. Он вырвал зуб у одной из ведьм и убежал из пещеры. Затем на него напали дикие яростные звери, пока он не истек кровью от множества ран. Потом появился старик и прогнал всех зверей. Он завернул юношу в одеяло и положил на скалу лицом в небо, в ту ночь огненный круг спустился с небес и пылал вокруг юноши. Тогда он сказал: «Я есть жертва», и огонь пожрал его. Из его груди поднялась белая птица и вырвалась из пламени.

Илл. 5

«Белая птица … вырвалась из пламени»

Все, что происходит, полностью объясняет все наши прошлые затруднения. Видите ли, сатир – это аллюзия на козлоногого бога или человека-козла; он почти божественен, и она отправляет вперед анимуса, потому что боится этого бога, да и сам анимус весьма запутался. Он словно отправился на новые поиски, потому что никакого развития с этим сатиром не следует. Он отправляется дальше на лодке, а потом пронзает копьем скалу, что означает некое открытие пути, нахождение пути или воды, своего рода чудо, и потому он оказывается на скале, и появляется женщина, то есть сама пациентка в глубинах бессознательного. Она стала бессознательной, чтобы вынести эту сложную ситуацию, и он последовал за ней к трем ведьмам, трем паркам, так сказать, прядущим нить жизни, украшая ее розами или разрезая ножницами. И он ведет себя довольно грубо, потому что, согласно греческому мифу, у них только один зуб на троих, и он его забирает. Но это, конечно, насилие над судьбой, такого нельзя делать, это нахальство, и потому за этим следует нападение диких животных. Видите ли, это типичное наказание для греческих героев, выказавших hybris.

Что такое hybris? … Это не совсем гордыня, а скорее гордое высокомерие. По-немецки это называется Uebermut. Это прилив отваги, доходящий до дерзости перед богами, и наказание за самообожение – расчленение, раздирание, как это было с Дионисом Загреем. Его разорвали на части титаны, сами по себе творческие силы. И потому этот юноша, пытавшийся украсть у парки смертоносный зуб, разорван дикими животными, ведь пытаясь сопротивляться судьбе, он оказывается с ней в противостоянии, чего делать не следовало, потому что в судьбе раскрывается божественная воля. Но его спасает старик. Это снова типичный сказочный мотив, когда в важнейший момент появляется нечто спасительное; он был бы беспомощной жертвой, и звери растерзали бы его, если бы не вмешательство старика. Это мудрый старик, знахарь, тот, кто понимает язык животных, повелитель животных. И потому юноша спасен, но только ради большего, ради священного жертвоприношения. Ему не избежать необходимости жертвы богам, но в иной форме. Так что ночью спускается тот круг огня с небес и сжигает его на алтаре.

Видите ли, он совершил добровольное жертвоприношение только из-за старика, это не жертва слепым страстям, а сознательное исполнение судьбы. Пламя пожирает его, но из тела поднимается белая птица и взмывает в небеса; это спасение бессмертной души, с незапамятных времен изображаемой в виде птицы. А теперь я покажу вам рисунок. Здесь огонь спускается свыше и поглощает его, а вот белая птица взлетает в небо.

Я опущу следующее видение, потому что она связано с единением с прекрасным Богом. Это на самом деле единство с анимусом, ведь юноша преобразился в огне, теперь он обрел божественные качества; он принесен в жертву и потому обрел божественность. Она соединяется с ним, значит, роль анимуса на данное время подошла к концу. Совершив ритуал жертвоприношения, показав, что выпадет на ее долю, он отдает пациентке всю силу, входит в нее, и теперь она entheos, то есть, исполненная Бога.

В этом состоянии она, естественно, столкнется с тем, от чего бежала … и потому появляется следующее видение

Видение: Я увидела сатира, играющего на дудочке под деревом. Он встал. На него упали огромные звезды, а по лицу поползла сверкающая полоса струящегося света. Я видела только его зеленые глаза. Я пыталась разорвать полосу света, скрывавшую лицо, но не могла. Он стоял с поднятыми ладонями. Он вырвал волос со своей груди и подбросил вверх. Волос превратился в пламя. Затем оно потемнело. Он припал к земле и плюнул на огонь. Я умоляла его заговорить. Он одел на меня голубую мантию, повесил на шею жемчуг. Я встала перед ним на колени. Затем он сказал: «Я бессмертный, я прошлое и будущее, и ты узнаешь меня». Он совершил перед моим лицом и грудью знак креста. Затем исчез, и я его больше не видела».

Как видите, на этот раз дела с сатиром принимают совершенно иной оборот; ведь если бы я сказал вам: «Там сатир, идите туда», вы бы скорее всего не пошли, если только вы не полицейский или психиатр. Конечно, она боялась, и потому уступила место мужчине, анимусу. Но теперь она сама сталкивается с сатиром, и ситуация противоречит всем ее ожиданиям. Она ожидала чего-то неясного, сексуального и, конечно, это бог. Такой у нас предрассудок в отношении животных. Так что трудно объяснить людям, что нужно ассимилировать животное, познакомиться со своим животным, потому что люди тут же думают о сумасшедшем доме, они считают, что животное скачет по стенам и переворачивает все вверх дном. Но животное – это благовоспитанный гражданин по природе, оно благочестиво, следует своему пути с великим постоянством, не совершая ничего экстравагантного. Только человек экстравагантен, животное – никогда. Так что если вы ассимилируете природу животного, то станете необычайно законопослушным гражданином, будете двигаться очень медленно, будете настолько рассудительным, насколько возможно, потому что быть рассудительным очень сложно. Вы далеки от того, что считаете животным, потому что вести себя жестоко и неистово может только человек. Вы когда-нибудь видели, чтобы животное напивалось на коктейльных вечеринках? Только человек на такое способен. Наши представления о животном совершенно неверны.

Илл. 6

Зеленоглазый бог-сатир

Вот рисунок встречи с сатиром. Вы видите его зеленые глаза и пламя на груди; это символы эмоции, она просто пылает от эмоций, маленькие огоньки вот-вот превратятся в большое пламя. Но ничего не происходит. Женщина – это сама пациентка в голубом одеянии и жемчужном ожерелье. А у этого сатира отсутствуют гениталии, что, конечно, необычно для сатира, потому что обычно у них весьма заметные гениталии, что мы видим на античных изображениях.

Теперь вы видите, что означает внутреннее животное, что бог – это дух животного. Она ожидала чего-то ужасного, но этот дух животного одел ее в небесно-голубую мантию Марии и дал жемчужное ожерелье, которое, конечно, означает слезы Марии, печаль, смешанная с божественностью. Он венчает ее в мистерии. Вот что делает дух животного.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики