Четверг, 08 мая 2014 10:19

Карл Густав Юнг Семинар по детским снам Глава 3. Психологическое толкование детских снов (часть 3)

Карл Густав Юнг

Семинар по детским снам

Глава 3.

Психологическое толкование детских снов

(часть 3)

6. Сны четырёхлетней девочки о свадебном экипаже и ангелочке1.

Представляет Корнелия Брюннер.

Содержание:

1. Жалюзи на окне медленно поднимаются, и я вижу свадебный экипаж, выезжающий из-за угла дома по гравийной садовой дорожке. Внутри сидят жених и невеста, а правит экипажем дьявол. Неожиданно экипаж вспыхивает и исчезает в пламени. Мне очень страшно.

2. Сновидица стоит в ванной комнате родительского дома и смотрит на себя в зеркало. В зеркале она видит, как из её плеч медленно вырастают крылья, и она становится похожа на ангелочка.

Миссис Брюннер: Эти сны вдвойне связаны между собой: второй сон об ангелочке может быть как лизисом первого сна, так и его отправной точкой и причиной — их общий центр излучает противоположные мотивы, и существует возможность внезапного перехода от одного полюса к другому.

Возникает вопрос, считать ли лизисом сна воспламенившийся экипаж, или же — поскольку девочка просыпается от страха — лизиса в этом сновидении нет.

Мы можем структурировать картину сна следующим образом:

Место действия: Сновидица в своей спальне, действие происходит в саду у дома её родителей. Персонажи: жених и невеста, дьявол.

Действие: Появляется экипаж.

Перипетия: Экипаж вспыхивает.

Лизис: Экипаж исчезает в пламени.

Теперь посмотрим на отдельные символы. Свадебный экипаж: экипаж, повозка — это средство для перемещения людей или предметов из одного места в другое. Его колёса отсылают нас к солнечному диску, то есть к мандале. Мы пользуемся экипажем, чтобы преодолевать большие расстояния или при важном изменении в жизни — на свадьбе или похоронах. Пережитки ритуальной процессии мы видим в Sechselauten2 или праздничном параде.

Жених и невеста: вспоминается путешествие Нерты, описанное Тацитом. Каждую зиму жрец привозит богиню плодородия Нерту — мать-землю — к людям в повозке, запряжённой коровами. За этим ритуалом должны последовать мирные и счастливые времена. Нерта — праматерь человечества. У шведов её место занимает бог Фрей (Фрейр), названный в Эдде «светлым». Зимой он проезжает по стране в повозке вместе со своей жрицей. Согласно легенде, это свадебное путешествие. Таким образом, путешествие в повозке и божественная свадьба — предвестники грядущих событий. Если речь идёт о ритуале Нерты, за ним следует плодородие, весна. Путешествие Фрея предшествует возвращению света. Весёлое, буйное неистовство зимних и весенних праздников должно послужить для возвращения жизни, которая в течение зимы была скована льдом. Один из таких праздников — Вальпургиева ночь, в которую (согласно де Костеру) король Люцифер вместе со своей доброй и прекрасной женой освобождает жизнь из плена зимнего великана.

И тут мы приходим к следующему образу — дьяволу. Наше понятие о дьяволе родом из Ветхого и Нового заветов, и прежде всего — из поздней христианской догмы. В Ветхом завете дьявол пребывает у трона всемогущего Яхве. В Книге Иова он всё ещё числится в списке «сынов господних»3. Через ассоциацию с персидским Ахриманом он приобретает персидские черты. Ахриман — антагонист света; он символизирует тьму и смерть; он спускается с небес в обличье змеи. Филон первым, вслед за персами, превратил змея из сцены грехопадения в Сатану — воплощение зла и греховной страсти. В Новом завете дьявол, как повелитель этого мира, сражается с Царством Бога. Следовательно, он становится не только владыкой зла, но и угрозой власти церкви: гностицизм и реформация почитались официальной церковью дьявольскими искушениями.

В гностицизме4 имеется несколько пар богов, произошедших от высшего божества, ни один из которых не имеет физического воплощения. София, божественная мудрость, порождает Демиурга — не очень-то мудрого создателя мира. Позже отец Церкви Ириней5 заменил Демиурга падшим ангелом — Сатаной. Падение Люцифера означает, что светоносное создание попало под влияние гравитации, то есть обрело физическую форму. В «Божественной комедии» Данте трехголовый Люцифер, заточенный в глубинах земли, представляет собой двойника божественной Троицы.

В Новом завете дьявол ещё толком не обрёл форму. Он воплотился лишь через идеи нееврейских покоренных народов, чьи боги были низведены христианством до дьяволов. Святым дьявол докучал в материальной форме; например, к святому Симеону он явился в виде человека в повозке, запряженной херувимами, и пригласил его: «Залезай ко мне, и получишь свою корону». Святому Патерниану дьявол явился в виде девушки. Но тот узнал искусителя и вспомнил, что запятнавший себя порочным влечением будет гореть в огне.

В XIII—XIV веках вера в дьявола достигла пика. Несчастье, болезнь, святотатство, страсть — во всём винили дьявольские чары. Языческая магия и ритуалы возродились в вере в ведьм (отметим женский, природный аспект этого поверья).

В XVII и XVIII веках популярность дьявола упала. Дьявол был рационализирован и деперсонализирован. Он больше не был внешней злой силой, но превратился в инстинкт в сердце человека — эготизм. Живой символ съёжился до бледной аллегории.

Выделим наиболее важные характеристики дьявола: это тёмное существо, противоположное свету. Красный дьявол имеет огненную, страстную природу и может возбуждать желание, ненависть или страстную любовь. «Зелёный дьявол» связан с природой, растениями. Он появляется в виде козла, змея, кота или пуделя; его изображают с хвостом и раздвоенными копытами. Он живёт на земле и представляет земную мощь титанов и притяжение человека к земле. Он выражает нашу животную природу. Он охотник и наследник Вотана, вечно беспокойный дух, летающий на своём коне по небу. Его крылья указывают на связь с функцией мышления. В ипостаси Мефистофеля он заносчив, самовлюблён, хитёр и горит желанием стащить человека вниз, в грязь, в материю. И наконец, в ипостаси Люцифера, в соответствии со своим именем, он — хранитель света, спустившийся из высшего света в мир материи, чтобы спасти, освободить его. Грязное, грубое животное внизу, но сияющий словно солнце наверху — так описывали его судьи на процессах против ведьм.

Тот, кто падёт жертвой искушения и станет рабом дьявола, будет гореть в огне. Для тех, чьи грехи не искупил Христос, уготована вечная огненная геенна. Огонь чистилища, как следует из названия, очищает душу, чтобы человек был достоин узреть лик Господа. Фрезер приводит множество свидетельств очистительных свойств огня, а также его способности нести свет и плодородие. Во всех культурах по сей день накануне больших праздников и перемен зажигают огни: на Вальпургиеву ночь, летние праздники, на Пасху и так далее. Старый бог или его земное воплощение сгорает в новом огне. Сожжение обеспечивает возрождение в новом мире. Так пророк Илия вознёсся на небо в огненной колеснице.

По Гераклиту, мир возник в огне, и в огне же исчезнет. Этот огонь — божественная сила. Симон Маг6 также считает динамизм огня источником рождения вселенной. Это логос; это первичное единство и корень вселенной. Огонь имеет двойную природу, скрытый и видимый аспекты. В скрытом огне над небесами сохраняются все вещи. Пройдя через огонь, поглощающий материальное тело, душа становится чистым образом, богоподобным и бессмертным.

В алхимии считается, что в огне, который Господь сотворил на земле так же, как чистилище в аду, Он сам светится божественной любовью. Как говорит в апокрифе Христос: тот, кто возле меня — возле огня. Значит, и спаситель имеет огненную природу. В кришнаитской легенде спаситель рождается у пары, на чьей свадьбе экипажем правят демоны.

Теперь обратимся ко второму сну об ангелочке, который можно структурировать следующим образом:

Место действия: Ванная комната в доме родителей. Единственный персонаж — сновидица.

Действие: Девочка смотрит на себя в зеркало.

Перипетия: У неё вырастают крылья.

Лизис: Девочка похожа на ангела.

В зеркале мы видим нашу истинную природу, изображение нашей души; отражение даёт нам знания и инсайты. Ванная — место очищения. С помощью крыльев птица поднимается в небо. Гомер сравнивает крыло с мыслью. Ангел — светлый двойник дьявола. Мотив посреднической функции ангела прекрасно выражен в сне Иакова о лестнице7.

Я попыталась сначала истолковать эти сны как коллективную проблему, затем как переход в развитии ребёнка и, наконец, как проблему среднего возраста. Символические связи во всех подробностях говорят о некоем переходе.

«Жалюзи на окне медленно поднимаются, и я вижу свадебный экипаж, выезжающий из-за угла дома»: маленькая девочка, пока бессознательная, укрывшаяся в доме, видит, как нечто проникает снаружи, из внешнего мира, в её сад. В экипаже сидят жених и невеста: это бог и Шакти, его женская ипостась, от этой пары рождается весь мир; или же это противоположности, свойственные любой материализации, которые следует, так сказать, растопить, чтобы освободить место новому порядку. Экипаж, символ перемещения, отражает переход к чему-то новому. Как и ковчег завета8, это созданный руками человека сосуд, в котором хранятся божественные силы. Полагаю, его можно рассматривать как ритуальное призвание богов. Однако этим экипажем правят не боги, а тёмная сторона бога — дьявол. Вельзевул правит лошадьми, то есть инстинктами, и мчится по земле, настолько преисполненный высокомерия, что не признаёт над собой ни власти, ни закона. Он использует повозку преобладающих взглядов, чтобы добиться собственных целей. Он хочет, чтобы человек пресмыкался в пыли; он возбуждает в людях необузданную ненависть или страсть. Страсти прорываются, как адский огонь, первичный элемент, неуправляемый и разрушительный. Во взметнувшемся пламени исчезает сам экипаж и боги в нём, все традиционные законы, ритуалы и таинства. Огонь поглощает бренные останки, отделяя материю от идеи и вознося очищенную искру света в небеса.

В пламени Агни поднимается к богам. Так огонь, как четвёртый элемент, завершает троицу, которую составляет дьявол и пара богов. Навуходоносор бросил в печь трёх юношей и увидел в огне четвёртого, «подобного сыну Божию».

Преобладающий Weltanschauung плавится в огне эмоций, и его квинтэссенцию следует извлечь из углей. Эта интерпретация уводит нас далеко за пределы мира ребёнка. Что же касается сновидицы, сон сообщает ей, что ей предстоит принять участие в этом коллективном переходе, спровоцированном «частью той силы, что вечно хочет зла [и вечно совершает благо]»9. «Мне очень страшно», — говорится в конце сна. Столкновение с таким врагом и взрыв архаичных эмоций — пожалуй, достаточные причины, чтобы бояться.

Четырёхлетней девочке следует освободиться от мира коллективных образов. Она всё ещё идентифицируется с ангелочком, у неё вырастают крылья, в то время как зло в образе дьявола вторгается в её мир снаружи. Сон напоминает ей об этом дьяволе, поскольку сознательно она идентифицируется с ангелом. В бессознательном же вожжи берёт дьявол. Прежде всего он сбросит «ангелочка» с небес на землю, затем поймает в ловушку вины и сожжёт в огне страстей.

Вдобавок этот сон подготавливает ребёнка к трансформации. Грядущий эмоциональный взрыв должен освободить энергию для духовного развития. На этом этапе её понятие зла также претерпит изменения.

Дьявол — соблазнитель. Однако для сновидицы грех связан с парой жених-невеста, то есть с проблемой инстинктов и отношений. Когда позднее она столкнётся с этой проблемой, из её бессознательного вырвется огонь, неконтролируемая божественная сила. И если она позволит этой силе захватить себя и перенесёт жар пламени, из бессознательного тела и духа сформируется душа, способная парить между землёй и небом на крыльях духа.

Экипаж, рукотворная вещь, также уничтожается огнём. Его древний образ, четыре колеса и квадрат, «сохраняются в вечном скрытом пламени». Данте видит в потустороннем свете три колеса Троицы. Экипаж довершает четвёрку, с его помощью божественная мать, свет, бывший с дьяволом, возвращается к отцу. То, что случилось с Данте, может произойти и с девочкой, когда она достигнет среднего возраста. «Ад» «Божественной комедии» кончается словами:

«Мой вождь и я на этот путь незримый

Ступили, чтоб вернуться в ясный свет,

И двигались все вверх, неутомимы,

Он — впереди, а я ему вослед,

Пока моих очей не озарила

Краса небес в зияющий просвет;

И здесь мы вышли вновь узреть светила».

Профессор Юнг: Великолепный доклад. Теперь вернёмся ещё раз к началу: сновидица находится в своей спальне. Это место действия сна. Жалюзи медленно поднимаются — они, по сути дела, символизируют веки. Когда веки поднимаются, мы открываем для себя какую-то часть мира. Так и здесь: для сновидицы, так сказать, приготовлено видение. Это экспозиция, действие. Девочка видит свадебный экипаж — сюжет уже усложняется — и мы сразу переходим к кульминации. Появляется дьявол: это перипетия. Затем экипаж вспыхивает, и лизис — его исчезновение в огне. Видение пропадает в пламени. Мы можем задаться вопросом, считать ли это лизисом. Докладчик также изложила нам свои сомнения. Это не было бы лизисом, если бы сама сновидица находилась в экипаже. Тогда катастрофа произошла бы с ней самой. Но она не сидит внутри, а смотрит со стороны, и нам следует иметь дело с самим образом, который, собственно говоря, действительно представляет собой лизис. Прекрасный образ полностью уничтожается огнём. Эмоциональное напряжение разрешается вспышкой пламени. Этот облегчающий, освобождающий эффект огня можно найти в религиозных культах и в поэзии. Вспомните прекрасную поэму Гёте «Бог и баядерка»10. Когда баядерка пожелала последовать за богом в смерти, он поднял её на небеса огненными руками. Итак, языки огня и поднимающийся в небо дым — определённо лизис. Это соответствует древней традиции: принесение огненной жертвы — религиозный лизис. Ту же идею можно обнаружить у индейцев юга Мексики: в их ритуале над пропастью пускается перо, которое возносится ввысь ветром. События сна можно сравнить с ритуальным актом убийства и поедания бога. Эти обряды приводят к лизису. В христианском таинстве также описывается мучительная смерть бога и искупление, во имя которого приносилась эта жертва.

Во сне мы попадаем, так сказать, в самый центр этого опыта. Сам образ, конечно, соответствует детскому воображению. Ребёнок восхищается прекрасным свадебным экипажем, нарядной парой, поскольку дети вообще любят блеск и пышность. К тому же, по нашему обычаю, жених и невеста разбрасывают конфеты. В конце концов, девочка родилась в этой стране. Ей четыре года, и поскольку она очевидно смышлёный ребёнок, для неё такие впечатления — опыт, определяющий дальнейшее развитие. Конечно, она знает, что такое свадьба. О дьяволе ей тоже известно. Он встречается во многих поговорках и в сказках. На ребёнка всегда производит большое впечатление первый рассказ о некоем создании, с которым нельзя просто столкнуться на улице. Она пытается включить эту фигуру и другие мотивы из сказок в игру. Если, однако, дьявол во сне забирает всё с собой вниз, это уже за пределами сознания ребёнка. Внезапно в приятные мысли о свадебном торжестве вторгается тревожный отзвук катастрофы. Это пугающий опыт, и во сне девочка также не понимает, что всё происходящее — всего лишь видение. Она захвачена этим зрелищем и переживает всё действие как реальный опыт.

Однако от разворачивающихся событий её отделяет окно. Это частый случай. Мы в безопасности, нечто опасное произошло где-то рядом, а мы просто были очевидцами. Когда такое происходит во сне, это означает: не я нахожусь в этой ситуации, а такова ситуация. Это может относиться к событиям современной истории или к общему, коллективному случаю, не личной трагедии, но разделённой судьбе. В любом случае, в данный момент эта ситуация не имеет отношения к сновидцу. Мы можем назвать такой сон чем-то вроде видения будущего. Ребёнок предвидит своё будущее, которое, естественно, выглядит несколько абсурдным из-за юного возраста сновидицы. Мы не знаем, почему дети видят подобные картины — вообще-то такого с ними не должно происходить! Нам мешает пресловутая детская невинность. Но следует привыкнуть к мысли, что, особенно в раннем детстве, мы можем видеть сны или видения, совсем не характерные для детей, хотя для взрослого человека они ничего странного не представляют. Мы можем понять, когда расцветающая шестнадцатилетняя девушка, стоящая на пороге праздника жизни, охвачена мрачным предчувствием адского огня, в который ей предстоит затащить своего мужа. Да, она милашка, с невинными глазами, полна надежд и витает в облаках — но ничего невероятного в том, что она предчувствует, кто она есть, свою тень, и она знает: «Когда у меня появится мужчина, я покажу ему, на что способна». И когда она получает своего мужчину, разверзается ад. К сожалению, это не такой уж редкий опыт: как будто женщина только и ждёт своего мужчину, чтобы показать ему всю свою суть. Особенно осторожно нужно относиться к альтруистичным личностям! Никто из нас не ангел: у каждого есть своя тень, и мы чувствуем, что за спиной у нас что-то не совсем так. Порой, чтобы понять это, требуется прожить полвека.

Приведу пример. Я знал одного очень уважаемого американца. После того как ему исполнилось сорок, он начал становиться всё печальнее и мрачнее. Раньше он проводил кучу времени во всевозможных обществах и клубах и отлично ладил с людьми. Но теперь он сделался моралистом, начал совать нос в чужие дела, что всё больше раздражало его жену. Со своим раздутым моралистическим отношением он бросался осуждать каждого. Он заделался церковным старостой и каждое воскресенье читал в церкви проповедь. Постепенно это привело к тому, что все начали его бояться и ненавидеть. Неожиданно, в возрасте 55 лет, он проснулся посреди ночи и сказал жене: «Какой я, по сути, мерзавец!». Сказано — сделано. С этого момента и до самой смерти он занимался исключительно тем, что проматывал своё состояние. Больше его ничто не заботило. Только в тот момент он осознал, что обладает тенью.

Не всегда требуется столь долгое ожидание, чтобы встретиться со своей тенью. Ребёнок, приближающийся к половому созреванию, может предчувствовать свою злую, огненную сторону, как и малыш, едва выросший из колыбели, что и показывает наш сон. Даже если нам непросто это понять, ребёнок действительно видел этот сон, и вся эта болтовня о детской невинности абсолютно бесполезна. Этой девочке приснилось, что дьявол захватил жениха и невесту, и всё воспламенилось. Даже такого грубого описания достаточно. Оно говорит обо всём: что прекрасное свадебное торжество связано с ужасной нравственной катастрофой и, очевидно, с огнём — с инстинктом. Когда прорывается инстинкт, вместе с ним идёт и зло! Также очевидно, что свадьба как-то связана с инстинктом. Если уж ребёнку снится такой сон, нам приходится заключить, что нечто в девочке знает об этом процессе. Вряд ли мама сказала ей: «Когда однажды ты выйдешь замуж, дьявол доберётся до тебя», — в этом случае девочке не пришлось бы видеть это во сне, она уже бы знала об этом. Приходится признать, что это знание находилось в ней in potentia11, это знание с которым она родилась, знание, с которым она пришла в этот мир. Откуда у неё это знание? Оно заложено природой ещё в процессе создания её мозга. Она родилась с готовым мозгом, в котором содержатся прототипы всех процессов человеческой жизни и который, следовательно, будет функционировать типично по-человечески. И эти процессы будут происходить, как всегда происходили в жизни: придёт смерть, или зло, или оба сразу. Это форма человеческой жизни, повторённая уже миллионы раз; это типичный процесс.

Воспитание и образование никак не могут изменить эту основу. В целом, неважно, какое воспитание получил ребёнок или чьему влиянию подвергался. В каком-то смысле, развития личности не существует. Личность уже была с самого начала, только не в эмпирическом смысле, а невидимо, как потенциал. Воспитание может лишь слегка отшлифовать её, немного изменить, но оно не затрагивает основу. Мы не можем ни прибавить, ни убавить что-либо. Воспитание — всего лишь достижение небольших конкретных целей: можно научить человека мыть руки, чистить зубы или надевать чистый воротничок. Но «воспитание личности» — что это вообще такое? Кто-нибудь видел его? Человеческая жизнь просто идёт своим путём — так, как она обычно идёт, и она будет подчиняться законам, характерным для этой жизни.

Если мы считаем, что основные черты человека уже заложены в нём в форме прототипов, мы можем — а фактически, обязаны — доказать, что эти образы и идеи встречаются на протяжении всей истории человечества. Жених и невеста в нашем сне, экипаж и его ритуальное использование, дьявол — это идеи, образы, которые оказали несомненное влияние на историю и которые присутствуют in potentia в любом ребёнке. Наиболее яркими и живыми эти образы представляются у детей, поскольку дети ближе к коллективному бессознательному. Психическое состояние первых лет жизни вообще не отделено от коллективного бессознательного; это мир, полный образов. Но пока некому смотреть на них, поскольку сознания ещё не существует. Это мировой океан, полный причудливых фигур. Ребёнок выходит из этого океана. Некоторые взрослые сохраняют слабое воспоминание об этом золотом времени. Чем больше воспоминаний сохранилось, тем труднее приспособиться к реальности. В результате может оказаться, что человек не проявляет никакого интереса к текущим проблемам. Также это может привести к тому, что дети не полностью живут в своих телах, многие области тела вообще не катектированы. Они знают своё тело лишь зрительно, но не живут в нём настолько, чтобы прочувствовать его. В этом случае, например, они могут дышать неправильно: так, что лёгкие не наполняются как следует. Они не способны стать полноценными обитателями собственного тела. Это заметно по скованным, неуклюжим движениям. Они ходят так, как будто дёргают себя за верёвочки. Это эффекты прошлого, которое всё ещё проецирует себя [в настоящее]. Оно всё ещё слишком сильно. «Жизнь, которая была раньше и которая отличается от той, что мы ведём сейчас», — тема, с которой вы не раз столкнётесь, изучая историю человечества. Лучший пример тому — Бардо Тодол или Тибетская книга мёртвых12. Продолжительность этапа бардо — сорок девять дней. Души живут, так сказать, в коллективном мире и встречаются с духами и прочими образами, «образами всех существ», как сказано в «Фаусте»13. Есть и другие примеры этого доисторического мира. Вы можете привести их?

Участник семинара: Концепция рая без понятий пространства и времени.

Профессор Юнг: Вообще вся легенда о золотом веке, идея о том, что в древние времена всё было прекрасно, а затем мир становился всё более злым. Этот чудесный мир, оставшийся в далёком прошлом, — это уже упоминавшаяся aljira. В мифе говорится: в древние времена, когда времени не существовало, жили наши предки — наполовину животные, великие творцы. Всё было чудесно, всё создавалось с помошью магии. Все вещи создавались очень мудро. Затем эти боги или герои aljira ушли в землю и скрылись с глаз, но оставили следы. Эти следы ныне — объекты ритуального поклонения. Во время обрядов мы вспоминаем прежние времена. Так что когда туземцы, к примеру, танцуют, они оставляют на песке странные, но завораживающие узоры. Так поступали предки в древние времена. Когда их танцы повторяются, предки оживают и делают жизнь вновь прекрасной. Они вновь поднимают наверх часть подземного мира. Если дать этот мифический материал ребёнку, вы вернёте ему часть той чудесной жизни, что он вёл раньше. Тогда он какое-то время будет продолжать жить в этом мире, воспоминания о котором приходят к нему лишь с большим трудом.

Участник семинара: Начало большинства сказок: «однажды, давным-давно» — также отсылает к этим изначальным временам.

Профессор Юнг: Да, конечно. Я обнаружил эту же идею у примитивных народов. Когда рис почему-либо не хочет расти, нужно рассказать ему, как он рос раньше, в те чудесные времена.

Участник семинара: Не опасно ли слишком беззаветно отдаваться этим внутренним образам? Не могут ли они обрести слишком большую власть над нами?

Профессор Юнг: Да, такое возможно. Например, при психическом расстройстве нужно начать с укрепления эго. Иногда просто необходимо сделать над собой усилие и сказать: «Да ладно, это же просто фантазия». Прежде всего, фантазия таким образом обесценивается, мы отделяем эго от видения. Иногда для этого разделения приходится принимать радикальные меры. Так, порой необходимо кричать человеку в ухо, чтобы разбудить его, когда он сползает в своего рода коллективный сон, или ухватить его за плечи и хорошенько встряхнуть, чтобы он вновь осознал себя. Бодрящая пощёчина или добротный пинок могут творить чудеса, человек вновь почувствует: «Это я». Есть обстоятельства, когда хороший подзатыльник — самый эффективный способ борьбы с магической притягательностью образов.

Ребёнок должен выйти из этого первичного мира, чтобы полноценно войти в жизнь. В гностическом мифе говорится, что когда бог создал мир, он распространил по нему всеобщее невежество, все забыли о том, что было раньше. Это очень точное описание первичного состояния: сперва были «образы всех существ», потом следует великое забытье, и лишь затем начинается человеческая жизнь. Этот переход ребёнка от пренатальной психе, этапа бардо, к эго-сознанию, является критическим.

Иногда случается — как в этом раннем детском сне — что ребёнок видит совсем не детские образы, проникающие из коллективной области, где весь человеческий удел представлен в образах. Именно это и произошло с нашей сновидицей. Когда я имею дело с подобными сновидениями, я стараюсь предлагать весь возможный мифологический материал, чтобы это коллективное содержание могло быть встроено в сознательную жизнь. Поэтому, кстати говоря, религиозные ритуалы имеют целебный эффект. Человеку напоминают, что было «однажды, давным-давно». Так воспоминание трансформируется в наглядный образ.

Так мы и будем подходить к нашему сну, для начала попытаемся понять символы сна, воспользовавшись идеями, которые создало человечество для обозначения этих процессов. Сначала займёмся символом экипажа: сравнение повозки с мандалой абсолютно верно. Вы лучше поймёте значение экипажа и сидящей в нём пары, если проведёте некоторые параллели с этнопсихологией. Например, в Индии богов изображают едущими в больших квадратных повозках с восемью колёсами, сделанных в форме мандалы. На каждой повозке, богато украшенной резьбой, стоит пагода, в которой под балдахином восседает бог или божественная чета. Так божество оказывается в центре мандалы. Форма мандалы означает совершенство: на это указывают круглые колёса и четыре угла повозки. Четверка связана с четырьмя сторонами света и четырьмя временами года. Окружность означает полноту, завершенность. Божественная чета в повозке — также символ полноты: мужское и женское начала соединяются. В тибетской традиции богов изображают в бесконечном соитии, сексуальном единстве, или даже в виде гермафродитов. Эта идея возрождается в западных странах примерно в конце четырнадцатого века, в философии герметизма, которая исходит из предположения, что идеально создание — гермафродит: каждый Адам несёт в себе свою Еву.

Идея божественной пары в форме coniunctio14, священного брака, представляет высшую точку жизни, которая, однако, вскоре закончится. За божественным откровением сразу следует энантиодромия15 в виде полного разрушения. Жизнь не может замереть в высшей точке, она должна продолжаться, пока не достигнет противоположности, чтобы затем опять вернуться к высшей точке. Это вечный цикл существования, так называемая сансара16, вечный путь то вверх, то вниз, восхождение и нисхождение богов. В этом контексте становится понятно, что повозка, экипаж — символ перехода. Этот символ тесно связан с перемещением богов. Яснее всего это видно в верованиях Египта, хотя бог там едет не на повозке, а на лодке. Мы говорим о культе перехода. Бог отправляется в путешествие на запад на ладье. Это перемещение отражает путь солнца по небу. Шествия, во время которых изображение бога везут в повозке, имеют то же значение: бог путешествует. На примитивном уровне эта же идея выражена в скитаниях первопредков, тотемных полуживотных, которые странствовали по земле и создавали всё сущее. В наших краях останки этих времён aljira представляет дьявол, имеющий копыта, хвост и прочие атрибуты животного. Также восхождения-нисхождения богов можно найти в германских сагах и поэмах, к примеру в «Олимпийской весне» (Olympischer Fruhling) Шпиттелера17. Там также описывается прогулка в небесах; боги планет то появляются, то исчезают; тема всего эпоса — вечное круговое движение вещей.

В этом вечном коловращении конец света, как мы знаем, также изображается огненным. Согласно Гераклиту, сама жизнь — это поток огня, «вечного пламени»18. Таким образом, огонь — основной символ жизни. Крестному отцу во время обряда крещения дают горящую свечу как символ света и духовной жизни. Огонь — также coniunctio. Нечто тонкое, духовное, мужское — кислород — соединяется с земным, видимым, женским — деревом. В ведической19 традиции, например, в этом акте кусок дерева играет роль женщины; палочка же, которую вертят в углублении, — соответственно, мужчина. Вместе они дают искру. Когда они сочетаются браком, вспыхивает огонь20. Воспламенение — это то самое единство двух противоположностей.

Соединение двух рождает тройку, а из тройки получается четыре. Это есть в ведьминской таблице умножения (Hexeneinmaleins)21. Эта прогрессия — древняя аксиома алхимии, аксиома Марии, еврейской женщины-философа I века, которой приписывается этот текст22. Эту же аксиому можно найти в фрагментах работ византийских алхимиков — например, Христианоса23. Мы толкуем её так: один — это бессознательное; всё пока не разделено и едино. Два — появляются противоположности, мужчина и женщина. Двое рождают третьего, сына, ребёнка, искру огня. Мы уже говорили, что момент пика жизни превращается в свою противоположность. Где бы ни появилась тройка, рядом непременно будет дьявол. И божественная искра уже содержит разрушительный огонь. Как мы уже обсуждали, фигура сына в «Фаусте» также сгорает в пламени. Этот огонь приводит нас от тройки к четвёрке, к целому. Но это желаемое состояние — в то же время то самое, первое. Почему?

Участник семинара: Когда всё сгорает, оно снова переходит в единое, неразделённое состояние.

Профессор Юнг: Но в чём тогда разница между первоначальным и конечным состояниями? Что происходит при сгорании? Например, с точки зрения примитивного человека?

Участник семинара: Горевшее поднимается вверх вместе с дымом.

Профессор Юнг: Дым возносит вверх, к престолам богов, тонкие тела, образы вещей. Это означает: то, что было создано в результате трансформации первичной единицы, перемещается обратно в вечность в форме образов. Всё произошедшее принимает форму образа и возвращается к престолу богов. Но начальное и конечное состояние — не одно и то же. В изначальном состоянии мы — жертвы событий, мы неотделимы от них, у нас нет видения. В конце же образы, весь наш богатый опыт, вместе с дымом возносятся к богам. Точка зрения католической церкви на некрещеных младенцев также основана на этой идее. Что говорит об этом церковь?

Участник семинара: Что у этих младенцев нет бессмертной души.

Профессор Юнг: Нет, не то. У всех людей есть души.

Участник семинара: Что они лишены искупления, данного Христом.

Профессор Юнг: Это и так понятно. Но критично то, что они лишены Visio Dei, они не узреют Бога. Младенец, умерший до крещения, не осуждён, не заклеймён как дьявольское отродье, но он лишён Visio Dei. Теперь судьба этой незаконченной души в руках Бога. Это полностью соответствует нашему контексту. Такой малыш не успел получить опыт образов жизни, а образы жизни — это те огненные образы, что происходят из первоначального огня и содержат, так сказать, суть жизни. Прежде чем подняться к богам и стать земной жертвой духам, всё должно быть очищено. Как мы видели, очищение происходит в огне. Он дифференцирует, разделяет на отдельные части. Пепел падает на землю, а очищенное тонкое тело поднимается ввысь. Процесс очищения, состоящий из разделения тяжёлого и эфемерного тел, возможен, лишь если вещь обладает телом. Если нечто распадается, значит, тело у него было. Если тела не было, разделения не произойдёт. Если есть тело — есть и слияние с материей — а следовательно, необходимо пожертвовать этой материей.

Участник семинара: «Останки несть в руках / Для нас мученье»24.

Профессор Юнг: Те, кто ещё не освободился окончательно, страдают от останков земного существования, которые нужно выжечь. Это прекрасно выразил Данте в переходе из чистилища в рай. Вергилию приходится повернуть назад, поскольку, как язычнику, ему не дозволено протий через пламя любви. Данте проходит через огонь, и всё нечистое в нём выгорает. Это единственный путь на небеса. В религиозных таинствах очищение также играет важную роль. Мистик нуждается в очищении: ему нужно смыть с себя грехи, чтобы принять учение.

В нашем сне эти идеи появляются в очень простой и сжатой форме. Что вызвало загрязнение и необходимость очищающего пламени?

Участник семинара: Дьявол.

Профессор Юнг: Да, влияние дьявола вызвало загрязнение. Дьявол — чернота; зло — это чернота. Чистая, невинная радость свадьбы загрязнена. Божественная искра едва успела вспыхнуть, как вмешивается зло, дьявол, инстинкт физического тела. Это admixtio diabolicae fraudis, примесь дьявольского обмана. Становится очевидно, что абсолютной чистоты быть не может, все вещи смешаны с нечистым, с материей — и отсюда следует возгорание. В огне происходит очищение, чтобы чистая часть могла подняться в небо, а пепел остался на земле.

Мы можем заключить, что в этом сне к природе сновидицы примешивается зло, что она бессознательно воспринимает как загрязнение. Вопрос теперь в том, как девочка будет разбираться со злом, каким способом избавляться от загрязнения. Весь сон — видение, в котором девочка не принимает участия. Она следит за событиями из окна, в тепле родительского дома. Очищение выходит на первый план во втором сне. Во сне девочка находится в ванной комнате родительского дома. Ванная часто упоминается пациентами именно в таком контексте. Кабинет врача часто изображают как ванную, а то и как ещё более уединённое место. Омовение, ablutio, — известный алхимический мотив. Он следует за почернением, нигредо. Нигредо часто отождествляют с prima materia, которая имеет чёрный цвет или цвет свинца. Этот цвет нужно смыть. И вот в этой комнате для омовении сновидица смотрит на себя в зеркало. Зеркало — обычная аллегория саморефлексии. Внимание обращено на себя, человек «отражает себя». Шопенгауэр пишет, что мы должны «обратить зеркало» к слепой (бессознательной) воле, чтобы она посмотрела на себя и сошла на нет. Итак, зеркало — инструмент саморефлексии, способ посмотреть на себя.

Ту же связь между омовением и рефлексией мы находим в прекрасной легенде о святом Амброзии. К Амброзию обратился юный рыцарь, попросив у него наставления. Амброзий ответил: «Твоё лицо черно; сначала умойся». Затем он велел юноше посмотреть на себя.

В нашем сне саморефлексия находится на соответствующем детском уровне — и, следовательно, толковать её нужно в абсолютно примитивном смысле: «Посмотри на себя в зеркало и пойми, кто ты есть». Это важный момент. Чтобы полностью его понять, нужно вернуться к предыдущему сновидению, поскольку два эти сна взаимосвязаны. Первый сон представляет манифестацию коллективного бессознательного. Опыт показывается, что в таких архетипических ситуациях зачастую грозит опасность. В чём состоит опасность при проявлении архетипа?

Участник семинара: В поглощении.

Профессор Юнг: Возможно. Но есть намного более частный и типичный случай.

Участник семинара: Идентификация.

Профессор Юнг: Это то же самое поглощение.

Участник семинара: Распад эго-сознания.

Профессор Юнг: Да, но как именно оно распадается?

Участник семинара: Происходит раскол.

Профессор Юнг: Да, расщепление, диссоциация. Я больше не понимаю, кто я есть. Это типичное явление, происходящее, когда накатывает архетипическая ситуация. При констелляции архетипа всегда есть опасность ассимилироваться в него. Вы не можете знать, как это, пока это не произойдёт с вами. Если у вас нет соответствующего опыта, вы вообще не поймёте, в чём тут опасность. Те, кто попадает в такую ситуацию, как правило, вообще этого не осознают. Наиболее ясно это проявляется, когда толпа людей впадает в панику или захвачена одной общей идеей или эмоцией. Тогда отдельный человек не понимает, что находится в состоянии распада, хотя он потерял голову ровно так же, как и все вокруг. Это состояние подкрадывается незаметно. Мы распадаемся изнутри, и вдруг оказываемся кем-то ещё, даже не понимая этого, вот что самое коварное в этом феномене. Сознание просто лишается силы. Но, по крайней мере, у нас ещё остаётся кое-какая защита. Ещё есть момент, когда можно сказать: «Эй, постойте-ка, вот оно что!». Если вы вовремя осознаете это, вы уже защищены. Но если вы понимаете, что вы под влиянием, вы уже в состоянии распада. Если личность находится в опасности распада, необходимо посмотреть на себя, чтобы восстановить свою идентичность.

Одна из моих пациенток постоянно находилась в состоянии распада, ставшем для неё, так сказать, уже привычным. Когда она пришла ко мне на приём, она не знала, о чём говорить. И каждый раз, приходя ко мне, она просто лепетала что-то невразумительное. Однажды она опоздала, извинилась и попросила у меня минутку. Он вынула зеркальце, посмотрела в него и сказала: «Мне это нужно, чтобы знать, кто я есть. Иначе я не знала бы, что вам сказать». Именно эту идентичность и нужно восстановить.

В повседневной жизни нас постоянно заботит наша идентичность. Отправляясь, к примеру, на вечеринку, вы спрашиваете: «Ну, как я выгляжу?» или что-то вроде того. Конечно, мы склонны рационализировать это, но на глубинном уровне нам требуется подтверждение своей идентичности. Нам нужно удостовериться, что мы всё ещё одна целая личность. Это рудиментарный «rite d'entree»25. Перед тем, как отправиться на охоту, примитивные народы настраиваются на роль охотников. Нужно заранее наладить идентификацию с ролью. В каком-то смысле это рудименты, оставшиеся со времён, когда сознание было не всегда в нашем распоряжении и мы не могли просто заставить себя что-то сделать. Аборигены центральной Австралии даже имеют особый обряд, чтобы рассердиться; иначе они не могли бы побудить себя рассердиться по-настоящему.

Зеркало во втором сне — прямой ответ на опасное вторжение бессознательного. Когда ребёнок видит такой анахроничный сон, всегда логично предположить, что необходимое отделение от коллективного бессознательного — в котором изначально находился ребёнок — проходит не совсем правильно. Пренатальное состояние всё ещё очень сильно, и ребёнок не желает входить в реальность. Поэтому необходимы rites d'entree, чтобы поместить ребёнка в его индивидуальную реальность. В этом смысле взгляд в зеркало приходится как раз ко времени, поскольку он запускает некое движение. Процесс достигает кульминации: у девочки вырастают крылья! Это результат саморефлексии. Что означают эти крылья? Что может прийти ей в голову относительно грядущих событий?

Участник семинара: Она может задаться вопросом, хочется ли ей вообще оставаться на земле.

Профессор Юнг: Да, если она вообще не взлетит в небеса немедленно. Но когда кто-то отращивает крылья, дело может быть и в другом. У кого ещё есть крылья?

Участник семинара: У дьявола.

Профессор Юнг: Да, с тем же успехом крылья могли быть и перепончатыми. Девочка могла превратиться в чертёнка. Поэтому специально поясняется, что она превратилась в ангелочка. Не стоит оставлять в стороне предположение миссис Брюннер, что наша сновидица могла, приняв форму ангела, взлететь вверх.

В нашем разговорном языке есть популярное выражение: мы называем ребёнка «миленьким ангелочком». Мы можем предположить, что девочка — абсолютно чистый, невиннейший ребёнок, без следа чёрной краски. Но здесь мне хотелось бы оставить знак вопроса. Есть ещё одно возможное толкование ангелочка. Может быть, она ангелочек именно потому, что ещё не стала человеком. Существует вероятность, что раннее проявление «зла» полностью смылось с неё, и у неё не было ни единого шанса оторваться от коллективного бессознательного. В этом случае у неё ещё нет человеческого тела, то есть она ещё не родилась окончательно.

Я хотел бы сообщить вам кое-какую информацию о сновидице, чтобы вы могли судить сами. Она студентка медицинского факультета, с нежными чертами лица, робкая, чувствительная, она едва притрагивается к пациентам из страха причинить им боль. Она интересуется религией и философией и является участницей Оксфордского движения. Как видите, у этой девушки, хотя сейчас ей уже двадцать три или двадцать четыре года, сохранилось мировоззрение ангелочка. Она закрылась от мира и не пускает его в себя. Фактически она всё ещё находится в яйце. Однако порой у неё случаются короткие вспышки неповиновения. Она пытается отделиться от матери, делая слабые попытки выбраться наружу, как цыплёнок, осторожно постукивающий по скорлупе изнутри. Так она старается выбраться из первичного состояния. Этот пример даёт ясную картину того, как подобные сны предсказывают будущую личность.

7. Сон пятилетней девочки о фее и змеях26.

Представляет Уолтер Губер27.

Содержание: Меня хранит добрая фея. Она всемогуща. Она приводит меня в большой дом с бесконечными коридорами и множеством дверей. Наконец мы входим в одну из комнат, и в середине комнаты лежат три змеи, образуя кольцо. Фея ступает в центр этого круга, и в нём взметается пламя, в котором она исчезает. Я в замешательстве, и я знаю, что больше не увижу добрую фею. Я бегу назад через все комнаты, долго плутаю в них и в конце концов нахожу путь наружу. Я выхожу на улицу, где встречаю подругу из детского сада. Фея также стоит там и вновь берёт меня под свою защиту.

Профессор Юнг: Ничего интересного не замечаете?

Участник семинара: Как и в предыдущем сне, здесь важную роль играет огонь.

Профессор Юнг: Собственно, в этом сне нечто хорошее точно так же сгорает в огне. Там был свадебный экипаж, тут фея. Когда я подбирал сны для семинара, я не обратил внимания на эту параллель, но мотив действительно один и тот же. Мистер Губер дал исчерпывающее описание мифов о феях. Попробуем найти подход к этой фее так, чтобы не смотреть на неё с огромного мифологического расстояния, иначе она будет для нас неуловима. Что означает для маленького ребёнка добрая фея?

Участник семинара: Мать.

Профессор Юнг: Да, это предположение кажется наиболее разумным. Для начала предположим, что это действительно мать. Для маленького ребёнка, полностью зависящего от матери, это фигура, появляющаяся всегда, когда в ней возникает необходимость, несущая любовь и добро и дающая ребёнку всё, что он пожелает. Так что благонамеренные люди склонны полагать, что когда ребёнку во сне является добрая фея, ему снится мать. Но ради всего святого, во имя науки нам стоило бы задуматься покрепче и принять во внимание, что ребёнку могла бы с тем же успехом присниться настоящая мать. Зачем бессознательному девочки превращать реальную фигуру матери в фею — иллюзорное несуществующее создание? Сон ничего не говорит об этом. Мы можем лишь заявить, что сон предпочитает изображать мать в виде феи, сделать реальной фею, а не мать. Он, так сказать, транслирует мать в фею. Каковы основания для такой трансляции материнской фигуры, такой близкой, такой важной и могущественной, в нечто отдалённое? Почему девочке не снится: мама защищает меня, мама ведёт меня в большой дом и т. д.?

Участник семинара: Чтобы лишить мать её важности; это снижает её потенциал.

Профессор Юнг: Ну, это вы чересчур далеко заглядываете. Вы рассматриваете результат трансляции. Но перед этим следует поближе рассмотреть сам феномен.

Участник семинара: Приходится предположить, что имеется в виду не настоящая мать девочки.

Профессор Юнг: Да, мы приходим к такому выводу. В таких случаях мы можем сказать: «Мы не знаем, почему это так. Ясно лишь, что бессознательное имеет настоятельную необходимость сказать “фея”, а не “мать”».

Участник семинара: Архетипы выразительнее, чем реальность.

Профессор Юнг: Да, мы вечно забываем, что во сне архетипы сильнее, чем наша реальность. Это означает, в данном случае, что фея сильнее матери. Нам это кажется иррациональным. Но если оглянуться на историю человечества и посмотреть на психологию примитивных народов, вы обнаружите то же самое. Вы увидите, что эти люди говорят именно о тех странных фигурах, что идут вразрез с любым опытом. Никто из них никогда не видел подобных созданий — полуживотных-полулюдей, но эта идея владеет ими куда сильнее, чем рациональные понятия.

Участник семинара: Разве архетип матери не менее могуществен?

Профессор Юнг: Конечно, мать — это очень сильный архетип. Изначально для ребёнка, полностью живущего в коллективном бессознательном, мать — вообще единственный архетип. Этот архетип ребёнок проецирует на реальную мать, либо на человека, который занимает её место. Для изначально существующего бессознательного есть только материнский архетип, реальная мать как бы вовсе не существует. И это вызывает трудности. Затем мать часто принимает сверхчеловеческие, демонические черты. Она может стать ведьмой, змеёй, злой волчицей, кошкой — тем, что люди с негативным материнским комплексом проецируют на мать: она тайно подмешивает в еду яд, она опасна, она имеет злое влияние. Приведенные сравнения гораздо больше подходят мифическому существу, нежели реальной матери. Изначально ребёнок находится в мифологической диспозиции. Когда во сне показывают «фею», а не «мать», выражается именно мифологический аспект. Если бы во сне была именно мать, это означало бы не архетип, а конкретную личность. С точки зрения детского сознания, мы можем сказать, что речь идёт именно о матери, поскольку мать пока имеет мифологическую природу. Итак, сон изображает мать в виде феи. Если мы сократим этот архетип до матери, вся проекция обрушится на реальную мать. Как следствие, ребёнок может, к примеру, возложить на мать вину за негативное содержание сна. И все демонические эффекты с этого момента будут приписываться влиянию матери. Архетип принадлежит ребёнку, и не следует забирать его. Если, к примеру, кто-то сказал бы девочке, что фея — не её мама (я бы не стал этого делать, но предположим такую возможность), — девочка могла бы приписать фее материнские характеристики и установить с матерью отношения, сведённые к инфантильному уровню.

Так что если бессознательное говорит: «Это фея», — будьте любезны к нему прислушаться. Архетипы невероятно мощны; они поглощают реальность. Если человек спроецировал на кого-то архетип, вам не удастся убедить его отказаться от этого; человек захвачен этим архетипом. Архетип гипнотизирует, он захватывает власть над вами, и вы оказываетесь у него в плену.

Если ребёнок рассказывает вам такой сон, лучше расскажите ему что-нибудь о доброй фее, чтобы это мифическое создание для него ожило. Однако если нас спрашивают, кто на самом деле эта фея, следует знать о ней побольше. Мы не можем заново заселить мир феями. Может, в Ирландии это ещё и возможно, но уж точно не в Цюрихе. Здесь это даже не обсуждается. Поэтому нужно как-то привести фею домой. Так, что значит фея в воображаемом мире ребёнка?

Участник семинара: Это мудрый и могущественный персонаж.

Профессор Юнг: Да, фея мудра, могущественна и обладает прочими прекрасными качествами, которых ребёнок не имеет.

Участник семинара: Она — что-то вроде женского проводника, направляющая фигура.

Профессор Юнг: Верно. В случае с мужчиной, это был бы превосходящий его мужчина. Вспомните: Гёте/Фауст, Ницше/Заратустра, Данте/Вергилий.

Участник семинара: Проводник соответствует Гермесу, проводнику философов в духовном мире.

Профессор Юнг: Да, Гермес Трисмегист28 — инициатор, психопомп29, а фея — его женский двойник. Она — чудесная фигура взрослой женщины, которой наша сновидица ещё не стала, создание, окруженное волшебством и великолепием, высшая фигура, внутреннее превосходство самого ребёнка. Это предвидение того, кем девочка может сделаться впоследствии. Но что должно перед этим произойти? Сон рассказывает нам об этом.

Участник семинара: Фея должна сгинуть в пламени.

Участник семинара: В видениях Зосима30 есть очень похожий персонаж — жрец, проводник, который также воспламеняется.

Профессор Юнг: Параллель с видениями Зосима довольно убедительна. Речь идёт о философе и алхимике, жившем в третьем веке. В видении он встречается с маленьким старичком, гомункулом. Жрец приносит его в жертву, или же он сам жрец, преображающийся в огне, он поглощает себя и выплёвывает себя обратно, варясь на алтаре в форме чаши. Он — проводник, психопомп

Образ феи, сжигающей себя, требует длительного рассмотрения с различных углов, прежде чем мы сможем с ним разобраться. Это удивительный символизм. Сама церемония значима. О чём она говорит нам? Для начала следует увидеть всю ситуацию глазами ребёнка. В один прекрасный день фея берёт девочку с собой, как будто говоря ей: «Пойдём со мной в большой дворец, малышка, я кое-что покажу тебе». Фея ведёт девочку в большой зал и там бросается в огонь. Однако фея не сгорает совсем, поскольку в конце она снова появляется. Больше похоже на магический фокус, чтобы напугать ребёнка. Ничего плохого не случилось: в конце сна всё возвращается на круги своя. Странная церемония озадачивает нас. Мы видим полное restitutio ad integrum31. Фея вновь появляется, как ни в чём не бывало. И это центральная проблема всего сна. Этот сон — что-то вроде наброска будущего. Фея что-то показывает, нечто, через что девочке придётся пройти в будущем. В видениях Зосима сам философ тоже выступал лишь в роли наблюдателя. Там проводник сгорает, чтобы указать путь алхимику. Психопомп показывает: это должно произойти, чтобы ты получил желаемое. Зосим искал hydor theion, божественную воду, средство сделать увечные тела целыми. Это то же, что и христианская вода для крещения, которая получается очень похожим способом. В сложном ритуале крестильная вода смешивается из освященной воды, освященной соли и oleum unctionis (ароматическое масло — миро). Этот ритуал — одна из церемоний, проводимых на пасху. Подробную инструкцию можно найти в Missale Romanum, Римском миссале32. Освящение воды проводится в канун Святой субботы. Заранее приготовленная hydor theion оплодотворяется погружением в неё свечи, чтобы она могла дать человеку новое рождение в лоне Церкви. Это очень многозначительный обряд, вариант hierosgamos33. Современные священники уже не знакомы с такими вещами; обычный священник чаще всего вообще не в курсе. Это один из секретов, которые составляют власть католической церкви над бессознательным.

Сон выражает нечто похожее, только в более простой форме. Несомненно, фея — это высшее, загадочное, волшебное существо, добрый дух-помощник. Феи, как и эльфы, — это дети природы, у них нет души, они рождаются и живут в природе. Это означает: в нашей собственной природе, в бессознательном существует такой образ, и он ясно выражен в этом сне. Но почему фея исчезает в огне?

Участник семинара: Чтобы потом возродиться из пламени.

Профессор Юнг: Ничто во сне не указывает на возрождение. Здесь могут помочь параллели с процессом горения, описанным в истории Плутарха De Iside et Osiride34.

Исида пошла служить нянькой к финикийскому царю. Мать ребёнка застала Исиду, когда та держала ребёнка над пламенем, и закричала от ужаса. Исида достала ребёнка из огня и произнесла: «Ну вот, всё впустую. Если бы ты не закричала, твой ребёнок получил бы бессмертие».

Участник семинара: Сюда же относится символ феникса.

Профессор Юнг: Безусловно. Феникс сгорает, чтобы перейти в новую жизнь. Каждые пять сотен лет он сгорает в ладане и прочих благовониях35. Ещё примеры?

Участник семинара: Геракл также бросается в огонь, а затем попадает к богам.

Участник семинара: Фетида также держала Ахиллеса над огнём, чтобы дать ему бессмертие. Но отец ребёнка увидел это, и ритуал не был завершён. Поэтому пятка Ахиллеса осталась уязвимой.

Профессор Юнг: Значит, самосожжение означает обретение бессмертия. Фея в нашем сне проходит эту трансформацию. Она обретает вечную огненную природу, как золото, которое не окисляется в огне. То же самое означают и видения Зосима — огонь дарует бессмертие. Здесь, как и в предыдущем сне, огонь означает очищение, уничтожение тела. Мы должны пройти через огонь, чтобы освободиться от несовершенной материи, подняться в небеса, так сказать, как дух, как тонкое тело. Поскольку эта тонкая форма вечна, мы обретаем бессмертие. Но феи и так не подвластны смерти, у них нет смертного тела, они — духи, не связанные материей. Поэтому для самой феи такое очищение смысла не имеет, но для ребёнка этот ритуал важен. Фея — всемогущая защитница, которая ведёт девочку за собой и открывает ей тайну. Это явное предчувствие, подготовка к будущим событиям. Внутренняя взрослая часть ребёнка, которая воспринимается как высшая и могущественная, говорит: «Смотри, вот как это делается, вот как ты можешь изменить себя». И что должна вынести из этого сновидица?

Участник семинара: Это может означать: «Если ты столкнёшься с такой ситуацией, как этот круг змей, не бойся. Ступай прямо в центр, как фея, и ты запылаешь, избежав опасности».

Профессор Юнг: Видите ли, не следует забывать, что вся эта ситуация очень пугает ребёнка. Лучше избегать мест, где собирается столько змей. Поэтому сама девочка не подходит к центру, но её наставница ступает в круг, показывая: «Не оставайся снаружи, войди внутрь, что бы ни произошло, пламя поглотит тебя. Ты обратишься в дым, а затем вновь вернёшься сюда». Что это означает? Мы можем опираться на то, что уже обсуждали. Помните, что мы уже говорили об огне?

Участник семинара: Что он связан с аффектом.

Профессор Юнг: Да, во сне о свадебном экипаже и дьяволе пламя поглощает счастливую чету. Огонь — эмоциональный взрыв, прорыв либидо. Либидо всегда сравнивают с огнём. Это означает: «Поток либидо спалит тебя». Но что означает описанный здесь магичечски круг?

Участник семинара: Разве змеи — не хтонические животные? Возможно, этот круг — само бессознательное, в которое ребёнку нужно войти?

Профессор Юнг: Ну, я бы не сказал просто «бессознательное». Вряд ли перед детьми стоит задача поближе подобраться к бессознательному, они и так недалеко от него ушли. Во сне эта идея была бы выражена иначе. Нам следует пристально рассмотреть саму форму, гештальт, с которым мы здесь встречаемся. Речь о круге, то есть о символе целостности, завершенности. Значит, ситуация указывает на целостность. Окружность — это очень древний образ. Это древнейший символ, который можно видеть ещё в наскальных росписях Родезии времён палеолита. Древнейший символ появляется в конце каменного века и встречается до сегодняшнего момента. Он толкуется как солнечное колесо.

Это одна из наиболее древних форм, встречающаяся ещё до изобретения колеса. Разумеется, это не просто колесо. Более вероятно, что это изображение солнца, но оно недостаточно реалистично, тогда как рисунки времён палеолита поразительно близки к оригиналу. К примеру, животных изображали без ног, поскольку ноги не видны из-за травы. Эти художники изображали природу с непревзойдённым реализмом. Они не делали символических изображений, за исключением тех случаев, когда изображали видения. И этот рисунок — скорее видение, нежели реальность. Его можно найти в самых неожиданных местах — к примеру, Игнатий Лойола описывает его в своей автобиографии. Лойолу часто посущали видения золотого круга или огромного золотого шара. Он висел перед ним и наполнял его удивительным ощущением. Я не знаю, что этот круг означал для него. Символ окружности можно найти и в исповеди Симеона Богослова36. Он описывает, как искал Бога, безрезультатно путешествовал повсюду, пока Он не возник в его сердце в виде маленького солнечного диска. Окружность — древний, первичный символ.

Участник семинара: Хильдегарда Бингенская37 также описывает подобное видение.

Профессор Юнг: Да, они встречаются повсюду. В буддистской медитации также говорится: «Становись круглее и круглее». Эту окружность нужно восстановить; символ появлялся снова и снова с доисторических времён и всегда имел то же значение целостности, полноты, завершенности.

Следовательно, круг змей в нашем сне означает: «Если мы столкнемся с ситуацией, когда понадобится целостность, и потерпим неудачу, мы лишимся этой целостности». Нам нужно войти внутрь круга, даже рискуя быть поглощенными огнём. Дальнейшие события во сне показывают, что огонь не причинит вреда, поскольку фея появляется вновь. Трансформация не повредила фее. Основная проблема сна — эта трансформация, происходящая с человеком, который вошёл в круг, несмотря на возможную опасность, изображенную в виде змей. В конце концов, змея — прежде всего символ страха. Обезьяны и лошади инстинктивно боятся змей. Если вы увидите круг из трёх змей, вы точно постараетесь не наступить в него. Вы почувствуете страх. Но если, несмотря на это, вы всё же ступите в него, произойдёт трансформация, которая должна создать бессмертное существо. Исполнение жизненного предназначения связано с идеей бессмертия. Это ничего не говорит нам о бессмертии как таковом. Мы лишь утверждаем, что у людей есть это чувство, и потому обсуждаем такие проблемы. Это просто психологический факт. Во всех высших точках жизни, где мы встречаемся с жизнью лицом к лицу, мы также чувствуем её осмысленность, и это чувство всегда связано с ощущением вечности. Например, в алхимии создаваемая окружность — это философский камень. Это предмет, который невозможно повредить, corpus glorificationis, совершенство и завершенность, тело Воскрешения, в которое мы, так сказать, облачимся в Судный день. Окружность в нашем сне составлена из трёх змей. Вам не кажется, что с психологической точки зрения здесь скорее подошли бы четыре змеи?

Участник семинара: Нет, три — совершенно правильное число. По три головы у Цербера и Гекаты. Три символизирует мужскую, демоническую сексуальность.

Профессор Юнг: Здесь речь об эмоциях, не всё ж о сексе. Подразумеваются и остальные семь дьяволов: гнев, concupiscentia38, алчность, зависть, ненависть — короче говоря, все пороки. Вот что такое тройка! В случае нашего ребёнка мы должны составить конкретную, реальную картину. В конце концов, это ещё ребёнок, чьё тело пока растёт. Либидо и жизненная сила поглощаются этим процессом развития: тело играет очень важную роль, его ведь ещё предстоит построить. Инстинкты, строившее это тело, в процессе дальнейшего развития будут становиться всё сильнее и начнут прорываться наружу в виде таких эмоций, как сексуальность, зависть, ненависть, гнев и так далее. Они подобны адскому пламени.

Этой же девочке приснился ещё один сон. Она открывает дверь и видит в комнате огонь. Она знает, что это ад. Затем она уходит.

Сновидица искала путь на небеса, а наткнулась на ад! Ад поглотил её. Речь о преисподней инстинктов. Девочка предчувствует этот инстинктивный ад, в который ей предстоит войти. В алхимии это состояние изображается в виде трёхголового змея, так называемого serpens mercurii. Он провожает душу в загробный мир и соответствует гностическому Ноосу (Nous), который изначально спустился с небес и соединился с материей39. Другими словами, божественный разум также присутствует в этом инстинктивном аду. Пройдя через пламя, он превращается в corpus glorificationis, в золото, в вечное и неизменное. Так что в каком-то смысле три эти змеи символизируют ад инстинктов, и поэтому ребёнок боится их. В этот огонь нужно войти, чтобы измениться. Тот, кто никогда не ступал в пламя страсти, бежит от себя, дезертирует из жизни. Три змеи или змея с тремя головами также могут означать Сатану. Где он описывается как трёхголовый?

Участник семинара: У Данте.

Профессор Юнг: Верно, в аду Данте у Сатаны три головы.

Участник семинара: Что соответствует божественной Троице.

Профессор Юнг: Да, он бог глубин, противоположность Троице. Что можно сказать об этой тройственности, божественной или демонической?

Участник семинара: Три — это вечное беспокойство, пламя, рвущееся вверх, динамическая сила.

Профессор Юнг: В нашей части света и на Ближнем Востоке три — священное число. Но не повсюду: в Индии, к примеру, священна четвёрка. Четыре означает всё прекрасное. К примеру, молитву следует читать четыре раза.

Участник семинара: Если зов повторился трижды, что-то произойдёт.

Участник семинара: Это непрерывно возобновляемое соединение противоположностей, которое никогда не останавливается.

Участник семинара: Три парки представляют приход и уход, рождение и смерть всего сущего.

Профессор Юнг: В буддизме Махаяны тройка — центр земного мира: петух, змея и свинья. Петух — это похоть40, змея — зависть, а свинья — невежество. Эта троица — корни мира, три причины всего происходящего в мире. Их можно увидеть в центре так называемой мандалы килкор (тибетской мандалы).

На лекции в пятницу вы слышали о видениях Махасукха и о трёх глазах, чтобы видеть прошлое настоящее и будущее41. Это показывает, что тройка связана со временем. Три — это и есть время, а время всегда идентично потоку энергии. Мы можем рассматривать время только на основе движения. Чтобы время существовало, должны быть изменения. Прокл42 говорит: «Где есть творение, там есть и время». Бог творения у неоплатоников — Хронос, то есть время. Это изначальная форма идеи Бергсона о duree creatrice. Время имеет два аспекта: то, что лежит позади нас, и то, что впереди. Некоторые американские индейцы имеют только одно слово для обозначения времени: день. Если указать при этом вперёд, будет завтра, если назад — вчера, а жест вниз означает сегодня. Тройственность определяет ход вещей. Время идентично с ходом вещей. Времени как такового вовсе не существует. Есть только ход вещей, который мы измеряем с помощью понятия времени. Для примитивного, близкого к природе человека время — не абстракция. Для него есть только тогда, сейчас и раньше. У него ведь нет часов, по которым он мог бы узнавать время. Он существует полностью в потоке событий, который неизменно утекает в тёмную дыру, который приходит к нам из тёмного будущего, который течёт через нас и исчезает во тьме позади нас. У примитивного человека нет истории: вся история простирается примерно на три поколения назад, до дедушки уже ничего не было. Примитивный человек сильно впечатлён этим странным потоком событий, приходящих из завтра, текущих через сегодня и исчезающим вчера. Для него это непосредственно ощущаемый жизненный факт.

Последовательность событий также лежит в основе китайской концепции природы, согласно которой всё происходящее в данный момент происходит именно так, как предопределено. Эту идею вы найдёте в И Цзин, Книге перемен. Если я брошу пригоршню гороха, горошинки разлетятся во всех направлениях. Попробуйте истолковать это, и поймёте важность момента. Если вы продолжите практиковать этот метод, вы увидите, как прекрасно значения И Цзин соответствуют психологической ситуации. Это нечто большее, чем fagon de parler43. Это очень важный факт, который может быть доказан с помощью астрологии — которая также не является обычным суеверием, если у вас имеется необходимый опыт. Астрология работает со звёздами лишь до тех пор, пока ход вещей измеряется с их помощью. Сюда же относится опыт телепатии. Некоторые самоуверенные умники говорят, что это всё ерунда, но чаще всего они ничего толком не слышали о подобных опытах, просто потому, что это не ложится в их картину мира.

Все эти проявление синхронистичности — действительно ошеломляющие, если вдуматься, — означают лишь то, что соответствующие события происходят в одно и то же время. Это указывает на прочное положение событий во времени. Это древний опыт, как и опыт расширенного пространства44. Мы видели, что время имеет три аспекта: прошлое, настоящее и будущее. Три змеи в нашем сне, возможно, означают время. Изначально время изображалось в виде змеи, как знака Зодиака. Мифологические герои также часто изображались связанными со временем. В Упанишадах Праджапати — это год, то есть Хронос, творец мира. Христос — это также экклезиастический год; на некоторых раннехристианских рисунках он изображался в виде змеи, несущей на спине двенадцать звёзд — двенадцать апостолов. Иными словами, это год и двенадцать месяцев. Символизм времени играл важную роль и в митраистском культе. Фигура Эона обычно стояла у главного алтаря в святилище Митры. Это человек с головой льва, обвитый зодиакальной змеёй, Zrvan akarana, что означает «бескрайнее время». Как видите, свидетельств тому, что змея символизирует ход времени, более чем достаточно. В нашем сне девочке даётся указание ступить в круг змей, чтобы преобразовать себя. Трансформация неизбежна, поскольку она ступает в огонь, обладая бренным телом. В нашем рациональном мышлении это было бы равносильно самоубийству, но иррациональное значение этого действия — трансформация в бессмертное существо.

Участник семинара: Как толковать детсадовскую подругу в этом столь архетипическом процессе?

Профессор Юнг: Подруга очень важна. Почему?

Участник семинара: Потому что она принадлежит к реальности девочки как ребёнка.

Профессор Юнг: Совершенно верно. Она восстанавливает связь со своим возрастом. Когда девочка идёт с феей, её как бы затягивает за пределы. Типичная угроза при констелляции архетипа — временное затягивание человека в ирреальность, в пренатальную психологию. Сон встречает эту угрозу фигурой подружки. Её важность — в восстановлении связи между сновидицей и её нормальной детской реальностью.

1 31 января 1939 г.
2 Буквально — «звон колоколов в шесть часов»; весенний фестиваль традиционных торговых гильдий в Цюрихе, включающий парад в исторических костюмах.
3 Книга Иова 1:6. В новой международной версии Библии — «ангелов».
4 См. примечания к семинару 2.
5 Греческий отец Церкви, считается создателем католической догмы, принимал активное участие в борьбе с гностицизмом.
6 Самаритянский маг. Отцы Церки считали его страшнейшим еретиком, но в гностицизме он играл центральную роль. Гностическая секта симонианцев считала его воплощением бога. Что касается его учения об огне, см. C. G. Jung, CW 11, § 359, and CW 13, § 408.
7 И увидел [Иаков] во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. Бытие 28:12.
8 Сундучок, в котором израильтяне хранили скрижали с десятью заповедями.
9 Мефистофель в «Фаусте» Гёте.
10 Английский вариант поэмы: www.everypoet.com/archive/poetry/Goethe
11 Лат. «в зародыше», «в потенциале».
12 См. примечания к первому семинару.
13 И. В. Гёте, «Фауст», стих 6289.
14 Лат. «связь», «союз». В алхимии — единство.
15 В философии Гераклита энантиодромия (греч. «бег навстречу») означает игру противоположностей, то есть идею о том, что всё сущее в итоге обратится в свою полную противоположность. См. C. G. Jung, Psychohgical Types, CW 6, §§ 713—14).
16 В индуизме — движение душ, круговорот рождения и смерти.
17 Карл Шпиттелер (1845—1924) — швейцарский поэт, лауреат Нобелевсеой премии по литературе (1919), известен в основном эпосом «Олимпийская весна» (1900—1906).
18 Diels-Kranz Numbering System, 22B30
19 Веды — религиозные тексты, часть ядра ведической традиции и брахманизма.
20 Подробнее см. C. G. Jung, Symbols of Transformation, CW 5, §§ 204ff, 21 Iff
21 «Фауст» Гёте: Ты из одной / Десятку строй, / А двойку скрой, / О ней не вой. / Дай тройке ход, / Чтоб стала чет, / И ты богач. / Четверку спрячь, / О ней не плачь, / А пять и шесть / С семеркой свесть, / И до восьми / Их подыми. / Девятка — кон, / Десятку — вон.
22 См. C. G. Jung, The Practice of Psychotherapy: Essays on the Psychology of the Transference and Other Subjects, vol. 16, pp. 207, 306, 30
23 Marcellin Berthelot, Collection des a-nciens alchemistes grecs, vol. 6, p. 383 (ed.).
24 «Фауст», 11954—55.
25 Фр. «обряд вступления».
26 14 февраля 1939 г.
27 К сожалению, доклад не сохранился.
28 Трижды величайший Гермес.
29 Греч. «проводник душ».
30 См. C. G. Jung, Psychology and Religion: West and East, CW 11, §§ 344ff; and C. G. Jung, Alchemical Studies, CW 13, "The Visions of Zosimos", §§ 85—144
31 Лат. «возвращение к предыдущей ситуации, полное восстановление».
32 Богослужебная книга, содержащая все необходимые тексты для проведения римско-католических богослужений.
33 Иерогамия — греч. «священный брак».
34 О Исиде и Осирисе.
35 См. сон о посмертных масках родителей.
36 Martin Buber, Ecstatic Confessions
37 Хильдегарда Бингенская (1098—1179) — настоятельница монастыря бенедиктинок, известная своими видениями.
38 Лат. «похоть».
39 Греч. «разум». В греческой философии, дух, формирующий мир.
40 В оригинале — Wohllust (неологизм, примерный перевод — «удовольствие от того, что хорошо себя чувствуешь»). Скорее всего — опечатка. Похоть — Wollust.
41 В тантре Махасудха означает состояние, в котором субъект и объект, недуалистичны и наполнены абсолютным блаженством. Ваджрайогини — красная, полуобнаженная танцующая богиня, известная как «Мать всех Будд», имеет три налитых кровью глаза, символизирующих её способность видеть прошлое, настоящее и будущее.
42 Прокл Диадох (412—487), греческий философ-неоплатоник.
43 Франц. «манера речи».
44 См. C. G. Jung, The Structure and Dynamics of the Psyche, CW 8, "Synchronicity: An Acausal Connecting Principle", §§ 836—958.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики