Понедельник, 07 декабря 2015 09:26

Карл Густав Юнг Письма от 1939 г.

Карл Густав Юнг

Письма от 1939 г.

Элеанор Бертин, 9 января 1939 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая доктор Бертин,

Мне жаль слышать, что вы в основном заняты пограничными случаями. Это тяжелый труд, а с другой стороны, очень интересный. Я помню миссис Х. очень хорошо. Она находилась в психотическом интервале, еще не рожденная из туманов жизни Бардо.[1] В таком случае, конечно, правильно давать людям делиться переживаниями во время болезненного интервала, поскольку содержания таких переживаний требуют интеграции в совокупность личности. Конечно, с психиатрической точки зрения воспринимать психотический материал серьезно – крайне неортодоксальный метод. Но для пациента лучше всего быть неортодоксальным, поскольку психиатр не знает, что делать с такими случаями. Такое лечение – это всегда риск, так как возникает деликатный вопрос, насколько пациент способен вынести свой патологический материал. Если пациент не может его вынести, то возникает естественная склонность отгородиться от пережитого. Так что если вы натолкнетесь на некоторое сопротивление или столкнетесь с воспламенением эмоций, то полезнее будет способствовать этому отгораживанию. Но если пациент может это вынести, вы можете помочь ему в интеграции и понимании. Чем больше понимает пациент, тем лучше, и он защищен от полного затопления, так что даже если произойдет новый наплыв, то он останется психотическим интервалом, который не вызовет решительных и непоправимых разрушений. Я часто видел, что люди с некоторой психологической подготовкой не были полностью уничтожены острым психозом. Они выходили из него, словно из сна. Они не «склеивались», сохраняя гибкость характера. Если есть застывшие области, то вы встретите: недоступность, отсутствие эмоций или неадекватные эмоции и полную неизменность. На рисунках вы, вероятно, обнаружите прерывистые линии[2] или осколки или асимметричные области разрушений и гибели.

Как только общее состояние пациента снова станет более или менее рассудочным, следует убрать его из больницы, так как атмосфера больницы крайне заразна. Если миссис Х. достаточно спокойна, чтобы оставаться дома, вы должны ее посещать. Если ее эмоциональность в процессе лечения усиливается, следует снова рассмотреть вопрос госпитализации. Но если она способна обсуждать свой материал без излишнего возбуждения, лечение следует продолжить, поскольку есть реальный шанс долговременного улучшения. Я видел случаи полного выздоровления. Не имеет значения, что потом психиатр скажет, будто шизофрении не было. Как вы знаете, дьяволу безразлично, как вы его назовете.

Что касается лечения, то вы полностью зависите от материала, порожденного пациентом. Следует идти путями природы, а не вслед своим добрым намерениям, т.е. оставить это психиатрам. Для миссис Х. лучше всего будет, если вы будете поддерживать ее так долго, как возможно, т.е. пока она не начнет снова доверять своей системе.

Мои наилучшие пожелания счастливого Нового Года,

Сердечно ваш, К. Г. Юнг

□ M.D. (1887-1968) – американский аналитический психолог. Ср. ее Humand Relationships (1958); Jung’s Contribution to Our Time (1967). Предисловие Юнга к первой работе см. в CW 18 (pl. в vol. 2).

1. Состояние между смертью и повторным воплощением, описанное в Бардо Тхедол, Тибетской книге мертвых.

2. Ср. например, Pls. 8, 9 в Mysterium Coniunctionis и Analytical Psychology: Its Theory and Practice, pp. 198ff and Figs. 14, 15.

В. Субрахаманьей Айеру, 9 января 1939 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой сэр,

Вы правы, Шопегауэр не мог обладать полным пониманием Упанишад, так как в те дни Упанишады были известны только в крайне несовершенном латинском переводе А. дю Перрона, который издал их в форме так называемых Oupnekhat[1] в началеXIX столетия.

Я вполне согласен с вами, что глубокий сон или любое состояние полной бессознательности находится по ту сторону боли и удовольствия, но также по ту сторону сознания, так что когда такое полное состояние отсутствия удовольствия и боли достигается, нет никого, кто мог бы это осознавать. Однако, верно, что если человек выходит из такого состояния, например, проснувшись от глубокого сна или бессознательности, он может сказать: «Должно быть, я был без сознания, я ничего не чувствовал». Или если у него осталось приятное чувство после глубокого сна: «У меня был хороший и приятный сон без сновидений». Но пока он спал или был без сознания, он этого не осознавал, по крайней мере, мы не может доказать, что кто-то осознавал это состояние.

Конечно, когда я говорю, что полная бессознательность, т.е. полное преодоление боли и удовольствия и эго будет просто смертью, это лишь теоретическое утверждение. Под этим я подразумеваю только то, что пока я осознаю что-то, мой разум не лишен содержаний и не лишен эго, поскольку я осознаю определенное состояние, в котором нахожусь. Я не назову эго творением разума или сознания, поскольку, как мы знаем, маленькие дети говорят о себе сначала в третьем лице и начинают произносить «я», только когда нашли свое эго. Таким образом, эго – это скорее находка или опыт, а не творение. Мы скорее можем сказать: эмпирическое существование эго – это условие, благодаря которому возможно непрерывное сознание. Ведь мы знаем, что тот род безличного сознания, которое наблюдается у маленьких детей, не обладает непрерывность и носит диссоциированный и ограниченный характер.

Я знаю, что предположение о том, что сознание обладает метафизическим и дочеловеческим существованием – особенность индийской мысли. Мы убеждены только в том, что так называемый бессознательный ум, который per definitionem [по определению – лат.] психика, не осознающаяся никем, обладает дочеловеческим и досознательным существованием. То, что мы называем бессознательным – точная копия индийской концепции сверхсознания или высшего сознания. Насколько мне известно, у нас нет никаких свидетельств в поддержку той гипотезы, что дочеловеческая и досознательная психика кем-то осознается и потому является сознанием.

Что касается вашего последнего вопроса, то я хочу сказать, что согласен, что нет в материальном мире ничего такого, что не является проекцией человеческого ума, поскольку все, что мы переживаем и можем выразить посредством мысли, чуждо нашему разуму. Посредством опыта и умственной ассимиляции оно стало частью нашего ума и, таким образом, по сути психическим. В той мере, в какой материальное не вторгается в наше сознание, оно не переживается, и мы не можем с уверенностью сказать, что оно существует. Все, чего мы касаемся или с чем входим в контакт, немедленно превращается в психическое содержание, так что мы заперты в мире психических образов, которые из которые носят бирку «материального происхождения», тогда как другие – «духовного происхождения». Но как эти вещи выглядят как материальные или духовные вещи сами по себе, мы не знаем, поскольку можем переживать их только как психические содержания и ничто больше. Но я не могу сказать, что материальные или духовные вещи сами по себе психической природы, хотя может быть, что нет никакого другого существования, кроме психического. Если это так, то материя будет ничем иным, как определенность божественной мысли, как предполагает тантризм. У меня нет возражений против такой гипотезы, но западный ум отверг метафизические утверждения, которые per definitionem не верифицируемы, лишь недавно. В средневековье вплоть до XIX столетия мы все еще верили в возможность метафизических утверждений. Индия, как мне кажется, до сих пор убеждена в этой возможности. Возможно, она права, а возможно, нет.

С надеждой, что вы всегда пребываете в добром здравии и так же активны, как всегда, остаюсь, дорогой сэр,

Преданный вам, К.Г. Юнг

1. Авраам Гиацинт Анкетиль дю Перрон (1731-1805) – французский ориенталист; в 1755-1761 гг. прожил на Востоке, откуда вернулся с большим количеством манускриптов. Он перевел персидскую версию индийских Упанишад на латынь (1801-1802 гг.) Этот перевод, Oupnekhat, был источником восторженного знакомства Шопенгауэра с индийской философией.

Пастору Фрицу Пфеффлину, 10 января 1939 г.

Дорогой пастор Пфеффлин,

Прежде всего хотел выразить глубочайшее сочувствие выпавшей вам тяжелой утрате.

Поскольку вы хотите знать, что я думаю о таких переживаниях,[1] я бы прежде всего хотел указать, что есть прямая связь между событием в Африке и вашим сознанием. Это неопровержимый факт, и, по моему мнению, есть только одно объяснение, а именно: расстояние в пространстве в психическом смысле относительно. Иными словами, физическое пространство не всегда является заданной величиной, и при определенных обстоятельствах становится психической функцией. Можно сказать, что оно психически сжимается. Мы должны полагать, что расстояние между переживанием вашего брата и вашим собственным сжалось до минимума. Из похожих переживаний мы должны заключить, что это аннулирование пространства происходит с огромной скоростью, так что восприятия такого рода происходит почти одновременно с происшествием. Таким образом, мы можем говорить и о психическом аннулировании времени. Можно также предположить, что жертва происшествия послала что-то вроде радиосообщения. Но это противоречит тому факту, что иногда детали «косвенные», и это происходит только после смерти – например, обезглавливание тела того, кто был убит ножом. В таком случае невозможна передача со стороны умирающего. Более вероятно, что это восприятие того, кто жив и видит это. Потому психическое аннулирование пространства и времени предлагает лучшее объяснение. Соответственно, способность аннулировать пространство и время должна быть неким образом врожденной в психику или, иными словами, психика не существует всецело во времени и пространстве. Очень вероятно, что в пространстве и времени существует только то, что мы называем сознанием, а остальная часть психики, бессознательное, существует в состоянии относительно внепространственном и вневременном. Для психики это означает относительную вечность и относительную неотделимость от других психик, или же единство с ними. Характерно, что ваш брат был удивлен, когда вы спросили, посылал ли он сообщение. Очевидно, он не отправлял послания, поскольку относительное отсутствие пространства и времени сделал это ненужным. (Я выражал схожие мысли в своем эссе “Seele und Tod”[2] в Wirklichkeit der Seele).

Итак, с учетом крайне интересной беседы, которую вы post mortem вели со своим братом, она имеет все характерные черты подобных переживаний. С одной стороны, особая озабоченность мертвого психическими состояниями других (мертвых) людей. С другой, существование (психических) святилищ или мест исцеления. Я часто думал, что религиозные учреждения, церкви, монастыри, храмы и т.д., равно как и обряды и психотерапевтические попытки исцеления были разработаны по образу (трансцендентных) посмертных психических состояний – настоящая Ecclesia Spiritualis [Духовная Церковь – лат.] как прототип Una Sancta [единая, святая – лат.] на земле. На Востоке такие идеи не новость; например, буддистская философия ввела концепцию Самбхогакайи для этого психического существования, а именно, мир тонких форм, которые относятся к Нирманакайе как тело дыхания (тонкое тело) к материальному. Мир дыхания рассматривается как промежуточное состояние между Нирманакайей и Дхармакайей.[3] В Дхармакайе, которая символизирует высшее состояние, разделение форм растворяется в абсолютном единстве и бесформенности. Эти формулировки крайне ценны с психологической точки зрения, так как они предоставляют подходящую терминологию для подобных переживаний.

Естественно, мы не можем создать представление об относительно вневременном и внепространственном существовании, но, психологически и эмпирически, оно проявляется в постоянном присутствии мертвых и их влиянии на нашу жизнь в сновидениях. Потому я исследую такие переживания с величайшим вниманием, поскольку они показывают многие вещи, которые нам снятся, в очень особом свете, когда «психологические» структуры проявляются как экзистенциальные состояния. Это постоянное присутствие тоже очень относительное, поскольку после нескольких недель или месяцев связь становится косвенной или разрывается совсем, хотя спонтанные повторные появления все равно возможны. Но после этого периода чувство присутствия мертвого, по сути, угасает. Эта связь несет свои опасности, поскольку слишком сильно затягивает сознание живого в это трансцендентальное состояние, что приводит к бессознательности и феномену диссоциации. Это отражено в вашем сне-видении о пути, ведущем к озеру (бессознательное). Здесь активизируется муравейник, т.е. симпатическая нервная система (= глубочайшее бессознательное и опасность разрушения психических элементов в форме беспорядочно кружащихся муравьев). Это состояние имеет место в вас, потому связи угрожает разрыв, и отсюда предупреждение брата: «Всегда строй на высотах!», т.е. на высотах сознания. «Для нас глубина – это гибель», т.е. бессознательность – это гибель. Затем мы попадаем в «облака», где больше ничего не видно.

Примечательное утверждение, что «Кто-то был заинтересован в том, чтобы отключить мотор», указывает, что среди команды был человек, который посредством эффекта экстериоризации действительно заставил мотор отключиться и сделал это из-за неосознанного суицидального комплекса. (Я в свое время видел немало таких эффектов.)

Что касается контакта с вашим братом, я бы добавил, что он возможен, только пока сохраняется чувство присутствия мертвого. Но с этим не следует экспериментировать из-за опасности распада сознания. Ради безопасности следует довольствоваться спонтанными переживаниями. Экспериментирование с этим контактом постоянно ведет либо к тому, что это так называемое общение становится все более и более тупым, либо к опасной диссоциации сознания. Все знаки указывают, что ваша беседа с братом – это подлинный опыт, которые не может быть «психологизирован». Единственное «психологическое» беспокойство в нем вызывает озеро и муравейник. Это, очевидно, был момент, когда, возможно, с двух сторон, крайне сложный контакт между двумя формами существования больше не мог поддерживаться. Есть опыты, которые показывают, что мертвые, так сказать, втягиваются в физиологию (симпатическую нервную систему) живых. Это, вероятно, приведет к состояниям одержимости.

Снова с особой благодарностью за ваше крайне интересное письмо,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. П. потерял брата в происшествии в Африке. Во время происшествия он внезапно пережил беседу с братом. Содержание беседы не сохранилось.

2. “The Soul and Death”, CW 8. Ср. также Memories, ch. XI: “On Life after Death” [Воспоминания, сновидения, размышления, гл.XI: «О жизни после смерти»].

3. Универсальное Существование проявляется в трех Божественных Телах (Трикайя): Дхармакайя, тело закона;Самбхогакайя, тело блаженства, или отраженная мудрость; Нирманакайя, тело воплощения, или воплощенная мудрость. Ср. Evans Wentz, The Tibetan Book of the Great Liberation, pp. 3-4, 178, n. 1.

Х.Г. Бейнс, 20 января 1939 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Питер,

Наставник в Итонском колледже, мистер Х., обращался ко мне. Я отправил его к тебе. Поначалу он кажется несколько странным, но, если ты учтешь, каким может быть учитель в государственной школе, все совсем не так плохо. Он определенно делал довольно забавные вещи, о которых расскажет тебе. Но я думаю, специалист с Харли-стрит, к которому он обращался, делал вещи еще забавнее.

Я просто хочу сказать тебе, что, по моему впечатлению (пусть и поспешно построенному на одном опросе), это вообще не заболевание. Он просто чертовски забавный и имеет опасную склонность вечно идти не в ногу ноги и говорить или делать все, что, в конечном счете, доказывает, что он сумасшедший. Но я абсолютно уверен, что его чувства по-прежнему текучи. Он признателен за дружеское и услужливое отношение. Он рассудителен, понимает и соглашается, что его поведение кажется странным, и даже понимает, что его начальник обоснованно боится безумцев и ему, следовательно, не стоит вести себя соответственно. Я убежден, что, если он завоюет твою симпатию (которой он заслуживает, будучи приятным человеком и чертовским артистом), ты наставишь его на правильный путь.

В чем он еще нуждается, так это в том, чтобы ты спокойно поговорил с его начальником в Итоне, объяснив, что многие преподаватели колледжей бывают странными типами, и что вещи, которые этот человек делал (по крайней мере, о которых я знаю), не особенно серьезны; что он, прежде всего, хороший учитель, очевидно, способный держать учеников в порядке, и что увольнять его не следует, так как это его полностью уничтожит, доказав, что он сумасшедший; что нужно дать ему заслуженный шанс исправиться, и что директор мог бы время от времени давать ему приватный отеческий совет, похлопав по плечу, сказав, например, что не следует бегать наперегонки с мальчишками или петь вульгарные песни в торжественной атмосфере Итона.

Сердечно твой, К.Г. Юнг

Иоганне Михаэлис, 20 января 1939 г.

Дорогая фрау Михаэлис,

На ваши вопросы нелегко ответить. Ваше возражение, что древнеегипетская психология в некотором роде фундаментально отличалась от нашей, вероятно, верно. В том тысячелетии, вероятно, были иные проблемы. С одной стороны, царила апатичная безличная бессознательность, а с другой, явленное сознание, или сознание, вдохновленное изнутри и потому заимствованное напрямую у богов, персонифицированное фараоном. Он был самостью и индивидуумом для народа.[1] Дух все равно приходил сверху. Напряжение между верхом и низом, без сомнения, было предельным, потому противоположности удерживались только посредством столь же жестких форм. «Двойственность» правителя основывается на примитивном веровании, что плацента – это брат новорожденного,[2] который как таковой сопровождает его всю жизнь в призрачной форме, поскольку умирает рано и удостаивается церемониального погребения. Детальное описание этого можно найти в работе Леви-Блюля Le Surnaturel et la nature dens la mentalité primitive.[3] Ка,[4] вероятно, происходит из плаценты.

Белое и красное – это священные цвета и в Индии, например, стены храмов раскрашивают белыми и красными полосами. Их значение для меня неясно. Ваша интерпретация их как света и крови весьма вероятна, но нужны исторические доказательства.

Напряжение между верхом и низом в древнем Египте – это, по моему мнению, подлинный источник ближневосточных фигур спасителей, патриарх которых – Осирис. Он также источник идеи об индивидуальной (бессмертной) душе. («Осирис имярек») Назначение практических всех ритуалов перерождения в том, чтобы соединить верх с низом. Крещение в Иордане – это выразительный пример: вода внизу, Дух Святой наверху. На первобытном уровне тотемистический обряд обновления – это всегда возвращение к полуживотному, получеловеческому состоянию в доисторические времена. Отсюда частое использование звериных шкур и других животных атрибутов. Свидетельства тому можно найти в пещерных рисунках, обнаруженных на юге Франции.

Среди этих обычаев мы должны также принять во внимание нисхождение высокого к низкому. В христианстве – омовение ног учеников, в древнем Египте – рождение из звериной шкуры.[5] Так, дважды в год в Индии, даже в наши дни, махараджа Траванкора с обнаженным торсом и босыми ногами должен сопровождать бога к месту купания со всем своим двором. Другая параллель – обычай на масленицу в средневековой Церкви, когда младший послешник занимал место аббата, а его ожидали старшие монахи. Современные студенческие посвящения! А также ритуальное издевательство над священными обрядами, месса дураков в средневековых монастырях.[6] Среди индейцев пуэбло – «создающие восторг» (см. The DelightMakers Адольфа Ф. Бандельера[7]).

Весьма вероятно, что пока существуют строго соблюдающиеся обряды, соединяющие противоположности, равновесие в жизни людей будет сохраняться. Так, в Китае Дао покоится на гармоничном сотрудничестве небес и земли. Но, как вы можете видеть из И Цзин, небеса иногда отделяются от земли, производя беспорядочное и неблагоприятное состояние дел.

Есть множество параллелей для тех вопросов, которые вы затронули, особенно это касается обрядов крещения, но я не могу упомянуть их все. Что касается четырех царских штандартов[8], я бы только отметил, что, если я правильно помню, среди них была плацента. Об этом есть монография, но, к сожалению, я не могу вспомнить ее название.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Берлин.

1. О концепции фараона как Осириса, сначала коллективной, а потом индивидуальной души, ср. Neumann, The Origins andHistory of Consciousness, p. 429.

2. М. ссылалась на пример активного воображения, приведенного в The Interpretation of Visions (1940 edn., vol. 2, Lecture III, 23 Nov. 32, p. 39); «Из белой плаценты появилось существо в форме ребенка». Она также упоминала двойственную природу фараона (одно из обращений к нему было «Два Повелителя»).

3. Люсьен Леви-Брюль (1857-1939) – французский социолог и этнолог, в 1899-1927 гг. профессор Сорбонны. Его книга переведена на английский под названием Primitives and the Supernatural (1936) [в русском переводе: Сверхъестественное в первобытном мышлении – прим. перев.]

4. Второе «я» или двойник личности.

5. Согласно Александру Морэ (Alexandre Moret, Mystéres égyptiens, 1922), фараон на празднестве Сед облачался в звериную шкуру, представляющую лоно, из которого он переродился. О празднестве Сед см. Neumann, Origins, pp. 243ff.

6. Ср. Jung, “The Psychology of the Trickster Figure”, CW 9, i, pars. 458ff.

7. New York, 1890; 2nd edn., 1918.

8. На самом деле штандартов фараона было намного больше, но четыре наиболее связанных с ним – это штандарты сокола, ибиса, волка и царской плаценты (cf. Frankfort, Kingship and the Gods, 1948, p. 92).

У. Эвансу-Вентцу, 9 февраля 1939 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой мистер Эванс-Вентц,

Спасибо вам большое за присланное письмо мистера Старди. Я ценю его точку зрения и согласен, что есть состояния усиленного сознания, которые заслуживают название «сверхсознание». Неважно, насколько далеко оно простирается, я не могу вообразить состояние, в котором оно было бы абсолютно всеобъемлющим, то есть, когда не осталось бы ничего бессознательного. Предполагать то, что выходит за границы доступного человека, прерогатива веры. Она относится к метафизике, а не науке, так как находится за границами доказательства и опыта. Однако, вопрос усиленного сознания не является важным вопросом. На повестке скорее стоит вопрос эго. Эго в психологии – это размышляющий субъект, обозначаемый как «я». Так что мистер Старди верно цитирует высказывание св. Павла: «Я видел вещи…»[1] Так что даже вekstasis Павел сам уверяет нас, что «я» видело. Итак, если бы его эго полностью растворилось и разрушилось, он бы никогда не сказал: «Я видел», он бы скорее сказал: «Бог видел», или вообще ничего не смог рассказать о том факте, что кто-то что-то видел. Так что неважно, насколько далеко заходит ekstasis или как далеко расширяется сознание, все равно остается непрерывность воспринимающего эго, которая необходима для всех форм сознания. Действительно, мы можем быть забывчивы даже по отношению к своему телу (будучи врачом, я это слишком хорошо знаю), но это не означает, что психологического эго больше не существует. На самом деле, я продолжаю говорить, словно полностью осознаю свое эго. Я складываю свои высказывания при помощи местоимения «я», как и прежде, и если кто-то скажет: «То, что вы испытываете – это вообще не ваш опыт, он принадлежит кому-то другому!», я, конечно, отвергну такое утверждение. Этим отвержением я подтверждаю тот факт, что воспринимало мое эго.

Когда я говорю, что нечто психическое вне сознания «темное», то оно, конечно, темное для меня, потому что мне неизвестно, но я не могу решить темное оно или светлое само по себе как раз потому, что мне это неизвестно. И я не представляю способа убедиться в существовании сознания, скажем, гусеницы. Можно только верить, что психическое существование по ту сторону сознания темное или светлое.

Так называемые «психические» реакции низших организмов мне хорошо известны, но нет никаких доказательств, что эти психические реакции осознанны для эго, они могут быть просто психическими. Психика (как хорошо известно), ни в коем случае не тождественна сознанию, поскольку мы знаем, что в человеке есть множество реакций, которые остаются для него совершенно бессознательными. Такие реакции можно экспериментально воспроизвести, наблюдать и измерить, и тысячи экспериментов подтвердили тот факт, что сам индивидуум о них не подозревает. Можно, конечно, утверждать, что человек по своей сущности страдает от раздвоения сознания (раздвоения личности), но для такого предположения нет абсолютно никаких свидетельств.

Я не вижу тайны в том, как бессознательное может стать известным сознанию. То, что прежде бессознательные содержания более или менее внезапно появляются в сознании, это факт повседневного опыта. На самом деле, наше сознание не могло бы функционировать, если бы бессознательный психический процесс не поддерживал его, предоставляя необходимый материал. Например, если вы забыли имя, и бессознательное упорно его сохраняет, то вы почти полностью зависите от доброй воли бессознательного, позволяющего вам его вспомнить. Часто бывает так, что память подводит самым дьявольским образом.

Я не знаю, что мистер Старди подразумевает под «способностью контролировать сны». Он может порождать сны по желанию? Например, может он сказать: «Сегодня мне приснится такой-то сон»? Я никогда о таком не слышал. То, что вы можете научиться запоминать сны не имеет ничего общего с «контролированием снов». В книге Данна нет ни слова о контролировании снов.[2] В той мере, в какой вы вообще можете запоминать сны, очевидно, что ваше сознание, по крайней мере, сумрачное, продолжает действовать сквозь сон, иначе вы не видели бы снов и не могли их запомнить.

«Когда шуньята осмыслена субъектом, она остается объектом». Но когда субъект входит в шуньяту и отождествляется с ней, сам субъект становится шуньятой, то есть пустотой. А когда пустота – это действительно пустота, в ней нет даже мыслящего субъекта. Субъект исчез, и не может быть осознания этого факта, поскольку не осталось ничего. Не может быть и воспоминания об этом, потому что ничего не было.

Я не знаю, что имеет в виду мистер СТарди, когда говорит, что следует учесть телепатию, психометрию и т.д. Какая тут связь с тем фактом, что нет сознания без эго, которое может что-то осознавать? Конечно, телепатия расширяет наше сознание, но всегда есть эго, что-то осознающее. Мистер Старди, похоже, забывает, что я психолог, то есть ученый, долг которого изучать познаваемые вещи. Ученый не видит заслуги в том, чтобы проповедовать метафизические убеждения. Так, я принимаю тот факт, что есть люди, убежденные в существовании личного Бога, или убежденные, что психический материал, бессознательный для меня, осознан для «я» Бога. Я принимаю, что есть вера в непорочное зачатие, в то, что Парвати[3] – жена Шивы, во что угодно, но просто не могу утверждать, что все это – абсолютная истина, потому что тому нет никаких доказательств. Я хочу знать то, что может быть познано, но не хочу строить утверждения о вещах, которые невозможно познать. Так, абсолютно невозможно знать, что я испытаю, когда «я», которое и испытывает все, перестанет существовать. Это называется contradictio in adjecto. Испытать шуньяту, таким образом, невозможно по определению, как я объяснил выше, и также невозможно испытать сознание в области, о которой я ничего не знаю. Вы можете расширить свое сознание так, что даже охватите ранее бессознательную область, но тогда это ваше эго будет осознавать новое приобретение, и нет абсолютно никакой причины верить, что нет в миллион раз больше бессознательного материала, кроме уже приобретенного. Так что агностицизм – это мой долг как ученого. Я не соревнуюсь с религиозными конфессиями. Я никогда не заявлял о себе как о метафизике, и мне не симпатизирует проповедь метафизических убеждений. У нас их и так слишком много, и слишком мало таких, в которые действительно верят.

Уверен, вы чудесно проведете время в Хелуане. Я часто думаю о сиянии египетского солнца в нашем туманном «Нифльхейме» (доме туманов). Хотя я неистово размышляю о фундаментальных психологических проблемах Востока, я мало что сделал в работе над комментарием Великого освобождения. Я займусь этим в апреле, когда времени будет достаточно. Надеюсь, вы получите мою рукопись в мае.

Я вкладываю в конверт два письма [мистера Старди].

Искренне ваш, К.Г. Юнг

1. Ср. Деян. 26:13: «…я увидел, государь, с неба свет».

2. Dunne, An Experiment with Time.

3. Воплощение высшей богини Кали-Дурга-Сати.

Анониму, 22 марта 1939 г.

Дорогой герр N.,

Ваш первый сон[1] показывает, что вы тождественно с бессознательной женской фигурой, которую, как вы знаете, я называю анимой. Так что процесс внутри вас реальный, но ложно отыгранный вами вместо анимы.

Второй сон[2] следует из первого. Из-за отождествления с анимой вы оказываетесь на крутой скале в весьма рискованной ситуации. Вы не можете удержать ребенка, потому что он не ваш. Ледяная буря разворачивается на высотах, где человеку не место: это снова выражение неестественной и опасной ситуации. У Гете Евфорион – это ребенок Елены, зачатый отцом-Фаустом. Это нормальная ситуация.

Очевидно, что процессы в Фаусте реальны. Такие вещи не могут быть «фантазиями об исполнении желаний». Напротив, это материал, который, появившись в человеке, может свести его с ума. Это также верно относительно четвертой стадии процесса трансформации[4], переживании Потустороннего. Это бессознательная реальность, которая в случае Фауста считалась недостижимой в то время, и по этой причине отделялась от его реального существования смертью. Она выражает тот факт, что ему предстояло «стать мальчиком», и только тогда обрести высшую мудрость. Евфорион означает человека будущего, который не бежит от связи с землей, а разбивается об нее на куски, то есть он не жизнеспособен в существующих обстоятельствах. Таким образом, смерть Фауста следует принять как факт. Но, как и многие смерти, это действительно таинственная смерть, приводящая несовершенное к совершенству.

Эпизод Париса-Елены-Евфориона – это на самом деле высшая стадия, достигнутая в процессе трансформации, но не высшая сама по себе, так как элемент Евфориона не был интегрирован с четверицей Фауста-Мефистофеля-Париса-Елены как quintaessentia.

Связи с типологией, которые вы приводите, интересны, но сложны. Сам Гете был интуитивным чувствующим типом. Фауст сначала появляется как тень Гете, то есть интровертный ученый и врач (мышление и ощущение). Происходит первая трансформация: он открывает свой противоположный тип («чувство – это все», и в то же время осознает проекцию анимы, что неизбежно происходит в аналитическом процессе. За Гретхен стоит гностическая последовательность: Елена-Мария-София.[5] Они представляют реальный платонический мир идей (мышление и ощущение на мистическом уровне). Здесь Гете угадывает тот факт, что бессознательные, недифференцированные функции заражены коллективным бессознательном, и в результате может быть осознаны только частью рационально, но по большей части иррационально, т.е. как внутренний опыт.

Вся остальная часть II тесно связана с алхимическим знанием Гете, которое не следует недооценивать. Я был поражен объемом найденной там герметической философии. Чтобы вам стало яснее, я бы настоятельно рекомендовал принять во внимание процессы мышления в алхимии в связи с Фаустом. С этой же почтой я отправляю вам два оттиска моих сочинений, “Die Erlösungsvorstellungen in der Alchemie” и “Die Visionen des Zosimos”.

А теперь общее замечание. Не знаю, обманываюсь ли я, но мне кажется, что вы поняли «характер реальности» опыта Фауста в несколько ограниченном психологическим или, возможно, психологизированном свете. Простите, если эта критика вас задевает. Но у меня было неприятное чувство, когда вы говорили о «фантазиях исполнения желаний». Идея о фантазии исполнения желаний – это выражение, взятое из личностной психологии невроза Фрейда, которое позволяет врачу разрушить глупую мегаломанию или истерические претензии пациента. Но это только скрывает тот факт, что врач не понимает, в каком отношении такие идеи абсолютно верны. Они так же неверны, как сон, в котором вы рожаете ребенка, но в более глубоком смысле они так же верны, как опыт Париса-Елены у Гете. Если душевнобольной говорит, что он праотец, оплодотворявший свою дочь миллионы лет, такое утверждение с медицинской точки зрения определенно нездоровое. Но с психологической точки зрения это поразительная истина, свидетельство которой широчайшее consensus gentium [общее мнение народов – лат.]. Оно выражается словами: Scit et te Deum esse.[6] Фрейд бы сказал: «Инцестуозное желание-фантазия», потому что хотел бы спасти бедного пациента от отвратительной нелепицы. Но я бы сказал пациенту: «Как жаль, что вы слишком тупы, чтобы правильно понять это откровение». В случае Фауста Гете, который я считаю целиком и полностью превосходным, я предаю анафеме выражение «фантазия исполнения желания» от начала и до конца.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Франция.

1. Сновидец рожает ребенка.

2. Сновидец стоит на крутой скале, под ним глубокая бездна, во время ледяной бури. У него в руках ребенок, но он не может его удержать.

3. Фауст, ч. 2, акт 3. Ср. Psychology and Alchemy, CW 12, par. 243.

4. Четвертая трансформация Фауста – в доктора Мариануса – после его таинственной смерти. (Фауст, ч. II, акт 5, последняя сцена.) Ср. ibid., par. 558.

5. Cf. “The Psychology of the Transference”, CW 16, par. 361.

6. «…но знает Бог, что … вы будете как боги». Быт. 3:5.

Анониму, 22 марта 1939 г.

[Оригинал на английском]

Дорогой мистер N.,

Как вы осознаете, крайне сложно судить об индивидуальном случае, в котором неизвестны dramatis personae [действующие лица – лат.]

Если молодой человек любит женщину, которая годится ему в матери, это всегда связано с материнским комплексом. Такой союз иногда крепок многие годы, особенно в случае артистичных натур, которые не полностью повзрослели. Женщине в таком случае помогает почти биологический инстинкт. Она высиживает яйца. Мужчина как сын-любовник получает выгоду в виде частью сексуального, частью материнского интереса женщины. Так что такие отношения могут оставаться удовлетворительными во всех отношениях неопределенное время, но с годами они подходят к определенному пределу, так как не являются вполне естественными. Может сложиться так, что артистичная натура взрослеет, и необходимость стать отцом и взрослым человеком в целом превалирует над изначальной сыновней установкой. Когда это происходит, отношениям приходит срок.[1]

То, что я говорю – это общее правило, которое не следует обобщать без оглядки. Человек – это самый необычайный эксперимент природы, а в эротических отношениях возможно вообще все.

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ США.

А. Зарин, 3 мая 1939 г.

Дорогой М. Зарин,

Простите задержку с ответом; у меня не всегда есть время отвечать на длинные письма вроде вашего. И ваши вопросы довольно сложны.

При чтении вашего письма у меня совсем не возникло впечатления, что ваши рассуждения нездоровые или необоснованные. Рассуждения сами по себе кажутся мне нормальными, но то, как вы их применяете, не совсем удачно, так как я сомневаюсь, что вы вполне поняли, что означает «трансцендентной функция».

У обычного человека трансцендентальная функция действуют всецело в бессознательном, которое стремится постоянно восстанавливать равновесие. Аргументы, которые вы приводите в письме, конечно, касаются трансцендентной функции, но я не думаю, что вы уловили подлинную природу процесса. Конечно, это вполне естественно, поскольку у вас не было опыта психолога, и, следовательно, вы не можете представить, как обстоят вещи на самом деле. Но мне для примера даже не нужно брать патологический случай. Есть много нормальных случаев, когда при определенных обстоятельствах проявляется характер, противоположный сознательной личности, вызывая конфликт между двумя личностями.

Возьмем в качестве примера искушение Христа. Мы говорим, что его искушал дьявол, но можно так же сказать, что бессознательное желание власти противостояло ему в форме дьявола. Здесь представлены обе стороны: светлая и темная. Дьявол хочет искусить Христа объявить себя властителем мира. Иисус не хочет поддаваться искушению; затем, благодаря функции, являющейся результатом каждого конфликта, появляется символ: это идея Царства Небесного, духовного, а не материального. Две вещи соединились в этом символе, духовная установка Христа и дьявольское желание власти. Так что встреча Христа с дьяволом – классический пример трансцендентной функции. Она появляется здесь в форме непреднамеренного личностного опыта. Но она может быть использована и как метод; то есть, когда ищут выражения противоположной воли бессознательного и находят ее в сновидениях и других продуктах бессознательного. Таким путем осознанная личность сталкивается лицом к лицу с противоположной позицией бессознательного. Следующий из этого конфликт, благодаря трансцендентной функции, ведет к символу, соединяющему противостоящие позиции. Символ не может быть выбран осознанно или сконструирован; это своего рода озарение или откровение. Потому трансцендентная функция – это метод только отчасти, другая ее часть остается непреднамеренным переживанием.

Естественно, такие переживания появляются только у людей без религиозных убеждений. Ведь когда есть четкая вера, есть и четкие концепции, среди которых может быть выбран символ. Так избегают конфликта, или, скорее, противоположность не появляется, будучи скрыта за догматическим образом (например, Христом). Вот почему вы не найдете и следа трансцендентной функции в психологии человека с четкими религиозными убеждениями. Термин «трансцендентная функция» в действительности означает переход из одного состояния в другое. Когда человек зажат религиозными представлениями, он их не оставит; он будет держаться религиозных убеждений, и, более того, он должен их держаться. Если появляется конфликт, он немедленно подавляется или разрешается при помощи определенной религиозной идеи. Вот почему трансцендентную функцию можно наблюдать только у людей, у которых больше нет первоначальных религиозных убеждений или вообще не было, и которые, следовательно, оказываются лицом к лицу с бессознательным. Так было с Христом. Он был религиозным новатором, противостоящим традиционной религии своего времени и своего народа. Таким образом, он оказался extra ecclesiam [вне церкви – лат.] и в состоянии nulla salus [нет спасения – лат.] Вот почему он пережил трансцендентную функцию, тогда как христианский святой не мог ее пережить, поскольку для него не происходило фундаментальной и полной смены установки.

Вы можете найти детальное описание трансцендентной функции в Фаусте Гете. После пакта с дьяволом Фауст преображается через последовательность символов. Но Гете мог описать их, только потому что у него не было определенных заранее сложившихся религиозных представлений. Он тоже был extra ecclesiam.

Трансцендентная функция – это не то, что человек делает сам; она скорее приходит в процессе переживания конфликта противоположностей. Детальное описание этой проблемы вы можете найти в моей работе Психологические типы.[1]

Семиотическое представление не может быть трансформировано в символ, поскольку semeion – это не более, чем знак, и его смысл прекрасно известен, тогда как символ – это психический образ, представляющий нечто неизвестное. В некотором смысле символ обладает собственной жизнью, направляя субъекта и облегчая его задачу; но его нельзя придумать или сфабриковать, поскольку его переживание не зависит от нашей воли.

В надежде, что я смог дать вам более ясное представление о том, что подразумеваю под «трансцендентной функцией», остаюсь

Весьма искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (Переведено с французского.) Франция.

1. Ср. Psychological Types, CW 6, pars. 825-8; а также “The Transcendent Function”, CW 8.

У.Э. Хокингу, 5 мая 1939 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой профессор Хокинг,

Спасибо вам большое за письмо. Отвечать на него чистое удовольствие.

Я, разумеется, согласен с вашей точкой зрения относительно эмпирического элемента в религиозных переживаниях, а именно, в откровении. Но, с другой стороны, я осознаю невероятные сложности, возникающие из такого признания для всех форм вероисповедания за исключением некоторых индийских религий. Религия Вишну, например, могла бы ассмилировать Христа как аватара,[1] но буддизм допускает только умеренный интерес ко Христу. Для христианства особенно верна папская точка зрения: Sit u test aut non sit.[2] Если христианская вера – не высшая и единственно правильна, то с ее точки зрения, raison detre [смысл существования – фр.] утрачен, и, по моему скромному мнению, так оно и есть. Оно тут же превратится в своего рода философский синкретизм. Я думаю, это чрезвычайно серьезно.

Надеюсь, вам переслали мою книгу Psychology and Religion. В ней я пространно рассуждал по вопросу «индивидуального откровения». Для меня это вопрос повседневной важности, поскольку снова и снова я имею дело с пациентами, фундаментальная проблема которых в том, как усвоить религиозный опыт, противоречащий или видоизменяющий традиционную христианскую веру. Я взял на себя вольность отправить вам оттиск небольшой работы, которую я написал оBeatus Niklaus,[3] швейцарском святом, который не был канонизирован только из-за недостатка средств, но уже в списке. Его случай типичен для недогматического религиозного опыта. Другой более известный пример – св. Франциск.

Надеюсь, вы пребываете в добром здравии, и остаюсь

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1873-1966) – профессор философии в Гарварде. Ср. Циммер, 14 дек. 36 г.

1. Вишну – это высшая персонификация Абсолюта, высший Бог. Он воплотился в Кришне, Боге Бхагавадгиты. Аватар: воплощение божества / в данном случае, Вишну.

2. «Пусть будет, как есть или никак».

3. «Brother Klaus”, CW 11. Брат Клаус или Николай из Флюэ был канонизирован Пием XII в 1947 г. и объявлен святым покровителем Швейцарии.

Анониму, 22 мая 1939 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая миссис N.,

Регрессия в детство – это весьма типичное следствие кровоизлияния в мозг. Могу представить, что такие впечатления сильно на вас влияют. Присутствие умирающего (и при таких обстоятельствах) оказывает сильное воздействие на бессознательное. Такие воздействие делает мир нереальным и усиливает бессознательное, так что оно часто образует воронку, засасывающую человека. Смотрите, чтобы с вами такого не случилось! Прикасайтесь к вещам, напоминающим о вашей реальности. Я также надеюсь, что мое письмо будем освежающим глотком воздуха из другого мира.

Думаю, на море всегда можно столкнуться со штормовой погодой. Когда я на море, оно обычно изо всех сил подражает мельнице.

Огромная схема коллекции мировых символов миссис Х.[1] – это действительно великолепное приключение. Признаю, мое воображение даже не способно охватить ее, но мы слышали о горах труда, которые в конечном счете рождали мышь. Так что не будем ей мешать. Идея сама по себе весьма полезна, но такая вещь, сделанная с толком, должна основываться на сотрудничестве по меньшей мере сотни ученых.

Проблема еврейской расы – это критически важный вопрос, настолько важный, что я даже не знаю, с какой стороны к нему подступиться. В нем столько разных аспектов, и каждый ведет к самому разному непониманию. Если бы мы жили в спокойном мире, где возможно было бы спокойное обсуждение и где люди могли быть уверены, что разговаривают с джентльменами, можно было бы решиться на дискуссию, но общая атмосфера сейчас настолько отравлена и раскалена, что всякое слово звучит неверно. Сказать что-то о проблеме расы – почти безнадежное предприятие.

Я несколько ограничил себя в работе, поскольку был вынужден, и надеюсь ограничиться еще больше в будущем. Недавно у меня было что-то вроде небольшого приступа из-за переутомления. Сейчас я чувствую себя хорошо, но мне нужно быть осторожным. Когда мне меньше докучают пациенты, дух мой становится более отважным, и у меня снова возникают некоторые идеи, но пока у меня нет даже идей.

Надеюсь, вы пребываете в добром здравии, и остаюсь с наилучшими пожеланиями,

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ США.

1. Проект американской дамы, который не воплотился в жизнь.

Хью Кричтону-Миллеру, 28 июня 1939 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Кричтон-Миллер,

Я видел список английских делегатов, который доктор Штраусс[1] отправил нашему секретарю. С удивлением не обнаружил ни одного знакомого мне имени. Я склонен думать, что предпочтительнее будет видеть более представительных людей.

Надеюсь, вы прибудете на собрание. Ваше присутствие крайне важно, поскольку английская делегация не производит впечатления, что она au courant [в курсе – фр.] деликатной ситуации в Международном обществе. Я боюсь, что при таких обстоятельствах вместо здравого смысла могут восторжествовать некоторые предрассудки. Потому я думаю, что ваше присутствие, не только как вице-президента, но и как человека высокой рассудительности, будет бесценно. Как вы знаете, я до сих пор под подозрением как тайный нацистский агент, несмотря на все, что я говорю или делаю. Из-за этого за председательским столом должен быть человек, по общему мнению, открытый и прямой.

К счастью, нидерландцы пригласили нас к себе на следующий конгресс.[2] Таким образом, мы получили по меньшей мере два года нерешительности но отношению к Германии.

Присутствие человека с авторитетом на собрании делегатов необходимо еще и потому, что я предложу новые выборы. Частью дело в том факте, что я хочу уйти с поста международного президента[3], а частью в том, что необходимо перестать лить воду на мельницу оппозиции, для которой я больше не persona grata [человек, пользующийся доверием – лат.], а скорееpersona suspecta [подозрительная личность – лат.].

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ (1877-1959) – английский психиатр, основатель и первый медицинский директор Тавистокской клиники функциональных нервных расстройств (позже Институт медицинской психологии) в Лондоне. В 1938 г. он стал вице-президентом Международного медицинского общества психотерапии. Ср. Hugh Crichton-Miller, A Personal Memoir by his friends and family (1961) с предисловием Юнга в CW 18.

1. Ср. Штраусс, 26 мар. 38 г.

2. Из-за Второй мировой войны этот конгресс так и не состоялся до 1951 г., будучи проведен в Лейдене, Нидерланды, под покровительством недавно утвержденной Международной федерации медицинской психотерапии, основанной в 1946 г.

3. На самом деле Юнг был переизбран как международный президент до того времени, пока не будет рассмотрено заявление о принятии итальянской, венгерской и японской национальных групп (ср. Хооп, 26 окт. 40 г., прим. 1).

Эгону Фрейер вон Эйкштедту, 3 июля 1939 г.

Дорогой коллега,

Хотя я высоко ценю вашу просьбу о статье по расовой проблеме, с сожалением должен сообщить вам, что слишком мало занимался расовыми вопросами, чтобы сказать что-то достойное о них. Равным образом, связь между телесным сложением и психическими особенностями для меня столь туманна, что я не рискну рассуждать об этом. Моя типология связана только с основными формами психологических установок, которые в настоящее время я не могу отождествить с каким-либо физиологическим или анатомическим устройством.

Надеюсь, таким образом, что вы не сочтете неправильным, если я не смогу оправдать ваши ожидания. С приветствиями коллеге,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Немецкий антрополог, тогда редактор Zeitschrift für Rassenkunde (Breslau).

Я. Майнерцу, 3 июля 1939 г.

Дорогой коллега,

Большое спасибо за присланное исследование в области психотерапии.[1]

Как мне видится из поверхностного прочтения вашей книги, вы ставите проблему психотерапии на центральное место в обсуждении современной немецкой философии. Это дает мне великолепную возможность заполнить пробелы в знаниях по современной философии во всех важнейших пунктах, поскольку все, что нужно, я могу найти в вашей книге. То, что по этому поводу могут сказать Хайдеггер, Клагес[2] и Ясперс, никогда меня не трогало, и то же самое можно заметить у всех авторов, которые никогда не боролись с практическими проблемами психотерапии. Все они поразительно владеют словами, которые наделяют почти магическим действием. Если бы Клагесу пришлось лечить хоть один случай невроза, он бы не выпустил из ру тот толстый том об отвратительном духе.[3] Точно так же Хайдеггер потерял бы всякое желание передергивать слова. Вы оказали психотерапевту услугу, прорубив полезную тропинку через эти лингвистические джунгли, и на каждом шагу перед ним открываются самые любопытные виды.

Самый лакомый кусочек – это то, как философы обманывают насчет смерти. Не могу дождаться диссертации «Как возможна смерть?» или «Философские основания смерти». Простите мне мои еретические вспышки; они следуют из практического опыта, который ярче всего раскрывает беспомощность философского языка.

Без сомнения, ваша книга отвечает важнейшей необходимости, а именно, необходимости философского rapprochement[примирение – фр.] с психотерапевтическими прозрениями, которые были совершенно неизвестны ранней философии. Вам, коллега, принадлежит честь быть пионером в этой области. Ваша заслуга еще и в том, что вы, в отличие от школы Хайдеггера, не просто играете словами, а говорите что-то существенное. Снова с благодарность,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ Вормс.

1. J. Meinertz, Psychotherapieeine Wissenschaft. Untersuchungen über die Wissenschaftsstruktur der Grundlagen seelischer Krankenbehandlung (1939).

2. Людвиг Клагес (1872-1956) – немецкий философ и графолог.

3. Одна из важнейших работ Клагеса – это Der Geist als Widersacher der Seele (Дух как враг души, 3 т., 1937 г.)

Доктору С., 15 июля 1939 г.

Дорогой коллега,

Я буду в октябре и смогу увидеться с вами. – Ваши проблемы со слухом очень тревожны. Они, конечно, могут быть значительно усилены или уменьшены субъективной установкой. Даже обычный шепот может стать невыносимым, если внутреннее внимание направлено на него. И наоборот, он может совершенно исчезнуть, если о нем забыть.

Эти явления можно в большой мере «подслушать». Как только установка человека становится в чем-то аутоэротичной, симптомы усиливаются. Аутоэротическая установка с необходимостью проявляется, когда, например, не уделяется достаточно внимания функции отношений (Эроса); то есть, если то, что должно быть снаружи, остается внутри. Это одна возможность. Другая возможность в нежелании идти за судьбой, и это приводит к тому, что важность тела ненормально увеличивается. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

М.Р. Брабанд-Исаак, 22 июля 1939 г.

Дорогая коллега,

Ваше чувство паралича – естественная реакция на чрезмерную трату либидо. В такой степени это преднамеренное явление. Оно, однако, подрывается анимусом и отравляется интерпретациями. Ваше сомнение в наличии прогресса – это на самом деле философский, а не моральный или психологический вопрос. Если, таким образом, вы впечатлены тем фактом, что я знал о глубинном смысле видений Зосимы уже в 1912 г.,[1] это только показывает, что есть то, чего вы пока не понимаете. На самом деле, мы уже знали все с самого начала; ведь все эти вещи всегда здесь, только нас тут нет. Возможность глубочайших прозрений существовала все время, но мы всегда были слишком далеко от них. То, что мы называем развитием или прогрессом – это ходьба вокруг центральной точки, чтобы постепенно к ней приблизиться. В реальности мы всегда остаемся на одном и том же месте, только немного ближе или дальше от центра. Даже ребенком у меня были алхимические озарения, которые прозвучат гораздо более поразительно, чем все, что я сказал о них в своей книге о либидо. Они есть и у других людей. Изначально мы все родились из мира целостности и в первые годы жизни оставались погруженными в него. Там у нас есть всякое знание без знания об этом. Позже мы его теряем и называем прогрессом, когда вспоминаем снова. У анимуса есть особенность строить ложные рационализации по любому поводу. Если он видит, что мы что-то не вполне понимаем, он тут же представляет это как отсутствие прогресса. Истинное понимание сказало бы, что постигать нечего, и потому нет никакого движения в пространстве, есть только внутреннее осознание, которое не выразить в пространственных категориях. Такие случаи – манна небесная для анимуса, тогда он может строить самые чудесные противоречия. Возможно, вам стоит попробовать почитать Дао дэ Цзин. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ M.D., психотерапевт; она проживала в Палестине.

1. Юнг упоминает эти видения в Wandlungen und Symbole der Libido (1912); cf. Symbols of Transformation, CW 5, par. 200, 484, 553 & n. 97.

Хью Кричтону-Миллеру, 2 сентября 1939 г.

[Оригинал на английском]

Мой дорогой Кричтон-Миллер,

Я сожалею, что так поздно отвечаю на ваше письмо. Я убежден, что профессор Геринг неверно понял ваши мотивы, когда вы предлагали доктора ван дер Хоопа.[1] Но это мало или вообще никак не связано с его неспособностью понимать английский. Это полностью связано с его общей неспособностью. Пожалуйста, не чувствуйте себя униженным из-за непонимания очень простой психологии профессора Геринга. Это никак не связано с вашим незнанием немецкого. Если вы подозреваете Геринга в глупых мотивах престижа, то недалеки от истины. Проблема, с которой мы справлялись – или должны были справляться – обычная для всякой международной организации. Что нужно, так это официальный переводчик, который тщательно оформляет всякую глупость, произносимую выступающим. Но все это – увы! – уже эхо из прошлого. Одному дьяволу известно, как будет выглядеть мир, если мы когда-нибудь встретимся снова. Так что пока нам не нужно беспокоиться о будущих конгрессах, встречах делегатов, переводчиках и т.д. Гитлер достигает вершины своей власти,[2] а с ним и немецкий психоз.

Удачи вам. Благодарю вас за сотрудничество,

Искренне и сердечно ваш, К.Г. Юнг

1. Юнг, будучи президентом Международного общества психотерапии, искал наследника, предпочтительно из нейтральных стран, чтобы минимизировать напряжение между странами Оси и союзниками. Потому К.-М. предложил Хоопа. Этот шаг был воспринят Герингом, лидером немецкой группы, как неуважение к Германии.

2. 1 сентября Гитлер вторгся в Польшу.

М. Эстер Хардинг, 28 сентября 1939 г.

[Оригинал на английском]

Дорогая доктор Хардинг,

Спасибо вам за любезное письмо. Я поместил вас в список на следующий май и надеюсь, что назначение сохранится, в чем трудно быть уверенным в нынешних обстоятельствах.

Нет никакого, даже призрачного плана моего отбытия в Америку на время войны. Даже если бы это было разумно, я бы не поехал, потому что как вы осознаете свою связь, даже свою личность только в народе Англии, так и мы чувствовали бы себя лишенными корней без своей страны. Мой сын и три зятя в армии, один зять в Париже, а его жена и дети с нами в Кюснахте. Меня пока не приглашали ни в одну из многочисленных полезных организаций, но я живу в ожидании самых разных возможностей. Мы, конечно, не хотим ввязываться в войну, но Швейцария убеждена только в одном: если это суждено, то только на стороне союзников. Никаких сомнений и помех; Швейцария единодушно убеждена, что Германия утратила свое национальное достоинство в невыразимой степени, и немцы, которые еще способны думать, тоже это знают. Не удивлюсь, если в Германии происходили самые любопытные вещи. Ситуация совершенно непрозрачная, потому что нечеловеческий ужас удерживает все население.

В надежде, что вы пребываете в добром здравии, я остаюсь

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ M.D. (1889-1971) – английский аналитический психолог, практиковавшая в США. Ср. ее The Way of All Women (1933; 2ndedn. 1970); Woman’s Mysteries (1935; 2nd edn. 1971); Journey into Self (1956); Psychic Energy (1947; 2nd end. 1963); The ‘I’ and the ‘Not-I’ (1965); The Parental Image (1965). Предисловия Юнга к первой, второй и четвертой публикации в CW 18 (см. pl. вvol. 2).

Анониму, 5 октября 1939 г.

[Оригинал на английском]

Моя дорогая миссис N.,

Если бы не накопившиеся дела, я бы ответил вам уже давно. Удивительно, что чем серьезнее дела у близких, тем спокойнее они кажутся. Конечно, в Швейцарии много опасений, и мы чувствуем зависший над нами дамоклов меч. Но недавно я был в Базеле и обнаружил, что люди ведут себя, как обычно, несмотря на то, что ад может развернуться в момент. Я был на передовой прямо между французскими и немецкими войсками. Виднелись французские и немецкие укрепления, и все было очень тихо и мирно. Ни шума, ни стрельбы; все деревни были эвакуированы, и царило безмолвие.

Мой сын и зятья, на исключением одного, все в армии, а дочь из Парижа с детьми переехала к нам.

Юного Ганса[1] наконец-то призвали в армию! Он теперь в моторизованных войсках, где служит шофером и механиком как член вспомогательной службы. Думаю, у него даже есть форма, что ему очень понравится. Время от времени я получаю воодушевляющие открытки. До начала сентября он помогал мне в Боллингене, пока я был там. Но когда началась мобилизация, он отправился служить.

Сам я слишком стар, чтобы заниматься активной службой, но меня просили «постоять за парламент».[2] То есть большая группа людей, похоже, хочет видеть меня членом Национального совета (в Англии это Палата общин). Я сказал им, что я не политик, но они ответили, что как раз поэтому хотят выбрать меня, что им и так достаточно политиков. Я сказал: «Ну, при таких условиях я согласен». Не знаю точно, что это означает; во всяком случае, это сессии длиной в две недели примерно пять или шесть раз в год, а лично для меня – бесконечная скука. При большой удаче я даже могу сказать что-то разумное. Мне сказали, что людям нужны представители с духовными ценностями. Интересный знак времени. Я пока только в списке и настоял, чтобы меня поместили практически на последнюю строку, так как все еще надеюсь, что меня не выберут. Выборы пройдут где-то в конце октября или начале ноября. Так что лучше пока не рассказывайте никому об этом любопытном развитии событий.

Если я могу как-то помочь вам добраться до Швейцарии, то только через Fremdenpolizei.

Это не подходящее время для того, чтобы заниматься книгой. Атмосфера ужасно напряженная, и трудно от нее отделаться. В Германии происходят просто невероятные вещи, а будущее полно неслыханных возможностей. Чувство совершенно апокалиптическое. Словно настало то время, когда Бог позволил Сатане носиться по земле время и полвремени.[3] Немцы, насколько я знаю, частью в ужасе, частью опьянены кровью и победой. Если бывали умственные эпидемии, то таково положение дел в Германии. Сам Гитлер (судя по тому, что я слышал) более, чем наполовину сумасшедший. С наилучшими пожеланиями,

Сердечно ваш, К.Г. Юнг

□ США.

1. Кан, 1 янв. 26 г., прим. □.

2. Юнга просили стать кандидатом в “Landesring der Unabhangigen” (Национальная группа независимых кандидатов), но он не был выбран.

3. Смесь Откр. 20:7-8 и 12:14.

Доктору С., 20 октября 1939 г.

Дорогой коллега,

Если вы не движетесь вместе с бессознательным должным образом, т.е. если оно не находит выражения ни в сознании, ни в сознательных действиях, то оно накапливается в теле, и это ведет к физическим возбуждениям. Аутоэротизм, конечно, сам по себе является неестественным перевозбуждением. Есть, однако, определенные клинические отличия между аутоэротизмом и перевозбуждением, вызванным заблокированным бессознательным. В последнем случае мы сталкиваемся преимущественно с нарушениями в симпатической нервной системе или психическими нарушениями в форме повышенного внимания к телу. Бессознательное во многом тождественно симпатической и парасимпатической нервным системам, которые являются физиологическими эквивалентнами полярности бессознательных содержаний.

Вы не выберетесь из «старого дома», пока не выпьете до последней капли то, что там происходит. Только тогда ситуация может измениться. С наилучшими пожеланиями,

Искренне ваш, К.Г. Юнг

Готлибу Даттвейлеру, 4 декабря 1939 г.

Дорогой герр член Национального совета,

Хотя я знаю, что вам и так есть чем заняться, я бы хотел сделать предложение, что в свете внутренних трудностей в Швейцарии следует предпринять все возможные шаги, чтобы предотвратить социальную напряженность в будущем.

Как вы знаете, мобилизация привела к огромной разнице между социальным положением новобранцев и людей, не годных для воинской службы. Есть сотни и тысячи солдат, семьи которых остались без кормильцев, тогда как, с другой стороны, иностранцы и те, кто не пригоден для воинской службы, продолжают спокойно зарабатывать и, в конечном счете, занимают рабочие места, которые потеряли солдаты. Эта ситуация неизбежно приведет к жесточайшим спорам, если немедленно не будут предприняты все меры для того, чтобы ликвидировать это неравенство.

По моему мнению, политическая партия должна овладеть инициативой и ввести следующую меру: мобилизация должна быть объявлена абсолютной, каждый швейцарский гражданин между 18 и 60 годами считается мобилизованным, вне зависимости от того, годен ли он к воинской службе. Те, кто не годны, находятся под действием тех же установлений, что и новобранцы, единственная разница в том, что солдат исполняет свой долг с винтовкой в руках, а невоеннообязанный как добытчик. Каждый швейцарский гражданин должен быть соответствующим образом внесен в платежную ведомость, и все, что он заработает помимо этого, следует использовать на общественные нужды[1] в период мобилизации. Если бы эта мера была введена немедленно, всякое социальное волнение было бы предотвращено, а солдат на фронте больше не мучился от неприятного чувства, что, рискуя жизнью за других, он и его семья более всех пострадают в финансовом отношении. Если война продлится долго, мы в любом случае потерпим величайшие финансовые издержки. Потому нужно сделать великодушный жест сейчас, чтобы справиться с будущими трудностями.[2]

Искренне ваш, К.Г. Юнг

□ (1888-1962) – швейцарский бизнесмен и политик. Основатель Migros, первого швейцарского кооперативного общества розничной торговли; член Национального Совета, государственный советник. Также основал “Landesring der Unabhangigen” (ср. предыдущее письмо, прим. 2).

1. В почти идентичном письме, написанном в тот же день, своему старому другу Альберту Оэри (ср. Оэри, 11 дек. 20 г.), редактору Basler Nachrichten и члену Национального Совета, Юнг уточнил, что эти средства следует предоставлять преимущественно «пострадавшим семьям новобранцев».

2. Предложение Юнга не было принято. Вместо этого Schweizerische Lohn- und Verdienstersatzordnung (Швейцарский приказ о компенсации трат и прибылей) установил компенсацию финансовых трат, вызванных мобилизацией.

Эриху Нойманну, 16 декабря 1939 г.

Дорогой коллега,

Счастлив был услышать вас снова. Вы, очевидно, долго ждали, прежде чем написать, так как ваше письмо так насыщено, что полноценная реакция почтой просто невозможна.

Если бы мне приснился такой сон, мне бы потребовалось либо проредить его, либо дополнить. Когда сон принимает такую легендарную форму, в нем есть содержания, которые следует взять, проработать и дополнить активным воображением. Мне бы пришлось еще сильнее драматизировать этот сон, чтобы выведать его тайны. Ассоциация с Вотаном[1] указывает не на тевтонскую регрессию в Германии, а символизирует духовное движение, затрагивающее весь цивилизованный мир (Вотан как бог ветра = пневма). Это объясняет, почему Вотан также фигурирует у евреев, хотя только немецких евреев, что я видел много раз.

Гермафродит[2] – это, конечно, архетип. Он означает единство противоположностей и, вероятно, символ двойственности, эквивалентный Водолею, и потому имеет то же значение, что символ рыбы в начале нашей эры. Как показывает алхимический символизм, он означает самость, индийским символом которой тоже будет гермафродит. (Ср. фигуру Атмана в начале Брихадараньяка-упанишады.[3]) Эта проблема превосходит расовые различия и происходит от того ветра духа, дующего над Европой и, вероятно, надо всем миром тоже, так как на Ближнем Востоке вещи тоже приходят в движение.

Здесь мы под впечатлением непосредственной опасности войны в собственной стране, но пока все находится в подвешенном состоянии.

В своих лекциях[4] я обсуждаю восточный подход с помощью философии йоги и западный подход с помощью ExercitiaSpiritualia [Духовные упражнения – лат.] Игнатия. С наилучшими пожеланиями,

Всегда искренне, К.Г. Юнг

1. Н. сообщил о сне, в котором он был старым пилигримом, которую угрожали нацисты (?). Когда он собрался продолжить странствие, сбоку стояли «сын» и «отец», который обратился в старого принца. Принц сказал пилигриму идти, несмотря на протесты «сына», чтобы загладить его обвинения судом. Пилигрим продолжил путешествие, взяв только мягкую шляпу (ассоциация: шляпа Вотана) и посох, несмотря на то, что «сын» запретил идти. Сон продолжается тем, что принц убивает пилигрима, но перед этим пилигрим предрек принцу смерть. В этом описании опущено много деталей.

2. Во втором сне появился «гигантский гермафродит космических размеров … мужской сверху и женский снизу» (снова детали опущены). Н. упоминал в письме, что он работал над проблемой значения полярности, выраженной в гермафродите, в еврейской религии.

3. Ср. Брихадараньяка-упанишада, 1.4.3.

4. Лекции в Швейцарском федеральном политехническом училище (ETH), Цюрих

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики