Версия для печати
Пятница, 08 февраля 2019 09:58

Г.Б.Мариан, Египетский бог Сет

Г.Б.Мариан

Египетский бог Сет

 

Богу по имени Сет уже поклонялись в Северной Африке задолго до того, как Фараоны пришли к власти, во время так называемой додинастической эры. Первое зарегистрированное появление Его культа было в южном египетском городе под названием Нубт («Золотой Город»), который был назван в честь своей непосредственной близости к ряду золотых рудников в Восточной Пустыне. Позже он стал известен грекам как Омбос, а современным археологам как Накада. Столь велики были достижения этого города (среди которых  - обработка металлов, гончарные изделия, появление письменности и одна из древнейших существующих пирамид (Kjeilen, 2013)), что ученые упоминают последнюю фазу додинастической Египетской культуры как «Цивилизация Накада» (Bierbrier, 2008). Поскольку сохранившиеся артефакты Нубта относятся к эпохе Неолита (Kipfer, 2000), додинастическое почитание Сета было, как известно, одной из старейших религиозных практик в истории, по крайней мере, начиная с 4-го тысячелетия до нашей эры (Rice, 2003).

Само имя «Сет» (Set) описывалось иероглифами как таинственное животное с прямоугольными ушами и изогнутой мордой. У него есть несколько вариантов, которые в основном отображаются в английском языке как sts, sth, s(w)th, s(w)t(y), st(y), и st (te Velde, 1977). Поскольку египтяне писали свои слова без гласных звуков, невозможно быть уверенным в том, как они изначально произносили это имя. Вероятно, оно по-разному произносилось в различных регионах, «Сутех» (Sutekh) было популярен на севере, а «Сет» (Set) - на юге (te Velde, 1977). Греки и копты произносили его как «Seth», что представляет собой наиболее легкое воспроизведение сегодня.

Рисунок 1. Иероглифическое изображение имени Сета.

Плутарх (1970) считал, что «имя ‘Сет’, которым [египтяне] именовали Тифона, означает следующее: оно означает ‘покорить’  и ‘пересилить’, и во многих примерах оно означает ‘возвращение’ и опять-таки ‘преодолевать’».  Варианты имени ясно определяют различные египетские слова для штормов, насилия и потрясения  (Betro, 1996). Животное в иероглифическом символе еще не идентифицировано, но египтяне ссылались на него как на sha  (Budge, 1934). Многие авторы предполагали, что это может быть осел, жираф, трубкозуб, дикий пес или даже рыба (с «ушами», фактически являющимся плавниками), но есть разумные возражения против каждой из этих теорий (te Velde, 1977). Некоторые ученые считают, что это существо либо химерическое, либо вымершее. Во многих случаях, однако, Сет также изображен в резьбе или иероглифах как другие животные, которых я упоминал (Green, 2005). Ко времени Птолемеев и Римских Императоров, Он наиболее часто изображался как рыжеволосый осел или человек с ослиной головой (Plutarch, 1970; Webb, 1996).

Рисунок 2. Наиболее распространенное изображение Сета в религиозном искусстве.

 Сет – это душа силы в природе, которая создает все бури. Он управляет ночным небом, циркумполярными созвездиями и пустынными пустошами, граничащими с Египтом (Webb, 1996). Древние почитатели также считали Его героическим убийцей монстров (Frankfurter, 1998), но не все разделяли это мнение. Это из-за того, что штормы обычно не случаются в Египте, будучи более частыми в пустынных районах. Даже сегодня, Египетские культуры более чем достаточно удобряются орошением и ежегодным затоплением Нила. Всякий раз, когда штормы попадают в Долину Нила, они обычно представляют собой песчаные бури, которые приносят урожаю больше вреда, чем пользы (Zahran & Willis, 2009). Так что, когда боги грома других культур (например, Мардук, Тор, Яхве, и др.) обычно связывались с плодородием, героизмом и царствованием, Сет более часто рассматривался как бесплодный чуждый пришелец  (te Velde, 1977). Именно из-за красных песков пустынь Северной Африки Он именуется «Красным Лордом», а все рыжеволосые животные и люди считаются его детьми (Remler, 2010).

Только после того как они стали воистину сельскохозяйственным обществом, большинство египтян стали рассматривать Сета как «проблему». Это произошло после того, как их страну объединил их первый Фараон, Менес, который также предоставил кредит на строительство самого первого ирригационного проекта Египта (Woods & Woods, 2000). По этой причине, идеи царствования и земледелия были тесно взаимосвязаны, и считалось, что бог, противостоящий одному, противостоит другому. Неудивительно, что Сет оставался популярным только среди тех, кто продолжал жить во враждебных пустынных регионах. Таким людям требовалась большая стойкость, чтобы выжить, и они часто были добытчиками золота, торговцами, преступниками или политическими врагами, которых отправляли жить в пустоши в качестве наказания. Другие же, такие как племенам Тьемеху и Тьехену, продолжали вести кочевой образ жизни, как это делали додинастические египтяне (Mertz, 2008).[1]

 В то время как те, кто следовал другим Египетским Богам становились членами сельскохозяйственного церковного государства (т.е. самого Египта), последователи Сета были аутсайдера, которые оставались в стороне от этого порядка и принадлежали к внешнему миру. Эта дихотомия далее рассмотрена в истории соперничества Сета с Гором. В этой истории, двое богов когда-то сражались за контроль над человеческой цивилизацией. Сет ослепил Гора, а Гор ампутировал Сету ногу (или кастрировал его в некоторых версиях). Однако они равномерно сопоставлялись, и ни один из богов не мог победить другого. Мирное разрешение позднее было принято богом Тотом, который передал контроль над египетской цивилизацией Гору. Затем бог-ястреб воплотился в мессианских Фараонах, в то время как Сету была дана власть над «диким местом», которая включала все, что находилось вне контроля Фараонов (включая цивилизации других культур). Чтобы подсластить окончание сделки с Сетом и не дать Ему снова бросить вызов Гору, Его также сделали личным телохранителем бога солнца Ра, и Ему дали двух наложниц: постороннюю богиню Астарту (т.е. Иштар) и Анат. Предположительно, Сет согласился на эту договоренность и с тех пор защищает Ра и веселится со своими экзотическими подругами (Lothian, 1997).

В отличие от большинства других дуалистических мифов, в которых «цивилизованный» бог света и «варварский» бог тьмы вступают в бой, история Гора и Сета заканчивается божественным мирным договором. Ни одна из сторон не побеждается и не изгоняется, и их конфликт не разрешается войной; оба бога побеждают и умиротворяются через божественный законный совет  (Assman, 2003). Можно было бы ожидать, что Фараоны демонизировали Сета как своего Противника,  но Красный Лорд никогда полностью не впадал в дурную славу, пока местное правительство не перешло к внешнему правлению в 4-ом веке до нашей эры. Это означает, что несмотря на Его тревожную и пугающую природу, Сет продолжал оставаться действительным представителем Египетского пантеона в течение примерно 2800 лет после того, как Менес объединил страну. В то время считалось, что Фараон был лично коронованным не только Гором (который во время становился воплощенным в царя-жреца), но также и Сетом. Его место вне египетского строя сделало Его совершенным защитником «храма всего мира» от внешних угроз. Возможно, дело было в грозных пустынных барьерах, которые защищали Египет от захватчиков (Smith, 1998).

 

Рисунок 3. Гор и Сет осыпают Фараона анхками.

Примирение Гора и Сета далее проиллюстрированы иероглифическими рисунками, в которых два Божества соединены в единое тело (Budge, 1904). Этот образ, по сути, представляет собой древний египетский эквивалент Дао, поскольку представляет объединение полярных космических противоположностей в синхронное единство. В этой форме Гор и Сет именуются «Он с Двумя Лицами», что указывает на веру в то, что они есть (и действительно всегда были) двумя различными сторонами одного и  того же бога (te Velde, 1977). В других текстах, эта мистическая перспектива по-другому описывается как «Тайна Двух Партнеров» (Mercatante, 1978). Гор и Сет даже были объединены в должности Фараона, который «считался» Гором в качестве правителя и «был» Сетом в своей способности воина (te Velde, 1977).

Рисунок 4. «Он с Двумя Лицами», или Гор и Сет соединились.

Большинство политеистических традиций включают космогонию или «божественное родовое дерево», которое показывает, как их различные боги связаны друг с другом. Египтяне, однако, никогда не обладали только одной космогонией; у них их было несколько. Вопрос о том, какую космогонию принимает человек, зависит от города ее происхождения. Жрецы ее города были свободны развивать свою собственную систему верований, основанную на божестве, к которому они были назначены; так египтяне пришли к нескольким различным мифам о Сотворении (Almond & Seddon, 2004). Три наиболее известных системы: Iunu (т.е. Гелиополис, город Ра), Khmun (т.е. Гермополь, город Тота) и Mennefer (т.е. Мемфис, город Птаха). Поскольку они существовали в политеистическом контексте, ни одна из этих идеологий не считалась исключительно «правильной» (с остальными «неправильными»); они были просто различными интерпретациями одного и того же космического феномена и считались одновременно истинными (Naydler, 1996). Возможно, что жрецы Нубт разработали свою собственную уникальную космогонию, но нет никаких свидетельств, сообщающих нам о том, на что это могло быть похоже. По этой причине, большинство источников обычно объясняют Сета в терминологии Гелиополитанской космогонии.

Эта космогония начинается с появления Ра из первобытных вод Нун, первозданного океана. Затем Ра «эякулирует» Шу и Тефнут, первой мужской и женской парой, в существование. Шу и Тефнут образуют пустое пространство в Нун и тем самым определяют границы нашего космоса. Это приводит к рождению Геба и Нут, представляющих собой микрокосм и макрокосм. Физическая структура, которую они порождают вместе, создает пространство, в котором может существовать жизнь  (Allen, 2010). Геб и Нут затем производят Осириса (т.е. плодородие и воспроизводство), Исиду (т.е. сексуальность и рождение), Сета (т.е. засушливость и бури) и Нефтиду (т.е. бессодержательность и смерть). И, возможно, самая трудная для понимания египетская концепция: члены этой божественной семьи одновременно едины с Ра и отличаются от него. С одной стороны, они – это просто «конечности», которые он использует для создания и поддержания мира; с другой стороны, каждая из них обладает собственной индивидуальностью и могут действовать независимо от него (Naydler, 1996). Именно поэтому каждому Божеству в космогонии последователи поклонялись как «Высшему Существу» (Almond & Seddon, 2004). В то же самое время, весь мир – это тело Ра, которое изображает как пузырь света на поверхности бесконечного моря тьмы (Allen, 2010).

  

Рисунок 5. Эннеад или «Компания Девяти». Слева направо: Ра, Шу, Тефнут, Геб, Нут, Осирис, Исида, Сет и Нефтида.

В этой истории, до рождения Сета, каждое поколение богов гармонично и диадично (содержит только одного мужчину и одну женщину). Его рождение нарушает нормальный процесс, обуславливая финальную фазу последовательности содержать двух мужчин и двух женщин, а также привнося аспекты природы,  враждебные жизни. Это дополнительно подчеркивается в истории Его травматического рождения, в котором Он буквально взрывается со стороны своей матери, Нут. Он не родился «естественным» путем или в «естественное» время; Он нетерпеливо вырвал себя из чрева Нут в то время, которое выбрал сам (te Velde, 1977). Возможно, не случайно Сет дан как седьмое Божество, исходящее от Ра, причем семь – это единственное однозначное число, которое не делится поровну на 360 градусов (т.е. общее число градусов в круге). Кроме того, Сет и Нефтида – это единственная пара в этой схеме, которая не может производить детей и, в конечном итоге, развелась. Нефтида произвела бога Анубиса через незаконную связь с Осирисом (Najovits, 2003), и позднее Осирис произвел Гора с Исидой.  Поскольку он, в конечном счете, воплотился в Фараонах, Гор представляет ту точку, где сила Ра передается от богов к человеческим существам (Baines, 1991).

Согласно Плутарху (1970), Нефтида была несчастна в браке с Сетом, из-за их неспособности к зачатию. Она так отчаянно хотела ребенка, что соблазнила Осириса, который столь плодовит, что смог оплодотворить даже бесплодную богиню. Так появился на свет Анубис. Когда Сет узнал, что натворила Нефтида, Он утопил Осириса и расчленил его на четырнадцать частей, похоронив тринадцать из них по всему миру. Затем он скормил последний кусок тела (фаллос Осириса) рыбе. Это событие повергло весь пантеон в панику, поскольку Сет сделал нечто такое, что никогда не представлялось прежде: Он действительно убил другого бога. Со временем, Исида нашла оставшиеся тринадцать кусков Осириса, пересобрала их (с искусственным фаллосом) и вернула бога к жизни. Затем эти двое зачали Гора через магию, и Осирис отправился в Потусторонний Мир, где теперь он судил мертвых и управлял Полем Тростников. Между тем, Сет терроризировал Исиду и ее ребенка, пока Гор не достиг совершеннолетия и не попытался отомстить за отца. Война между Сетом и Гором продолжалась до тех пор, пока они не были спокойно примирены Тотом.

Помимо своего бесплодия и своей способности убивать других божеств, Сет также отделен от других богов своей неспособностью умереть. Большинство богов бессмертны в циклическом смысле, что означает, что они ритуально умирают и снова оживают. Даже Ра должен постоянно восстанавливать себя, что, как говорится, он делает ежедневно. Этот процесс повторяется в каждом цикле природы, включая солнечный и лунный циклы и смену времен года (Taylor, 2001). Именно поэтому большинство богов отождествлялись с явлениями, которые воспринимались как «уходящие» и «возвращающиеся», включая Солнце, Луну и ежегодное наводнение Нила  (Budge, 1934). Сет, однако, был связан с Большим Ковшом в созвездии Большой Медведицы (Webb, 1996), которое циркумполярно. Оно никогда «не уходит» и «не возвращается» откуда-либо, но всегда находится в одной и той же части северного неба (Schaaf, 1998). Более того, нет историй о том, что Сет когда-либо умирал или возрождал себя; Он бессмертен в гораздо более линейном смысле этого слова.

Кажется, что бездетность Сета, сила бого-убийства и линейное бессмертие коренятся в его аберрантной сексуальности, которая впервые пробилась в мир через так-называемое «обратное изнасилование» его матери. В конце концов, только после кастрации Сет, наконец,  берет на себя более совместную роль в пантеоне в качестве телохранителя Ра. Кроме того, концепции плодородия и смерти всегда были тесно связаны. Почему существо должно размножаться, если оно никогда не умирает? Возможно, именно способность умирать дает другим богам силу производить потомство в первую очередь. В любом случае, кастрированные гениталии Сета по-разному описывают как Его «Бедро», Его « Кость», «Копье с Железным Наконечником» и «Железо, исходящее от Сета» (Budge, 1904; Budge, 1934; te Velde, 1977). Это «железо» также представляет собой духовного двойника Большого Ковша, и именно его Сет использует для уничтожения монстров хаоса и других врагов Ра (когда Тор использует молот Мьёльнир для уничтожение гигантов в скандинавской мифологии).

«Железо» Сета также представлено как скипетр, который есть посох с раздвоенным основанием и головой зверя sha на вершине (Roth, 2011; Pinch, 2002). Египетское слово (произносится «wahz») означает «владычество», а скипетр также именовался как «дающий ветер» (te Velde, 1977). Это очень явный фаллический символ, и он, вероятно, возник как высушенный пенис быка, который использовался для изготовления палки или трости. Поскольку такие объекты до сих пор производятся в культурах, которые полностью удалены от Древнего Египта (включая современную американскую охотничью культуру (Gordon & Schwabe, 2004)), это кажется очень вероятным. Также считается, что Сет принял форму быка, когда Его кастрировали (Simon, 2006). Ясно, что Его Железо – это не буквальный металл, но своего рода духовное мужество. Хотя Сет все еще обладает этим мужеством, оно столь сильно разрушительно, что ему можно позволить существовать только как вещи, отличной от Самого Бога.

Рисунок 6. Железо Сета как Большая Медведица (слева) и как скипетр (справа).

Богам противопоставлен Апеп [2], гигантский «червь» или «змей», исходящий извне «пузыря» нашей вселенной. Это существо не есть часть тела Ра, но совершенно чуждо природе. В отличие от большинства богов, он не подвержен смерти или перерождению при нормальных обстоятельствах. Он также полностью самодостаточен и не требует для существования партнера. Как это ни странно, Апеп не хочет существовать, но предпочитает спокойную инерцию Нун; однако, он не может даже уничтожить себя. Эта экзистенциальная головоломка свела чудовище с ума, лишив его всякого уважения к природе, богам или смертным. Вместо этого, он стремится поглотить всего Ра и не дать ему когда-либо снова возродиться. Если Апеп преуспеет в этом, всё (от самой большой звезды до мельчайшей частицы пыли) прекратит существовать на все времена (Asante & Mazama, 2009). И поскольку монстр существовал до Сотворения (в отличие от того, чтобы быть созданным богами), он никогда не может быть полностью побежден или уничтожен; он более или менее на равных с богами (Caldecott, 2000).

Причина примирения Сета с другими богами теперь становится совершенно ясной. Поскольку Он бессмертен в непрерывном смысле и обладает силой убивать других богов, Сет представляет собой совершенного воина для защиты мира от Апепа. Он был способен держать чудовище на расстоянии именно потому, что Он – тот аспект Ра, который был ближе всего подошел к тому, чтобы стать монстром. Теперь, когда Он примирился с остальной частью пантеона, Сет использует свое Железо, чтобы поразить Апепа, в то время как другие боги заняты восстановлением себя (Gilmore, 2003). Если бы этот мир никогда не был достигнут, то боги потеряли бы свою последнюю линию защиты от существа. И хотя Апепа никогда нельзя полностью уничтожить, Красный Лорд – это буквально единственное, чего он боится. Именно в своей роли Спасителя Ра Сет также отождествлялся с планетой Меркурий (в дополнение к Большому Ковшу), о чем, вероятно, свидетельствует тенденция Меркурия «путешествовать» с Солнцем, подобно небесному телохранителю (Budge, 1934).