Суббота, 06 апреля 2019 10:46

Джеймс Хиллман Анима Глава 10 Анима в сизигии

Джеймс Хиллман

Анима

Глава 10

Анима в сизигии

 

         До сих пор мы, как правило, рассматривали идею анимы независимо от ее контекста в области архетипов. Даже если это помогало прояснить ее концепцию, такой подход может привести к феноменологическому искажению, поскольку архетипы по определению сложным образом переплетены, «в состоянии заражения (contamination) происходит наиболее полное взаимное проникновение и перемешивание» (48).

          «Разделяющий интеллект естественным образом пытается однозначно установить смысл и в результате упускает важный момент: то, что мы можем безусловно установить относительно природы символов, это их многозначность, почти безграничная полнота соотнесённости, что делает любую однозначную формулировку невозможной» (CW 9, i, пар. 80).

         Архетипическое поле представляет собой полицентрическую картину, театр персонифицированных сил, всегда переплетенных друг с другом. Точка зрения, согласно которой можно ясно обозначить их сущность, отрицает монотеистическое сознание научного и философского подхода; точка зрения, которая рассматривает их неоднозначно и в виде образов, отражает политеистическое, герметическое или анима-сознание психологического подхода.

        Вторая позиция утверждает, что каждый архетип всегда подразумевает дополнительный архетип: ребенок-мать, мать-герой, герой-отец, отец-сын, сын-мудрый старец, мудрый старец-дочь, дочь-мать, мать-ребенок и так далее, не важно, где мы начинаем и каким образом продолжаем. Алхимия превосходит всех в демонстрации этой взаимозависимости терминов, когда каждый термин меняет свой смысл в зависимости от констелляции. Таким образом, анима может обладать любыми именами, смыслами и образами в зависимости от тандема, в котором она находится. По-видимому, мы способны понять ее сущность только в противопоставлении ее к чему-то другому. Обычно это противопоставление идентифицировалось с контр- сексуальностью. Но мы встречаемся с анимой также в тандемах с эго, тенью, персоной и самостью.

          Во всех этих тандемах и соединениях особое значение принадлежит анимусу, который образует пару с анимой. Юнг назвал эту пару сизигией (а). Он пишет: «Человек, не знакомый с темой сизигии … вряд ли сможет сказать что-то существенное о концепции анимы» (СW 9, i, пар. 115). В своих последних важных обращениях к теме анимы в 1951 году (CW 9, ii, пар. 20 и далее), 1954 г. (CW 9, i, пар. 111 и далее) и 1955-56 гг.  (CW пар. 14) (так обозначено в оригинале, прим. пер.) анима и анимус рассматриваются вместе. Они демонстрируют психологическое отображение архетипического образа неразрывной божественной пары – сизигии.

 

 (а) Вместе они [анима и анимус] образуют божественную пару … божественную сизигию …

CW 9, ii, пар. 41 (сравнить пар. 25-42)

 

         Теперь мы можем вернуться к парам противоположностей (например, множественная и одиночная личность в девятой главе, анима- и эго-сознание в пятой главе, контрсексуальность в первой главе), как к неизбежным следствиям, даже буквализациям, сизигии.  Теперь мы можем видеть, что наше исследование с самого начала находилось под влиянием подхода, который рассматривает аниму, как противоположность. Архетипическая позиция сизигии заключается в том, чтобы всегда рассматривать события в компенсаторных парах.

          Так должно быть, поскольку в «области сизигий» «одно никогда не отделено от другого» (CW 9, i, пар. 194). Если анима архетипически принадлежит этой паре, мы «едва ли можем сказать что-либо относительно концепции анимы» безотносительно к анимусу. На феноменальном уровне она никогда не появляется одна без него (а). Взаимодействие с анимой всегда означает одновременное взаимодействие с анимусом тем или иным способом.

 

(а) … идея сизигии … выражает факт, что мужской элемент всегда спарен с женским элементом.

CW 9, i, пар. 134

 

         Последствия такого подхода имеют огромное значение, поэтому будем продвигаться с осторожностью. Не являются ли все наши исследования и спекуляции напрасными, поскольку мы не принимали во внимание другую половину архетипической пары? Или присутствовал ли «другой» в самих подходах к идее анимы и, следовательно, в самом авторе, что превращает это эссе об аниме в эссе внутри анимы и в упражнение для анимуса? Потому что если анима была предметом исследования, то анимус был исследователем. Возможно, существует другая вероятность: если анимус является позицией логоса, и активность по созиданию слов выражает подход критического разделения, то анима меняет значение этих слов и направляет их в соответствии с ее фантазиями. Мы не можем занять какую-либо позицию относительно анимы, не приняв horrible dictu, позицию анимуса. Мы не обладаем другой точкой обзора. И поскольку сизигия настаивает на том, что мы не можем иметь одно без другого, мы не можем интуитивно постигать наш путь или фантазировать о нем вне архетипических ограничений, установленными самой парой на сознание каждого члена этой пары. «На основании этого факта мы можем обоснованно заключить, что воображение человека связано этой [сизигия] темой, в результате он вынужден проецировать его вновь и вновь, постоянно и в любом месте» (CW 9, i, пар. 120).

         Это эссе является еще одной из вынужденных проекций, частью бесконечной мифологии о божественных парах, активизированная ими и отражающая их: Афродита peitho (убеждение), убеждающая риторика, объединилась альтернативным образом с Гефестом в выковывании конструкций и с Аресом в гневе битвы. Это эссе является мифической активностью анимы, проявляющейся как критическая активность анимуса. В то же время только это и является психологией, интерпретацией психэ и логоса внутри границ сизигии, которая устанавливает барьеры нашему психологическому полю, так что мы не можем направить воображение за их пределы. Внутри сизигии, однако, наши возможности также безграничны, как безграничны пары, соединения и интерпретации анимы и анимуса.

         Воображать парами, соединениями означает думать мифологически. Мифологическое мышление соединяет пары в тандемы, а не производит разделение на противоположности, которое всегда сопровождает философию. Противоположности проявляются в очень небольшом количестве описаний: противоположные состояния, противоречия, дополнения, отрицания - формальные и логические тандемы, однако, как братья, или враги, или торговцы, или любовники демонстрируют бесконечное разнообразие стилей. Тандемы склонны к взаимоотношениям в бесконечных вариантах. Оппозиция просто является одним из способов существования в тандеме.

         Идея сизигии требует, чтобы к утомительному изучению анимы было добавлено не менее тщательное исследование анимуса. Чтобы быть справедливым по отношению к аниме, мы должны отдать должное анимусу. Но это не происходит напрямую. Все наши наблюдения должны производиться из контрастных позиций, и каждая из этих позиций может быть понята, как представляющая другую сторону – анимуса, в одной из его перспектив. Это придает некоторое оправдание старому аргументу Нойманна (четвертая глава), согласно которому развитие эго-сознания в мужчинах и женщинах равным образом является мужским процессом (или протестом) вне женского подсознания. Здесь вновь мы встречаемся с сизигией. Ее составляющие играют друг с другом, констеллируясь по определенным паттернам или мифологемам. С некоторыми мы уже встречались: в девятой главе, где пара одиночное-множественное превращает аниму в полиофтальмический (а), многокрасочный хвост павлина (b), а анимуса – в монотеистического циклопа; в седьмой главе, где концепция интеграции анимы принимает ее, как темного дракона, а его – как готового к битве рыцаря.

 

(а) … тема полиофтальмии … указывает на особенную природу бессознательного, которое может рассматриваться как «много-сознательное».

СW9, i, пар. 614

 

(b) … душа (анима), освобождающаяся в «смерти», воссоединяется с мёртвым телом, воскрешает его или «цветовое множество» … или «павлиний хвост» … снова переходит в один белый цвет, который содержит все цвета.

CW 12, пар. 334

 

         Продолжая называть элементы сизигии «она» и «он», я подчеркиваю их личностную природу (с). Личности проявляются с гендерной принадлежностью, даже если психическая личность в действительности превосходит этот натурализм (как показывает Rupprecht в работе «Воинственная дева», Spring 1974, стр. 269-93). Юнг пишет: «женско-мужская сизигия –это только одна из возможных пар противоположностей» (CW 9, i, пар. 142). Он намекает в этом же параграфе, что сами по себе анима и анимус могут не обладать конкретной половой принадлежностью, или как я пытался представить выше (стр. 65): «парадоксальным образом сам архетип феминности может не быть феминным».

 

(с) … архетипы проявляются как активные личности в снах и фантазиях.

CW 9, i, пар. 80

 

         Тем не менее, для мышления в области сизигий остается существенным гендерное мышление. К несчастью, дальнейший шаг в развитии аналитической психологии был связан с идентификацией этих гендерных отличий с реальными мужчинами и женщинами и созданием сизигий между мужчиной и анимой, женщиной и анимусом, мужчиной и женщиной и четвертой – анимой и анимусом, включая соответствующие диаграммы, например, в пространном обсуждении гностического символа самости (а).

 

 

 

                      Адепт                     a                          Мистическая сестра

 

 

(а)                         b                                                            b

                                      d                                  d

                        Анима                    c                            Анимус

 

а) простое личное отношение;

  1. b) отношение мужчины к своей аниме и женщины к своему анимусу;

с) отношение анимы к анимусу и наоборот;

  1. d) отношение женского анимуса к мужчине (возникающее в случае отождествления женщины с ее анимусом) и мужской анимы к женщине (в случае отождествления мужчины со своей анимой).

CW 16, пар. 422-23 (сравнить CW 9, ii, пар. 328, 359-98;

                                                                         CW 14, пар. 611-12; СW 16, пар. 431-32)

 

         Четвертая из этих сизигий анима-анимус имеет два значения: а) сизигия между двумя личностями в межличностном отношении и b) сизигия анимы и анимуса внутри каждого мужчины и женщины во внутри личностном отношении. Это последнее требует особого внимания. Им пренебрегали, поскольку мы были заперты в контрсексуальном определении анимы и анимуса. Но как мы отмечали выше (стр. 51-65), архетипы не могут быть ограничены человеческим полом, и мы видели, как анима функционирует в женщинах. Следующим следствием является признание функционирования анимуса в мужчинах.

          Архетипическая сизигия присутствует внутри каждого из нас, и не только в виде проекций на наши отношения (b). Это объясняет, почему мужчины ведут себя и говорят, как анимусы, а женщины выглядят и ускользают, как анимы. Рассмотрение такого ежедневного поведения в терминах «анимус матери» или «анима анимуса» и т.п., - штампы, к которым аналитик должен был прибегать, - упускает главный момент в проекциях анима-анимуса.

 

(b) Запутанность отношений «перекрестного брака» (cross-cousin-marriage) на психологическом уровне становится проблемой переноса. При этом дилемма состоит в том, что анима и анимус проецируются на их человеческого партнера … Однако, в силу того, что анима и анимус без сомнения представляют контрсексуальные компоненты личности, их родство … указывает … на интеграцию личности…»

CW 16, пар. 441

 

        Проекции происходят между отдельными частями психэ, а не только во внешнем мире. Они происходят между внутренними личностями, а не только проецируются на внешних людей. Алхимическая идея проекции относится к внутренним событиям. Алхимический словарь Ruland определяет проекцию, как «насильственную интерпретацию» субстанций, «внезапный выброс», который проецируется на материю посредством другой материи и тем самым трансформирует ее. Проекция может также быть психологизирована; мы можем вернуть проекцию, интериоризируя ее, как деятельность, происходящую вслепую внутри между анимой и анимусом.

          Каждая анима-фигура проецирует особый род анимуса и наоборот (49). Геба желает Геркулеса, и Геркулес делает это для Гебы, - и не только то, что происходит в кампусе колледжа между чирлидером и защитником, а «здесь». Моя гебефреническая душа, молодая, глупая и связанная социальными условностями, -невеста и ее девичник, - создают эго, которое приходит домой, как красующийся герой, несущий трофеи. Или внутри улыбающейся невинной девушки живут безжалостные амбиции в львиной шкуре, всегда борющиеся со старостью, и способные растерзать сам ад.

          Другой, более интеллектуальный пример: в процессе воображения анимы любого рода – враждебного, чувственного или продуктивного, - поднимается дух анимуса и начинает критиковать. Именно здесь происходит рождение критического духа, как части фантазии, которая отделяет себя, абстрагируется, делает сравнения и наблюдает свысока. Анимус служит душе, отделяя разум от настроения, создавая между ними дистанцию. Однако, поскольку анимус находится в тандеме с анимой, этот критический дух все еще сохраняет следы настроений, теперь «объективированных» во мнение. В результате анимус не всегда полностью свободен от субъективизма. (Не удивительно, что критики рассматривают его, как ведомого анимой, так и догматичного). Объективный дух, цель нашего западного интеллектуального предприятия, является попыткой души освободить себя посредством анимуса из долины ее привязанностей. А фигура в сновидениях, которая судит, - это тот, кто и освобождает нас от плена анимы, и приговаривает нас на основании ее мнений.

        Рассмотрение каждой ситуации в терминах сизигии отражает «гермафродитное» сознание, в котором Один и Другой присутствуют вместе, априори, в любое время; герметическая двойственность и связи Афродиты имеют место в каждом событии. Это происходит следующим образом.

         Когда мы чувствуем, что мы уловили проявление анимы в образе, настроении и проекции, немедленно возникает следующий вопрос: «А где анимус?»  Наиболее вероятно, что он находится в самом постигающем эго, что и сделало возможным первое наблюдение (т.е. мы видим одно через другое). Таким образом, наблюдение – это наша проекция, часть общей фантазийной системы анима-анимус, которую эго не распознает.

          Обращаясь к эго в поиске пропавшего «другого», мы можем видеть аттитьюды и поведение, как часть тандема. Например: являюсь ли я сейчас излучающим свет Аполлоном в моем эго (анимус)-сознании, поскольку Сестра Душа принадлежит Артемиде, хорошей, чистой компаньонке, умеющей сохранить дистанцию; или анима принадлежит Гиацинту, прекрасному, умирающему юноше, или Дафне, летучему, вегетативному симптому, или Дионису с его винной суетой. Или, если представить это другим образом, должна ли анима показывать качества Афродиты, поскольку мой эго(анимус)-аттитьюд подобен Гефесту, бьющему молотом в жаре, или молодому и избранному Парису, или старому Кроносу с отсеченной сексуальностью… Бесконечные тандемы.

         Главный тандем – анима и анимус – это те же самые качества, которыми ранее характеризовалась аналитическая психология. Все время, пока анима относится к инфериорности, к рефлексивной и фантазийной функциям, к привязанностям и личностному содержанию, анимус должен проявляться в экстериорности, активности, а также в буквализме, неличностном содержании и объективных подходах. Этот вид парности прослеживается в самих латинских определениях этих слов, в которых anima являлась заменой дыхания, а animus был «дыхательной активностью». И поскольку анимус был определен в Латинском словаре (Lewis & Short) фразой «рациональная душа в человеке», то аниме, соответственно, приходится принять иррациональное, эмоциональное и фантастическое. Еще большим откровением является факт, что качества анимуса, перечисленные в Латинском словаре, -активность и функции сознания, внимание, интеллект, разум, воля, смелость, высокомерие и гордость, - являются теми качествами, которые мы в несколько видоизмененных терминах приписываем эго. В самом деле, похоже, что большая часть того, что психология называла эго, является анимус-половиной сизигии.

          Это предположение создает предпосылку для будущего исследования: изучение концепции «эго» и сравнение ее с «анимусом». Я подозреваю, что архетип, стоящий позади эго западной культуры и эго психологии, откроет себя как анимус, то есть фактически эго окажется идеей анимуса. Анимус, который теряет свою связь с душой (анимой) и который позиционирует себя независимым от сизигии, является эго. «Слабым эго» в этом случае является тот, кто подвержен влиянию сизигии с анимой, а «усиление эго» означает при этом усиление анимуса. Эго может быть героическим по содержанию, но как психическая функция оно производно от анимуса и принимает специфические проекции анимы. Как функция сизигии, эго не может обладать своей собственной актуальной идентификацией. Если бы эта связь подтвердилась, то мы смогли бы осуществить существенную перестановку в нашей психической «мебели». Мы смогли бы структурировать психэ без эго, дав возможность этой концепции закончить существование, и на его место поставить имагинальные констелляции, проявляющиеся через различные мифологические пары.

        Выражаясь более лаконично, сознание сизигии – это сознание тандема, находящееся внутри тандема; это сознание существования в особенных парах, динамика которых наилучшим образом описана в мифах. (Психодинамика – это одна из вещей, о которых говорит мифология). Анима или анима-сознание в этом случае означает принятие бессознательного в любой конкретной констелляции, признание его другой архетипической стороны: эго-сознание в этом случае относится к тому, что Юнг называет «монотеизмом сознания» (а), т.е. односторонняя точка зрения индивидуального «я», при которой другая точка зрения теряется и которая приводит в результате к буквализму. Таким образом, эго-сознание – это бессознательное психической актуальности.

 

(а)… мы лишены полноты знания бессознательной психэ и поклоняемся культу сознания, чтобы еще более избавиться от нее. Наша истинная религия – это монотеизм сознания, он владеет нами параллельно с фантастическим отрицанием фрагментарных автономных систем.

CW 13, пар. 51

 

        Психическая актуальность такова, что «две фигуры постоянно искушают эго идентифицировать себя с ними» (CW 16, пар. 469). Идентификация сознательного эго личности с одним из них, видимо, указывает на архетипическую роль, которую эго вынуждено играть, «поскольку ни анима, ни анимус не могут консттеллироваться без вмешательства сознательной личности» (там же). Поскольку они всегда появляются вместе, логическим продолжением будет предположение, что «вмешательство сознательной личности» является фактическим принятием анимы или анимуса, другой половины.

           Это наиболее трудно признать, поскольку именно в сознательной личности эго является местом, куда Юнг помещает нашу самую темную область. Солнце, алхимический образ эго-сознания, само является «темным телом», «свет снаружи и тьма внутри», а «относительно постоянная персонификация собственно бессознательного» находится в «источнике света, где достаточно тьмы для любого количества проекций» (CW 14, пар. 129).

        Хотя сознательная личность относительно постоянна, тем не менее, она является субъектом для внезапных прорывов внутренних психических проекций. Однако, вследствие такого постоянства эти проекции, которые эго называет своими аттитьюдами, решениями и состояниями, являются устойчивыми, при этом само их постоянство делает крайне трудным проникновение за эти проекции. Но именно в этой смутной области мы должны искать настоящее бессознательное. Прима-материя – это эго.

                                                   -----------------------------------------------

         Концепции сизигии также влияют на отношение душа – дух. Существование в душе (esse in anima) подразумевает существование, наполненное анимусом, его пневмой, его духом. Воздушный аспект анимы, рассмотренный выше, также должен рассматриваться в сизигии с анимусом. Существование в душе, психологическое существование предполагает духовное существование; дух будет констеллироваться всякий раз, когда мы находимся в контакте с душой.

         Это происходит достаточно часто в действительности. В момент нового психологического шага мы слышим голоса анимуса, уносящие нас от него посредством спиритуализации переживания в абстракцию, лишая его значения, вовлекая его в действия, догматизируя его в общие принципы или используя его для какого-либо доказательства. Там, где активизируется анима, появляется анимус. Аналогичным образом, при интеллектуальной работе, духовной медитации или там, где присутствует твердость и решительность, вторгается анима с ее образами и страхами, с истерическими привязанностями и связями, телефонными звонками, природными надобностями, самоубийственным отчаянием или беспокойством от все более глубоких вопросов и загадками неведомого, Вдохновляемая новой идеей духовного импульса, анима немедленно желает воплотить его на личностном уровне, вопрошая: «как это соотнести?» и «а что со мной?». Эти мучительные вторжения души в дух и духа в душу являются сизигией в действии. Это coniunctio (конъюнкция, соединение, лат., прим. пер.).

         Из-за сизигии анима-анимус психология не может исключить дух из своей сферы исследования. Сизигия утверждает, что куда приходит душа, туда же движется и дух. Их сизигия наделяет воображение интеллектом и освежает интеллект фантазией. Идеи становятся психологическими переживаниями, а переживания становятся психологическими идеями. Работа заключается в сохранении различия между духом и душой (требование духа) и в удержании их связанности (требование души).

С с ы л к и

 

  1. К. Г. Юнг, Интеграция личности, пер. Stanley Dell (London: Kegan Paul, 1940), стр. 91.
  2. 49. Примеры таких сизигий в обычной жизни приведены в моей работе «Внутренний поиск», стр. 96-101.

Наши партнеры Баннеры


Рекомендуем:
http://maap.ru/ – МААП – Московская Ассоциация Аналитической Психологии
http://www.olgakondratova.ru/ – Ольга Владимировна Кондратова – Юнгианский аналитик
http://thelema.ru/ – Учебный Колледж Телема-93
http://thelema.su/ – Телема в Калининграде
http://oto.ru/ – ОТО Ложа Убежище Пана
http://invertedtree.ucoz.ru/ – Inverted Tree – Эзотерическое сообщество
http://samopoznanie.ru/ – Самопознание.ру – Путеводитель по тренингам
http://magic-kniga.ru/ – Magic-Kniga – гипермаркет эзотерики
http://katab.asia/ – Katab.asia – Эзотерритория психоккультуры – интернет издание
https://www.mfmt.ru/ – Международный фестиваль мастеров Таро
http://www.radarain.ru/triumfitaro
http://www.agoraconf.ru - Междисциплинарная конференция "Агора"
классические баннеры...
   счётчики