Перевод

Глава 8. Вера Философов: природа духа

Бракосочетание Софии

Джеффри Рафф

Бракосочетание Софии

Глава 8

Вера философа: природа Духа

Четвертая часть книги Aurora Consurgens под названием «Аллегория о вере философа» может показаться очень трудной для восприятия. Автор снова позволяет Софии выговориться, потом переходит к теологическому толкованию Троицы, а в конце характеризует энергии и влияния Святого Духа с алхимической точки зрения. В предыдущих параболах Фома много внимания уделял телу и душе, двум составляющим великой алхимической троицы. Мы можем предположить, что теперь он займется изучением сущности духа. В данной аллегории подробно описывается роль духа в алхимической работе. Чтобы как-то упростить содержание и при этом не слишком уходить от наших целей, я буду обсуждать только те разделы, которые непосредственно касаются природы духа; и это составляет последнюю часть параболы.

Природа духа

Фома возвращается к своему любимому числу семь, чтобы с помощью него объяснить все свойства духа. Он считает, что существует семь основных атрибутов, первым из которых является огонь. Святой Дух или дух алхимии очень похож на огонь, потому что он согревает холодную, мертвую и сухую землю. Чтобы подтвердить свою точку зрения, Фома ссылается на несколько алхимических писателей, включая автора «Книги Квинтессенции», где огонь проникает во все материальные и земные вещи, одновременно очищая и поглощая их. Он цитирует Калета, который говорит, что дух превращает холодное в теплое. И также Сеньора, который рекомендует алхимикам направить мужское к женскому, то есть теплое – к холодному. { Aurora, pр. 87, 89}

Символ огня связан с Софией и беспредельным огнем универсального духа, который дает жизнь всем существам. Святой Дух – это универсальный дух, который имеет прямое отношение к Софии и персонифицируется благодаря ей, пробуждая все живое и давая ему движение и жизнь. В то время как душа сохраняет свои индивидуальные особенности, дух остается универсальным. Это воля Бога, которая проявляется во всех вещах.

Однако в данной параболе Фома лишь отмечает его влияние на тело: он передает ему тепло и поглощает его. Ссылаясь на «Книгу Квинтессенции», Фома пишет, что «пока огонь есть материя, он не прекратит своего действия и будет искать способы влияния на пассивные субстанции». { Aurora, pр. 87} Дух стремится так разрушить тело, чтобы ничего от него не осталось. Дух должен воспламенить грязное тело и очистить его, уничтожая, таким образом, его предыдущую форму и позволяя другой проявиться. Если бы силы огня были бесконтрольными, они могли бы постоянно истреблять все формы, кроме его собственной. Другими словами, исходно дух несовместим с телом; безличное уничтожает личное, и не только первоначальную форму, но и все целиком. Очевидно, это может оказаться несчастием для тех, кто будет полностью захвачен безличным духом, и это чаще всего случается с теми, кто не знает, как защитить себя от сжигающей и поглощающей силы духа. Несомненно, многие духовные учения пытаются найти именно это разрушение земли с помощью огня, или тела с помощью духа, или личного с помощью безличного, но это не есть путь алхимии. Раскрывая вторую особенность духа, Фома объясняет нам, почему все выше перечисленное не является сущностью духа:

На втором этапе он гасил сильный огонь зажиганием, про которое сказал Пророк: огонь вспыхнул на их собрании, и это пламя уничтожило зло на всей земле; он тушил этот огонь с помощью своего собственного темперамента, когда он добавлял его: ты сам создаешь прохладу внутри тепла. { Aurora, pр. 89}

Далее он ссылается на Авиценну и говорит, что внутри «вещи, где происходит горение, первое, что возникает из материи, – это огненная сила, более милосердная и ценная, чем силы других элементов». { там же} Огонь, как дух, есть прохлада внутри тепла, и благодаря его действиям высвобождается другая огненная сила. Несмотря на то, что она более милосердная и ценная, чем другие элементы, именно она является тем самым пятым элементом, из которого изготавливается Философский Камень. Хотя огонь ада все еще относят к огню духа (поскольку он сжигает все зло), следует отметить, что он участвует не в постоянном и вечном разрушении земли, а в разрушении всех форм. Скорее всего, он высвобождает огонь из материи, и затем сам гасит второй огонь. Дух охлаждается, когда внутренний огонь земли или формы уходит. Этот внутренний огонь есть тайный огонь, спрятанный внутри материи.

Теперь мы должны закончить наше описание души, духа и тела, состоящее из трех частей, интересным парадоксом. Дух заключает в себе тело, которое в свою очередь содержит внутри себя, как душу, так и дух. Божественный дух одновременно находится внутри и вне всей материи. С точки зрения психоида, как и любой человек, психоидная фигура несет в себе частицу божественного духа. Этот дух остается в пассивном состоянии, пока универсальный дух его не согреет и не превратит в огонь. Позже духовный огонь участвует в разрушении формы и, таким образом, запускает процесс трансформации. Чтобы предотвратить бесконтрольное действие огня, внешняя духовная энергия превращается в свою противоположность и выпускает внутренний огонь. Это удивительное качество деятельности духа, который остается разрушительным и милосердным, пока не возникнет внутренний огонь, и не исчезнет старая форма. С помощью него все охлаждается, и все, что остается, – это новая сила или сущность тела, новый элемент, который создаст новый тип тела или формы.

Дух будет участвовать в уничтожении и поглощении, пока нечто внутри формы не запустит процесс трансформации, который управляется и регулируется им самим. Цель психоидной алхимии – гармонизировать силы психоида вокруг одного центра, которым является психоид или Дух-Хранитель. Божественный дух будет стремиться к этой цели самопроизвольно. Сначала он выступает перед нами в виде огня ада, но позже, после процесса трансформации, он становится милосердным. Применительно к человеку это означает, что божественный дух сначала будет адом для него/нее, пока он/она не освободят свой внутренний огонь и не примут смерть и воскрешение. То, что может на первый взгляд показаться совершенным злом, благодаря трансформации превращается в добро. Если человек не желает освобождать внутренний огонь трансформации, то он/она навсегда останется во внешнем огне ада. Сжигающее действие огня, которое можно воспринимать как боль или зло, можно преобразовать только тогда, когда появляется внутренний дух, соединенный с истинной формой человека – Самостью. Это происходит в тот момент, когда у человека возникает желание избавиться от всех ложных идентификаций и переродиться в Самость.

Внутри этой параболы спрятана еще одна тайна. Раннее Фома говорил, что огонь есть форма, которая ищет способы влияния на другие пассивные субстанции. Как известно, если дух передает свою форму человеку или психоидной фигуре, то безличное может разрушить личное. Поскольку этот процесс не может продолжаться вечно, существует некая временная фаза, в ходе которой тело разрушается и сливается с формой духа; так тело становится духом. Если тело очищается и принимает форму духа, то можно предположить, что тело преобразуется в дух, хотя при этом дух тоже трансформируется в тело. Иными словами, форма или новое тело, предназначенное для души психоидной фигуры, и есть сам дух, божественный дух, который является телом Духа-Хранителя. Следующее свойство духа поможет нам полностью понять этот парадокс.

Насколько дух похож на огонь и прохладу, настолько же он подобен воде, которая «превращает в жидкость твердость земли и растворяет ее конденсированные и слишком плотные части» {Aurora, pр. 89, 91}. Тело тает под потоками дождя духа, и в тоже время оно может влиять на дух: «дух расплавляет тело (и размягчает его), а тело делает твердым дух» {Aurora, pр. 91}. Здесь мы видим некий взаимообмен, благодаря которому дух разжижает твердость земли, а земля дает духу твердость и тем самым подготавливает его к трансформации в тело. Дух – это сочетание огня и воды. Как огонь он разрушает тело, а как вода он очищает тело и еще раз растворяет предыдущую форму. Однако теперь дух также захвачен телом; постепенно теряя свою нематериальную и огненную сущность, он приобретает твердость и телесность. Дух, который разрушил форму тела, сам лишился своей формы. Это приводит к возникновению нового этапа в работе алхимика, который Фома считает следующим и четвертым атрибутом духа: просветление.

Божественный дух приносит свет, очищающий разум и превращающий ночь в день. { там же} Этот процесс известен под именем albedo, в ходе него чернота nigredo отбеливается, а смерть сменяется возрождением. Раннее я отмечал, что тело Духа-Хранителя состоит из света, и теперь мы можем наблюдать, как после соединения с духом тело становится светом. В «Книге Квинтессенции» написано, что на этом этапе «вы можете увидеть чудесный свет в темноте» { там же} . Чтобы как-то обобщить переход к стадии albedo, Фома цитирует алхимика Мориенуса: «мы уже убрали черный цвет и сделали из него белый с помощью соли [и] углекислого натрия, то есть с помощью духа» {Aurora, pр. 93}. Однако слияние тела и духа нельзя считать завершенным, пока мы не познаем пятый аспект духа, и только тогда мы придем к окончательному союзу.

Согласно Фоме пятое свойство духа проявляется в тот момент, когда он отделяет чистое от нечистого, когда он убирает то, что различно, и соединяет то, что идентично. Эта особенность и сила духа запускает процесс, называемый циркуляцией. Далее Фома цитирует Алфидиуса: «земля растворяется и превращается в воду, вода разжижается и преобразуется в воздух, воздух расплавляется и становится огнем, а огонь растапливается и трансформируется в прославленную землю» {там же}. Благодаря работе духа все примеси удаляются из тела, которое теряет свою форму в ходе этого процесса. Циркуляция возникает в том случае, если дух продолжает свое воздействие на тело, и тело, в свою очередь, оказывает влияние на дух. В результате изначально нечистое тело становится чистым и прославленным. Прославленное тело – это тело в форме духа и дух в форме тела. Возвеличение новой формы, которая появляется в ходе циркуляции, еще раз подчеркивает ее божественность и бессмертность.

Circulatio

Прежде чем перейти к описанию следующего свойства духа, который окончательно включает душу в этот процесс, необходимо понять, как другие алхимики представляли себе сirculatio и соединение тела с духом. Дух воздействует на тело психоидной фигуры таким образом, чтобы разрушить его, и затем завершает процесс деструкции охлаждением. Он ведет себя как жидкость, или божественная вода, которая размягчает тело и придает твердость духу. Это и есть процесс циркуляции, который начинается и заканчивается в земле, но уже на другом, более высоком уровне существования. Предыдущая форма исчезает и возникает новая, которая олицетворяет божественный дух, и тем самым становится формой божественности. Последняя есть не что иное, как filius, или Дух-Хранитель, который является высшей формой психоида. Дух – это безличная манифестация божества, которая воспринимается в психоидном мире как вибрационная энергия. Когда образ или тело психоидной фигуры соединяется с духом, дух трансформируется в тело, и тело преобразуется в дух: единство противоположностей, которое создает форму Философского Камня или тело света.

Другие алхимики в своих произведениях также описывают это превращение духа в тело. Лучше всех рассказал об этом процессе Джордж Рипли:

Отсюда: если воздавать телам сполна -

Сперва упрочим их объем дыханьем Жизни, -

Пока Земля не станет въявь удобрена, -

До элемента выверяя их Свободу

Взнестись в ладони Мирозданья небосводу:

Да станут Золота священнее стократ

Извечной Сутью, что в себе они хранят.

Когда же Холод жар Огня преодолеет -

Да обратится Воздух в зеркало Воды,

Сведя два Полюса в единую Идею,

Где столь Одно с Другим танцующе дружны,

Что в Воздух - вновь - Вода... до самой глубины,

Как говорю я вам... лишь Хлад превысит Пламя,

Уравновесив Ладом Хаос в наших дланях.

И тут - из Воздуха - Огонь проступит нам -

Расплавить связи, разложить и съять въедино -

До элемента - Землю, легшую к ногам. -

Вот Путь, которым, разомкнув на дхармы Тверди,

Мы кальцинируем с особенным усердьем

Свою Основу... дабы Та, чиста от бурь,

До Первозданности взошла в Небес лазурь.

George Ripley, “Twelve Gates,” from The Compound of Alchymy, 1591 edition modernized by Adam McLean (Alchemy Web Site, www.levity.com/alchemy/ripgatlO.html), p. 43.}

В этом отрывке из книги «Двенадцати Врат» Джон Рипли описывает циркуляцию, о которой говорит Фома в Aurora Consurgens. Первичная природа – это квинтэссенция, а тело в завершении этого процесса достигает совершенства. Идеальная форма получена, и теперь душа может обрести свой истинный дом. Душа для некоторых алхимиков – это то, что сливается с духом и телом и то, что позволяет этому соединению существовать долгое время. Не важно, каким образом алхимик представляет себе этот процесс, в любом случае душа должна быть добавлена к союзу тела и духа. Именно поэтому Фома переходит к обсуждению сущности души.

Шестое свойство духа связано со способностью к возвышению всего низменного, и благодаря ему он «поднимает к поверхности глубину души, спрятанную в недрах земли» {Aurora, p. 95.}. Фома цитирует различные алхимические и библейские источники, чтобы объяснить нам эту функцию духа. Согласно философам тот, «кто поможет сокрытому проявиться, тот познает суть всей работы» {там же}. Он приводит еще раз слова Алфидия, в которых говориться, что ничего плохого не случиться в будущем, пока душа поднимается, поскольку «через нее, с помощью нее и внутри нее совершается вся работа» {Aurora, pр. 95, 97.}. Есть и такие тексты, в которых ставится под сомнение способность души к созданию союза между телом и духом, и возможно Алфидий намекает нам на ту же ситуацию. И это имеет определенный смысл, достаточно вспомнить, что тело – это форма, а дух лишь накладывает свою форму на тело, чтобы создать новую форму. Однако тело есть индивидуальная и персональная форма, тогда как дух безличен. Душа, как индивидуальная сущность и воплощение того, что делает вещи уникальными, связывает безличный дух с личной формой и создает новый союз, который объединяет личное и безличное. Если по каким-то причинам душа исчезает, то также теряется качество индивидуальности, потому что в самом начале личная форма разрушается духом. Она может снова играть главную роль в этом процессе только благодаря действиям души.

Далее Фома рассказывает нам о возвеличении тела с помощью седьмого и последнего атрибута духа: он «пробуждает». Он вдыхает жизнь в земное тело, одухотворяя его. Это является кратким изложением всей работы, обсуждаемой в четвертой параболе. В завершении мы можем сказать, что истинная сущность духа – это участие в очищении и прославлении тела, а также освобождение его от «разлагающей влажности» {Aurora, p. 99}, и все это делается ради его бессмертия. Подробное рассмотрение духа, прежде всего, касается его соединения с телом и подготовки тела для нового воплощения души. Возвышение души, кратко описанное в этой главе, - это единственное указание на деятельность души внутри целого раздела, хотя на самом деле в оставшейся части книги Фома уже немного рассказал нам о природе души. Работа души начинается раньше, когда Фома говорит о смерти, рождаемой от разделения тела и души, и о душе, принимающей планетарные энергии. На этом деятельность души завершается, остается только трансформация тела с помощью духа до полного окончания работы. Как известно, новое и прославленное тело становится домом, в котором воплощается душа. Не смотря на то, что Фома не рассуждает об инкарнации в явной форме, все же следующая парабола начинается с описания дома, который Мудрость построила не только для себя, но и для всего человечества. Потом мы с вами вернемся к детальному исследованию этого дома. Важно, чтобы по окончании этой главы вы понимали, что главная задача духа была в преобразовании старого тела в новый дом, где сейчас живет София. Она, или ее сущность, ее душа теперь вернулась в прославленное тело и, таким образом, создала свое новое место для жилья, которое является телом света, Духом-Хранителем.

 

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

гностицизм

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"