Перевод

Глава 9

Андрогины

Джун Сингер

Андрогины

Глава 9

Зодиакальный Человек как Макрокосм. Астрологическая модель психэ.

ЦАРЬ, ПРЕДСКАЗАВШИЙ СВОЕ БУДУЩЕЕ

Некий царь, бывший также астрологом, прочел по звездам, что в определенный день и час на него обрушится несчастье.

Он построил жилище внутри монолитной скалы и выставил снаружи бесчисленную стражу.

Как-то, находясь в доме, он обнаружил, что туда все еще проникает дневной свет. Он отыскал отверстие и заделал его, чтобы помешать несчастью попасть в дом. Замуровав эту дверь, он собственными руками превратил себя в узника.

В результате царь умер.

Идрис Шах, Путь Суфиев.1

Астрология не входила в сферу моих исследований андрогинности, которые уже привели меня к алхимии и гностицизму, Каббале, Дао, Тибетской тантре и Кундалини-йоге. На это была своя причина. С одной стороны, я говорила себе, что астрология всегда оскорбляла мой здравый смысл. Идея о том, что моя жизненная канва может быть обусловлена расположением созвездий в момент рождения, неточное знание об их движении в этот момент, казалось мне смешной. И еще более нелепой выглядела идея того, что астрология имеет какую-то предсказательную ценность для отдельной личности или целой нации.

В моих исканиях, однако, я не могла не заметить тот факт, что множество людей наблюдают за небесными телами и изучают их, не с позиции натурализма, но пытаясь понять их роль в функционированнии неуловимой сущности под названием психэ. Ей уделяют внимание все эзотерические дисциплины, вне зависимости от того, как ее называют.

Я дала волю своему любопытству к этому предмету, убеждая себя, что, возможно, каждая из подобных областей имеет право на существование, если не в качестве официально признанной религиозной традиции, но как имеющая историческую важность, как было в случае с алхимией. Астрология попадала в эту категорию, но несмотря на это, внутри себя я чувствовала некое сопротивление. Но тем не менее, в погоне за Андрогином астрологические отсылки продолжали мне попадаться.

Библия была единственной из рассмотренных мной вещей, где я не натолкнулась на упоминания об астрологии. В истории Сотворения Бог помещает звезды на небеса, чтобы вести отсчет времени и сезонам, но нет никакого доказательства тому, что они имеют реальное влияние на людей, выходящее за календарные рамки. Бог также поместил на небо Солнце и Луну - править днем и ночью - но нет никакого указания на то, что они имеют иное значение, кроме того, что солнце и луна определяют порядок дня. Я интуитивно догадывалась, что игнорирование иудеями астрологии наравне с отрицанием андрогинной природы Бога - это не случайность. В Библии мало что "происходит" просто так.

Мои дальнейшие исследования открыли мне тот факт, что сепаратистский Бог иудеев предельно ясно запретил им торговать и вести какие-то либо дела с астрологами, ибо последние считались языческими гадалками и колдунами.

В Египте и Халдее планеты и звезды были взаимосвязаны с богами и богинями политеистического пантеона. Там обращали свой взгляд к небесам, желая получить совет по любому вопросу, и эти знаки, истолкованные "мудрецами", служили ориентиром для веривших в них людей. Но Бог Израиля потребовал, чтобы его народ отказался от поиска истины в ложных богах, ибо она исходила только от Единого Бога, правящим всем на земле.

В раввинических преданиях говорится, что Авраам, халдей, носил на груди большую астрологическую табличку, на которой можно было прочитать судьбу каждого человека. На эту табличку намекает книга Бытия (24:1) - "Господь благословил Авраама всем". Авраам увидел в этой табличке, что у него не будет второго сына, но Бог сказал ему: "Отринь свою астрологию, ибо для Израиля не существует планеты". В другом месте говорится, что Авраам и вовсе не был астрологом, но пророком, поскольку "лишь те, кто под звездами подвержен их влиянию, но Авраам был над ними".2 Ясно видно, что несмотря на то, что практика астрологии была под строжайшим запретом Библии, время от времени раввины вели дискуссии об этом, что привело к некой раздвоенности.

Согласно библейским легендам, иудеи были подвержены влиянию традиций, пронизанных духом астрологии, несмотря на то, что им запрещалось искать знания в звездах. Ассиро-Вавилонские правители получали от своих астрологов ежемесячные предсказания, и никогда не принимали важных решений, не посоветовавшись с человеком, сведущем в искусстве чтения звезд. В Римской Империи хранилось целое собрали греко-халдейской литературы по астрологии, которая культивировалась псевдо-пророками из-за щедрых гонораров. В частности, выбор фараоном Иосифа в качестве своего наместника вызывал сомнение у астрологов. Астрологи фараона также предсказали рождение будущего освободителя Израиля, Моисея. В Книге Есфирь Аман определил время вымирания иудеев при помощи астрологических расчетов. Типичная история: астрологи предсказали, что евреи прольют кровь цирюльника. Напуганный, цирюльник перебил от восьмидесяти до трехсот евреев. Но он ошибся - его кровь была пролита при обрезании, он обратился в иудаизм.

Предположительно, среди евреев не существовало астрологов ни в Святой Земле, ни во время Вавилонского плена. Это искусство, вместе с теми, кто его практиковал, подвергалось осуждению, несмотря на то, что достоверность астрологии во всем мире была все еще под вопросом вплоть до семнадцатого века. Считалось, что она действительно имеет небесное происхождение и открыта людям мятежными ангелами. Талмудисты сопротивлялись "мудрости Востока", за исключением Самуила из Вавилонии, ставшим адептом астрологии. И даже он, цитируя слова: "Он [закон] не на небесах", говорит: "Тора не может соседствовать с искусством, изучающим небеса".3

Вопросы астрологии также поднимаются в Книге пророка Даниила. Когда мудрецы царя Навуходоносора не смогли рассказать и расшифровать его сон, приснившийся правителю, к нему был призван Даниил. Его спросили, сможет ли он справиться с этим, и Даниил ответил: "Тайны, о которой царь спрашивает, не могут открыть царю ни мудрецы, ни обаятели, ни тайноведцы, ни гадатели. Но есть на небесах Бог, открывающий тайны". (Даниил 2:27-28) Иосиф также смог истолковать сны фараона, когда это не смогли сделать астрологи, и Иосиф не оправдывал свое умение расположением звезд.

Все это показало мне, что, возможно, существует некий бессознательный базис внутри меня, которые сопротивляется изучению астрологии вопреки всем логическим доводам. Забытый, вытесненный или еще не достигший сознания запрет на астрологию, вместе со всей политеистической ересью, которая последует за ней, был тем бессознательным фактором, который врывался в сознание, благодаря моим объективным исследованиям. Я лично переживала конфликт противоположностей в моей собственной психэ. Монотеизм, чьей приверженкой я являлась, распадался в дуализм, а затем и вовсе дробился частями на политеизм, который суть центральный в рассмотрении проблемы андрогинности в целом. Поняв и осознав это, я была готова рассмотреть мои сознательные препятствия к изучению астрологии.

Первое препятствие, с которым я столкнулась - это тот факт, что вся астрологическая система основывается на древних и уже устаревших наблюдениях за землей, небом и их взаимосвязью. В 3000 году до н. э. шумеры оформили свое представление о вселенной в общую картину мира. Боги, обитающие на небесах царствовали над человечеством и взаимодействовали с ним через своих посредников - небесные тела и элементы. Их теории претерпели множество изменений в руках рациональных греков, и во времена Александрийского астронома Птолемея во втором столетии н. э. различные модели мира выкристаллизовались в геоцентрическую систему, названную Птолемейской. Земля являлась центром, окруженная элементами воды, воздуха и огня. Вокруг нее вращалась кристаллическая сфера Луны, находившаяся ниже Солнца и пяти планет: Меркурия, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна. Эта "космическая луковица" была окружена сферой неподвижных звезд, а так же сферой "Первичного Движителя" охватывала их все. За ее пределами располагались небеса, обитель богов.

Когда греки усовершенствовали измерения восточных астрологов, то обнаружили некоторые расхождения в Птолемейской системе, а также то, что некоторые звезды спустя годы изменили свои позиции по отношению в первому градусу Овна. Это означало существование двух зодиаков, одного - ориентированного на Солнце, и одного - на созвездия. Несложно представить, что начали возникать и другие проблемы при попытке оправдать многочисленные несоответствия Птолемейской системы с появлением новых знаний о мире, идущими с ней вразрез.4 Современное сознание смеется над эксцентричной идеей Земли, помещенной в центр Вселенной. Однако мы должны помнить, что для практических целей годятся старые вычисления.5 Чарльз Понс напоминает - Колумб и Магеллан составляли курсы согласно им!6

Я понимала, что астрология так привлекательна благодаря амбициозному размаху интеллектуальных притязаний. Она предлагает системное объяснение любым причудам человеческого поведения и природных явлений; едва ли был принцип, не учтенный астрологией, или же вопрос на который она не давала бы ответа. В средневековом источнике говорится: "Тот, кто ведал астрономию, не имел причины изучать что-либо, ибо знал обо всем на свете и без того". В Средние века астрономия была синонимом астрологии. Так было до астрономической революции, начатой Коперником и завершенной Ньютоном, которая разрушила всю интеллектуальную ценность астрологии, а астрономия стала отдельной наукой. Астрология осталась тем, кто до сих пор придерживается аристотелиевских различий между земными и небесными телами. Открытие Галлилеем четырех спутников Юпитера заставило людей признать, что небеса полны невидимых звезд, влияние которых не может быть учтено. Предположение, что небеса неизменны, разрушилось, когда с помощью телескопа были открыты ранее не наблюдаемые туманности. Когда подтвердилась множественность миров, геоцентрическая Вселенная Птолемея больше не имела смысла. Однако открытие того, что небеса не являются неизменными, не сделало астрологию невозможной, хотя и усложнило вычисления. Гелиоцентризм не противоречит астрологии, но он может потребовать совершенно новой рабочей системы. Сэр Кристофер Хейдон в 1603 году произнес: "Астролога не заботит, является ли Солнце центром мира (как сказал Коперник)".

Но настоящий удар астрологии как науке был нанесен открытиями Галилея, Кеплера и их последователей, которые доказали, что противопоставление вещей земных и небесных больше не выдерживает критики. После этого стало невозможным определить природу одностороннего астрологического взаимодействия, которое звезды оказывают на Землю и людей. Земля и небо больше не кажутся компактным, замкнутым друг на друге механизмом. Земля и небо сегодня принадлежат бесконечной системе, в которой нет место иерархической подчиненности одного другому.7

Как бы то ни было, существовала определенная психологическая потребность, и астрология снова стала востребованной в прибыльной области. Я замечала, как астрология эксплуатирует наивность ведомых людей, пораженных "статистическими" данными, которые не удосужились выяснить, на чем основана эта статистика. Их не заботил тот факт, что астрологии недостает существенной научной характеристики - наглядности.

В своей психотерапевтической практике я постоянно наблюдаю, что люди будут с удивительной легкостью верить в любую бессмыслицу, если она позволяет им избегать ответственности за свои собственные действия. Астрология, определяя персональные качества и ограничения с точки зрения созвездий, обеспечивает превосходное объяснение для людей, которые ищут причины их проблем во внешнем мире или жаждут заверений в удачливости.

Я вижу, что астрология часто используется в качестве средства для наживы на внушаемых людях, а также для "пророчеств", которые оказываются само-программированием.

И наконец, я никогда не видела какой-либо астрологической информации, полученной в ходе научного эксперимента, с использованием современных исследовательских процедур, включающих в себя защиту от предвзятости, реально доказывающих хоть что-то. (Не беря в расчет мою осведомлененость о том, что К. Г. Юнг в своем эссе "Синхронистичность: акаузальный связующий принцип" в деталях описывает эксперимент, основанный на гипотезе, что в гороскопах женатых пар можно увидеть некую взаимосвязь, лежащую за пределами случайности. После большого исследования Юнгу пришлось признать: "Мало надежды на доказательства того, что астрологические соответствия следуют некому закону".8)

Тем не менее, несмотря на все эти протесты, я не могла проигнорировать астрологию целиком и полностью по некоторым причинам. Несмотря на научный прогресс, астрологическое мышление и учение выжили спустя множество веков. Любая целостная теория, рассматривающая человека как микрокосм в макрокосмической вселенной, рассматривающая человеческое существо как часть и аналогию целой вселенной не может не доверять взгляду, при котором существует связь между всеми природными феноменами - начиная от человека и других живых существ и заканчивая растениями, камнями, звездами и другими неживыми вещами. Это связь, однако, не является односторонней, она взаимопроникающая.

Нельзя не признать, что старейшая из наук - астрология - существовала в самом начале человеческих попыток проникнуть в законы, управляющие его взаимоотношениями со вселенной вокруг. И вся настоящая наука - это продолжение этих попыток. Физики-ядерщики и молекулярные биологи одинаково признают, что несмотря на то, что наши методы познания сегодня более сложные, чем когда-либо, а полученные данные - убедительнее, несмотря на то, что мы несколько раз были на Луне, мы все еще находимся в космических дебрях, когда речь заходит о понимании обширных тайн нашего взаимодействия со Вселенной.

Я не могу не задумываться о том факте, что несмотря на то, что Юнгу никогда не удавалось доказать обоснованность астрологии, у него был серьезный интерес к ней. Я не хочу сказать, что он верил в суждения астрологов, но если не это - тогда какова была основа его интереса? Я часто подозревала, что существует некий элемент "трикстерности" в суждениях Юнга по этому вопросу. Использовал ли он гороскоп как некую проективную технику, подобно картинкам Роршаха, с теми пациентами, которые в это верили, позволяя раскрывать их бессознательные содержания в процессе разговора о таких двусмысленных вещах, как астрологические знаки? Был ли он заинтересован в астрологии, в связи с исследованиями себя самого? Или же он использовал ее чисто интуитивно, чтобы посмотреть, какой эффект принесут беседы с пациентами на эти темы?

Я начала подозревать, что одной из причин, по которой Юнг был так заинтригован астрологией было то, что в этом знании он видел возможность исследовать проявляения небесного архетипа. В книге по астрологии я обнаружила изображение, подтверждающее мою теорию. Это прекрасное изображение андрогинной фигуры, представленной в виде двух тел, стоящих спиной к спине, на фоне лазурного свода, заполненного золотыми облаками. Изображение Зодиакального Человека - частая тема средневековых манускриптов. Знаки зодиака связаны с принципами соответствующими функциям души. Знаки расположены по всему телу так, чтобы изобразить Человека, самое совершенное создание в мире, микрокосмический образ небес.9

 

Эта Небесная Фигура, модель окончательного творения человека, вдохновила римского астролога, Манилия:

Теперь узри, какие знаки органами правят

Какие силы их ведут и кто их направляет.

Охраняет главу Овен, шея под Тельцом,

Руки стерегутся светлым Близнецом,

Лев - плечами, грудью Рак располагает,

Скромная Дева живот охраняет,

Весы поясницу в чашах согрели,

Во чреслах огонь Скорпион зажигает,

Бедра - Стрельцу, Козерогу - колени,

Голени сам Водолей омывает,

И Рыбы стопам защиту дают.10

Изображение является центральной фигурой на космической диаграмме, которая содержит в себе схему всех действий в небесных сферах, происходящих на космическом уровне. Земля показана как часть того же космоса, а поэтому микрокосм следует тем же принципам, что и макрокосм. Предполагается, что если мы сможем понять законы макрокосма, тогда же нам откроются и законы, управляющие микрокосмом, вплоть до деталей человеческой личности и судьбы. Конечно же, это требует интеллекта, способного проникнуть во всеобъемлющий космический порядок. Астрологи отделились от астрономов, начав претендовать на то, что они достаточно понимают, как работают космические законы, чтобы делать выводы относительно персональных характеристик или судьбы личности. Астрономы же не были готовы применить свои знания о космосе к вопросу о человеческом предназначении. Астрономы не были заинтересованы в установлении соответствий, но видели свою задачу в открытии природного порядка Вселенной и ее законов.

Само несоответствие между птолемейскими расчетами и сидерическими расчетами, занимавшее меня сейчас, подвело меня к искомому ключу к пониманию астрологии сегодня и, особенно ее связи с психэ. Представление мира и нас в нем как микрокосма, в несовершенстве повторяющее безупречность всеохватывающего макрокосма может выглядеть чистейшей философской спекуляцией и не иметь никакой практической пользы. Но если мы рассмотрим это утверждение с точки зрения человеческой психэ - я считаю, так и поступал Юнг - то мы найдем карту, модель, помогающую понять наше место среди всех вещей. Как выразился Блейк:

Небо синее - в цветке,

В горстке праха - бесконечность;

Целый мир держать в руке,

В каждом миге видеть вечность.11( Перевод В. Л. Топорова)

Это значит, что мы существует в двух измерениях одновременно. Концепция недвойственна. Это указывает на то, что мы рассматриваем наше существование более чем в одной перспективе. Мы живем на Земле, и нам на практике приходится мириться с проблемами этого мира и его временными рамками, отдавая себе отчет в линейности человеческой жизни, начинающейся с момента зачатия и оканчивающейся органической смертью. Но также мы существуем в вечности и обеспокоены вопросами, выходящими за рамки практических и временных категорий (иначе я бы не писала, а вы бы не читали этих слов). Размышляя о фактических повседневных вещах мы находимся в контакте с Эдемским Адамом в себе, но задумываясь о вещах космических - мы устанавливаем связь с Архетипическим изначальным человеком, Небесным зодиакальным человеком со множеством имен, чья природа - чистое бытие, и который не имеет формы. По моему мнению, мы - смешение этих двух архетипов.

Как Эдемский Адам, мы мужчины и женщины, в первую очередь имеющие самосознание эго-личности, что подразумевает под собой наше бессознательное неведение контрсексуальной психэ или элемента души, который лежит глубоко внутри. Мы проводим большую часть нашей жизни в погоне за безопасностью и благосостоянием, устанавливаем отношения с другими людьми и, если мы социально активны, улучшая условия жизни других людей. Наше представление о себе основывается на наших делах и на том, как другие люди воспринимают нас. В этом смысле мы - каждый из нас - центр Вселенной.

Но с другой стороны, мы понимаем, что каждый из нас - всего лишь частичка пыли на маленькой планете в огромной Вселенной, вращающейся по заданному курсу.

Это выглядит совершенно удивительным являением, если мы думаем, что Вселенная возникла случайно в результате вечных споров и соревнований целого пантеона богов. Психэ человека в качестве игровой площадки для этих богов могла бы быть местом чистого безумия! Возможно, так оно и есть, по мнению современных политеистов, верящих, что наши жизни подвержены независимим и капризным силам - звездам, детским травмам или чертам характера, на которые мы никак не можем повлиять. Я, однако же, встаю на сторону тех, кто признает существование некого основополагающего порядка, хотя я прекрасно понимаю, насколько ограничен человек в понимании и принятии такого порядка. Я не вижу жизнь, состоящую из чудес, не считая того, что Природа сама по себе чудо. Для человека естественно функционировать согласно единым законам, поскольку мы - частицы той же атомной "пыли", из которой и состоит Вселенная. Мы принадлежим ей и не отделимы от нее. Хочу добавить, что над этой идеей я размышляю перед сном, в качестве средства от бессонницы. Когда я чувсвтвую и осознаю себя всего лишь песчинкой в огромной Вселенной, или каплей в бескрайнем океане, все проблемы уходят на второй план, ибо мне нечего возразить в ответ. И на утро после освежающей ночи я встаю и снова сталкиваюсь лицом к лицу с миром преходящим, в котором я, как Эдемский Адам (и Ева) являюсь самым центром. Мы живем в двух измерениях одновременно.

Эго, та наша часть, с которой мы идентифицируемся сознательно - лишь один элемент всей психэ. Психэ и, конкретно, центр всей ее целостности, названный Юнгом Самостью в действителньости "больше большого и меньше малого". Я - это мое Эго. Я - Самость. Я путешественник, и весь мир моя территория. Я - пилигрим, делающий маленькие шаги на дороге, начинающейся в бесконечности и уходящей в бесконечность. Кто из них я? Или оба они - это я?

Я не могу выбрать между ними. Если я выбираю сказать: "Я права, и остальные ошибаются", всегда найдется кто-то, кто скажет: "Нет, это ты ошибаешься, и только я прав". Как часто говорил Юнг - должен ли вопрос всегда звучать как "или-или"? Возможно ли заменить эту формулировку на "и-и"?

Это приводит меня к мысли о том, что очевидная дихотомия, которая отказывает астрологии в статусе объективной науки, может быть принципом, которая делает астрологию верным зеркалом человеческой психэ. Птолемейская система соотносится со взглядом, что каждый человек - центральная точка, на которой сходится все влияние Вселенной. Мысль о том, что мы - каждый из нас - ощущаем на себе эффекты вселенских процессов, соотносится с личностной основой астрологической формулы в том, что Земля - центр Вселенной. Если мы подойдем слишком близко к краю Земли, мы рискуем сорваться в пропасть. Птолемейская система - это психологический аналог эго-центричной системы: если мы теряем наше эго, забываем о том, кто мы, где наши физические и психические границы, мы также рискуем низверзнуться в бездну психоза. Конечно, мы теряем себя и наши границы на короткое время сна, или полета фантазии, в состоянии измененного состояния сознания или на пике оргазма, но все же мы очень скоро возвращаемся к нашему эго.

Исключение составляют так называемые "высокодуховные личности", которые могут существовать за пределами нашего мира и могут выходить за границы эго на длительный период времени. Но я признаю, что им достаточно сложно делать это в современном городе. Возможно, Томас Мертон в своем монастыре или гималайский отшельник могут находиться один на один с природой и со Вселенной, забывая даже собственное имя. Это задача тех, кто достиг Просветления и отказался от имени, данного матерью, и даже освободился от связи со своей эго-личностью, тех, кто шел по этому пути с самого рождения.

Птолемейская система геоцентрична, она соотносится с эго-ориентированным личностным подходом к жизни. По отношению к сексуальности, этот психологический подход характеризуется нашим сознательным восприятием себя как мужчин и женщин по отношению к другим мужчинам и женщинам, основанным на их поле и гендерных ролях. Эта эгоцентрическая система охватывает практические виды взаимоотношений, ориентированные на межличностные проблемы, а также на вопросы зависимости и независимости. Кроме этого эта система будет сконцентрирована на потребности общества избавиться от родительского авторитета и постоить новые виды поддержки, такие как семья и община, а так же установить институты брака. Затем, возможно, когда будет достигнута полная гармония в сексуальных взаимоотношениях, или же если потребность в них будет в принципе преодолена, система, сосредоточенная на эго сможет провести личность в другое измерение, где вступит в силу ориентированность на Самость (Self). Обратите внимание, что это совершенная противоположность расхожему пониманию выражения "эгоцентризм" (self-centeredness).

Сидерическая система же звездно-центрирована или вселенно-центрирована. Психологическим аналогом ее является то, что Юнг назвал Самостью. Именно в обширном царстве Самости мы ищем связи между личностями, как частичками пыли и неизмеримой тайной, частью который мы являемся.

Птолемейская система рассказывает об отношении личности к звездам, Вселенной. Это движение от Эго к Другому. Сидерическая система, напротив, обращается к личности, как к микрокосмической манифестации Вселенной, от частного к общему. Индусы понимали это и имели подходящие выражения для этого понимания. Говоря об эго-центрированной птолемейской системе со всеми вытекающими из этого ложными представлениями о Самости, они говорили Neti, neti (не это, не то). О сидерической системе они бы сказали Tat Tvam asi (то ты есть).

Так как же это все соотносится с проблемой пола, сексуальности и андрогинности? Необходимо упомянуть одну корневую идею, общепризнанную в астрологических кругах до появления в 1661 году работы Роберта Бойла, под названием "Скептичный химик", поставившей под вопрос Аристотелевскую иллюзию. Согласно Аристотелевской концепции, получившей развитие в Птолемейском взгляде на мир, материя состоит из четырех элементов: огня, земли, воздуха и воды. Эта идея была ключевой для астрологии, потому как считалось, что человек сам является комбинацией этих элементов в различных пропорциях. Эта концепция отсылает нас к Эмпедоклу, который утвержал, что эти четрые элемента не могут превращаться друг в друга, но благодаря различным их соотношениям они создают все вещи в мире.12

(Эмпедокл) делит все материальные объекты на четыре элемента - огонь, воду, землю и воздух. Они вечны, изменяется лишь их обьем с помощью смешивания и разделения. Но реальными первопринципами, приводящие эти элементы в движение, являются Любовь и Раздор. Четыре элемента находятся в постоянном изменении - соединяясь посредством Любви и разделяясь с помощью Раздора.13

Аристотель привнес в эту теорию идею о том, что элементы также отличались четырьмя качествами: теплом и холодом, влажностью и сухость. Огонь теплый и сухой, земля - холодная и сухая, вода - влажная и холодная, воздух - теплый и влажный. Его теоритическая точка зрения состояла в том, что каждый элемент состоит из этих двух качеств. Следующая идея также является важной - согласно Анаксимандру, Вселенная начала свое существование благодаря разделению изначальной субстанции на холод и тепло. Это возвращает нас к идее о полярных противоположностях космологической теории и, возможно, даже является тем самым зернышком, проросшим в Западном сознании, мыслящим категориями разнообразных полярных вещей и являений. Почти мгновенно качества тепла и холода, наравне с сухостью и влажностью стали ассоциироваться с полами: жар и сухость - с маскулинностью, а холод и влажность - с феминностью. В астрологии половина знаков Зодиака названы "мужскими", другая половина - "женскими".

Древние астрологические изображения формировали современную науку в попытках прежде всего классифицировать и организовать наблюдаемую информацию, и в особенности - присвоить числовые значения там, где это возможно. Диаграммы, карты, углы и градусы являлись ключевыми понятиями. Гороскоп как небесная карта, схваченная в конкретный момент времени и места на Земле, предоставлял схему, которой соответствовали земные события. Изучение этих астрологических карт должно было стать основой для постижения законов Природы. Спустя века "наука" астрология расширила сферу влияния, протянув свои щупальца во все области исследований и спекуляций, где упоминались универсальные принципы. Магия и медицина, алхимия и хиромантия, толкование снов и планирование урожая, правительство и занятия любовью - не было такой области человеческой деятельности, в которой люди время от времени не прибегали бы к советам астрологии.

 

Насколько бы ограниченными, неточными и примитивными ни были некоторые концепции астрологов, есть кое-что, что я хотела бы подчеркнуть. В астрологии существовала психологическая потребность, иначе бы она просто не дошла до наших дней. Привлекательность астрологии состояла в интуитивном понимании, знакомом множеству людей, даже если они не могут выразить это чувство словами. Это возникает тогда, когда человек функционириует таким образом, что у него возникает чувство гармонии со Вселенной, к которой он принадлежит. При этом он испытывает чувство благополучия, порядка и связи всего со всем. С другой стороны, не имея четкой схемы, он испытывает чувство изолированности и тревоги. Поэтому мысль о том, что есть возможность получить информацию для себя из Вселенной посредством космической диаграммы, гороскопа, описывающего происходящее на небесах перед тем, как проявится на земле - выглядит очень привлекательной. Тем, кто считает, будто эта идея в наши дни захватывает только поклонников астрологии, адресованы эти строки:

Отче наш, сущий на небесах!

да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое;

да будет воля Твоя и на земле, как на небе. . .

Мы наслаждаемся причастностью к космическому порядку, и если мы ощущаем эту причастность - мир и гармония уготована нам. Это чувство взаимосвязи человека и Вселенной лежит в основе того, что в религии и философии, а также в некоторых эзотерических учениях оставалось скрытым от коллективного сознания. Эти учения все еще остаются частью наследия коллективного бессознательного, но сегодня среди все большего числа людей старые доктрины снова проявляются в сознании.

 

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

архетипы и символы, юнгианская культурология

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"