Перевод

Введение

Cовременная женщина в поисках Души

Джун Сингер

Современная женщина в поисках души

Введение

Тема поиска души современной женщиной интересовала меня давно. Как юнгианский аналитик я выступала в роли проводника в этом квесте для многих людей. То, что я знаю, пришло в основном из моего личного поиска. Но это была дорога с двухсторонним движением — я всегда чувствовала, что душа тоже находится в поисках меня. Я не искала сознательно, однако заметила, что во мне живет нечто существенное, то, что желает выйти наружу, проявиться в моей жизни. Оно хотело, чтобы я это выразила. Подобное переживание знакомо многим сегодняшним женщинам, потому что последние два-три десятилетия принесли им новую осознанность. Мы научились слышать нечто внутри нас, что заявляет о себе, часто неожиданно, как если бы говорит, «это то, кто ты есть на самом деле; то, для чего ты создана». Это все еще слабый голос, которым слишком часто пренебрегают, но он отказывается молчать. Иногда он говорит как разум, иногда как любопытство, иногда как гнев, иногда как амбиции. То, как мы отвечаем на этот «зов», определяет уникальное качество наших жизней.

Когда мне было 16 лет, голос заявил о себе в нашей городской публичной библиотеке. Сквозь стеклянные дверцы шкафа я разглядывала заглавия книг, таких как Разум, который нашел себя Клиффорда Бирса и Современный человек в поисках души Карла Густава Юнга. Был 1934 год - время, когда не приветствовалось и даже считалось запретным для молодых умов исследование мистерий психики - как сегодняшние споры по поводу того, разрешать ли подросткам просматривать все, что они хотят, в том числе порнографию, на библиотечном компьютере. В те дни несовершеннолетним нельзя было без письменного согласия родителей брать книги с закрытых полок. Моя мама, которая верила в освобождение женщин еще до того, как появился этот термин, подписала такое разрешение. Я взяла несколько книг по психологии, в том числе Современного человека в поисках души. Это была первая книга Юнга, переведенная на английский. Она мощно заговорила со мной и поставила меня на путь психологии, который привел меня в Институт Юнга в Цюрихе. Первая из вещей, которые я узнала — что психология означает «изучение психики», и что «психе» - это греческое слово, обозначающее «душа».

В 1960 году в Цюрих я отправилась не учиться в Институте Юнга, и не могла представить, что пройду эту тренинговую программу и постепенно стану юнгианским аналитиком. Мой первый муж завершал свою докторскую программу по психологии и недавно узнал о К.Г. Юнге и об Институте Аналитической Психологии Юнга в Цюрихе, Швейцарии. Желая изменить карьеру, он решил, что станет юнгианским аналитиком. Он был очень замотивирован. В то время у меня не было даже идеи поступить в этот Институт, но я поехала с ним, чтобы содержать дом и растить нашу дочь. Довольно скоро я обнаружила, что не могу быть домохозяйкой швейцарского типа. И раз уж я находилась в Цюрихе, я решила прослушать лекции в Институте Юнга. Это можно было сделать, не принимая официального участия в тренинговой программе.

Фрау Якоби, одна из ведущих, представляющих работы Юнга, проводила первую посещенную мной лекцию. Темой ее курса была «Анима и Анимус». Анима — латинское слово, означающее «душа», женского пола. Юнг использовал это слово для обозначения мужской души. Анима, говорил он, представляет аспект бессознательного, содержащий все характеристики фемининности. Поскольку Эго мужчины — маскулинно, и характеризуется разделением и мышлением, ассоциирующимися с Логосом, анима — будучи бессознательной — компенсирует это, неся фемининный, материнский аспект отношений, ассоциируемый с Эросом. Он продолжал: «поскольку анима — это архетип, который мы обнаруживаем в мужчинах, было бы разумным предположить, что есть эквивалентный архетип в женщинах; так же как мужчина компенсируется фемининным элементом, женщина компенсируется маскулинным. В мужчинах Эрос, функция отношений, обычно менее развита, чем Логос. В женщинах, с другой стороны, Эрос — это выражение их истинной природы, а Логос часто является случайным элементом, о котором сожалеют.[1]» Якоби, женщина Логос-типа, продолжала говорить в своем язвительном стиле о том, как женщины часто чувствуют, что это неженственно - выражать свое мнение, или спорить, или ставить под сомнение авторитеты, или строить карьеру, которая уводит от «женских» обязанностей. Якоби, знающая это из собственного опыта, предположила, что множество женских проблем происходит из-за подавления и обесценивания так называемого анимуса. Такая основанная на культуре оценка лишает их сил, приводит к неудовлетворенности и нереализованности.

После лекции я подошла к др. Якоби и сказала, «Этот анимус, о котором вы говорили — думаю, у меня он есть.» Когда мы немного об этом поговорили, она предложила мне обсудить тему с аналитиком, и отправила меня к др. Лилиан Фрей. Я начала проходить личный анализ с др. Фрей. Позже она спросила меня, не желаю ли я принять участие в тренинговой программе. Я удивилась, но подумала, что пока я все равно в Институте, вреда мне это не принесет. Я не ожидала, что завершу ее; основной причиной того, чтобы оставаться в анализе было открытие того, что именно заставляло меня чувствовать себя и вести себя определенным образом.

Пока я пыталась собрать воедино части того, чему обучалась на лекциях, в моем личном анализе, читая книги, я обнаружила много вдохновляющего и стимулирующего меня. Однако меня тормозил тот факт, что на английском языке (да и на немецком) не было написано ничего того, что систематизировало бы теории Юнга и описывало, как они проживаются в аналитическом процессе. Я думала, что введение, комбинирующее теорию Юнга и практику, было бы полезным для любого ищущего путь к самопознанию. Я спросила др. Фрей, почему никто не написал такую книгу. Она пришла в замешательство. Она ответила, что возможно, никто не понимает аналитический процесс, пока сам не пройдет через него. Это обеспокоило меня. Как вы можете узнать, что анализ сделает с вами, если у вас нет хотя бы какого-то понимания, что он из себя представляет? Втайне я пообещала себе, что однажды напишу такую книгу. Но до этого мне нужно было научиться еще многому.

Сейчас я понимаю, что ещё больше меня обеспокоил взгляд Юнга на фемининное. Современный человек в поисках Души, был как раз об этом— поиск человека его времен. И как мог Юнг написать, исходя из другой перспективы? Все эссе и лекции из Собрания сочинений были написаны между 1902 и 1956 годами. Юнг умер в 1961. Он жил в обществе, ориентированном на мужчин, и также признавал что мы можем писать что-то, лишь исходя из нашего собственного опыта. То, что Юнг должен был сказать о женском поле, шло прямо из маскулинной точки зрения. Аспекты его работы, в которых идет речь обо всем универсальном в психологическом и духовном опыте, доказали свою неоспоримую ценность для меня и для мира. Но, как и многие люди его времени, он считал множество сознательных и бессознательных аспектов мужчин и женщин существенно отличными друг от друга.

У меня нет принципиального несогласия с этим, но я верю, что «различия» наших дней сильно отличаются от тех, что были во времена Юнга. Я верю также, что эти различия динамичны и постоянно меняются; что они подстраиваются под нас, пока человек растет, развивается и меняется. Универсализация гендерных различий и предположение, что они каким-то образом фиксированны в структуре человека, - с этими идеями мое восприятие согласно не было. Мне кажется, что для роста и изменений нам следует начать с того, где мы являемся индивидуальностями, принять себя в любом состоянии — во всех наших глубинных секретных мыслях, а также в том месте, что мы занимаем в мире. Вот здесь мы находимся, такова ситуация, давайте взглянем ей в лицо, но давайте не будем в ней застревать. Следующим делом будет спросить: куда мы пойдем отсюда? Что нужно изменить? Как можем мы начать двигаться в направлении, которое ощущаем для себя правильным?

Здесь нам нужно обнаружить то, чего хочет наша душа. Душа постоянно находится в глубинах бессознательного, оживляя нашу жизнь и побуждая нас двигаться созвучно нашей истинной природе, несмотря на множество способов и искушений отречься от этого. Моноимус в гностическом тексте второго столетия говорил: «Ищи его в себе, и изучай, кто обладает тобой, говоря мой бог, мой дух, моя душа, мое тело, изучай, откуда исходит печаль и радость, любовь и ненависть, и пробуждение, и сон, и влюбленность. И если ты полностью исследуешь это, ты обнаружишь ее в себе... в себе ты найдешь начальную точку своей трансформации и освобождения.» [2] Душа, как я понимаю, действует, уравновешивая нас, побуждая испытывать полноту нашего существования, вести нас к реализации нашего потенциала, делая доступными другим наши дары, и, более всего для того, чтобы мы обрели внутренний мир, который появляется лишь при соответствии того, кто мы есть тому, что мы делаем. Душа знает, кто мы есть, независимо от того, насколько мы стараемся быть кем-то еще другим.

Понимание особой природы женской души неожиданным образом настигло меня в Цюрихе. Я пошла к своему гинекологу, женщине. Докторам платит за работу государство. Множество докторов — женщины, имеющие дело с вопросами жизни и смерти, и все же не имеющие права голосовать. Но перемены уже ощущались в воздухе. Доктор сказала мне кое-что, удивившее меня: что стали доступны контрацептивные таблетки, которые может принимать женщина, контролируя таким образом свою фертильность. Почему я не слышала об этом, спросила я. Она ответила, что они пока не доступны в Соединенных Штатах, что американцы все еще тестируют их на пуэрториканских женщинах. Именно тогда я поняла, что это означает начало важной перемены, касающейся женской осознанности, и, как следствие, всего общества. Сексуально активной женщине больше не надо советоваться со своим партнером, будет или нет у нее ребенок. Выбор — за ней. Аборты были нелегальными, но Пилюля, как ее назвали, дала женщинам возможность семейного планирования, основанного на потребностях собственных душ, а не по случайному стечению обстоятельств. Эти возможности были из разряда тех, что мы никогда не имели ранее. Понимание того, что мы можем иметь детей, если захотим — в определенных границах — или не иметь их вовсе, если для нас так правильно, дало возможность планировать образование, карьеру, домоустройство именно так, как это кажется правильным каждому.

Сейчас наконец-то женщина может распоряжаться своим временем. У нее также есть возможность стать экономически независимой. Экономическая независимость означает для нее новую свободу и уважение. У женщин появились возможности, которые раньше они не рассматривали. Женское движение поздних 60-ых еще не родилось, но концепция уже появилась. Я предполагала, что произойдут огромные перемены, и, действительно, когда я вернулась в Штаты, они начались.

Я задаюсь вопросом, осмелилась ли бы поступить на тренинговую программу для аналитиков в Цюрихе в 1961 году, если бы не эта встреча с гинекологом, потому что до этого времени я подчиняла свою индивидуальность своему мужу. Я привыкла, что его потребности на первом месте, и моя работа — поддерживать его в достижении его собственных карьерных целей.

В процессе анализа моя душа перестала прятаться. Я начала понимать, куда она ведет меня. Мне надо было написать диссертацию по теме, которую я выбрала сама. Я колебалась между разными темами, пока одной ночью во сне мне не пришло содержание и структура работы, полностью оформленные. Я схватилась за тетрадь и прямо на тумбочке у кровати посередине ночи записала то, что мне пришло. Когда утром я проснулась, записи были там, и я была поражена, как хорошо была организована и очерчена диссертация. Может быть у моего бессознательного Анимуса все-таки была функция Логоса! Написание работы шло очень хорошо, похоже на то, как это происходило в моем сне. Я поступила в интернатуру в санатории Bellevue в Kreuzlingen, где возглавила мастерскую для пациентов с шизофренией, которые хотели рисовать. И хотя я начала свою тренинговую программу на несколько месяцев позже мужа, я смогла закончить её одновременно с ним. Мы вместе вернулись в Соединенные Штаты и обосновались с Чикаго, где стали двумя единственными юнгианскими аналитиками. Спустя несколько месяцев по возвращению мой муж скончался от сердечного приступа. Я осталась одна, без помощи, немного напуганная. Но также я чувствовала себя освобожденной. Теперь меня могла вести мудрость моей собственной души. Когда я обращала на нее внимание, дела шли хорошо. Когда не обращала, появлялись трудности. В конечном счете я научилась прощать себе свои прегрешения.

В течение моих первых лет работы в Чикаго я собрала материалы из моей аналитической практики и моих осознаний, чтобы написать книгу, как и обещала себе. В Границах Души в систематизированной форме показаны базовые концепции юнгианской философии и то, как люди переживают их в процессе психотерапии. Книга представила идеи Юнга тысячам людей. Но я не была удовлетворена этим. Я не могла принять негативную позицию Юнга про потребность женщины выражать свою собственную индивидуальность и занимать такую же автономную позицию в мире, какую ждут для себя мужчины. В следующей книге Androgyny (1976) я исследовала исторические корни концепции «естественной неполноценности женщин». В той книге я проследила мифологическое, социальное, биологическое начало, приведшее к этим стереотипам. Прошли годы. Я написала еще книги, стала активисткой развития Общества Юнга, которое постепенно превратилось в Институт Юнга в Чикаго. Маленькая группа, которую я основала, стала большой и самодостаточной, и я почувствовала, что пора снять с себя роль «Великой Матери» и двигаться дальше. Я приняла преподавательскую должность в Калифорнии и стала директором институтской тренинговой программы терапевтов. Но мне уже было 66 лет, и я знала, кто я есть. Я чувствовала себя свободной и уверенной в себе. Затем я встретила мужчину, который, как и я, нашел свое место в мире и больше не должен был никому ничего доказывать. Мы стояли на равных позициях. Я знала, что мы можем пожениться, и моя душа все еще останется свободной. Он и я — мы были очень разные, и сильно дорожили этой разницей. Время от времени мы просто терпим эти различия, но мы согласились с тем, что ни один из нас не идеален. Спустя 12 лет каждый из нас остается целостной личностью, душой и телом. И при этом мы не одиноки.

Все больше и больше женщин сегодня находят себя, обнаруживая свои души. Не обязательно делать это напрямую — мы знаем, что часть процесса включает в себя необходимость прийти к соглашению с миром, в котором мы живем и понять его, потому что мы отвечаем за его настоящее и будущее. Так наука и политика, образование и культура, религия и окружающая среда — все попадает в сферу наших интересов. У женщин больше выбора, чем когда-либо раньше. Я знаю, что это истинно не для всех женщин, но для тех из нас, кому посчастливилось с пользой использовать ресурсы планеты Земля и важно понять послание, которое несет нам наша душа. Женщины из этой книги услышали такое послание и обратили на него пристальное внимание. Я надеюсь, что и вы услышите его, что вы будете жить с ним, и узнаете о том, что вы не одиноки.

[1] "The Syzygy: Anima and Animus" in Collected Works, Vol. 9, ii 127-29.[2] * C. G. Jung, Collected Works, Vol. 9, ii, 1347 and 350n.
женская индивидуация

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"