Перевод

Политика Телемы

Философия Телемы

Frater IAO131,

Политика Телемы

Введение

Политика Телемы - это зеркало. Ищущий смотрит в него, чтобы найти понимание и находит только свои собственные отраженные идеалы. Можно сказать, что при приближении к Телеме с демократическим духом вы увидите обоснование демократии; подходя к ней с аристократическим духом, вы увидите оправдание аристократии. Что же Телема действительно говорит о политике? Это сложный вопрос со многими гранями; чтобы понять то, что говорит Телема, нам нужно отделить то, что Телема не одобряет политически.

Анархия

В начале посмотрим на анархию. Люди утверждают, что если каждый человек будет творить свою Волю, то не будет порядка и будет полный хаос. Вопреки этому, Кроули объясняет природу Воли: «Экономисты, разумеется, скажут, что наш Закон, провозглашающий каждого мужчину и каждую женщину звездой, сводит общество к его составным элементам, из-за чего становится невозможной какая бы то ни было иерархия и даже демократия. Но это – поверхностный взгляд. У каждой звезды в своей галактике есть особая функция, соответствующая её природе. Многие наши беды проистекают именно из невежественных попыток настаивать на обратном – на том, что каждый гражданин будто бы подходит для исполнения любого общественного долга» (Закон для Всех, II:58). В Телеме существует общая идея о том, что каждая звезда согласна индивидуальной орбите или курсу. Телема предполагает свободу творить свою Волю, но также и серьёзное ограничение творения только своей собственной Воли; «Это апофеоз Свободы, но также и обязательство, строжайшее из всех возможных» (Liber II: Послание Мастера Териона), ибо «Нет у тебя иного права, кроме как творить волю твою» (Liber AL vel Legis I:42).

Кроули часто проводит аналогию, что отношения человека и государства подобны отношению мышцы и тела. Ей следует эффективно исполнять свою функцию, не пытаясь исполнять функцию, которой она не соответствует и не заниматься самой вопросами функционирования других частей. «Ибо каждый индивидуум должен в совершенстве выполнять свою функцию и довольствоваться этим, считая свои обязанности необходимыми и священными, и не завидовать другим. Ибо Свободную Страну можно создать только тогда, когда Воля направляется исключительно на благо всех» (Liber Aleph, “De Ordins Rerum”). Поэтому Телема не оправдывает анархию как политическую систему, поскольку каждая звезда, как определенные качества, способности, наклонности и прочее, делается пригодной для определенной функции; каждая звезда должна следовать своему особому курсу, сосредотачиваясь на своем конкретном функционировании и, по сути, заниматься своим собственным делом. Подобно тому, как различные органы исполняют различные функции, тем не менее, работая вместе, создают рабочее тело, так же действует концентрация каждой звезды на следовании её особому курсу, позволяя функционировать государству (или даже человечеству). Как говорит Кроули, «Любому образованному человеку понятно, что для полнейшего развития отдельного индивида необходимо общее благополучие народа в целом» (Liber CLXI (161), «Послание о Законе Телемы»). Телема поощряет автономию каждого индивида и многообразие выражения, однако это не исключает для людей возможности добровольно быть частью различных организаций (образовательных, оздоровительных, правительственных и т.д.).

Демократия

Теперь давайте посмотрим на демократию. Равенство всех людей, проблема выбранных должностных лиц, а также сходство всех людей – все те вещи, которые Телема не принимает. Во-первых, многие цитируют «Каждый Мужчина и каждая Женщина – это Звезда» в качестве оправдания демократии. Поскольку каждый мужчина и каждая женщина – это звезда, то мы все равны. Телема утверждает, что все равны в своей Сущности; квинтэссенция каждой Звезды – это Божественность. Телема не утверждает, что все мы равны функционально: разные люди имеют разные способности, недостатки и возможности. Как Кроули лаконично замечает, «Бесполезно делать вид, что люди равны; факты противоречат этому. И мы не собираемся стоять, тупо и удовлетворенно, как рогатый скот, в безликой массе человечества» (Закон для Всех, II:25). Хотя люди не равны в смысле своих способностей, Телема утверждает, что каждый человек имеет право жить, умирать, принимать пищу, пить, двигаться, думать, творить и любить как изволит – у каждый личности есть абсолютное и равное право творить свою Волю. «Закон — для всех», (Liber AL vel Legis I:34)… Далее, Телема соглашается с демократией в отношении трактовки каждого индивида как суверенного и ответственного.

Одна из причин, из-за которой Кроули считает демократию неэффективной, состоит в том, что она требует массы, толпы, избирающей уполномоченных. Телема противостоит ментальности и морали толпы. В Liber AL vel Legis (II:25) напрямую говорится: «Вы — против народа, о избранные мои!». Кроули пишет:

1. Средний избиратель – идиот. Он верит тому, что читает в газетах, питая своё воображения и усыпляя свои подавления в кино, и надеясь оторваться от своего рабства с помощью футбольных бассейнов, призов кроссвордов или обнаружении победителя 3:30.

Его невежество не подобно невежеству безграмотного крестьянина: у него нет никакой силы независимой мысли. Он – жертва паники.

Но у него есть избирательный голос.

2. Люди у власти могут править им лишь через паническое гонение его в войну, играя на его страхах и предрассудках, до тех пор, пока он не согласится с репрессивным законодательством, направленным против его очевидных интересов, играя на его тщеславии, до тех пор, пока он не будет полностью слеп к своим собственным невзгодам и рабству.

Альтернативный метод – неприкрытое принуждение. Короче говоря, мы управляемы смесью лжи и запугивания.

(Научное Решение Проблемы Правительства)

Таким образом, демократия (по иронии судьбы) поддерживает правление путем обмана и обуздания ментальности толпы. Она не порождает политического прогресса.

Демократия может привести к «хулигану», набирающему силу, а также может привести к посредственной власти. Кроули пишет, «Принцип всеобщих выборов совершенно глуп; его результаты можно наблюдать в каждом так называемом демократическом обществе. Избранный человек всегда зауряден; он надежный человек, сильный человек, человек, который для большинства менее неприятен, чем для других; и, следовательно, он никогда не бывает гением, человеком прогрессивно мыслящим и вдохновенным» (Liber CXCIV: Полномочное Указание на Конституцию Ордена). Когда большинство – это власть, то это правление толпы, а «эффективные эксцентрики», настоящие мужчины и женщины «прогресса и просвещения» никогда не избираются, поскольку большинство всегда будет избирать общий знаменатель. Это также не способствует политическому прогрессу.

Возвращаясь к идее о том, что каждый человек имеет определенную функцию для исполнения (звезда с определенным направлением движения) Телема была бы против общего выравнивания всех людей к единообразию, связанному с демократией. Мы говорим своим детям, что они могут вырасти кем угодно, но опять же, «У каждой звезды в своей галактике есть особая функция, соответствующая её природе. Многие наши беды проистекают именно из невежественных попыток настаивать на обратном – на том, что каждый гражданин будто бы подходит для исполнения любого общественного долга» (Закон для Всех, II:58). Хотя теоретически существует потенциально бесконечные возможные направления действия, каждый человек должен понимать свои собственные тенденции, побуждения и наклонности, чтобы найти подходящую им «функцию». Эта большая вариация многих типов людей позволяет прогресс. Кроули пишет, «Вот голос истинной науки, провозглашающий: изменения — это ключ к эволюции. К этому искусству различий между двумя добавляется третий, воспринимающий красоту в гармонии многообразия. Знай же, о, сын мой, что все законы, все системы, все обычаи, все идеалы и стандарты, что ведут к единообразию, находятся в прямом конфликте с Волей Природы — изменять и совершенствовать через множественность, и все они прокляты. Потому со всей силой своего мужества борись с этими силами, ибо они сопротивляются Переменам, которые и являются Жизнью; поэтому они есть Смерть» (Liber Aleph, “De Lege Motus”). По существу, Телема поддерживает максимально возможную вариацию для выполнения различных функций.

Аристократия

Теперь обратимся к аристократии – может ли каким-либо Телема быть совместима с аристократией? Многие, скорее всего, обратятся к строке «Да будут слуги мои немногочисленны и сокрыты; они будут править многими и известными» (Liber AL vel Legis I:10), чтобы оправдать аристократические склонности Телемы. Во-первых, Кроули пишет:

Теории Божественного Права, аристократического превосходства, нравственного порядка Природы – всё это, на сегодняшний день, лопнувший блеф. Даже те из нас, кто верит в сверхъестественное утверждение наших привилегий запугивать и грабить население, больше не обольщаются мыслью, что наши жертвы разделяют наши суеверия.

4. Даже диктаторы понимают это. Муссолини пытался вызвать призрак Древнего Рима, чтобы ходить с важным видом по сцене в образе Юлия Цезаря; Гитлер изобрел мешанину вздора о Нордической и Арийской расах; никто даже не делает вид, что верит во что-либо, кроме как через ‘волю-к-вере’.

И притворство заметно сеет разрушение повсюду.

(Научное Решение Проблемы Правительства)

В этом смысле Телема определенно не одобряет аристократию, основанную на различных суевериях. Возвращаясь к идее, что Телема фокусируется на приспособленности каждой личности для их конкретной функции, возможно, что меритократия (система, где прогресс основывается на достижениях) будет ей ближе. В этом случае, люди будут теоретически прогрессировать в тех областях, где они показывают способность к прогрессу.

Кроме того, аристократия может превратиться в тиранию. Телема определенно против тирана, который отрицает права других в свою собственную пользу – каждый человек имеет абсолютное право творить свою Волю. Кроули даже упоминает «гарантию тираноубийства» (Письмо к G. Yorke 9/13/1941) в связи со строкой в Liber OZ, гласящей: «Человек имеет право убить того, кто попирает эти права». Короче говоря, Телема признает право человека на борьбу за свою свободу перед лицом тирании. Во всяком случае Телема одобрила бы Даосского короля или Сократического короля-философа в их правлении, основанном на их способности приспособить каждую личность к соответствующей ей функции, однако «гарантировать добрую волю власть предержащих на практике невозможно» (Liber CLXI, Касательно Закона Телемы). По этой причине мы должны остерегаться тиранов всех типов, особенно волков в овечьей шкуре (т.е. тех, кто обещает благосклонность только для получения власти над другими).

Возвращаясь к аристократии, можно сказать, что Телема принимает многие аспекты «аристократического отношения». Кроули пишет: «Ключ к правилам поведения гласит, что всякую простую вещь должно сделать благородной, а всякую малую — великой» (О Саде Эдемском и Священном Дубе). Он постоянно ссылается на телемитов, видящих себя как Королей и Королев, принимающих во внимание каждого как королевского, благородного и безупречного. Например, «Живите, как жили во все времена цари и князья мира сего, коронованные и некоронованные, как всегда живут владыки» (Закон Свободы). Каждый человек – это Коронованное и Покоряющее Дитя, сама божественность – что может быть более благородным отношением? Кроме того, Liber AL vel Legis наставляет читателя быть сильным, здоровым, красивым, могучим; то, что называется «аристократичным» подразумевает нравственную, социальную и сексуальную свободу. Кроме того, «рыцарство» или «бусидо» похоже на Телемитскую позицию по поводу того, что люди могут соревноваться, бороться, дискутировать и все же сохранять уважение друг к другу. Liber AL vel Legis кратко поясняет это отношение: «Сражайтесь как братья!» (Liber AL vel Legis III:59). Это опять-таки появляется из «благородного отношения», зарожденного в Телеме.

Но что насчет «рабы же будут служить» (Liber AL vel Legis II:58)? Если Телема рассматривает всех как свободных, независимых, ответственных и благородных, тогда почему упоминаются рабы? Это правда, что «Нет закона, кроме “Твори свою волю”, но лишь величайшим из рода людского достанет силы и отваги повиноваться ему» (“De Lege Libellum”). Короче говоря, есть те, кто излишне пронизан страхом, чтобы принять Закон наряду со свободой и ответственностью, которые он влечет за собой. Кроули пишет: «Однако наш Закон утверждает, что многие звезды скрывают свою истинную природу даже от самих себя. Так, человечество в массе своей одержимо унизительным страхом свободы; основные возражения, высказывавшиеся до сих пор против нашего Закона, исходили от таких людей, для которых нестерпима сама мысль обо всех ужасах, что обрушатся на них, если дать им возможность свободно творить свою волю. Чувство своей греховности и вины, недоверие к себе – вот что заставляет их цепляться за христианство, за эту религию рабов… Наш Закон – для всех [I:34], но подобные извращенцы не примут его» (Закон для Всех, II:58). Также он пишет: «В моем идеальном государстве каждым уважаем за то, что он существует. Там всегда будут рабы, и раб должен определяться как тот, кто соглашается быть рабом» (Исповедь, глава 60). Поэтому рабы в Телеме – это не слуги в физическом смысле, но скорее те, у кого рабский дух: те, кто не может принять Закон Телемы из страха раскрытия своей собственной природы, страха перед большой дозволенной свободой и страха перед большой ответственностью, необходимой для творения только своей Воли.

Заключение

Короче говоря, «Главный этический принцип [Книги Закона] касается того, что каждый человек имеет свою собственную определенную цель в жизни. Он имеет полное право на осуществление этой цели и нисколько не исполнять что-либо другое. Дело общества – помочь каждому из своих членов достичь этой цели; в итоге произведутся все правила, и разрешается все политические вопросы, путем применения этого принципа к обстоятельствам» (Исповедь, глава 87). Телема постоянно утверждает необходимость понимать разнообразные потребности и наклонности всякой системы, таким образом, чтобы каждая составляющая могла исполнять свою частную функцию с максимальной эффективностью. «Успех – вот твоё доказательство» (Liber AL vel Legis III:46). В этом смысле она весьма эластична. Она принимает некоторые принципы анархии, демократии и аристократии, в то же время, предостерегая от других; она содержит их элементы, но не ограничивается ими. Индивидуальная свобода и автономия анархии предлагаются к обсуждению, но укоряется отсутствие в ней структуризации. Суверенитет личности и равные права демократии предлагаются к обсуждению, но её ментальность толпы, однообразие и склонность приходить к власти с использованием обмана укоряются. Благородный дух и нравственная свобода аристократии предлагаются к обсуждению, но её требования врожденного превосходства (путем Божественного Права, рождения, происхождения и т.п.) и склонность к тирании укоряются.

Кроули пишет: «[Закон Телемы] признает, что каждый член человеческого рода уникален, суверенен и ответственен только перед самим собой. Таким образом, это логическая кульминация идеи демократии. Но в то же самое время, это кульминация аристократии посредством утверждения каждого индивида равного центру вселенной» (Исповедь, глава 87). По существу, Телема приспосабливает каждую часть к её особой функции в целом, для максимальной эффективности. Телема может опираться на крупные политические идеи, подобные анархии, демократии и аристократии, но она не ограничивается ими. Кажется, что, в конечном счете, политику Телемы диктует Необходимость.

телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"