Перевод

Глава 4. Комментарий (Продолжение)

Философский камень

Израиль Регарди

Философский Камень

ГЛАВА 4

КОММЕНТАРИЙ (ПРОДОЛЖЕНИЕ).

ТОМАС ВОГАН в своей книге Lumen de Lumine описывает стадию, упомянутую в начале третьего раздела еще более красноречиво, чем Гермес: "Вы должны осадить их, используя огонь природы и убедиться, что Вы действительно пленили их. Окружите их и перекройте все пути, и исключите всякую возможность послабления. Продолжайте эту осаду терпеливо".

"Сковывание", которое рекомендует Гермес, должно быть, подобная этой операция, что обращается к более поздней стадии самопогружения, когда сознание отделено от чувства и восприятия. Размышление, или сосредоточенность на себе, ставшая глубокой и основательной, хорошо описываются этими понятиями. И если мы углубимся в восточные тексты и концепции Йоги и сосредоточения, то обнаружим, что именно в самых глубоких размышлениях спинной "духовный Огонь", называемый Параклетом в Новом завете, Спеиремой гностиками и Кундалини йогами, пробуждается. Именно в таком глубоко направленном внутрь состоянии вещество философа борется с огнем.

Психологическая интерпретация в данном случае состояла бы в том, что в глубоких состояниях сосредоточенности на себе, когда нет никакой утечки внимания на предметный план, центр всей области внимания направлен внутрь. Уровни сознания внутри самой психики становятся объектом восприятия. В результате данного наблюдения содержание этих уровней вторгается потоком либидо, резко поднимающимся из самых глубоких слоев Бессознательного.

Так как у Бессознательного есть механизм своего уникального рода, то "очищенные тела" обращаются к данному механизму Бессознательного и "духам", к витальному энергетическому потоку либидо.

4. Чтобы еще раз запутать невежественных и недостойных, Гермес возвращается к началу этим несущественным способом. Не сознающий существование Философского Камня внутри; вероятно, никакое иное понятие, чем «Не сознающий», не могло бы описать это состояние невежества лучше; чем еще человечество может осквернить это великое основополагающее сокровище, зародыш бессмертия? Отсюда и происходит сравнение с грязью.

Нам не так легко понять при помощи психологического метода, что имеется в виду под двумя Серебряными ртутями. Мы знаем, что процесс анализа воздействует не только на пациента, объекта психоанализа, но также и на аналитика. Гроддек пошел насколько далеко, что назвал аналитика извлекающим наибольшую пользу и познания. Юнг также пишет, что аналитик является такой же значимой частью процесса терапии, как пациент, и в равной степени подвергается действию трансформирующих влияний. Действительно, если доктор в большой или меньшей степени не подвергается этому влиянию, он, соответственно, лишается и возможности влияния на пациента; если влияние производится лишь сознательно, то и отражает оно только дефекты сознания, что препятствует ясному видению пациента. Четвертая стадия аналитической психологии, таким образом, требует не только трансформации пациента, но также и доктора средствами системы, что он предписал в каждом конкретном случае.

Должно происходить взаимодействие и взаимовлияние между Бессознательными аналитика и пациента. Для достижения любого продолжительного результата, свершившееся в одном, должно свершиться и в другом. В таком понимании психотерапия - взаимно проводимая процедура, исполненная человеческой ценности. Больше нет места холодному отстраненному научному процессу, рекомендуемому примерно тридцать лет назад.

5. Теперь мы приближаемся к символике возрождения любопытного образного и красноречивого характера. То, что объединение мужчины и женщины производит потомство в биологическом мире, является повсеместным фактом. Но у этого есть аналогия и в психологическом мире. Объединение интегрированной души, "коронованного короля", с принципом инстинкта и слияния - "наша красная дочь", - прежде скрытое и бездействующее внутри, должно стать радостным и очень эмоциональным опытом. В литературе, написанной мистиками и религиозными деятелями, мы встречаем панегирики и эмоциональное восхваление счастья и экстаза мистического опыта, или божественного единения. Так же, как и абреакция подавленного материала сопровождается эмоциональным штормом, объединение этих двух душевных факторов аналогично характеризуется интенсивностью чувства и освобождением огромной энергии, выражающей себя в понятиях Света и Огня. Кроткий, не обжигающий огонь - вполне соответствующее описание для такой интенсивности чувства. Душа воспринимает духовного ребенка: сын, объединенный с родителями, но все же превосходящий обоих. Естественно, это явление - не объективное событие, видимое глазами мира; оно находится внутри психической области как неотъемлемая часть психики, как спонтанное усилие возрасти и стать более синтезированным. Так же, как и коронованный король - Руах, сосредотнный в Тиферет - Солнце его Отец, - красная дочь - символический глиф инстинктивного мира под маской женской формы - ее Мать Луна. Таким образом, ребенок - Даат, познание; Руах рожден заново как божественный ребенок Срединного Столба, прямой результат преодоления красного дракона, дитя Мудрости и Понимания. Еще раз я должен порекомендовать читателю обратиться к большим цветным иллюстрациям в Издании I Золотого Рассвета.

Сбалансированное и разумное отношение к жизни, следование срединному пути во всем порождает прочный мир, внутреннюю удовлетворенность и гармонию. В этом суть подлинного счастья и удовлетворенности, исходящих из некого глубокого внутреннего источника. Это - реализация гармонии внутри принятия гармонии без. Именно такое спокойствие души и духа - истинная особенность целостности, цельности и святости. И это стабилизирует недавно сформированную Сущность, новорожденного внутри.

"Вхождение в сердце" является искомым и достаточным при свершении его, замечает г-жа Этвуд. В этом смысле так представляется сошествие Небесного Света, необыкновенного возвышения и прояснения сознания. Такое возвышение сознания, сопровождаемое глубокой интенсивностью чувства, увековечивает и объединяет достигнутое. Как сказано в тексте в отношении Сына: "Когда же оно преобразовано, оттенок его остается красным как плоть благодаря огню." Полная реализация, как унаследованное и возвышенное мироощущение, развивается и созревает, будучи самостоятельная единицей. Не только лишь посредством невидимого механизма бессознательного, но такой результат дается во многом благодаря ему. В прежней цитате из "Coelum Terrae" Томаса Вогана мы встретили следующий финал возвышенного панегирика: "Все цвета сияют во мне и всех металлах лучами солнца. Я - Карбункул Солнца". Следовательно, цветовое проявление изменения в ауре должно быть преимущественно насыщенно-красным, светящимся и сияющим бриллиантовым красным светом.

6. Затмение Дракона ясно описывает данное явление. Темнота не может пребывать там, где сияет свет. Будучи основой инстинктивной жизни, подчиненной потребностям, и ясно воспринимающей желания души, дракон избегает солнечных лучей и дневного света. Больше не создавайте их проекций, и на навязчивые автоматизмы прольется свет осознанности. Больше не оставайтесь индивидуальностью, измученной загрязняющим и злым присутствием. Если его потребности и диктат настолько властны, то запретите им довлеть над вами и найдите надлежащее для них место в пределах естественной структуры.

"Тайные сокровища", как пояснено в самом тексте - ни больше, ни меньше чем олицетворение Сына. Он - Камень Философов - еще, однако, не доведенный до финального совершенства. Но, во всяком случае, достигнутая стадия достаточно высока, для того, чтобы вызвать иллюзию полного совершенства, с которой часто сталкиваются. Используя христианский символизм, это подобно Христу, рожденному в сердце, проявляющему сияние своей божественности в пределах всей индивидуальности.

Гермес дальше замечает, что "молоко Девы отбелено". Алхимическая Соль, звездная сущность внутренней структуры тела, на пороге сияния и лучезарности еще не достигла полной зрелости. Сравнение с молоком Девы вновь взывает к необходимости использования крайне выразительной и проясняющей цитаты из "Coelum Terrae" Вогана относительно Первого Вещества:

«Это - самая чистая милая Дева, поскольку ничто пока еще не было произведено из нее. Но если когда-либо она размножается, то это свершается участием огня Природы, который является ее мужем. Она не животное и не овощ, не минерал, она не извлечена из животных, овощей, или полезных ископаемых, но она предшествует им всем, поскольку она - мать их. Все же одну вещь я должен сказать: она не очень нуждается в жизни, поскольку она - почти животное. Ее состав удивителен и отличается от всех других составов. Золото не настолько плотно, но каждый мыслитель заключает, что это не просто; но она так велика, что ни один человек не может вообразить. Она уступает только любви, поскольку ее конец - это рождение, что никогда еще не свершалось насилием. Он, знающий, как забавляться и играть с ней, также должен получить все ее сокровища. Во-первых, она проливает из своих сосков плотную густую воду, но белую как всякий снег; философы называют это Молоком Девы. Во-вторых, она дает ему кровь из самого сердца; это - быстрый, небесный огонь; некоторые неправильно называют его серой. В-третьих, и, наконец, она дарит ему секретный кристалл большей ценности и блеска, чем белая скала. Вот она, и вот дары ее, поймайте ее, если сможете».

7. Но следующий стих ведет нас на шаг далее. Самостоятельно и с течением времени, Сын растет и окрашивается в красный цвет, вырастает и становится зрелым. "Он облачен в красное одеяние и воссиял фиолетовый цвет".

Этот заключительный этап достоин сравнения с описанием, созданным великим гностическим поэтом Бардезэнесом. Он описывает в стихотворении сошествие души в сферы вещества и ее окончательный подъем. Дж.Р.С.Мид перевел его в Издании X своей книги "Echoes from Gnosis Series", и это – « Гимн Мантии Славы». Стихотворение слишком большое, чтобы привести его полностью, я ограничусь некоторыми заключительными строками:

«Я видел ее (яркую мантию, посланную его родителями) подготавливающей себя.

Я услышал звук ее тонов,

И я чувствовал в себе,

Что моя высота росла по мере ее трудов.

Она распространяла себя ко мне,

Она поспешала, чтобы я мог бы облачиться в нее.

И я простирался дальше и достиг этого

Красотой ее цветов, украшенных мной.

И моя тога блестящих цветов, что я разбросал вокруг себя по всей ее длине.

Я одел себя, и взошел к Величию моего Отца, который послал ее мне.

И я был с ним в его царстве.

И он сказал мне, что во врата Царя царей я должен поспешать за ним,

И, неся свой дар и свой жемчуг, я должен предстать перед нашим Королем».

Строки, открывающие четвертый раздел могут быть поняты наилучшим образом в свете цитаты г-жи Этвуд:

«Ферментирующий свет постоянным добавлением духа заквашивает все больше и больше, увеличиваясь, поскольку становится способным к восприятию заключительной причины жизни. Как Соломон, говорящий о Божественной Мудрости: "Возвеличьте ее, и она поддержит Вас. Она принесет награду, когда Вы сможете ее вобрать" (Пров. iv, 8-9)»

На стадии, когда была достигнута душевная интеграция, необходимо, чтобы человек был прост в его искреннем и полном принятии жизни, чтобы он был внимателен и смирен по отношению более высокому диктату своего возвышенного сознания. Игнорирование такого диктата, в конечном счете, было бы эквивалентно преднамеренному разрушению общности, установленной между разными уровнями души, и будет подразумевать возвращение к прежнему невротическому состоянию. Но повиновением, в действительности, себе, безоговорочным принятием себя, он помогает Камню, своей душе. Результат состоит в том, что это помогает ему и защищает его так, что всякое его дело процветает. В некотором смысле это напоминает мистический трактат "Свет на Пути", где мы читаем:

«Останьтесь в стороне от надвигающегося сражения, и хотя Вы и сражаетесь, не будьте воином. Ищите Воина и позвольте ему бороться в вас... Он сам по себе, все же бесконечно более мудр и более силен, чем вы. Ищите его, еще в лихорадке и спешке борьбы Вы можете пропустить его, и он не будет знать вас, пока вы не познаете его. Но познать его и защитить его сперва, как в случае с Камнем, - главное, то, что даст ему возможность помочь и защитить».

5. Венера - богиня , подобная Гере, Исиде, Рее, и другим. Все они - фигуры анимы - богини любви, и с каббалистической точки зрения соотносятся с Сефирой Бины. Большое Море и Мать. Венера и Афродита в греческой мифологии вышли из моря. Есть и другая корреспонденция, которая идентифицирует Венеру с тайным связью, соединяющей Хокму с Биной, образ Матери и Внутреннего Отца, Мудрость по отношению к Пониманию. Как таковая, она должна представлять любовь одного к другому. И она является более возвышенной любовью, понимающей средства входа во внутреннюю Божественную жизнь. Таким образом, мы видим намек на религиозный, или мистический способ служения. Bhakta или любовь, согласно многим школам мистики, является высшим и невыразимым средством божественного единения, то есть, интеграции. Поскольку Бина это и Shekinah, Дух святой, проявление которого всегда описывается в символике огня и света, то такая символика также принадлежит Венере, согласно самому тексту. Между любовью, огнем и средствами интеграции присутствует, тем самым, необходимая и безусловная связь.

В египетской символике Осирис был не только мужем, но и братом небесной Исиды. От их брака родился божественный младенец Хорус. Текст повторяет желательность таких кровосмесительных взаимоотношений, обращаясь к недавно воскресшему брату Венеры и утверждая, что нет ничего прекраснее их соединения.

С практической точки зрения объект психоанализа, достигнув определенной степени интеграции через объединение с его собственными инстинктивными и эмоциональными процессами, может хорошо рассмотреть анализ и процесс развития по его окончанию. Его слишком будоражащие эмоциональные потребности стали статичными, поскольку поняты, и невротические симптомы спали. Но более высокий принцип все еще остается скрытым и скрытым внутри. Замечание г-жи Этвуд к этому стиху: "И когда она (Венера) появляется, художник радуется, и думает, возможно, что его работа завершена, и что у него есть сокровище мира в руке; но это не так; поскольку, если он испробует его, то свет все еще обнаружит свое несовершенство, одиночество, временность и отсутствие мужского оттенка, фиксирующего его."

6. Обретенное становится неподвижным, как постоянная возможность дальнейшего объединения. Так же, как первая стадия состояла в объединении сознания с его инстинктивной основой для формирования единого целого, таким же образом, теперь душа должна открыть себя для Света и мудрости, понимания Небесного, или исконных архетипов Коллективного бессознательного. Такой союз венчает свою природу, становится выносливым и устойчивым, так как достиг сознательного единения со своей собственной вечной и бессмертной сущностью.

В оккультном символизме о мужской силе говорят как о внезапной, острой и мощной, но все же, неустойчивой по своей природе. Женская сила, напротив, медлительна, устойчива, восприимчива и вынослива. Одно подобно трону или седлу в деятельности другого, и наилучшие и продолжительные результаты достигаются объединением этих двух типов силы. Гермес подразумевает подобное объединение. Хоть освобожденная душа - король, коронованный и украшенный диадемой, но только, будучи соединенным с руками и грудью своей матери - с Венерой, его сестрой и женой, более высокой душой, - его вещество удерживается. Любовь Венеры действует как сила сцепления, потому как иначе сила обретенного короля была бы вскоре рассеяна, и достоинство вскоре покинуло бы сознание, которое таким образом существовало бы без устойчивого фундамента.

8. Самое простое элементное соотнесение, обсужденное на предыдущей странице, помогает немного и здесь. Бина - Большое Море, элемент Воды, и является потому синим, но из-за ее соответствия Сатурну, - также индиго или черным. Хокма - Мудрость, и элемент Огня, красного цвета. Кетер - дух Жизни, источник всего сущего, циркулирующий во всем сущем, и соотносится с элементом Воздух, цвет его - желтый.

Строки напоминают определение Герметического Искусства г-жи Этвуд: "Алхимия - философия; это - философия, поиск из Софии в разуме".

Гермес говорит: "Созерцайте, я затемнил рассматриваемый вопрос многословием, лишая его света. Говоря, я и рассеивал и объединял, но о самом главном я говорил дальше всего". Герметические авторы не отказывали себе в многословии и хитрости, чтобы сбить с толку неосмотрительных и тех, кого они считали не достойным своего искусства. Вот, что сделало изучение алхимии настолько трудным.

В другом месте ворона была названа Птицей Гермеса. Она обозначает душу животных, мозг, или непосредственное сознание тела. С другой стороны, нам следовало бы рассмотреть каждое соответствие или ассоциацию, связанную этим образом. Цвет птицы - черный, и это имеет значение. Черный цвет - смерти, зла, нечистоты. Объединяя эти два понятия, очевидно, что с нескольких точек зрения сознание считается черным или злым в своем естественном состоянии, потому что именно оно закрывает наши глаза от восприятия Бога, как выразились бы алхимики, или препятствует тому, чтобы мы чувствовали истинный характер жизни." Разум - убийца действительности", как сказано в другой мистической книге, и потому, она наставляет ученика "убить убийцу". Это отражает то различие между Западными и Восточными представлениями о духовном устремлении, что я отмечал выше. Особенность Западного подхода в том, что он сосредоточен на вопросе выделения благого из злого. Если разум закрывает нас от восприятия истинного характера действительности и является злом, надлежит ли нам разрушать разум? Эта идея никогда не присутствовала в практическом мировоззрении Западных религиозных мыслителей. Они стремились к обратному. Мы знаем, что у эго есть определенная сфера применения и функции. В своей сфере оно является полезным орудием, созданным в течение долгих эр развития для нашей пользы. Затем, давайте исходить из того, что Природа сохраняла и совершенствовала нашими достижениями орудие, которым она же и обеспечила нас. Если наше существующее эго является злым, давайте очищать и совершенствовать это эго, отделяя злое, шлак, и беспорядок таким образом, что бы даже в случае его неудачи в его предшествующем состоянии, оно могло служить нам верно, будучи помещенным в надлежащую область. Подобно же и отношение Гермеса. Хотя ворона, черная птица горя, дурного предчувствия и предзнаменования, разум во всем своем самодовольстве и перепутанных хаотических взглядах, зло, но, тем не менее, начало искусства в плодах ее преднамеренного обезглавливания. Ребенок столь ужасного родителя должен обладать огромными возможностями.

Другая точка зрения, более мистическая по своей природе, также раскрывается в истолковании фразы: "рожденное в вороне - начало искусства". Касаемо трудов Порфирия, г-жа Этвуд справедливо замечает в своей работе "Suggestive Inquiry into the Hermetic Mystery" что:

«Существует двойная смерть; одна, универсально известная в действительности, та в которой тело освобождено от души; но другая, особенная для мыслителей, в ней душа освобождается от тела; и при этом одна не следует за другой полностью. То, что связывает природа, природа же и растворяет; то, что связывает душа, душа же аналогично и может растворить; природа действительно связывает тело с душой, но и душа связывает себя с телом. Природа потому освобождает тело от души, но и душа также может освободить себя от тела. То есть, если она знает как, и имеет соответствующую предрасположенность, она может растворить свой собственный механизм и даже первоначальную связь и возвратиться сознательно (элементарные основы остаются все же невредимыми) под господством другого отношения к жизни. В этом состоит путь к "драгоценной смерти", о котором говорят Евреи и Академики, это "счастливые врата черноты", восхваляемые древними знатоками, "голова вороны Гермеса", которая находится в начале делания».

Акцент здесь делается на искусстве медитации, которая приводит к точке, где сознание полностью извлечено из себя, наступает транс, преодолеваются ограничения и вся телесная форма таким образом, что сознание восходит к близкому контакту с божественным. Плотин, представитель Неоплатонической школы и методы индуистских Йогов прекрасно иллюстрируют эту точку зрения. Медитация была средством, используемым для проникновения сквозь барьер сознания, и тем самым позволявшим витальному потоку жизни и жизненного опыта спонтанно подняться из не сознающих уровней разума.

2. Лошадь - всеобщий символ Матери. И вновь предметный символ Бессознательного, животной жизни, поскольку сознание рождается из нее. Лошадь в астрологической символике соответствует зодиакальному знаку Стрельцу, который представляет устремление и духовную жажду. Существует Халдейское Прорицание, связанное с этой идеей:

«Также существует Образ светящейся огнем скаковой лошади Света, или ребенка, мчащегося в воздухе на небесном коне, пламенного или одетого в Золотое, или голого, или стреляющего Светом из лука, стоя на плечах Лошади. Но если Вы продолжите медитацию, то вам надлежит объединить все эти Символы в форме Льва».

Почти все животные, с психологической точки зрения, указывают на либидо или инстинкт; тип и размер из животного, указывают степень его прирученности. Скорость бега - главная особенность лошади. Другая - склонность бежать со всех ног при испуге. Это довольно описательные символы примитивной инстинктивной основы, лежащей в каждом из нас.

Алхимические авторы сообщают нам, что ищущие мочу и фекалии, конечно, находятся на ложном пути. Исходящее из живота лошади, является, конечно, мочой и фекалиями. Но какова их особенность? Каково символическое значение того, что обозначают и с чем играют эти авторы? Очевидно, они обращаются к влажному жару. Это объясняет фразу, используемую Гермесом.

Растворенные элементы преобразованы медленным, аккуратным нагреванием в то, что называют "Драконом, поедающим свои собственные крылья и разрушающим себя". Здесь стоит процитировать описание подобного процесса Воганом:

«Продолжайте эту осаду терпеливо, и они превратятся в уродливую ядовитую черную жабу; которая будет преобразована в ужасного бескрылого пожирающего дракона, ползающего по дну ее пещеры. Не троньте ее ни в коем случае своими руками, поскольку на земле не существует более сильного яда».

Мы уже определили дракона как либидо, неприрученное, тянущее вниз бременем беспокойства, вина и страха, аффекты, которые подавляются в Бессознательное. Результат этой осады, сосредоточенности на себе или размышления, состоит в том, чтобы повернуть беспокойство против беспокойства. Растворенные элементы сломанного - низкие астро-ментальные формы соперничают и воют друг с другом. Во время психотерапевтического или любое иного их лечения невротические и психотические признаки, очевидно, становятся намного более серьезными. Беспокойство увеличивается до тревожной степени. В гомеопатическом лечении любая болезнь лечится таким лекарством и медикаментом, который дублирует симптомы, продуцируемые физической системой. Очень часто физический или психический кризис ускоряется, поначалу пугая пациента. Это достигнутое психическое состояние, замутнение и грязь, содержащиеся в сознании - пена на горшке клея, описанном Джеральдин Костер, - воспоминания стыда, вины и беспокойства, наблюдаемые во всей их негостеприимности, должны быть подвергнуты все же дальнейшему анализу. От инфантильных реакций, столь неуместных во взрослом возрасте, нужно отказаться и они должны быть уничтожены. Тип медитации должен быть соответствующим. Все чувства должны быть закрыты для внешних стимулов. Сознание и его внимание должны быть полностью направлены и сосредоточенны внутрь на скрытом до настоящего времени содержания своей собственной природы. Это - печь, огонь, являющийся сконцентрированным вниманием, привлеченным сознанием для медитации и самонаблюдения.

"Узри, что ни один дух тогда не улетучится", может подразумевать, что критическому вниманию нельзя разрешить уходить от неприятного, ядовитого содержания, включенного в сознание. Либидо не должно просочиться из этой включенной сферы внимания. Все они слишком ценны. В любом случае они включают неотъемлемую часть индивидуальности. И если любая часть, допустить утечку духа, независимо от того, насколько незначительной она кажется, то потеря может оказаться непоправимой и фатальной с точки зрения интеграции и цельности.

Здесь уместно будет привести несколько слов из работы Силберера "Problems of Mysticism":

«Требуется терпеливое усилие. Стремительность - столь же большое зло, как бездеятельность. Это настолько же плохо, как опалить нежные цветы неестественным и поспешным огнем (который, несмотря на его интенсивность может быть просто огнем горящей соломы), как упустить огонь, который должен непрерывно сохранять свое горение и остужать Меркурий. Процесс дистилляции надлежит выполнять медленно, так, чтобы дух не мог улетучиться».

В алхимии существует и другая точка зрения, этическая, также достойная рассмотрения. Она находит выражение в следующих строках:

«В перегонном кубе вашего сердца, Через печь страдания, Ищите истинный камень мудрого».

Жизнь и каждодневный опыт в таком понимании - средства инициирования. Это - воздействие жизни на душу, и трансмутация горя, в пределах которого развивается даже установка как привычная реакция психики. Сердце здесь - печь, в то время как страдание, то есть опыт этого мира, является инициирующим огнем.

3. Поскольку размышление и процесс сосредоточенности на себе углубляются, нагревание душевного содержания дает начало явлению, которое может быть описано только в терминах, подобных физическим. "Подъемы горячего воздуха." То есть сосредоточение, как пламенный луч, повернутый внутрь, нагревает внутренние основы. Бездействующее либидо, прежде ограниченное глубинами моря, восходит до более высоких уровней до поверхности сознания.

Каков был бы результат этого подъема либидо до сознания? Наш текст отвечает нам. Мозг, очевидно, является сознательной интеллектуальной жизнью духа. Острый уксус должен без сомнения обратиться к либидо, витальному живущему духу. Это предположение оправдывается многозначительным намеком, встреченным мной в глубоко мистическом и религиозном трактате. В нем дух представлен как говорящий метафорически с эго, его персоной. Эти слова: "Отрава волка не столь остра как сталь; все же она пронзает тело более тонко. Словно злые поцелуи, разъедающие кровь, мои слова пожирают дух человека. Я дышу и я бесконечная болезнь духа. Поскольку кислота разъедает сталь как рак, разрушающий тело; таков и я по отношению к духу человека. Я не буду отдыхать, пока я не растворю его полностью".

Одним словом, сознание растворено и съедено воздействием резко поднимающегося либидо от не сознающей части психики. Юнг также наблюдает, что воздействие сжатого до того обширного пространства Бессознательно сильно очищает сознание. Комплексы и невротические симптомы значительно изменяются в своей природе, и следует признать, что индивидуальность подвергается отмеченной трансформации. Процесс, естественно, должен повторяться снова и снова. В итоге, следует достигнуть точки, где в сознании больше не остается следов элементов, вызывающих страдание и конфликт, что прежде были столь разрушительными и беспокоящими человека. Тогда только может начаться новая жизнь. До тех же пор, пока освобождение и свобода не достигнуты, ни жизнь не может состояться, ни природа мира не может явить себя в своем подлинном естестве.

В начале другого цикла, резюмирую сказанное, Гермес повторяет о духовном характере делания, выражая духовную точку зрения. Как же тогда люди настолько неправильно понимают условие делания, чтобы увязнуть в "мучении металлов"? Здесь автором обличаются ошибочные шаги "Поганок", так называемых ложных алхимиков, пленивших себя до смерти металлами, полезными ископаемыми и самыми возмутительными и отвратительными экспериментами.

3. Он подчеркивает, что магическая Форма, в которой скрыта мазь или эликсир Жизни, находится непосредственно внутри человека точно также, как горение скрыто в горючей природе, ожидая воплощения.

4. Здесь подводится итог. Гермес указывает на два невидимых полюса квинтэссенции, в которых скрыты три алхимических принципа. Срединная природа - божественный Меркурий, примиряет эти две противоположности, и является посредником между небесным огнем Серы и земной формирующей природой Соли.

Но, как отмечает настойчивый автор, и как он напомнил нам прежде, эти принципы и элементы требует объединения, поскольку существуют в своем естественном состоянии. Ничто в природе не является единственным и чистейшим. Найденное золото бесполезно до тех пор, пока грязь и песок не смыты, а само золото не очищено.

В магической работе тот же самый процесс предстает в прозрачной ясности. Если в целях вызова в Храме требуется элемент Воздух, то предварительно каждый элемент и всякая иная сила, включая даже элемент с которым Маг желает работать в дальнейшем, должны быть удалены за пределы Круга. Но в чистую и очищенную область, полученную в пределах границ круга или Храма, элемент Воздух, например, может быть призван безопасно. Своими верными действиями Маг добился отсутствия каких-либо других элементов, способных смешаться с ним или привнести смешанное и нечистое.

5. Следовательно, Гермес требует удаление всех недостатков из естественных основ, лежащих внутри человеческой конституции. Пар от воды обращается к остаткам либидо, происходящим из несдержанной инфантильной фантазии - нечистые формы мысли были бы соответствующим оккультным клише. И когда это выполнено, эмоции и их механизмы очищены, тогда мы действительно обладаем "суверенной философией и секретом всех скрытых вещей".

То, что некоторые исследователи путали высокое искусство с металлургическими операциями не трудно понять. Первый стих седьмого раздела, конечно, дал бы определенную степень авторитетности и оправдал бы их усилия. Но все же ключ в том, что эти символы нуждаются в простом понимании. Эти семь тел или металлов соотносятся с семью астрологическими планетам и составляющими природы человека.

Сатурн - свинец - либидо; синтетический символ (сырья) непроявленной духовной природы. Юпитер - олово - сознание; в частности память. Марс - железо - воля. Венера - медь - Эмоции, страсть и чувство. Меркурий - Ртуть - бушующая сила, прана, витальный магнетизм. Луна - серебро - звездное; быстрое изменяющееся вещество, которое является механизмом сознания, пластичным в отношении каждой мимолетной мысли. Соль - золото - Душа; преобразованное и восстановленное эго. Когда она очищена деланием и освещена алхимическими превращениями, сознание действительно может преобразовать все другие металлы, или основы в человеке. Их трансформация дает возможность исполнить совершенную и надлежащую им функцию в душевной структуре без помех, и без вмешательства чего-либо другого, объединяя их всех в единое целое.

2. Описанный здесь фермент не является ничем иным кроме витального духа, либидо. Он один, посредством своего подъема из темных глубин дна, может так воздействовать на различные части психики, чтобы и после своего применения трансформировать их. Единство индивидуальности необходимо для начала трансформирующего действия, иначе у нас нет ферментации, но есть распад и хаос.

5. Результат интеграции может по началу быть изумительным, поскольку жизнь тогда представляется экспериментатору в совершенно ином свете. Он положил конец старой невротической точке зрения, но вошел в мир, где он еще не уверен в себе. Это - временное состояние сомнения и недоумения. Потому, ему нелегко. Но это - только временная преграда, вскоре отступающая, когда восприятие привыкает к тому, что является странным, к более прочному и потому более дарующему радость и сбалансированному мировоззрению.

алхимия

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"