Перевод

Глава 18. Сатанисты и анти-Сатанисты

Элифас Леви и возрождение французского оккультизма

 

Кристофер Миктош

Элиафас Леви и возрождение французского оккультизма

Глава 18

Сатанисты и анти-Сатанисты

 

Одним из сырых побочных продуктов оккультного возрождения в девятнадцатом веке была широкая озабоченность сатанизмом. Воодушевленные большим количеством литературы на данную тематику, люди стали возбуждаться от идеи существования великого дьявольского заговора, но были и те, кто пришел к защитной от Сатаны позиции. Одним из них был Жюль Мишле (Jules Michelet), автор книги La Sorcière. В ней Мишле утверждает, что средневековое колдовство представляло собой протест против религиозных догм и моральной строгости Христианства того времени. Это был шаг к освобождению, далекий от сверхъестественного или злонамеренного. Основными практиками, говорит он, были женщины, потому что женщинам со стороны Церкви не оказывалось доверия, и их истинная природа подавлялась. В этом свете, черная месса могла бы быть интерпретирована как ‘освобождение Евы’, триумф глубокого инстинкта над узкими рамками догмы. Эта теория была одним из источников, вдохновляющих интерес к дьявольщине у авторов движения символистов.

 

Довольно отличающийся взгляд на сатанизм представлен Жулем Буа в его Le Satanisme et la magie, опубликованной 1985м с предисловием его друга Ж. К. Гюисманса, и серией эксцентричных и пугающих иллюстраций Генри де Мальвоста (Henry de Malvost). Буа утверждает, что существует три Сатаны: Сатана обездоленных, которые обращаются к нему за утешением; Сатана которому поклоняются для извращенных удовольствий развратные и богатые люди; и наконец Сатана дилетантов, которые отвлекаются от истинной религии интеллектуальным интересом в мистицизме. Он определяет сатанизмом все что отклоняется от поклонения Единому Богу. Таким образом Зороастризм, Манихейство, Кабализм, церемониальная магия и спиритуализм все это формы сатанизма. Четвертая Книга по Оккультной Философии Корнелия Агриппы, добавлена как приложение к книге, как пример руководства ‘сатаниста’. Мнения Буа относительно сатанинских практик, в основном складывались из старых отчетов охотников на ведьм, и на информации о действиях Винтры и Булляна, которой его снабжал Гюисманс. Доклад о сорванной Винтрой черной мессе, который я цитировал, довольно показательно говорит о стиле книги и о подходе.

 

Равно сенсационный взгляд на сатанизм представлен в Le Diable au dix-neuvième siècle [Дьявол в девятнадцатом веке] под авторством доктора Батейля (Dr. Bataille), опубликованной в 1892м. ‘Доктор Батейль’ в реальности был человек по имени Карл Хакс (Charles Hacks), бывший судовой доктор, который заявлял о том, что из первых рук обладает доказательством того факта что Сатане, поклоняются во всем мире и в масштабах больших чем когда-либо. Книга в 800000 слов, была впервые опубликована серийно и запоем читалась публикой.

 

Взгляды Батейля на деятельность сатанистов в различных уголках мира создают красочное чтиво. Например, в Калькутте, он был свидетелем пародии на брачную церемонию, на которой самец и самка обезьяны были заключены в брак, священником, одетым в египетский головной убор, украшенный золотыми рогами, который затем вымыл руки в расплавленном свинце читая дьявольские молитвы. 

 

Исповедуя верность сатанизму, Батейль утверждал, что ему удалось получить посвящение в самые сокровенные круги братства и обнаружить, что тайное подполье управлялась сетью масонских организаций, из Чарльстона в Соединенных Штатах. Но режиссёр один Альберт Пайк (Albert Pike). Название, под которым он обычно обращается к организации Пайка – ‘Палладиум’.

 

Хотя Хакс якобы был единственным автором Le Diable au dix-neuvième siècle вероятно вдохновение для работы, и возможно большая часть текста пришли к нему от человека, называемого Габриэль Жоган-Пажес (Gabriel Jogand-Pagès), который, под псевдонимом Лео Таксиль, был в ответе за множество якобы анти-сатанистских работ. С Жоганом мы приходим к одному из наиболее исключительных эпизодов во всей истории оккультизма, эпизоду на котором стоит остановиться, так как история сложная.

 

Сперва, необходимо пояснить что Жоган был мошенником особого формата, и его полемика против сатанизма была частью хитрости, которая должна расцениваться как один из самых искусных розыгрышей всех времен. Эта сложная фальсификация Жогана было венцом достижений жизни, посвященной восстанию против власти, начиная с его мальчишества; сражений против тираничного отца. Его жизненный путь довольно причудлив, так что есть смысл проследить его с самого начала.

 

Габриэль Жоган родился в Провансе примерно в 1854. Девичья фамилия его матери была Паге (Pagès), и позднее она иногда использовала имя Жоган-Паге. Свое образование он начинал у Иезуитов в Марсельской школе Sacré Cœur [Священное Сердце]. В 1863м он поступил в школу Notre Dame de Mongré в Villefranchesur-Saône, и в 1867м пошел в Иезуитский Колледж Святого Людовика, где и случилось его первое знакомство с масонством. Через своего школьного приятеля, отец которого был масоном, ему досталась книга Филипп Поль де Сегюр (Mgr. De Ségur) атакующая масонство и описывающая ряд масонских ритуалов; он читал ее запоем пока ее не обнаружили в школьной парте и не конфисковали. Однако это только усилило его интерес, к запретному предмету, который он продолжил изучать. Эти изучения привели его к отказу от религии, и в четырнадцать лет, он объявил своему огорченному духовнику, что стал вольнодумцем.

 

Его дальнейшая деятельность революционного журналиста была предзнаменована, когда он запустил школьный журнал под названием Le Type [Тип]. Школьные власти не одобряли журнал и воспользовались возможностью запретить его пока Жоган отсутствовал из-за брюшного тифа. Восстановившись, в школу он не вернулся. Он и его брат Морис замешались в революционных кругах Марселя и решили сбежать в Италию от их отца и его деспотического влияния. Они отправились к итальянской границе вооруженные ножами и пистолетами, но их остановила и вернула жандармерия. Их отец не был расположен к снисходительности. В качестве наказания Габриэль на восемь месяцев был выслан в юношеское исправительное учреждение. Этот опыт привил ему стойкую ненависть к отцу и отождествление его с Церковью.

 

Далее следовал короткий период в Лицее, где он продолжает оставаться в центре революционной активности; затем полыхнула франко-прусская война, когда он выступает добровольцем и его отправляют на службу в Алжир. После войны в Марселе запустили деятельность два яро антиклерикальных республиканских журнала La Marotte и LEgalité. Жоган стал редактором предыдущего и постоянным сотрудником последнего. Позднее он принял должность редактора подобного журнала Le Frondeur, но подняв его тираж до 30000 он ушел чтобы сформировать эксклюзивно антиклерикальный журнал под названием A Bas la calotte.

 

Затем пришла резкая перемена (volte-face).  Немногим позже после его посвящения в масоны в 1881м, он оставляет масонство и начинает бурно против него выступать. Более того он объявляет о своем примирении с Католической Церковью и в 1887м опубликовывает книгу мемуаров озаглавленную Признания-Экс Вольнодумца (The Confessions of an Ex-free-thinker). В этом же году он получил аудиенцию Папы Льва XIII. Католические полемисты думали, что заполучили важного перебежчика из масонства. Только позднее стало очевидным как тонко Жоган их провел.

 

Тем временем Жоган подкладывал для католиков ловушку. Наживкой была перебежчица сатанистка по имени Диана Воган (Diana Vaughan), которая очевидно занимала высокое положение в Палладиуме. Католики видели в ней возможность привлечь на свою сторону перебежчика, более ценного чем сам Жоган, человека, который мог бы предоставить им мощное оружие в виде информации изнутри, информации об ее бывших коллегах. Чего они не представляли так это того что их потенциального новообращенного не существовало. Во всех отношениях она была вымыслом бурной фантазии Жогана. И все же Жоган так умело ее представил миру что вскоре она стала знаменитостью. Он даже составил для нее одну из наиболее красочных генеалогий.

 

Согласно истории, она была потомком английского алхимика и розенкрейцера семнадцатого века, Томаса Вогана, который сделал целью своей жизни низвержение папства и подписал контракт с дьяволом.1 В 1646м он предпринял путешествие в Америку, и пока гостил у индейского племени его посетила Венера-Астарта (Venus-Astarte) с которой он имел удовольствие совокупиться. Одиннадцать дней спустя богиня предстала перед ним с дочерью и ушла. Оставив дочь, которую он назвал Диана, на попечение индейцев, он вернулся в Англию. Диана вышла замуж за вождя племени и зачала сына. От этого сына предположительно происходила Диана Воган, ее отец, будучи пылким Палладистом посвятил дочь в культ и пока она была еще юной девой обязался выдать ее замуж за демона Асмодея. 8го апреля 1889го, когда ей было двадцать пять лет, она по приказу Люцифера, была представлена своему суженому в Sanctum Regnum of Charleston. Асмодей появился на бриллиантовом троне и объявил Альберту Пайку что он посвящал Диану как верховную жрицу и интерпретатора его желаний; затем он потребовал, чтобы это сообщили всем отделениям организации.

 

Это был человек, которого Жоган предлагал, как готового к разговору по делу католиков. Однако для того чтобы сделать эту возможность вероятной ему необходимо было показать, что Диана уже предприняла шаг к отступлению от Альберта Пайка и его Палладиума. Центром причин ее разочарования Палладиумом была другая верховная жрица по имени София Вальдер (Sophia Walder), номинально дочь Филеаса Вальдера (Phileas Walder), протестантского министра и фармазона высоких ступеней, но реально же дитя союза Люцифера и любовницы Вальдера Иды Якобсен (Ida Jacobsen). Согласно предсказанию, София отправилась бы в Иерусалим, где летом 1896го, она в результате соития с демоном Bitru, дала бы рождение дочери. Спустя тридцать три года, у этой дочери так же будет дочь от демона Decarabia, которая по прошествии будущих тридцати трех лет (1962) родила бы Антихриста.

 

Как потенциальная прапрабабушка Антихриста, София Вальдер была объектом великого почитания среди Палладистов и приняла особое обучение лично от Альберта Пайка. Вскоре она поссорилась со своей соратницей верховной жрицей Дианой Воган (Diana Vaughan) и события достигли точки кипения во время церемонии посвящения в Париже, когда Диана отказалась выполнять часть ритуала, которая требовала плюнуть на освященную облатку и проткнуть ее кинжалом. Это привело к уходу Дианы из Палладиума и организации ею собственного общества верного Люциферу, но не Сатане – ‘Luciferians Indépendants et Régénérés’ [Люцифериане Независимые и Возрожденные]. ‘Монастырь’ был учрежден в Лондоне, а организация пропаганды велась под руководством Дианы.

 

21го марта 1895го появился первый выпуск нового периодического издания под названием Le Palladium Régénéré et libre Directrice: Miss Diana Vaughan. На самом, деле это конечно Жоган запустил журнал. Это позволило ему заручиться доверием к своей истории, а также под личиной Дианы Воган, играючи урвать пару жирных кусков богохульства. Доктрина новой секты, как отмечалось в журнале, была следующей. Есть два сверх существа которые борются за превосходство: Люцифер, источник разума и света; и Адонай, источник материи и смерти. Адонай - создатель физического тела человека, в то время как Люцифер дает ему его разум и мощь размножения. Душа является эманацией Люцифера, которую Адонай всячески пытается совратить. Большая часть вселенной свободна от власти Адоная, но земля и планета под названием Улис (Oolis), все еще под его влиянием.

 

Главные ангелы Люцифера, который является истинным Богом: Молох, Вельзевул, Асмодей, Антихрист, Астарта, Левиафан и Бегемот. Они двух полов. Те что у Адоная, которые бесполы и называются малейхи (maléakhs), следующие: Михаэль, Габриэль, Рафаэль и Ауриэль. Другая из слуг Адоная, кто особенно злобна и очень могущественна это Святая Дева, зовется Палладистами Мирзам (Mirzam). Иисус, сын Мирзам, изначально обладал хорошими качествами, но гордыня заставила его предать истинного Бога.

 

В году 1995м, гласит доктрина Мисс Воган, явится Антихрист и Папа, новообращенный Еврей, оставит Католицизм и поклянется в верности Люциферу. Этому событию последует год войны, в которой католики будут истреблены. Затем последует небесное противостояние между двумя силами с последующей победой Люцифера и изгнанием побежденных на планету Сатурн.

 

Жоган должно быть наслаждался стряпая эту смесь ребяческого богохульства с грубой перестановкой хорошего и плохого. Еще большим удовлетворением для него должно быть был тот ужас, с которым верующие отреагировали на эти ереси, и то рвение с которым они умоляли Диану полностью оставить Палладиум и войти в христианскую паству. Спустя три выпуска журнала Жоган решил, что настало время для ответа на их мольбы. Palladium régénéré перестал выпускаться, и 1го июля 1895го, был заменен другим периодическим изданием, или даже историей в форме сериала, под названием Miss Diana Vaughan: Mémoires dune ex-Paladiste. Диана, следовало отсюда, поссорилась с Лондонской штаб-квартирой ее организации и обратилась в Католицизм. Теперь она живет в уединении женского монастыря и работает над будущими выпусками своих мемуаров.

 

Эти мемуары, которые затем вышли в книжной форме, предоставляли дальнейшие потрясающие откровения о деятельности Палладиума. Одно описание мессы Палладиума дает представление о характере книги и об изобретательности Жогана. Она описывает церемонию, под водительством мага, на ризах которого, красным было вышито изображение перевернутого распятия. Его служка – старый еврей с хвостом дьявола приделанным сзади. Присутствовали также Жрец и жрица в качестве помощников.

 

Месса начинается, когда маг предстает перед алтарем, посвященным Бафомету и говорит: ‘Святейший Палладиум, зарок победы, через тебя приходит всякая надежда. ’ Затем литургия продолжается:

 

ЕВРЕЙСКИЙ СЛУЖКА: Братья и Сестры, Палладиум защищает нас от малейхов.

 

СОВЕРШАЮЩИЙ СЛУЖБУ МАГ: Чрез тебя приходит всякая надежда; наш Господь Бог Сатана учредил тебя среди нас.

 

ЕВРЕЙСКИЙ СЛУЖКА: все мы, в наших сердцах, приносим благодарность Господу Богу Сатане.

 

СОВЕРШАЮЩИЙ СЛУЖБУ МАГ: наш Господь Бог Сатана учредил тебя среди нас; ты магический символ Того, кого мы называем Великим Архитектором Вселенной и Отцом Храма, который есть мир для всех людей.

 

ЕВРЕЙСКИЙ СЛУЖКА: Слава Палладиуму!

 

Отголоски вторят какое-то время; затем выступает жрец с блюдом, на котором свежевырезанные сердца.

 

‘Как коса срезает сердца, ’ говорит маг, ‘так мы срезаем головы слугам Адоная, до славного дня Господа Бога Сатаны . . .’

 

Жрец ставит блюдо на землю и ложится головой рядом с ним. Маг затем продолжает:

 

‘Сердца прерии, Сатана, Величайший, дадут тебе вечную жизнь. Добрые демоны нашего Господа Бога Сатаны, войдите в эти сердца. Михаэль, Габриэль и Рафаэль, если вы здесь убирайтесь! Я повелеваю вам. (Саракром) Sarakrom, если ты тут, убирайся! Я повелеваю тебе. Добрые демоны, добро пожаловать, войдите в эти сердца. . . Barym! Pella! Golgho! . . . Мои Братья и Сестры, угощайтесь. ’

 

Жрец, все еще лежа, съедает большую порцию сердец; затем он встает и обходит с блюдом все общества где каждый берет кусочек.

 

После это пародии на причастие, следуют другие различные непристойности, включая вдавливание паука в облатку. Церемония так же включала чтение письма Джулиана Отступника (Julian the Apostate), которое было продиктовано Императором, при эвокации его на предыдущей церемонии.

 

Все эти откровения жадно впитывались антимасонской партией. Все же, не смотря на восторг произведенный среди них обращением Дианы Воган, были и те, кто сомневался в ее полномочиях. Эти скептики ухватились за возможность, на специальном антимасонском конгрессе, проводимом в Тренте 29го сентября 1896го, вызвав Жогана для предоставления деталей обращения Дианы, имен крестного отца и крестной матери и Епископа, который ее впервые причастил. Жоган заявил, что все эти доказательства у него в кармане, но он утаивает их из страха раскрыть ее врагам ее местонахождение. С самого ‘обращения’ Жоган утверждал, что Диана должна содержаться в строгом уединении, потому что гнев ее бывших коллег не знал границ и они вполне могли попробовать убить ее. 

 

То, что Жоган возобладал ситуацией принесло большое облегчение для тех, кто поддерживал Диану Воган, так как уже накопилось много людей, включая ряд высокопоставленных прелатов, которые были в ней лично заинтересованы. Докажи кто-либо что она миф, они выглядели бы реально глупо – что конечно и было изначальной целью Жогана.

 

Сейчас же Жоган был международной знаменитостью и какое-то время купался в шумных приветствиях антимасонских сторонников. Но тем временем сомнения в существовании Дианы Воган продолжали выражаться. К примеру, в ноябре 1896го, появилась статья в Kölnische Volkszeitung, заявляющая что все сообщения о Диане Воган были сказками. Подписался под ней никто иной как Доктор Батай (Dr. Bataille), хотя было бы крайне непохоже чтобы ответственным был Доктор Хакс (Dr. Hacks), alter ego Батая. Что казалось наиболее вероятным, так это то, что Жоган сам и написал эту статью, как часть компании посева сомнений о Диане Воган, готовясь к финальному славному моменту, когда он снимет маску. Галдеж запросов новых подробностей о Диане стал навязчивым и Жоган решил, что момент поспел сыграть свою финальную карту. В выпуске мемуаров Дианы от 25го февраля 1897го она объявила, что лично предстанет перед публикой 19го апреля в лекционном зале Географического Общества на Бульваре Сен-Жермена.

 

В назначенный день лекционный зал был переполнен смешанной публикой католиков и масонов с либеральной прослойкой журналистов. В обозначенное время, вместо Дианы Воган на платформе появилась импозантная фигура Габриеля Жогана, как обычно придирчиво одетого и с пенсне на кончике носа правильной формы. Его большая, выдающегося вида голова, окинула взглядом и просканировала аудиторию. Затем с величайшим самообладанием, он начал речь:

 

‘Преподобные Отцы, Леди и Джентльмены:

 

‘Прежде всего я должен принести слова благодарности моим коллегам и католической прессе, которые поддерживали мою компанию в течение прошедших двенадцати лет.

 

‘Но теперь, обращаясь к вам, я должен признать, что эта компания являет собой нечто отличного от того, что вы предполагали. Когда доктор Батай опубликовал Le Diable au dix-neuvième siècle, вы полагали что он был предан делу католиков, вы также верили, что он открывал темные стороны Масонства. Вы полностью это одобрили.

 

‘Теперь, я должен сказать вам, что Доктор Батай не католик, а напротив вольнодумец, который не из какого-то злого умысла, но для своего собственного, личного удовлетворения, написал это, чтобы посмотреть сможет ли он вас обмануть. Я знаю это потому что Батай мой старый школьный друг, и я побудил его сделать это. Я реально являюсь тем, кто сочинил и составил эту книгу.

 

‘Теперь несколько слов о Диане Воган. Я мог бы представить ее сегодня перед вами, но, по причинам, которые я надеюсь разъяснить, я этого не сделал.  Она мой секретарь. Важно не это, важно то, что она не католик, а протестант, как впрочем и по отношению к любой религии. Мы втроем скооперировались для того, чтобы создать эту, как я предпочитаю называть “мистификацию”. Как говорят в искусстве кулинарии, хороший молочный поросенок рожден, а не приготовлен; так же и в искусстве шутить. Это у меня в крови; Я таким родился.

 

‘Если кому-то надлежит преуспеть в подобном плане, так это тому, кто никому не доверяет. Даже моя жена была не в курсе о том, чем я занимаюсь на самом деле. Когда я отрекался от моих антиклериканских работ, я должен был быть очень осторожным. Анти-клериканская Лига которую я основал, изгнала меня 27 июля 1885го, за постыдное поведение и измену обществу. Я это принимаю, но слово предатель. Я попросил их вычеркнуть это и сказал: “Вы пока не понимаете того, о чем я говорю, но вы позже поймете.”

 

‘Мне конечно стоило большого труда мириться с этим. Они сказали, что под прикрытием Анти-клериканского Конгресса в Риме, который организовал я, меня тайно подкупил Ватикан за миллион франков, для того чтобы я обратился против антиклерикалов.

 

‘Это было абсолютной неправдой. Я полагаю, мой друг Доктор Бодон (Dr. Baudon), с нами этим вечером. Он был со мной все время пребывания в Италии, и знает, что я никогда не посещал Ватикан, и знает также что я часто виделся с Генералом Канцио Гарибальди (Canzio-Garibaldi), зятем великого Гарибальди, и был лояльным к антиклериканцам и республиканцам. Многие мои друзья считают меня безумцем, но ни один из них не считает, что я предатель. В некотором роде они знают, что на самом деле я с ними. Если доктор Бодон сейчас находится в этом зале, я собираюсь спросить, так ли то что они обо мне говорят.

 

[Несколько голосов закричали: ‘Это правда! Это правда! ’]

 

‘И теперь я подхожу к самой мистификации. Я должен быть обращен как Савл на дороге в Дамаск. Я убедил очень достойного священника, простую душу, об этом, и в последствии Иезуита, который прежде был военным алмоном, и был куда более сложным делом. Он сказал мне попрактиковать духовные упражнения Св. Игнатия. Я о них ничего не знал, но мне пришлось изучить их для того чтобы составить верное впечатление.

 

‘Все это произошло после того как я написал мою книгу о Масонстве. В этом не было мистификации. Я думаю Масонство обязано мне, за ту службу которую я сослужил, публикуя ритуалы. Мне кажется, что просвещённые масоны должно быть находят весь этот фокус-покус нелепым, и были бы рады умолчать о нем.

 

‘Это к слову, и мы должны вернуться к фактам. После моего обращения, я обнаружил что довольно большое количество католиков считало, что титул “Великий Архитектор Вселенной”, был лишь вежливым заменителем для Люцифера, Сатаны или Дьявола. Они связали это все со спиритуализмом и говорили, что Сатана бывало появлялся в ложах и председательствовал на собраниях. Все это мягко говоря я навязал этим доверчивым людям. Они вынудили меня. Знаете ли, что был такой Канон из Фрибура (Canon of Fribourg) который пришел ко мне во время моего обращения и сказал:

 

‘ “Месье Таксиль, вы святой. Бог вывел вас из такой глубокой бездны что вы переполнены благодатью. Когда я услышал о вашем обращении, я немедленно сел на поезд, чтобы приехать и увидеть вас. Когда я вернусь, я бы хотел сказать не только что видел вас, но еще и то, что вы сотворили предо мной чудо.”

 

‘Я сказал, что не понял, я не мог бы сделать это.

 

‘Он проигнорировал мои слова. “Да,” сказал он, “чудо. Любое чудо какое хотите. Например, превратить этот стул в трость или в зонт.”

 

‘Я сказал ему мягко насколько смог, что не могу делать подобные вещи, но я мог видеть по его лицу что он не верил мне. Он отправился обратно во Фрибур твердо веря, что я из скромности не сделал ему одолжение. Позднее он прислал мне сыр Грюйер с религиозными надписями и мистическими иероглифами, вырезанными на кожуре ножом.  Это был превосходный сыр, я сьел его с чувством глубокого уважения к отославшему.

 

‘В Риме было не так, но даже там Епископ Паррочи (Parrochi), поздравил меня с глубоким познанием сатанинской природы масонских ритуалов, хотя я был всего лишь масонским подмастерьем. Святой Отец так же сказал мне что прочитал все мои писания о масонстве, и что они подтвердили все свидетельства из других мест касательно сатанинского характера масонства.

 

‘На этом этапе я осознал, что мне нужна помощь потому что работы для одного человека стало слишком много. Я обратился к старому школьному другу, и он согласился сотрудничать. Вы должны понимать, что Доктор Батай, действовал совершенно добросовестно. Он был судовым доктором и очень интересовался спиритуализмом. Кроме того, в своих путешествиях он видел некоторые очень странные вещи. Было не трудно убедить его в Сатанизме Палладиума, это было еще легче потому что Монсеньор Меурин (Meurin), Епископ Порт-Луиса, великий студент археологии, был сам полностью в этом убежден. Я не склонен полагать что Батай сам верит в феномен. Но он довольно-таки охотно принял идею о том, что есть определенное количество людей кто верил, и он действовал как действовали бы они.

 

‘Вот как дошло до написания Le Diable au dix-neuvième siècle. Это полностью моя задумка и вдохновение. Она была основана на моих ранних работах о Масонстве, но она была дописана и расширена так чтобы взывать к более широкой публике. Доктор Батай полностью пропитался ее духом, но реальным автором книги был я.

 

‘Из-за чего я в ранних работах сказал о женском культе в масонстве, его тоже пришлось разрабатывать. Это стало причиной введения Дианы Воган. Как я сказал выше, Диана Воган фактически существует, но из того что я уже сказал, будет очевидно, что не было никакой цели предъявлять ее вам.

 

‘Мисс Воган тоже тщательно прониклась духом этой мистификации. Для нее это было крайне увлекательным и по факту, удовольствие которое она от этого получала, было ее единственной наградой. Юная леди француженка, но то что ее семья американского происхождения — это правда. Она высокоинтеллектуальна   и очень хорошо образована, и ее религиозные традиции – лютеранские или кальвинистские. Я думаю, что это и дало ей такую готовность помогать мне в постановке моей комедии. Она была совсем не против вырваться из католицизма.

 

‘Мисс Воган была моим секретарем, и я посеял это в ней, когда впервые предложил ей сотрудничать говоря, что ее жалование будет выше. Она не заинтересовалась. Сама по себе идея сильно привлекала ее и возбуждала ее чувство юмора. Ей было очень приятно быть верховной жрицей Люцифера и главным инспектором Палладиума. Было занятно фотографироваться в полу-мужском костюме с лентой ордена.

 

‘Конечно же она не писала Исповедь экс-палладиста. Её автором был я, но я не сделал бы этого с таким успехом без ее вдохновения. Работа должна была иметь подлинно женский оттенок и его бы не доставало если бы не преимущества ее помощи и водительства. Кроме того, была корреспонденция с духовенством и другими сторонниками. Письма она сочиняла лично и своей рукой писала их. Это была очень оживленная переписка и я уверен, что все те, кто получал письмо от мисс Воган, согласятся.

 

‘Её инстинктивный вкус к интригам и мистификациям так же был очень кстати. Мне было бы очень сложно организовать эту переписку так что бы она велась из нужных мест в нужное время. Это было не простое дело, и она в высшей степени артистично справилась с ним.

 

‘Хоть и существуют те, кто так не сделает, я надеюсь, что существуют и те немногие, кто примет эту небольшую комедию, которую я разыграл благосклонно. Я должен извиниться если моя мистификация кем-то воспринята слишком серьезно и кого-то ранила; но как бы то ни было, леди и джентльмены, возможно мне следует закончить на довольно серьезной ноте. Я здесь для того чтобы объявить о кончине того что было близко к сердцам некоторых из вас. Палладиума больше нет. Я был его создателем, я его и уничтожил. Вам больше нет нужды боятся его зловещего влияния. Великий враг христиан и католической церкви мертв.2

 

В конце своей речи Жоган вежливо поклонился своей изумленной аудитории сошел с платформы и тихо удалился в кафе что на другой стороне бульвара где заказал кофе и коньяк. Сразу после его ухода началось столпотворение. Конфуз католиков быстро обратился в гнев, обостряемый издевками со стороны масонов. Только незамедлительная реакция полиции позволила избежать беспорядков.

 

Кульминации изысканного розыгрыша Жогана последовали желаемые результаты. Анти-масонская партия была повержена в совершенное смятение. После случая с Дианой Воган для каждого стало сложно принимать Сатанизм за серьезную угрозу. По той же причине Сатанизму стало невозможно вызывать зловещее очарование, которое оно вызывало у писателей вроде Гюисманса. Поэтому экстраординарная выходка Жогана в конце концов возымела целительный эффект в том, что помогла разрушить нездоровую одержимость.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другие главы перевода

20
1. Глава 1. Возрождение магии

8 августа 2016 г.

2. Глава 2. Оккультное и Революция

8 августа 2016 г.

3. Глава 3. Революционные культы

30 сентября 2016 г.

4. Глава 4. Истоки Популярного Оккультизма

30 сентября 2016 г.

5. Глава 5. Магнетизеры и Медиумы.

30 сентября 2016 г.

6. Глава 6. Святой король

5 октября 2016 г.

7. Глава 7. Ранние годы

5 октября 2016 г.

8. Глава 9. На сцену выходит Элифас Леви

8 ноября 2016 г.

9. Глава 10. Маг

7 декабря 2016 г.

10. Глава 11. Ученый муж

7 декабря 2016 г.

11. Глава 12. Последние годы.

7 декабря 2016 г.

12. Глава 14. Наследники Элифаса Леви.

6 января 2017 г.

13. Глава 15. Война Роз

7 февраля 2017 г.

14. Глава 16. Магический Поиск Ж.-К. Гюисманса

7 февраля 2017 г.

15. Глава 4. Истоки Популярного Оккультизма

27 февраля 2017 г.

16. Глава 8. Первоначало

27 февраля 2017 г.

17. Глава 13. Элиафас Леви: оценка

27 февраля 2017 г.

18. Глава 17. Писатели и оккультное

7 марта 2017 г.

19. Глава 18. Сатанисты и анти-Сатанисты

5 апреля 2017 г.

20. Глава 19. Золотая Осень Оккультизма

5 апреля 2017 г.

агиография

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"