Перевод

Глава 4. Истоки Популярного Оккультизма

Элифас Леви и возрождение французского оккультизма

Кристофер Миктош

Элиафас Леви и возрождение французского оккультизма

Глава 4

Истоки Популярного Оккультизма

Среди знаменитостей, обретших чудесное исцеление от Месмера был эксцентричный Протестант теолог из Лангедока по имени Кур де Жебеле́н который довел себя до плохого физического состояния сорока годами бессонных ночей и переработкой. Когда он предстал к осмотру во врачебных кабинетах Месмера, у него была сильно опухшая нога и лицо ‘желтое как айва’. Он записал свое излечение в письме секретарю академии города Дижон, датированном 28м мая 1783 года. На второй или третий день после сеанса с магнетизером он пишет ‘ не осталось боли и жажды. Вскоре мои ноги холодные как лед на протяжении 25 лет, стали влажными и теплыми; мозоли исчезли. Кожа омолодилась; я почувствовал себя пятнадцатилетним. . . Таким был эффект животного магнетизма в моем случае; и я чрезвычайно благодарен ему. ’

Но ноги Кура де Жебелена не так важны для этого исследования как влияние, которое оказало написанное им на определенные тенденции в оккультизме. В 1772 году он выпустил проспект монументальной работы, которую он намеревался написать, озаглавленный Le Monde Primitif (Примитивный Мир) - предприятие, заставившее энциклопедиста Д’Аламбера отметить что работа такого объёма потребует по меньшей мере сорок человек чтобы закончить ее. Тем не менее первый том появился в 1773 году, а за ним и быстро последовали остальные тома. Книга возымела огромный успех и была представлена Королю. Известным стал и сам Кур де Жебеле́н.

Последующие ученые высмеяли поверхностную эрудицию Le Monde Primitif, и она вероятно была бы предана полному забвению если бы не отрывки касательно Таро в ней. В томе 8 автор пишет о колоде следующее:

‘ Если бы сказали, что последние 3757 лет просуществовала и до сих пор существует работа древних Египтян, одна из книг избежавшая пламени уничтожившего их великие библиотеки, и которая содержит их чистейшие доктрины касательно определенных интересных объектов, каждый без сомнения полюбопытствует узнать такую ценную и необыкновенную книгу. Если бы еще добавили к сказанному и, то что эта книга распространена по большей части Европы; что многие века она была доступна каждому, тогда удивление было бы еще большим. Но был бы ли интерес настолько высок, как если бы заявили еще и то что никто никогда не подозревал то что книга египетская; что ей обладают так словно она не имеет ценности, что никто никогда не стремился расшифровать хотя бы одну страницу; что яблоко познания рассматривается как всего лишь набор вычурных картинок, не несущих в себе никакого значения? Тем не менее этот факт истинен, эта Египетская книга. . . существует и сегодня. ’

Маленькое чудо в том, что эти сумасбродные заявления привлекли внимание, особенно когда Кур де Жебеле́н включил и интерпретацию карт. Последующая карьера этого автора так же интересна, хотя бы даже потому что в 1776 он стал фармазоном, а позднее и Президентом парижской ложи.

Была одна личность для которой идеи Кура де Жебелена о Таро должны были привести к важным последствиям. Это был человек по имени Альетт (Alliette), которому надлежало стать другим главным пропагандистом колоды Таро. Этот Альетт в некотором роде является загадочной фигурой. Он как представляется начал свою карьеру при довольно скромных обстоятельствах живя в Париже и давая уроки математики. Видимо это было недостаточно прибыльное занятие, и он решил найти лучший источник дохода толкуя судьбы по картам. Занимаясь этим, он присвоил своему имени анаграмму назвал себя Эттейлла.

Понимая то что его образование недостаточно для будущего оккультиста, он приступил к самообразованию, и ценой начитанности преуспел в приобретении достаточно впечатляющего внешнего вида учености. Он объявил себя философским кабалистом, практикующим астрологию, алхимию, хиромантию и гадание на картах (cartonomancy) «картономантию». Последнее является его собственным изобретением объединяя со словом onomancy что означает гадание по именам. Для описания своей собственной системы толкования судеб по картам он использовал предпочтительно слово ‘картономантия’.

В 1753м он опубликовал l'Аbrege de la cartonomancie. Издание должно быть встретило продолжительный успех, поскольку оно переиздавалось последующие 20 лет. Он так же опубликовал и целый ряд других работ на тему разных форм толкования судьбы, большей частью с помощью карт.

Появление Le Monde Primitif и интерес, к Таро, который она пробудила явило собой возможность, за которую Эттейлла быстро ухватился. Он рукоплескал открытиям Кура де Жебелена и добавил несколько и своих собственных заявлений, которые вели даже еще дальше. Он заявлял, что Таро была составлена в 171 году после потопа, что семнадцать волхвов сотрудничали четыре года чтобы создать её, и что сам Гермес Трисмегист задумал план книги, которая поэтому называлась Книга Тота. Она была написана, по его словам, на золотых листах, в храме, находившемся в трех лигах от Мемфиса.

Эттейлла заявлял о том, что знал о происхождении Таро еще до Кура де Жебелена, но вполне вероятно, что его идеи о предмете полностью основывались на Le Monde Primitif. Об этом говорит экспертиза его записей до и после выхода книги Кура де Жебелена. Выпущенная в Амстердаме в 1770 году Etteilla ou maniere de se récréer, всего лишь руководство по предсказанию при помощи простых игральных карт, без всякого упоминания о Таро. А вот его работы по Таро такие как Dictionnaire synonimique du livre de Thot были написаны после выхода Le Monde Primitif.

По нраву Эттейлла описывается как величественный и сдержанный. Он был человеком нескольких слов и создавалось впечатление что он боится открыть слишком многое своим слушателям.1 Возможно это производило желанное впечатление на его клиентов, так как его известность быстро распространялась, и он занимался счислением гороскопов и производством талисманов на заказ. Его клиенты без сомнения рвались воспользоваться услугами того, кто носил мантию Графа Сен-Жермена, так как Эттейлла заявлял о себе что он был учеником этого прославленного волхва. В одной из своих книг Les sept nuances de luvre philosophique-hermétique, он писал, что он был ‘в течение 20 лет истинным учеником Графа Сен-Жермена, истинного кабалиста’. Он так же заявлял, что ему доверили образование племянницы Сен-Жермена. Когда газеты сообщили о смерти Графа, Эттейлла публично заявил, что новости лгут его Мастера увидят снова в Париже в 1787 или '88.

Список тарифов Эттейллы дает представление о диапазоне услуг, которые он предлагал и о получаемом им предполагаемом доходе от своей активности. Ниже представлена выдержка из его расценок.

За ответы на вопросы по высшим наукам 3ливра

За уроки практической магии 3 ливра

Счисление гороскопа 50 ливров

Чтение карт 24 ливра

Разрешить определенные вопросы без предшествующей работы 6 ливров

Назвать имя вашего гения, его природу, его качества, его влияние

в человеческой жизни, его стихию, область его защиты и т.д. 12 ливров

Толкование сна 6 ливров

За создание талисмана 8-10 луидоров, в зависимости от требуемых свойств

и сложности изготовления

За роль личного ‘духовного доктора’ и ‘вечного предсказателя’ 30 ливров

в месяц

Эттейлла так же получал доход за публичный курс ‘картономантии’ который состоял из 6 уроков по 3 ливра за каждый. В 1788 году он организовал Societe litteraire des associes libres des interpretes du livre de Thot, которое продолжало свою деятельность и после его смерти 12го декабря 1791.

Важность Эттейллы заключается в том факте что он был первым французским оккультистом который популяризировал одну из форм кабализма. До настоящего времени кабалистические идеи были заповедником ученых и эзотерических орденов. Теперь Эттейлла сделал определенные кабалистические идеи такими же доступными для оккультновертированной публики, как и его простые формы гадания и картономантии. К примеру, он использовал кабалистическую доктрину известную как Шемхамфораш, согласно которой существует 72 ангела на страже мира, соответственно 72м именам Бога.

У Эттейллы был ряд учеников, один из которых, человек по имени Hugand, опубликовал в 1791 году работу по картономантии под именем Jelalel. В некрологе, вышедшем после смерти Эттейллы он написал: ‘Среди великих людей, освещавших этот восемнадцатый век был наш мастер. . . его больше нет, мои братья. . . Эттейллы больше нет! . . . Потомки! Вам судить заслуживает или нет Эттейлла почестей французского пантеона. ’

Но вполне вероятно, что больше людей запомнило Эттейллу в выражениях сатирической песни, сочинённой о нем при жизни, озаглавленной Etteilla ou le Dévin du Siècle (Эттейлла или Предсказатель Века) содержавшей следующие строки:

Mais pour s’instruire, on va

On va

Chez le fameux Etteilla

Пока ученики Эттейллы несли популярный кабализм в девятнадцатый век на более ученом уровне Фабр д’Оливе (1767 -1825) распространял другой вид Древнееврейского оккультизма. Он прибыл в Париж в 1780 году и следуя желаниям его родителей занялся торговлей шелком, но вскоре возгорелся желанием меньше гнаться за обыденностью и стал посвящать себя письму и сочинению музыки. Он грезил предпринять колоссальную работу, которая бы синтезировала все факты, накопленные человечеством. В погоне за этой задачей он в одиночку учился в течение двадцати лет, зарабатывая себе на жизнь работой второстепенным работником в одном из министерств. Он зачитывался Древнегреческими и латинскими авторами и затем обратил свои взоры на Египтологию. В 1811 он утверждал, что вылечил глухонемоту методом, обнаруженным при расшифровке текста из храма Фараона.

Первые плоды его исследований были опубликованы в Les vers dorés de Pythagore expliqués, которая вышла в 1813м. Его следующая работа должна была быть более амбициозной. Он решил, что ключ к древней мудрости древнего Египта лежит в книге Бытия, которая, как он заявлял, была сведена к чепухе плохим переводом. Для того что бы вновь открыть для себя истинный Иврит он изучил ‘Самаритянский, Халдейский, Сирийский, Арабский, Греческий и Китайский’.2 По прошествии трех лет работы он верил не только в то что нашел истинный Иврит, но и реконструировал грамматику которая была применима для большинства известных родных языков. Он утверждал, что Иврит имеет три разных понимания, или уровня, соответственных телу, духу и душе.

В его книге La langue hébraïque restitué (1816) он перевел первые десять глав Бытия во втором, только в духовном ключе, заявляя, что не хотел профанировать мистерии высшего порядка. Он добавил подробные примечания к каждому слову, доказывая его значение посредством собственного анализа его корней. Эта книга имела честь быть внесенной в каталог властями в Риме. Двумя другими его главными работами были lHistoire philosophique du genre humain (1822) и Cain (1823).

И Фабр д’Оливе и Эттейлла разными путями помогли пробудить интерес к оккультизму и вскоре семена нового движения стали давать побеги. В 1823 году в городе Амьен автор, писавший под именем Ленен (Lenain) опубликовал книгу La science cabalistique ou l'art de connaître les bons genies. В предисловии Ленен заявил о своем намерении объяснить скрытые истины оккультной науки в ясной и вразумительной манере подразумевая что он ощущал новую общественную потребность в менее эзотерическом изложении мистерий. Его трактат начинается с объяснения Тетраграмматона, четырех букв, образующих священное имя богаיהוה обычно транслитерируемое как JHVH. А продолжается он работой с 22 буквами древнееврейского алфавита их разнообразными качествами и соотношениями. В последующей главе он обсуждает 72 атрибута Бога и 72 ангела Шемхамфораш. Путь, которым он пришел к числу 72 стоит объяснения так как он отличается от принятого более поздними кабалистами такими как Элифас Леви. Без сомнения, существует множество путей прийти к этому числу которые превосходно согласуются с кабалистической ортодоксией. Метод Ленена состоит в том, чтобы писать тетраграмматон таким образом:

י J

יה JH

יוה JHV

יהוה JHVH

Эти четыре строки дают соответственно следующие числовые значения: 10, 15, 21, 26 которые в сумме дают 72. Ленен развивает эту позицию давая имена 72м гениям каждому из которых дана соответствующая страна земли и имя Бога. Он так же трактует планеты и их традиционные соотношения как например с драгоценными камнями. Судя по сноскам Ленена, он очень сильно опирается на Корнелиуса Агриппу; он так же признает Энхеридион Папы Льва, один из хорошо известных гримуаров.

Другой автор, который воспользовался возрождающимся интересом к оккультизму был Эзеб де Сальверт (Eusèbe Salverte), автор Des sciences occultes ou essai sur la magie, les prodigues et les miracles, вышедшей в Париже в 1829м. Это был двухтомный исторический анализ магии, инициации и смежных дисциплин. Это детальная и довольно научная работа, написанная с явно беспристрастной точки зрения. Как работы Фабра д’Оливе и Ленена она помогала питать растущую общественную потребность в литературе об оккультных вещах.

Другие главы перевода

20
1. Глава 1. Возрождение магии

8 августа 2016 г.

2. Глава 2. Оккультное и Революция

8 августа 2016 г.

3. Глава 3. Революционные культы

30 сентября 2016 г.

4. Глава 4. Истоки Популярного Оккультизма

30 сентября 2016 г.

5. Глава 5. Магнетизеры и Медиумы.

30 сентября 2016 г.

6. Глава 6. Святой король

5 октября 2016 г.

7. Глава 7. Ранние годы

5 октября 2016 г.

8. Глава 9. На сцену выходит Элифас Леви

8 ноября 2016 г.

9. Глава 10. Маг

7 декабря 2016 г.

10. Глава 11. Ученый муж

7 декабря 2016 г.

11. Глава 12. Последние годы.

7 декабря 2016 г.

12. Глава 14. Наследники Элифаса Леви.

6 января 2017 г.

13. Глава 15. Война Роз

7 февраля 2017 г.

14. Глава 16. Магический Поиск Ж.-К. Гюисманса

7 февраля 2017 г.

15. Глава 4. Истоки Популярного Оккультизма

27 февраля 2017 г.

16. Глава 8. Первоначало

27 февраля 2017 г.

17. Глава 13. Элиафас Леви: оценка

27 февраля 2017 г.

18. Глава 17. Писатели и оккультное

7 марта 2017 г.

19. Глава 18. Сатанисты и анти-Сатанисты

5 апреля 2017 г.

20. Глава 19. Золотая Осень Оккультизма

5 апреля 2017 г.

агиография

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"