Перевод

Том 3. Обратители законов. Глава 4. Вневременность - Южный Огайо 1776

Исторические хроники иллюминатов

Роберт Антон Уилсон

Исторические Хроники Иллюминатов

Том 3 Обратители законов

Глава 4

Вневременность - Южный Огайо 1776

 

Истина – это стрела с двумя остриями.

 

Вернувшись, он как всегда столкнулся с проблемой того, как быть человеком, находиться в человеческом теле, в одном определенном месте, и снова приспособиться к границам, которые подразумевали тело и место. Только тогда он был готов постараться забыть - заставить себя забыть - знание своей собственной бесконечности.

Я здесь, на этой земле, под этим кленом. Я слышу шум бегущей воды в ручье. Я чувствую густой травяной запах земли. Я не бесконечная звезда в бесконечном пространстве. Я ограниченный человек с ограниченной человеческой личностью.

Мискасквомиш. Так его звали здесь, в племени махима. Его настоящее имя, как всегда, должно быть засекречено.

Да, напомнил он себе, это должно быть тайной, особенно для медвежьего народа. Он должен постоянно помнить, что медвежий народ может сотворить ужасную магию, если узнает его настоящее имя. Достаточно того, что они знали его племенное имя.

Теперь он полностью вернулся, мир вокруг него был плотным, благоухающим и зеленым, и он знал, что должен сделать. Он должен найти опасного обратителя законов, врага Вакана, врага племени махима, врага всех людей и звездного народа.

Того, кого зовут Сакимондо.

Мискасквомиш был знахарем уже больше лун, чем большинство людей их когда-либо видели. Он выкурил все волшебные травы и отправлялся в путешествие во все волшебные миры. Он мог исцелять тех, кто нуждался в исцелении, и он мог убивать тех, кто нуждался в убийстве.

Он знал, что люди племени махима уважают его, почти боятся, но лишь потому, что не понимают, что каждый из них подобен ему. Им грезился лишь один мир, потому что это было их привычкой. Все миры были открыты для них, как и для него, но они боялись пройти через врата.

Дураки думают, что он добровольно прошел через врата. Как и все врачеватели он знал правду: врата внезапно открываются и втягивают тебя внутрь. На деле у тебя нет выбора. Нет никакой логики и в том, кого они выбирают для путешествия.

Племя, конечно, помнило, как он болел Дурной речью, и они беспокоились о нем тогда, почти двести лун назад. Они беспокоились, потому что махима знали, все племена знали, что человек с болезнью Дурной речи никогда не станет нормальным снова. Это великое проклятие и великое благословение Дурной речи, что никто из тех, кто обладает ею, никогда больше не возвращается к человечеству целиком. Они либо становятся врачевателями, как Мискасквомиш, либо врагами людей и богов, обратителями законов. Это потому, что истина - стрела с двумя остриями: она включает противоположности там, где обычные мужчины и женщины их исключают.

Поскольку истина указывает в двух направлениях, Мискасквомиш был больше похож на обратителей законов, чем племя то понимало. Он знал Дурную речь и знал обратителей законов, потому что они были противоположны его собственной воле. Вот почему он понимал обратителей законов, а они иногда понимали его.

Как человек медицины, обратитель законов знает бесконечность внутри. Он знает Вакан, что внутри всех вещей. Обратитель законов свободен и пьян в своей свободе, и он настолько невменяем, что может даже иногда делать хорошие вещи, потому что он не последователен даже в своей дьявольщине.

А теперь народу махима угрожал новый обратитель законов, пока еще невидимый и не очевидный для них. Только Мискасквомиш знал, что в землях появился обратитель законов.

Все началось полмесяца назад, когда птица с голубым хохолком запела новую песню. Племя удивилось и спросило Мискасквомиша, что значит, когда птица поет новую песню, и он солгал им, как часто лгут знахари, потому что обычные люди сойдут с ума, если услышат сразу слишком много правды. Мискасквомиш сказал, что птица спела новую песню, потому что этой зимой будет хорошая охота.

Знахарь может смотреть прямо на Небесного демона, Того, кто идет по ветру, и не показывать своего страха.

Мискасквомиш знал, что птица с голубым хохолком пела его собственное тайное имя, которое знал только он один и Вакан внутри всего сущего. Это был Вакан, поющий через птицу, и это было предупреждение.

Оставшись один, он выкурил пять трав утренней звезды и траву Лунной Госпожи, отправился на гору снов и поговорил с Госпожой, которая знает все секреты, они вместе плакали, и он вернулся, чтобы быть храбрым и скрыть от племени страшную правду.

Каждый день он курил специальную траву и искал.

Обратитель законов не приближался, но и не уходил.

Мискасквомиш стремительно полоснул себя по руке длинным рассечением, выпил кровь, выкурил гриб блуждающих по небу и отправился к звездному народу, а они испугались и не захотели ему помочь.

Обратитель законов все еще была рядом.

Лунная леди не могла помочь. Звездные люди были напуганы. Племя сойдет с ума, если узнает. Выбора не оставалось. Ты никогда не идешь к воротам. Ворота сами открываются и втягивают тебя внутрь. Мискасквомиш отправился на поиски обратителя законов.

Он знал правильное направление, и после первого дня он узнал имя - странное имя, ни махима, ни оджибве, ни какого-либо другого племени тех времен. Сигги Мундо Чилдлине. Или Сигс Мондэй. Или Сакимондо. Что-то чужое, чуждое даже языку звездного народа.

На второй день Мискасквомиш увидел обратителя закона, но все еще не знал, как далеко тот находится. Белый человек, похожий на тех, о ком рассказывали люди чикасо неподалеку от отца вод, но не совсем белый, а почти бронзовый, и не блондин с голубизной в глазах. Черные волосы и глаза, как у махима: очень черные. Волосы росли на подбородке и еще больше вокруг рта. Жил не в обычном типи, а в странном, новом виде типи из бревен и с квадратными углами.

Третий день был ужасен. Если бы Мискасквомиш был певцом песен, а не знахарем, он написал бы об этом балладу для племени. То был сильный конфликт с медвежьим народом, сразу двумя из них, и они сразу узнали его. Весь медвежий народ знал Мискасквомиша и ненавидел его за то, что он не пускал их на территорию махима. Он должен был бежать очень быстро, но человек столь многих лун не может бежать достаточно быстро, чтобы убежать от медвежьего народа, и они почти поймали его. Он должен был сотворить очень много магии, чтобы ослепить их и парализовать на время, необходимое ему, чтобы убежать и спрятаться.

На четвертый день Мискасквомиш нашел обратителя законов.

В лесу была поляна, а посередине, как Мискасквомиш видел во сне, виднелся квадратный типи, сделанный из бревен. У него были квадратные отверстия в стенах и прозрачные магические кристаллы в квадратах, которые пропускали свет внутрь типи. Все как предвиделось заранее.

Под деревом неподвижно сидел обратитель законов. На мгновение Мискасквомишу показалось, что дух этого человека был далеко вместе со звездным народом, и только его тело сидело там. Но потом он поднял глаза и заговорил.

- Ты выглядишь именно так, как я и ожидал, - сказал он. - Я вижу тебя во снах уже больше десяти лет.

Мискасквомиш сделал знак мира, пряча свои страхи и призывая храбрость внутри себя.

Если Сикимундо научился говорить на махима, это доказывало, что он был из самого опасного типа обратителей законов. Белые (все это знали) никогда не учили индейские языки. Они настаивали на том, чтобы индейцы изучали их языки.

Это будет долгая борьба, и я могу не победить, подумал Мискасквомиш.

- Я тоже видел тебя во сне, - уклончиво ответил он.

Обратитель встал и вошел в свой странный квадратный типи.

Мискасквомиш ждал. Он не пробовал применять никакую магию и не думал убегать. Ворота открылись, и это был его последний вызов.

Обратитель вышел из типи с мехами.

- Для тебя, - сказал он.

Мискасквомиш взял меха. Тогда он быстро подумал и снял с пояса мешочек с сильнодействующим лекарством. Не годится подделывать и передавать слабый мешочек.

- Для тебя, - сказал он.

Обратитель принял мешочек.

Они оба сели. Обратитель, даже если он и белый человек, умеет быть вежливым. Он не пялится, не ерзает и не торопится.

Вдвоем они, Мискасквомиш и Сигизмунд, смотрели на кусты и деревья и слушали пение птиц. Вдалеке бурлил желтый ручей с огненным духом земли в нем.

- Я не желаю зла народу махима, - сказал Сигамоондо.

Обратители могут говорить такие вещи. Иногда они в это верили.

- Красивые меха, - сказал Мискасквомиш. - Ты богат и щедр.

- Этот мешочек - сильное лекарство. Я чувствую это. Ты человек мудрости и силы.

Они снова подождали. Мискасквомиш признался себе, что у этого типа хорошие манерыдля обратителя.

Тогда Мискасквомиш произнес формальную речь.

- Деревья, - сказал он, - следуют законам деревьев. Енотий народ следует законам енотов. Луна следует своим законам. Бурлящий ручей, который мы слышим сейчас, следует законам ручьев и рек. Знание, что все вещи под небом имеют свои собственные законы, старо. И хорошо, что мир такой.

Он не сделал обвинение явным.

Обратитель направился к отверстию в земле, над которым была натянута веревка. Он потянул вниз один конец веревки, и благодаря какой-то обратительской магии другой ее конец поднялся с ведром, полным воды.

Лицо Мискасквомиша оставалось неподвижным, хотя он никогда раньше не видел такой магии, даже от обратителей.

Обратитель из вежливости выпил первым. Какой бы магической ни была вода из ведра, она не представляет никакой опасности для него, понял Мискасквомиш.

- Выпей немного.

Мискасквомиш сохранял бесстрастное выражение лица и пил, гадая, что будет дальше.

Обратитель снова сел рядом.

- Законы деревьев - это не законы Бобрового народа, - сказал он. - Законы махима - это не законы чикасо. Законы ручьев - это не законы звезд.

Волшебная вода по-прежнему производила не больше эффекта, чем обычная вода.

- Все имеет свои законы, - сказал Мискасквомиш. - Это верно. Но, тем не менее, все вещи связаны законом. За исключением обратителей.

- Все, кто не являются обычными людьми, еще не врачеватели, - сказал обратитель. - Все, кто не является знахарями, еще не обратители.

Мискасквомиш встал.

- Благодарю тебя за меха, - сказал он.

- Благодарю тебя за мешочек с лекарствами.

- Вероятно, мы еще встретимся.

- Так и есть.

Мискасквомиш осторожно пошел прочь, не оглядываясь и не торопясь.

Обратитель утверждал, что он не обратитель, но этого и следовало ожидать. Обратитель все переворачивает. В тридцати ярдах от поляны Мискасквомиш услышал звук позади себя. Это не было похоже ни на ручей, ни на реку в половодье, ни на гром, ни на вой дикой кошки в жару, ни на том-том, ни на знахарское песнопение. Мискасквомиш никогда раньше не слышал такого звука. Его можно было бы назвать прекрасным, если бы это не было так странно: такой звук Мискасквомиш и вообразить себе никогда не смог бы.

Обратитель вошел в свой типи и творил свою собственную обратительскую музыку.

 

Мискасквомиш провел два дня на охоте, прежде чем был готов вернуться. Когда он вышел на поляну, обратитель снова сидел под деревом, словно мертвец, но он наблюдал. Эти глаза никогда не прекращают наблюдать, тревожно подумал Мискасквомиш.

Мискасквомиш подошел к обратителю и положил на землю меха — вдвое больше, чем получил.

- Для тебя, - сказал он. Потом сел.

Обратитель снял с пояса мешок и положил его перед Мискасквомишем.

- Для тебя.

Они смотрели на деревья и слушали желтый целебный ручей.

Наконец Мискасквомиш открыл сумку. Чудесные магические камни и кристаллы невероятной красоты. Он сразу все понял. Так же, как он принес вдвое больше мехов, чем получил, обратитель отдавал вдвое больше магии, чем ему дали.

Они в очередной раз некоторое время смотрели на деревья.

Мискасквомиш набил трубку. Он использовал только две волшебные травы, не желая поднимать состязание на более высокий уровень. Если обратитель снова поднимет воду из земли в ведре, это может быть уже демоническая вода.

Они разделили трубку.

- Когда-то, - сказал Мискасквомиш, - у меня была болезнь Дурной речи. Все мужчины и женщины боялись меня. Врата, которые не являются вратами, открылись, и я испугался. Я не мог противостоять им как мужчина. Я снова стал мальчиком, трусливым мальчиком. Мне до сих пор стыдно. Наконец, я прошел через врата. С другой стороны оказалось не страшно. Только проходить через врата страшно.

Сиггимундо еще немного покурил и учтиво вернул трубку.

- У сына брата моего отца была болезнь Дурной речи, - сказал он. - Он не прошел через врата. Он прыгнул в большую воду, воду, что больше реки, так он боялся.

- Дедушку домашнего опоссума моего дяди когда-то трахнул сине-зеленый лось, - сказал Мискасквомиш, на этот раз не скрывая своего гнева.

- Хорошо, - сказал обратитель, устало принимая упрек. - Антонио, мальчик, о котором я упоминал, был не единственным в нашей семье, кто страдал болезнью Дурной речи. Ты знаешь, что она была у меня, как и у тебя.

Мискасквамиш сделал вид, что прощает.

- Почему ты не сказал напрямую в первый раз? - спросил он как бы сочувственно.

- В моем племени не говорят напрямую сразу.

Мискасквомиш ждал.

- Там, откуда я родом, много врачевателей, - сказал Сиггимондо. – вряд ли тебе знакомы их имена. Одни - свободные строители, другие - люди черного камня, еще одни - люди красной земли, насколько близко вашей речи я могу назвать их. У них у всех разные лекарства, и все они боятся меня, как и ты, хотя я никому не желаю зла.

Мискасквомиш поднялся.

- Это прекрасные кристаллы, - сказал он.

- Это прекрасные меха.

- Мы можем встретиться снова.

- Можем.

Мискасквомиш ушел, как и прежде, не оглядываясь. Он был в ярости, но знахарь не действует сгоряча.

Обратитель нагло сказал ему, притворяясь вежливым, как и все они, что многие врачеватели пытались остановить его злое развитие, и все потерпели неудачу. Он снова солгал, все еще притворяясь, что не хочет причинить вреда. Он пришел сюда, чтобы сотворить зло с махима, потому что там, откуда он пришел, не осталось задач.

Обратитель, подобно знахарю, побывал в Вакане, Единой сути всех вещей, и узнал, что он сам не отличается от Вакана. Но знахарь - это все-таки человек, верный своему племени. Обратитель стал как Вакан, бесчеловечным, верным ни одному племени, ни духам, ни богам. Поскольку он подобен Вакану, он думает, что может играть с миром и всеми мирами.

И этого обратителя убить будет труднее, чем любого другого.

Другие главы перевода

23
1. Часть 1. Дурак

8 июля 2016 г.

2. Часть 1. Дурак

30 сентября 2016 г.

3. Книга 1. Земля задрожит: история ранних Часть 1. Дурак

6 декабря 2016 г.

4. Книга 1: Земля задрожит: история ранних Часть 2. Императрица

7 декабря 2016 г.

5. Книга 1: Земля задрожит: история ранних Часть 3 Маг

7 февраля 2017 г.

6. Книга 1: Земля задрожит: история ранних Часть 4. жрица

7 марта 2017 г.

7. Книга 1: Земля задрожит: История ранних . Часть 5. Мир

7 мая 2017 г.

8. Книга 1: Земля задрожит: История ранних . Часть 6. Повешенный

7 мая 2017 г.

9. Книга 2: Земля задрожит: история ранних Часть VII Дьявол

7 сентября 2017 г.

10. Книга 2. Сын вдовы. Часть Первая Случайность и заговор

6 февраля 2018 г.

11. Книга 2. Сын вдовы Часть 2. Башня

3 июня 2018 г.

12. Книга 2. Сын вдовы Часть третья – вечная жизнь

8 декабря 2018 г.

13. Книга 2. Сын вдовы Часть IV. Крылатое создание

8 февраля 2019 г.

14. Часть 3. Глава 1. Убийство в сумерках

8 июня 2019 г.

15. Том 3. Обратители законов. Глава 4. Вневременность - Южный Огайо 1776

7 июля 2019 г.

16. Том 3. Обратители законов. Глава 3. Революция и остроты Филадельфия 1776 - Чикаго 1968

7 июля 2019 г.

17. Том 3. Обратители законов. Глава 2. Предобеденное насилие Лусвортшир, 1776

7 июля 2019 г.

18. Том 3 Обратители законов Глава 5 Свет поет вечно

8 августа 2019 г.

19. Том 3. Обратители законов. Глава 6 Маркиз де Сад и другие раcпутники

8 декабря 2019 г.

20. Том 3. Обратители законов. Глава 8. Моя зеленорукая леди

9 апреля 2020 г.

21. Роберт Антон Уилсон "Исторические хроники иллюминатов"

25 июля 2020 г.

22. Роберт Антон Уилсон "Исторические хроники иллюминатов"

25 июля 2020 г.

23. Роберт Антон Уилсон Исторические хроники иллюминатов

25 июля 2020 г.

Случайные книги

по теме

Случайные переводы

по теме

Случайные статьи

по теме

путь левой руки

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"