Перевод

Стоящий в одиночестве

Евангелие от Святого Бернарда Шоу

 
 
                        II 
 
    (Стоящий в одиночестве) 

Когда Ква пересёк Жёлтое море, ему было полных тридцать два года от роду. Последние двадцать[1] равноденствий прошли над его головой с тех пор, как он, единственный здесь человек, начал свои странствия средь колоссальных, но плебейских руин Вэй-Хай-Вэя[2]. Товарищами ему служили львы и ящерицы, селившиеся в рассыпающихся развалинах офицерских кварталов; тогда как на крохотном кладбище копыта диких ослов отбивали ритм (бессильный разбудить усопших) по могилам спортсменов, наполнявших когда-то эти ныне заброшенные залы. 
Всё это время Ква без остатка посвящал своё внимание философским раздумьям; ибо богатейшие запасы превосходных продуктов, оставленных британцами, позволяли ему не беспокоиться о хлебе насущном. 
В первый год тренировал и покорял он своё тело и чувства. 
Шесть последующих лет тренировал и покорял он свой разум и мысли. 
Последующие два года он свёл всю Вселенную к Инь, Ян и их комбинациям в триграммы Фу Си[3] и гексаграммы императора У[4]
В последний год он отбросил Инь и Ян и обрёл единство в великом Дао[5]
Всё складывалось для Ква великолепно. Но даже его железный костяк несколько пострадал от неизменной диеты из консервных жестянок; и лишь благодаря этому талисману: 
 

смог он преуспеть в блистательной попытке превзойти своим искусством подвиг капитана Уэбба[7]. Это стало для него настоящим триумфом. Такая атлетическая нация как японцы не могла не отнестись с уважением к столь замечательным достижениям, хотя они и дорого дались ему, ибо Лига военно-морского флота (чередой благоразумных политических перестановок) силой заставила партию утроить флот, возвести непрерывную линию прибрежной фортификации и потратить многие миллиарды иен на выведение учёными более прожорливого вида акул, чем все доселе населявшие прибрежные воды. 
Итак, флотские на руках внесли Ква в Ёсивару, и радостно потрясали его ладонь, и пригласили индийцев, и вернули ему его реликтовую частную собственность, и организовали встречу по всем канонам высшего общества Нью-Йорка, пока знаменитый Ка Ру Со[8] исполнял свою прелестную балладу в сопровождении германского оркестра: 
 
ХОР.     Дуй в тамтамы, бей в фагот! 
Радость рвётся в двери! 
Я теперь страдаю от 
Острой бери-бери[9]
I. 
В понедельник я тощей 
«Сеятеля» Ропса[10]
Дуй в кимвал, в ситары бей! 
Вторник — день для оспы. 
Хор. 
II. 
Плохо с сердцем в третий день; 
Диабет — в четвёртый. 
Бум, скрипач! Ударник, брень! 
В пятый — боль в аорте. 
Хор. 
III. 
Коль в субботу рать вражья 
Смертным взором смерит, 
В воскресенью, верю я, 
Слягу с бери-бери! 
Хор. 
Не надо быть глубоким знатоком японского характера, чтобы понять, что Ква и его искусство были забыты за те же несколько дней; но богатый даймё, не лишённый проницательности, взял себе на ум спросить Ква, с какой целью тот прибыл в страну столь необычным способом. Будет проще, если я воспроизведу inextenso[11] их телеграфную переписку. 
(1) Кто Вы, почтеннейший, и что побудило Ваше превосходительство удостоить нас, скотов, высочайшею честью визита. 
(2) Сей презренный червь — великое Дао. Я смиренно прошу у Вашего высочайшего сиятельства попрать своего раба. 
(3) Прошу прощения великий даун[12] неразборчиво. 
(4) Великое Дао — Д. А. О. — Дао. 
(5) Что это за великое Дао. 
(6) Результат вычитания Вселенной из себя самой. 
(7) Отлично, но сей издыхающий пёс не в силах удовлетворить возвышенного стремления Вашего почтенного превосходительства, но, напротив, вынужден усердно умолять Вашу блистательную невозмутимость плюнуть на свою покосившуюся «ёро»[13]
(8) Да станет глубина мысли для Вашего жукоголового просителя залогом того, что прославленное Ваше благородство удовлетворит его независимо от решения. 
(9) Воистину. Снизойдёт ли Ваша величественность до того, чтобы осквернить себя вхождением в сию жалкую лачугу мусорщика? 
(10) Ожидайте прокажённого дракона с бери-бери в великолепном небесном дворце Вашего высочайшего могущества завтра (в четверг), ровно в три пополудни. 
Вот так и встретились Ква, поэт-философ из Китая; и Дзюдзюм, Крёстный Отец своей страны. 
Высочайший миг вечности! Добавьте к именам Иисуса Навина[14] и Езекии[15] имя Ква! Ибо за четверть часа до назначенного времени руки собеседника Дзюдзю то и дело возвращались к хронометру, дабы ни одна тень недоверия или досады не затмила восторга этого величественного события. 

[1] Здесь, вероятно, оговорка автора или ошибка переписчиков, поскольку говорится, что «всё это время Ква без остатка посвящал своё внимание философским раздумьям», но перечислены лишь десять (а не двадцать) последних лет. (Прим. перев.)[2] Искажённое английское «highway» («главная дорога). (Прим. перев.)[3] Фу Си (иначе Тайхао) — легендарный первый император Китая (Поднебесной), божество — повелитель Востока. Считается также изобретателем китайской иероглифической письменности, создавшим первые 8 триграмм, ставших основой для письма и китайской учёности. Эти письменные знаки Фу Си начертал, увидев схожие рисунки и узоры на спине крылатого дракона, выплывшего из реки Хуанхэ. (Прим. ред.)[4] У-ван (ум. 1025 до н. э.) — основатель китайской династии Чжоу. (Прим. ред.)[5] Как можно заметить, достижения десяти описанных лет здесь и далее в точности соответствуют символизму Древа Жизни от Малкут («тело и чувства») до Кетер («единство в великом Дао»). Число лет Ква (32 года) равно числу основных Ключей Каббалы (без Завес Небытия, Даат, 31bis и 32bis). (Прим. ред.)[6] Один из магических квадратов Священной Магии Абрамелина. (Прим. ред.)[7] Капитан Мэтью Уэбб (1848-1883) — первый человек, в одиночку переплывший Ла-Манш (1875), проведя в воде немногим меньше 22 часов. (Прим. ред.)[8] Искажённая фамилия Энрико Карузо, знаменитого итальянского тенора. (Прим. ред.)[9] Бери-бери — авитаминоз В1, алиментарный полиневрит. (Прим. ред.)[10] Ропс, Фелисьен (1833–1898) — бельгийский художник, представитель символизма, мастер жанровой и эротической графики. Его работа «Сатана-Сеятель» в оригинальном тексте стихотворения не упомянута, но её центральный персонаж тощ, как и отмечено в исходнике, поэтому для сохранения и размера, и общего смысла мы несколько отошли от дословности. (Прим. ред.)[11] (лат.) Полностью, дословно. (Прим. перев.)[12] В оригинале — «great toe» («большой палец ноги»), созвучное с «great Tao» («великое Дао»). (Прим. перев.)[13] Скорее всего, имеется в виду слово, записываемое иероглифами 助老 — подставка, на которую во время медитации может облокотиться престарелый буддийский монах. (Прим. ред.)[14] Иисус Навин — предводитель еврейского народа в период завоевания Ханаана, преемник Моисея. Его деятельность подробно изложена в Книге Иисуса Навина. (Прим. ред.)[15] Езекия, сын Ахаза — царь иудейский, один из лучших представителей дома Давидова. (Прим. ред.)
Художественная Литература, телема

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"