Перевод

Глава 5. Строки и связи

Настоящая жизнь Уильяма Блейка

Тобиас Чертон

Реальная жизнь Уильяма Блейка

Глава 5

 Строки и связи

 

1767-1772

 

Встану, пойду к отцу моему и скажу ему:

отче! Я согрешил против неба и пред тобою

и уже недостоин называться сыном твоим;

прими меня в число наемников твоих.

Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко,

увидел его отец его и сжалился; и, побежав,

 пал ему на шею и целовал его. Сын же сказал ему:

отче! Я согрешил против неба и пред тобою,

и уже недостоин называться сыном твоим.

(«Притча о блудном сыне», Лк. 15:18-21)

 

Искусство – это стремление поведать о своем видении миру. Художник всегда озирает жизнь. Создавая произведение, он делится воззрениями с публикой, что позже заметит или прочтет его. Искусство изображает взгляды. Но соглашался ли Уильям Блейк со взглядами родителей или учителей во время учебы в школе рисования Генри Парса в 1767 году? Может быть, он разделял убеждения братьев? Или друзей? Великих мастеров прошлого? Или же стремился выразить свои собственные представления? 

 

Еще до того как младший брат Генри Парса, Уильям, присоединился к путешествию Ричарда Чандлера и Николаса Реветта по Греции и Малой Азии в 1764 году, призванному развить вкус и воспитать отношение к культуре; архитектор и художник Реветт, происходивший из знатной суффолкской семьи, положил начало тому прогрессирующему явлению, что в 80-х годах XVIII века станет известно как греческое возрождение.  И, находясь в эпицентре событий, Блейк погружался в этот процесс.

В 1748 году археолог Джеймс Стюарт (1713—1788), художник Гэвин Гамильтон и архитектор Мэтью Бреттингем Младший присоединились к Николасу Реветту во время поездки в Неаполь. Оттуда через балканский порт Пула они направились в Салоники и Афины, чтобы изучить древние памятники in situ. По возвращении в Лондон, в  1755 году, Стюарт и Реветт опубликовали грандиозный труд «Афинские древности и прочие монументы Греции» (1762), в который вошли многочисленные изящные зарисовки афинских памятников. Данная работа вышла в более чем 500 подписных экземплярах и вскоре стала незаменимым пособием для архитекторов и живописцев, работающих в стиле неоклассицизма.  

Изготовлением гравюр с картин и зарисовок Стюарта и Реветта занялся Джеймс Базир[1] (1730—1802). Его мастерская находилась в доме 31 на Грейт-Куин-Стрит, что в нескольких шагах к северу от Стрэнда. Базир познакомился со Стюартом и Реветтом около 1749 года во время учебы в Италии.  Данное знакомство позволило ему получить заказ на изготовление  гравюр для «Ионических древностей» (1769) Парса, Чандлера и Реветта. За выполненную работу Общество древностей и Королевское общество платили Базиру достойное жалование. Тем временем Блейк изучал азы рисования в школе Парса.

Примечательно, что отец братьев Парс был мастером гравюры по металлу. В те времена художники прибегали к помощи граверов, чтобы широкая аудитория имела возможность познакомиться с их произведениями. Искусство было неотделимо от антикварианизма; чаще всего культура понималась как накопление и демонстрация жемчужин прошлого с целью создания по аналогии с ними такого же прекрасного настоящего. Новаторство было небезопасно. И следуя моде, Блейк искал вдохновение в прошлом.

Данная тенденция с оттенком романтической ностальгии уравновешивалась интересами тех, кто занимался торговлей и едва ли был вхож в художественные круги. И там, где случалось столкновение двух миров, вершились события, обращающие взгляды в будущее.

 

Когда Блейку было пять лет, согласно условиям Парижского мирного договора 1763 года, Франция утратила большую часть своей колониальной империи. В Америке началась агитационная компания против Лондона; колонисты не желали платить налоги за военное присутствие Англии для защиты от уже побежденного врага. 24 мая 1764, спустя лишь шестнадцать месяцев после заключения Парижского договора, Джеймс Отис провозгласил: «нет налогов без представительства». Колонисты объявили бойкот английских товаров. По предложению лорда Бьюта правительство Англии в 1765  издало акт о гербовом сборе: акцизами облагались все печатные издания и документы в Америке. Уильям Питт Старший понимал, что такой шаг нанесет ущерб торговле и красноречиво оспаривал принятие акта, призывая английское правительство опираться в вопросах управления колониями на разум, а не властолюбие, но, к сожалению, отмена закона была не в его власти. Бьют же был обеспокоен затратами Англии на войну с Францией и стремился погасить государственный долг за счет колоний. Он ввел в действие акт о постое, согласно которому, американцы должны были обеспечивать жильем и продуктами питания английские войска. Последствиями принятия акта о постое явились июльские протесты в Нью-Йорке, которые проходили, между прочим, как раз в то время, когда согласно биографии Гилкриста, Блейк увидел дерево, «каждую ветвь которого украшали ангелы» в предместье Пекем-Рай.

В 1766 году Уильям Питт  вновь возглавил английское правительство. В марте он принял билль об отмене акта о гербовом сборе, однако акт о постое по-прежнему оставался в силе –  в декабре английские войска приостановили полномочия ассамблеи штата Нью-Йорк за отказ подчиниться.

И пока в 1767 году  юный Уильям Блейк копировал гравюры, поражая учителя рисования художественными вкусом, правительство Великобритании сталкивалось с осуждением и требованием увеличения «свобод» внутри страны и за ее пределами. В мае 1768, когда Джон Уилкс был изгнан из парламента и оказался в тюрьме, в Лондоне начались акции протеста в его защиту. Войска открыли огонь по толпе, скандирующей лозунг: «Нет свободы - нет короля!». Пять человек погибли. За три месяца до этих событий, в районах, которые англичане называли «провинциями», Сэмюэль Адамс высказывался против парламентской власти на территории колоний. Призыв Адамса к совместным действиям стал поводом для введения в Бостон двух английских полков по приказу государственного секретаря по делам колоний лорда Хиллсборо. Колониальные тори, опасаясь возникновения анархии в штатах, приветствовали войско. К сожалению, в октябре Уильям Питт, страдая от подагры и некоторых психических расстройств, не позволяющих ему заниматься серьезными вопросами, подал в отставку.

1768 год завершился созданием первой Уэслианской церкви в Америке (штат Нью-Йорк). В Лондоне была основана Королевская Академия художеств. Член Общества дилетантов Джошуа Рейнольдс, избранный первым президентом Академии, создавал мастерские при Академии в здании Сомерсет-хаус, рядом со школой рисования Парса. Между тем, в Ноттингеме, графстве, откуда родом была мать Блейка, изобретатель и текстильный промышленник Ричард Аркрайт создал прядильную машину, приходящую в движение от воды. Капитан Джеймс Кук на корабле «Индевор» отправился в первое кругосветное плаванье, чтобы исследовать новые земли. Он пригласил в экспедицию ботаника Джозефа Банкса, который с 1761 года был членом Общества поддержки искусства, производства и торговли Шипли.

В 1769 году это общество выставляло знаменитое полотно Джорджа Стаббса «Тигр» на Сомерсет-стрит, неподалеку от школы рисования Парса. Безусловно, двенадцатилетний Блейк видел «Тигра», но нам не доведется узнать наверняка, вдохновила ли его картина Стаббса на написание поэмы «Тигр» двадцать лет спустя. Хотя иллюстрации к поэме, созданные Блейком, разительно отличаются от утонченного стиля Стаббса: изображение животных едва ли было сильной стороной Блейка.

В ноябре 1769 года Северная Каролина присоединилась к Южной, поддержав Виргинское соглашение об отказе от импорта товаров из Великобритании до тех пор, пока канцлер казначейства Чарльз Тауншенд не отменит налоговые пошлины, принятые в 1767 с целью финансирования административного аппарата колоний. Вольнодумный философ Томас Джефферсон, поддерживающий идею освобождения рабов, был избран в Палату представителей Виргинии, в то же время во Франции вышла книга Дени Дидро «Сон д’Аламбера», в которой он описал материалистическую концепцию сотворения и развития Вселенной. Через год друг Дидро, Поль Анри Тири Гольбах, опубликовал атеистическое произведение «Система природы». Он изобразил человека  как существо физическое, действующее под влиянием чувственности и собственного разума. И если в 1769 году данная публикация вызвала религиозно-политический скандал, то сегодня она, наверняка, нашла бы немало сторонников.

19 января 1770 ньюйоркцы, называющие себя «сынами свободы», вышли на акцию протеста против акта о постое. Через два месяца во время стычки в Бостоне английские солдаты застрелили пятерых горожан (события известные как «Бостонская бойня»), в Лондоне же общественность осуждала политику короля в Америке, «радикальный» Уилкс был освобожден из тюрьмы. Вскоре он стал шерифом, а затем, в 1774, и мэром Лондона. 12 апреля 1770 администрация лорда Норта отменила законы Тауншенда, сохранив лишь пошлину на чай. Через неделю, капитан Кук подошел к берегу Австралии.

Казалось, что в 1771 волнения в североамериканских колониях стали утихать. В целом, английскому правительству удавалось поддерживать порядок в Америке – лишь локальные мятежи изредка нарушали его.  В мае губернатор Северной Каролины Уильям Трайон подавил восстание «регуляторов» (так называли бунтовщиков, которые с 1764 года выступали против фискального контроля над имущественными сделками со стороны правящей элиты). В городке Хилсборо разъяренные «регуляторы» захватили и сожгли дом Эдмонда Фаннинга, секретаря Уильяма Трайона и известного тори.  Этот дом ранее принадлежал картографу и геодезисту Уильяму Чертону (который и отметил Хилсборо на карте во время экспедиции в районе Голубого Хребта по заказу епископа Спангенберга и моравской церкви в 1752-53).

Когда Джеймс Кук возвратился из первой экспедиции, объявив Австралию владением Великобритании, шведский ученый и мистик Эммануил Сведенборг прибыл в Лондон из Амстердама, где выходила в печать его книга «Истинная христианская религия». Сведенборг отправил записку Джону Уэсли о том, что мир духов жаждет встречи с ним. В ответ Уэсли написал, что в настоящее время он готовится к путешествию, но по возвращении будет рад посетить Сведенборга. На это Сведенборг ответил, что 29 марта он отправится в мир духов и больше не вернется, поэтому предложенное Уэсли время встречи ему едва ли подойдет. 29 марта 1772 Эммануил Сведенборг скончался от инсульта. Служанка Элизабет Рейнольдс, вспоминая предсказания Сведенборга, говорила, что он всегда отзывался о смерти как о празднике и веселье.  

Четырнадцатилетний Уильям Блейк приблизился к важному, поворотному моменту в своей жизни. 4 августа 1772 года в здании канцелярии, недалеко от холма Ландгейт Хилл, на вершине которого возвышается Собор Святого Павла, Уильям наблюдал за офицерами в ливреи, пока его отец, владелец магазина трикотажа, Джеймс Блейк договаривался об обучении сына у модного гравера Джеймса Базира. Блейк заплатил Базиру 50 гиней. На ближайшие семь лет Уильям переезжал в мастерскую к Базиру, что находилась в доме 31 на Грейт-Куин-стрит, при условии, что ученик будет воздерживаться от азартных игр, посещения таверн и театров.

Это был не самый верный способ стать художником.

 

Джеймс Базир и страшная правда

Сведения о том, как Уильям был отдан на обучение граверу, разнятся. В 1828 году давний друг Блейка, Джон Томас Смит писал, что Уилл «был напрочь лишен ловкости лондонского торговца» и «болвана решили держать подальше от прилавка». Когда Блейк переехал в мастерскую к Базиру, его старший брат Джеймс обучался торговле и галантерейному делу. Может, отец не хотел,  чтобы не имеющий склонности к торговле Уилл путался под ногами в магазине? Или же так выглядела ситуация глазами Блейка, хотя его точка зрения и была ошибочна?

Гилкрист записал яркое воспоминание Самюэля Палмера о том, как Блейк в зрелом возрасте с большим волнением читал вслух притчу о блудном сыне, отрывок которой послужил эпиграфом к этой главе. Когда Уильям дошел до строк «и когда он был еще далеко, увидел его отец…», слезы хлынули из его глаз, он не мог произнести ни слова. Как и доктор Джонсон, Блейк испытывал чувство вины перед отцом. Отношения отца и сына, дали трещину, вероятно, когда его Джеймс передал Уильяма на обучение Базиру.

Напротив, Аллан Каннингем писал, что Джеймс Блейк хотел отдать сына в обучение «известному мастеру живописи». Однако художник «попросил столь высокую плату, что скромный торговец стал колебаться» и тогда вмешался Уилл. «Юный Блейк, - пишет Каннингем, «объявил, что предпочел бы стать гравером».  Каннингем отмечает, что подобная профессия позволяла «заработать на кусок хлеба» и отчасти была связана с живописью – в действительности совершенно пустое утверждение – хорошие художники получали отличное жалованье. Большинство великих или, по крайней мере, успешных художников времен Блейка происходили из скромных семей (в сравнении с теми лицами или домами, что они писали на своих картинах), но проходили обучение живописи в именитых заведениях. Например, в 1735 году Уильямом Хогатсом была учреждена академия Сент-Мартин-Лейн, среди членов которой были и граверы. В 1767 году по настоянию Джорджа Майкла Мозера и Фрэнсиса Хеймана академия разместилась на улице Пэлл-Мэлл. К сожалению, в 1771 году, когда встал вопрос о продолжении обучения Уильяма Блейка, академия Сент-Мартин-Лейн была уже закрыта. Мозер был назначен хранителем Королевской академии художеств и переехал в здание Олд-Сомерсет-Хаус неподалеку от Стрэнда.

Возникает вопрос: почему же Блейк не продолжил обучение в Королевской Академии, как его друг (они познакомятся позже) Джон Флаксман  в 1772 году? Быть может, «известным мастером живописи», к которому обратился отец Блейка, был первый президент Королевской академии, Джошуа Рейнольдс? Блейк утверждал, что ненавидел Рейнольдса за отношение к искусству и роли воображения в нем. Но не было ли унижение, которому подвергся Джеймс Блейк, причиной этой вражды? Блейк мог вспылить, когда произошел накал страстей, и несдержанность обошлась ему дорого. Интересно, что покинув мастерскую Базира, Блейк, словно пытался наверстать упущенное время: он поступает в Королевскую академию, однако сэр Джошуа нелестно отзывается о его стиле.  Можно сказать, что Флаксман получил фору в семь лет, в течение которых Блейк ходил в ремесленниках.

В 1832 году Тейтем описал историю, схожую со свидетельством Канингема. Он подчеркнул «огромный гонорар», который запросил за обучение «именитый художник». По словам Тейтема, Блейк «с присущей ему щедростью просил отца не тратить на него большие средства, поскольку это было бы несправедливо в отношении его братьев и сестер [ошибка]; он предложил отдать его в обучение учителю гравирования, что было не так дорого и в будущем сулило приобретение прибыльной профессии.

И если верить Тейтему, Блейк сам выбрал обучение у гравера. Чтобы исполнить желание сына, Джеймс Блейк начал поиски подходящего учителя. Самюэль Палмер писал, что сперва он привел сына к граверу, чья мастерская располагалась на Брод-стрит, но Блейку не понравилось лицо гравера, и он отказался учиться у него. Далее Палмер, замечая, что Блейка обладал знаниями в области физиогномики, утверждает, что Уилл сказал, что этот человек выглядит так, будто «кончит свою жизнь на виселице».

Неутомимый исследователь творчества и биографии Блейка, Г.И. Бентли-младший выяснил, что в 1772 году на улице Брод-стрит находились всего две гравировальные мастерские: студия члена Королевской академии художеств и «королевского гравировщика» Франческо Бартолоцци (1725-1815) и Пьера Этьена Фальконе (1741-1791). Однако Фальконе, учившийся живописи у близкого друга своего отца Джошуа Рейнольдса, был известен как художник-портретист и редко занимался гравюрой.

Безусловно, Фальконе был «мастером живописи» и он мог попросить у Джеймса Блейка большую плату за обучение сына, но он не был приговорен к повешенью. Учитывая эту деталь, Бентли, подобно Гилкристу, предполагал, что отец привел Уильяма к граверу Уильяму Уинни Райленду, которого позже приговорили к смертной казни. В 1772 году Райленд жил неподалеку от здания Королевской биржи, на улице Корнхилл, а позже переехал на Куин-Роу, а не на Брод-стрит, как писал Палмер.

Я бы хотел поделиться своей гипотезой: Блейк встретился с Райлендом в доме у Фальконе на Брод-стрит, или же Фальконе направил Джеймса Блейка к Райленду. Мое предположение основано на следующем.

В Королевской академии хранится гравюра с картины художника-миниатюриста Озайса Хэмфри (1742-1810; позже он станет другом Блейка), выполненная Д. П. Паризе в карандашной манере.  Под гравюрой можно увидеть надпись: «Продано на углу улицы Пантон-стрит [торговая улица Лондона]  П. Фальконе, Гай-Маркет, Райленд и Брайер, Корнхилл» - и дату - 1768 год.  По сути, надпись представляет собой важное свидетельство о совместных делах Фальконе, Райленда и Брайера.  Фальконе и Райленд, которого позже казнили, имели общий бизнес.

В Национальной портретной галерее мы найдем отпечаток портрета Уильяма Уинни Райленда с гравюры Д.П. Паризе (1768-9), «исполненный с оригинала Пьера Этьена Фальконе».  Фальконе написал 34 портрета представителей лондонской культурной верхушки. С этих портретов Паризе (1740- 1783) изготовил гравюры, оттиски которых позже выставлялись на продажу Фальконе, Райлендом и Брайером. На оттиске портрета Джошуа Рейнольдса, выполненном в 1768 году и оцененном в два шиллинга, даже было отмечено место его печати: «Продано П.Фальконе, отпечатано на Брод-стрит, Карнаби-Маркет, Райленд и Брайер, Корнхилл». И если вы искали мастера для обучения живописи, вам непременно следовало бы обратиться к Фальконе, который в свою очередь мог посоветовать учителя гравирования. Кроме того, Фальконе жил по соседству с семьей Блейк.

Уильям Уинни Райленд (1738—1783) стал известен как королевский гравер после того как выполнил серию гравированных портретов короля Георга III и королевы Шарлотты с полотен различных художников. В 1766 году он вступил в Ассоциацию художников и совместно со своим учеником Генри Брайером организовал бизнес по продаже гравюр. Но в декабре 1771 года, за несколько месяцев до того как Джеймс Блейк искал учителя гравирования для сына, этот бизнес прогорел. И поскольку Райленд отчаянно нуждался в средствах, Фальконе порекомендовал его кандидатуру в качестве учителя для Уильяма. Безусловно, юный Блейк не желал учиться у человека, которого, прежде всего, интересовали деньги. Но можно предположить, что Фальконе пригласил бывшего делового партнера Райленда в гости на Брод-стрит, чтобы предложить «возможность» заработка: Джеймс Блейк готов был заплатить за обучение сына приличную сумму.

29 августа 1783 года за подделку денежных документов Ост-Индийской компании на сумму в 714 фунтов стерлингов Райленд был повешен в Тайберне. Провидение оградило Блейка от учителя, исполненного отчаянья и безрассудства, но оказалось бессильно перед волей самого Уильяма.

Несомненно, прохождение ученичества у Джеймса Базира было лучшей альтернативой вовлечению в сомнительный бизнес Фальконе и Райленда. Известно, что работы Базира высоко ценились членами Общества древностей – это означало признание его таланта образованной публикой Лондона. Более того, Базир был вхож в Общество дилетантов и Лондонское королевское общество. Возможно, именно это впечатлило юного Блейка, питавшего особую страсть к истории и древнему миру и желавшему обрести некоторую свободу. Вполне вероятно, что инстинктивно Уильям хотел покинуть родительский дом, чтобы не слышать жалоб брата о том, что он не вносит никакого вклада в семейный бюджет. Джеймс Блейк и его старший сын проходили профессиональное обучение, и ничто не мешало Уильяму последовать их примеру. Но почему он настолько сильно отличался от своей семьи? –  вот, что угнетало тонкую душу Блейка.  Нельзя не отметить, что некоторые граверы имели членство в Королевской академии, и сам Блейк, несомненно, считал гравюру подлинным искусством. Он восхищался работами Альбрехта Дюрера и, полностью разделял мнение художника относительно поиска вдохновения; он даже приобрел оттиск гравюры Дюрера «Меланхолия».

Смит уверяет нас, что Блейк разделял  восторг Базира в отношении мастерства итальянского гравера Маркантонио Раймонди (около 1480-1534), а символические гравюры, составляющие часть обучения,  помогали ему визуально представить духовный мир. Однако все же главной причиной выбора Блейком Базира в качестве учителя было его желание, занимаясь искусством, обрести финансовую стабильность в будущем, а также обязательства перед семьей – чтобы они не думали, что он «возгордился».

Любопытно, что сегодня в музее Королевской академии представлены только два произведения Джеймса Базира. Гравюра «Явление Христа двум ученикам на пути в Эммаус» с пометкой «по работам Рафаэля» - горячо любимого художника Блейка – была отпечатана в 1753 году Ричардом Далтоном (примерно1715—1791), когда Базир возвратился из Италии. Вторая гравюра  –  «Пилад и Орест» с примечанием «по мотивам работ Бенджамина Уэста» (1738—1820) – была отпечатана Джоном Бойделлом  в июле 1771 года, когда Блейк был учеником старшего сына знаменитого гравера Исаака Базира (1704—1768).

Но обратите внимание на слова «по работам Рафаэля» и «по мотивам работ Бенджамина Уэста». Гравюры выполнялись с … картин  художников. Кого же было принято считать художником? Никак, не гравера! Художник мог иметь многое. Так, Бенджамин Уэст родился  в Пенсильвании, был близким другом Бенджамина Франклина, стал президентом Королевской академии в 1792 году – вот пример финансовой стабильности. И пока Блейк обучался гравированию, Георг III назначил Уэста «историческим живописцем при дворе» с  жалованьем в 1000 фунтов стерлингов в год – здесь можно говорить о реальной финансовой свободе. И только затем появляется гравер.

Изучение искусства гравюры не входило в программу Королевской академии. Художники-члены академии стремились, прежде всего, обучить  студентов «дизайну», а также живописи и скульптуре. Начиналась формализация искусства, и Блейк взошел на художественную сцену Лондона именно в тот момент, когда трансформация носила уже системный характер.  В течение предыдущих 50 лет подобный процесс происходил в «зодчестве». В 1632 году, когда родился сэр Кристофер Рен, строительством занимались «вольные каменщики». Они возводили здания из «сырого» камня (легко поддающегося обработке по всем направлениям). После первичного обучения одаренные юные каменщики становились подмастерьями и продолжали учиться: в зависимости от склонностей они начинали бизнес, создавали проекты планировки и контролировали их исполнение, становились мастерами масонами. Королевский архитектор получал степень Королевского мастера масона.

Когда  же зодчество было причислено к классическим дисциплинам («Архитектура Витрувия»), расширяющим возможности прикладного применения искусства геометрии, благородные джентльмены стали именовать себя величественно архитекторами, чтобы подчеркнуть отличие от людей, работающих руками. Отныне они руководили работой «вольных каменщиков». Дизайн, полагали они, составляет основу искусства. Вольные каменщики считались простыми ремесленниками. И если они хотели стать «архитекторами», им нужно было разбогатеть, обратиться к новым модным стилям, в частности к классицизму, и держать руки в чистоте.

Страшная правда заключалась в том, что гравюра была вспомогательным инструментом для художников, писателей и издателей. Художник мог прибегнуть к гравюре, чтобы расширить, так сказать, свою «паллету»; но гравер не мог стать Художником. Во многом это было связано с классовыми различиями. Конечно, дворянин не ожидал, что его портрет будет писать человек благородного происхождения, но и не стал бы заказывать картину у ремесленника. Джентльмены не позировали граверам, леди не расстегивали перед ними платьев.

Обучение гравированию в течение семи лет впоследствии негативно отразилось на творчестве Блейка. Можно сказать, что решение, принятое четырнадцатилетним Уиллом самостоятельно или по настоянию семьи, оказалось одним из самых губительных в его жизни. Я приведу лишь один пример, чтобы объяснить,  отчего данное решение можно считать таковым: в 1800 году друг Блейка Флаксман написал письмо Уильяму Хейли, его покровителю. В то время Блейк как раз завершил работу в Фельфаме , графство Сассексе. Выпускник Королевской академии Флаксман советовал Хейли не заказывать Блейку больших полотен, для написания которых он «был не приспособлен ни обучением, ни природной склонностью».

Многие замечали гениальность Блейка, но этого было недостаточно, чтобы стать художником.

 

 

Ульяна Айтакаева

 

[1] Джеймс Базир, также известный как Джеймс Базир-старший, Джеймс Бейсир или Джеймс Бэйзайр, был английским гравером и учителем молодого Уильяма Блейка.

 

агиография

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"