Перевод

Глава 12. Элиас Эшмол и истоки масонства

Золотые строители

ТОбиас Чертон

Золотые строители

Глава 12

Элиас Эшмол и истоки масонства

Сотрудник Эшмола, доктор Роберт Плот, написал о «масонах» в Стаффордшире в Natural History того же города 13:

к прочему добавляются местные обычаи, один из членов общества масонов должен являться местным жителем, что, учитывая отдаленность этих мест, кажется более невыполнимым условием, чем где-либо еще, хотя, как я считаю, этот обычай распространен более или менее повсеместно;

Почему более обширно в окрестностях Стаффордшира, чем в других местах? Есть ряд существенных факторов, которые становятся ясны при более близком рассмотрении и изучении этих мест - факторов, которые были, в основном, хорошо известны Эшмолу как знатоку.

В средневековье стаффордширские болота привлекали монахов, следовавших учениям мистика и практичного гениального человека Бернарда Клервоского: цистерцианцев, чей орден берет начало в 1098 году, когда святой Роберт, аббат Молесский основал монастырь посреди леса в Сито (Cîteaux) в епархии Лангра (Langres) для Клюнийской реформы Бенедикта. В 1112 году молодой дворянин приехал в Сито с друзьями в поисках Бога. Этот дворянин был Бернардом, который должен был стать душой и вдохновением ордена «белых монахов» и неофициальным главой христианского мира. В 1129 году он передал тамплиерам первоначальное правило (основанное на цистерцианских принципах) - он был племянником одного из основателей ордена тамплиеров Андре де Монбара, а с 1147 года организовал Второй Крестовый поход, во время которого тамплиеры показали легендарную доблесть. К тому времени, когда Бернард умер в 1152 году, в цистерцианский орден входило 343 монастыря, а к концу двенадцатого века их было 530. В Стаффордшире один из этих монастырей основал рыцарь-крестоносец Бертрам де Вердон в 1176 году в местечке Кроксден (Croxden) около замка в Алтон, в десяти милях к юго-востоку от Лик (Leek).

Примерно в 1214 году шестой граф Честер Ранульф де Блондевиль основал цистерцианское аббатство Диюлакр (Dieulacres), расположенное к северу от Лик с пастбищами в Биддульф-Мур и в других местах. В 1223 году Генри де Одли основал цистерцианское аббатство Халтоне в пяти милях к юго-западу от Лик. По-соседству с его землями, в нескольких милях к юго-западу от Халтона, (после 1168 года) существовала община тамплиеров в Киле. Отношения между цистерцианцами и тамплиерами были очень тесными. Между ними эти три цистерцианских монастыря строили жизнь окрестностей Стаффордшира средневековья вплоть до роспуска монастырей, столетием ранее замужества Эшмола с Элеонорой Мейнваринг (1638). Само собой разумеется, они были построены и структурно разработаны ложами масонов, каменщиками и фримасонами: скульпторами этого мелового камня, столь подходящего для тонкой резьбы, известного как песчаник 14.

Правила белых монахов заключались в том, чтобы находиться в монастыре, молчать, не владеть никаким имуществом, быть послушными, быть неотвлеченными и не роптать, часто исповедоваться, выполнять назначенные обязанности и быть связанными друг с другом взаимной любовью. Назначенные обязанности касались ухода за одеждой, обувью, кухней; вставать в полночь и проводить ранние часы в пении, а затем работать до заката, когда они ложились спать. Они не ели мясо (кроме случаев болезни), рыбу, яйца, масло, молоко или сыр - за исключением случаев, когда они были даны как благотворительность. Наряду с монахами жили conversi: каменщики, кузнецы, ткачи, сапожники, валяльщики, кожевники и пекари: часто из рабочего класса. Их быт был скуден (обычно они жили в западной части здания), и их рацион был беден. По словам Жана Гимпеля 15, дух правил святого Бенедикта не позволял монахам выполнять тяжелый ручной труд, такой как добыча камня, резка камнем или скульптура.

В 1119 году цистерцианцы создали закон «правил и обычаев» в отношении работы послушников, которые должны были принять обет нищеты, целомудрия и повиновения, но никогда не становившиеся священниками. В то время как услуги каменщиков были необходимы для базового строительства и последующего ремонта монастырей, строители, особенно специалисты-скульпторы, часто приглашались извне, как демонстрируют многочисленные масонские знаки во многих цистерцианских монастырях. Скульптура была работой масона, высококвалифицированного человека, который освоил резку камня (сама по себе точная наука) и встретившего своих товарищей в «ложах», часто деревянных на месте стройки, где простая экономика и гордость своим ремеслом продиктовали передачу «секретов» в их узком кругу. Очень важно понять масштаб ремесла. Представлять себе, что эти масоны были просто высококвалифицированными рабочими (или «ремесленниками») с небольшим интеллектуальным и духовным пониманием их работы, было бы большой ошибкой. Среди масонов мы действительно видим зарождение западного «художника», который пытается подражать божественному искусству, которое открыло ему его собственное искусство, и который, естественно, был склонен думать о создателе вселенной как о «Великом архитекторе». Как выразился Жан Гимпель:

Став скульптором, каменщик входит в интеллектуальный мир. Он вступил в контакт с богословами и учился у них; у него была прекрасная возможность увидеть драгоценные рукописи аббатства. Он научился смотреть, наблюдать и думать. Его интеллектуальный горизонт расширился, что означало, что его резьба обогатилась как материально, так и духовно. Благодаря миниатюрам и рукописям, которые он видел и которыми восхищался в аббатствах, скульптор мог смиренно предложить небольшие вариации на темы, выдвинутые отцами. Поскольку скульптор и богослов работали в одном направлении, первый мог чувствовать себя свободным, так как внутри этого сотрудничества не было принуждения.16

Эпоха (как, например, начало 17 века), когда интеллектуалы и не только были очарованы символикой и эзотеризмом, не могли не поражаться тому, что делали масоны этого края на протяжении веков и которых, возможно, испытывали своеобразную тоску по средневековью, которую мы, иначе затерявшиеся во времени, не можем правильно увидеть или, сказать лучше,, почувствовать. Во времена Эшмола у образованных людей было широко распространенное ощущение, что что-то жизненно важное в древнем мире, несомненно, было потеряно (и его нужно было восстановить, а именно: Новая Атлантида Фрэнсиса Бэкона, 1627), поскольку монашеский мир и все что с ним связано, как и эпоха рыцарства, также были утеряны (самая знаменитая работа Эшмола в свое время была историей Ордена Подвязки - книга, которая восхищала его современников). В начале семнадцатого века появился новый интерес к мифологии Атлантиды, к алхимии и к идее герметического «чистейшего богословия»: эти первичные ядра мудрости с древнейших времен передавались в герметических кругах посвященных. Возможно, стать “принятым” масоном во времена Эшмола было способом сохранить чувство устойчивости, во время как государство было обезглавлено после столетней религиозной суматохи.

Во времена Элиаса Эшмола масоны не покинули окрестностей Стаффордшира. Несмотря на разрушительные последствия Монастырского Раскола, начатого Генрихом VIII в 1536 году, вполне возможно, что в начале следующего столетия некоторые масонские ложи претерпели некоторое возрождение 17. Многие из великих домов Стаффордшира, упомянутые в Natural History of Staffordshire доктора Плота, построенные в тот период - и архитектура эпохи Якова богата сложным декором и визуальными аллегориями (Иниго Джонс - очевидный пример стандарта, достигнутого и практиковавшегося в начале семнадцатого века). Не следует забывать, что масоны были необычайно скрытными. Если бы Эшмол в 1646 году не описал в дневнике свое посвящение, и если бы его работник не заговорил о масонах на стаффордширских окрестных пустошах, это исследование никогда бы не началось.

Мейнваринги

Эшмол записал в своем дневнике 18, от 27 марта 1638 года:

я был женат на Элеоноре Мейнваринг, старшей дочери мистера Питера Мейнваринга (и Джейн, его жены) из Смалвуда в Ком'Кесте: она оказалась добродетельной и хорошей женой. Брак состоялся в церкви св. Бенета в Пауле, где присутствовал г-н Адамс Парсон.

Хотя кажется, что пара встретилась в Лондоне (где Эшмол работал в канцелярии), Элеонора, похоже, провела большую часть своей короткой семейной жизни в доме своего отца в Смоллвуде. Эшмол регулярно навещал ее, узнавая край и свою (большую) семью, к которой проявлял живой интерес 19. С точки зрения социального статуса, брак Эшмола был «шагом вперед». Хотя его дед Томас Эшмол (ум. 11 января 1620) был старшим судебным приставом города и графства Личфилд, отцу Элиаса приходилось сводить концы с концами, работая шорником. Новый тесть Эшмола, хотя и относительно бедный по сравнению с другими дворянскими семьями в Чешире, боролся за выживание своего небольшого имения и был членом одной из самых значительных и богатых семей Чешира, начиная с норманнского завоевания (значительно распространенной в Уитморе, в трех милях к югу от Кила в Стаффордшире). Его самые богатые родственники владели поместьем Пове-Супериор, среди других земель Чешира, и жили всего в восьми милях к северу от Смолвуда.

В 1641 году в городе Конглтон, неподалеку от Остбери, в двух милях от Смолвуда вспыхнула эпидемия чумы. Из дома Уильяма Лаплова чума, охватившая большую часть его семьи, распространилась по Остбери, приходские записи свидетельствуют о том, что в этом ужасном году в этой деревне умерло почти 300 человек. Эшмол записал в своем дневнике, между пятым и шестым декабря 1641 года 20:

Моя дорогая жена страшно разболелась к вечеру и умерла (к моей великой скорби и горю всех ее друзей) следующей ночью около 9 часов.

8 декабря 1641 года:

Она была похоронена в церкви Остбери в графстве Чешир, у входа в южный неф церкви, а именно, в западном конце нефа: Манваринги Смолвуда были похоронены в западной части северного нефа 21.

На самом деле Эшмол, находившийся в Лондоне, когда все это происходило, не знал о смерти жены, пока не приехал в Личфилд 16 декабря. Когда он приехал в Смолвуд, ее уже предали земле. В морозное январское утро (16 января 1642 года - через двенадцать дней после того, как Карл I отправился в палату общин, чтобы арестовать Пима, Хэмпдена, Хейзелригг, Строда и Холла), Эшмол наконец получил возможность посетить могилу жены. Несмотря на то, что он затем женится еще дважды, Эшмол никогда не оставлял память об Элеоноре, но она жила в его сердце благодаря регулярным посещениям ее родственников, которых высоко ценил 22. Когда в 1646 году он принял решение о создании масонства, он отправился в домик по дороге Уоррингтон (которая находится на западном конце деревни) с полковником Генри Майнварингом, двоюродным братом Элеоноры, который жил в четырех милях от дома в Карингем 23, где родился его отец, пятый сын Генри Майнваринг. Не более чем через год после того, как Эшмол в это холодное и траурное утро вышел из церкви св. Марии в Остбери, пуритане сэра Уильяма Бреретона, отстаивавшие Биддулф-Холл (принадлежавший Королю 24), держали своих лошадей в церкви Остбери, разбивая средневековые витражи, вынося орган и предреформационную мебель на поля и сжигая их. Разрушительные события стояли на горизонте жизни Эшмола, как и всей страны. Когда дела роялистов пошли плохо (после Наисби в 1645 году), Эшмол снова вернулся на границу Стаффордшира-Чешира, чтобы найти поддержку; у него была опора.

Если бы Эшмол спустился с кладбища Остбери на деревенскую площадь, он бы увидел две необычные средневековые гробницы - навесные гробницы за пределами церкви - необычное явление. Там лежали тела рыцаря Ричарда де Венейблса из Ньюболда (около 1342 года) и Уильяма де Венейблс (Venables), ректора Остбери в конце тринадцатого века. Ранее Уильям де Венейблс вместе с Роджером де Майн-варином 25 (Майнварингом) были свидетелями того, как граф Ранульф в Честере давал распоряжения баронам с целью основания аббатства Дюлакрес (1214). Фактически, Эшмол был дальним родственником семьи Венейблс, как и его первая жена, Элеонора Майнваринг. Предок Элеоноры, Марджери Майнвардинг, была дочерью Хью Венейблс, барона Киндертона, и, по словам Томаса Майнваринга (1656) 26, именно Марджери воздвигла необычную часовню в церкви Лоуренса, Верхнего Повера, над гробницей мужа Рэндла Майнваринга; сэр Рэндл (известный как Хандекин Справедливый) умер в 1456 году. Вокруг его шлема был начертан девиз ордена «Jesu the Nazarene», орден, который мне не удалось найти.

Церковь Верхнего Повера - сокровищница мейнварингских останков 27, таких как великолепно вырезанные изображения Рэндла и старшего сына Марджери, сэра Джона Мэйнваринга и его жены Джоан. Они, как и изображение сэра Уильяма Мэйнваринга (датированное 1399 годом) в церкви Эктон, вырезаны масонами из алебастра. В Дербишире (Челлстон), на востоке Стаффордшира и близ Тутбери, в тридцати милях к юго-востоку от Ашборна, были карьеры алебастра. Кроме того, в св. Лоуренсе есть прекрасные алебастровые монументальные плиты Джона Майнваринга, рыцаря (умер 1515) и его жены Кэтрин, которая умерла в 1529 году. Похоже, что Майнваринги имели давние отношения с искусными скульпторами - масонами - со времен средневековья вплоть до шестнадцатого - семнадцатого веков. Эти отношения касались и строительства.

В 1225 году граф Ранульф из Честера (основатель Дюлакрес), союзник крестоносцев Майнварингов, начал строительство замка Бистон, возможно разработанного самим Ранульфом. Граф пробыл в Египте два года, слушая из первых рук рассказы о замках крестоносцев в Палестине и Сирии с их изощренной защитой. Бистон (Beeston) сравнивали с Шахъен (Sahyoun) в Сирии. Это было инновацией. Незаконченный до смерти графа в 1232 году, замок был захвачен Генрихом III, сын которого, Эдвард I, укрепил замок, проделав фундаментальную работу в 1303/4, что известно из источников, хранящихся у королевских чиновников (том 59 Lancs. & Cheshire Records Society. 1910 ). Стоимость работы каменщиков, включая металлоконструкции, составила 38 фунтов стерлингов. Руководителем каменщиков, работающих над замком, был мастер Варин. Имя наводит на размышления. Майнваринги происходили от нормандской семьи, получившей название от реки Guarenne или Varenne и небольшого городка с таким же названием около Arques в Нормандии. Это название было англизировано до Warenne или Warren, иногда Warin. Имя Mein-warin часто появляется в записях средневекового Чешира. Mein относится к дому семьи Варин, а именно, Верхнему Пеоверу.

В шести милях к северу от Верхнего Пеовера (на земле, предоставленной завоевателем семье Венейблс) - предшественницей которой была церковь Ростерн, примерно в шести милях к юго-востоку от Уоррингтона (где Эшмола посвятили в октябре 1646 года). В 1578 году арбитражный суд вынес решение по инициативе Томаса Лега против сэра Рандла Майнваринга, отстаивающего свои права на часовню Лег в церкви Ростерна. Согласно Раймонду Ричардсу 28: “часовня Лег в Ростерн стояла разрушенной в XVI веке без стекол, сэр Рэндл Майнваринг отреставрировал ее за свой счет”, считая что она принадлежит ему и его семье, “будучи в итоге обманут Томасом Легом". Обсуждения строительства продолжились. В 1585 году величественный замок Пеовера был завершен и до сих пор стоит нетронутым, посреди парка Пеовер, с видом на церковь св. Лаврентия. 29

В 1647 году Филипп Майнваринг, рыцарь парламентариев, умер, а его жена Эллен построила северную часовню в Верхнем Пеовере, поместив туда великолепно сохранившееся изображение мужа в доспехах, и позднее ее собственное (она умерла в 1656 году). Эллен помогала Кромвелю деньгами и связями (по местному преданию, войска Кромвеля часто квартировались в церкви Верхнего Певера), но это не помешало протестантским вандалам периода протектората отрезать молитвенные руки, поднятые вверх к ее изображению, что было воспринято невежественными знаком римской религии. В 1644 году, когда Эшмол был в Оксфорде, пытаясь убедить парламент оказать влияние на губернатора Личфилда, чтобы последний отдал акцизные деньги, Филипп Мейнваринг получил письмо от Чарльза I (находящегося в сентябре того же года в Честере), адресованное «Нашему верному и любимому Филиппу Майнварингу», , Выражая обеспокоенность по поводу того, что Майнваринг «не пострадал от нас и наших дел», и что если он «ответит иначе», поездки по стране будут совершаться «на его страх и риск». Филипп остался на стороне парламента, так же как и все Майнваринги военной эпохи, о которых мы знаем. Нет никаких свидетельств о том, что Эшмол осуждал антипатию Майнварингов к Карлу I. Возможно, в нем было нечто, из за чего он чувствовал себя выше этих вопросов. В ложе, с которой он был братски связан, он встретил римского католикоа, англиканца, парламентария, сам будучи роялистом. Человек, который мог принять осквернение церкви, где была похоронена его жена, соратниками его друзей, был явно очень терпим или колебался, но затем, для Элиаса (чей девиз был Ex Uno Omnia) герметическая философия объединила все явления, какими бы душераздирающими они ни были. Конечно, его политическая позиция в этом случае была загадкой; Эшмол был загадкой - больше всего, наверное, для себя.

Теперь ясно, что в то время как масоны, несомненно, находились в окрестностях Стаффордшира, как справедливо утверждал д-р Плот, и, хотя Эшмол, возможно, и был принят в их ряды, главным образом это была связь с семейством Майнварингов в Чешире 30, кто предложил и устроил инициацию Эшмола.

16 октября 1646 года Элиас Эшмол сопровождал своего двоюродного брата, заключившего брак, полковника Генри Майнваринга по пути на север в Уоррингтон и в масонство.

Уоррингтон, что случилось?

Короткий ответ на этот вопрос - мы не знаем. Однако мы можем частично заполнить пустоту благодаря исследованиям Нормана Роджерса, опубликованным в 1952 году в Transactions of Quatuor Coronati Lodge (том 65). Роджерс изучал тех, кто появился в коротком очерке Эшмола о его посвящении в 1646 году, и из работы Роджерса ясно, что ложа Уоррингтона, случайно или нет, состояла в основном из землевладельцев пограничных районов северного Чешира и южного Ланкашира: в основном роялистов и значительного числа из семей с традициями верности «старой религии», то есть католицизму. Ясно, что контакт с Эшмолом произошел посредствам семьи Майнваринг и связей этой семьи с дворянами (и, вероятно, ремесленниками) к северу от старого округа Пфальц Честера. Почему Уоррингтон?

Если, как представляется наиболее вероятным, упоминание Эшмолом «г-на Rich Penket Worden" означает, что Rich Penket был хранителем ложи (он упоминается первым), в этом случае фамилия Penket может дать нам подсказку. В 1407 году брат Томас Пенкет (умер в 1487 г.: один из Пенкетов, державший земли лордов Уоррингтона, семьи Ботлер (Батлер)) жил в приорате св. Августина, в Уоррингтон (взятом при Генрихе VIII). Мы видим здесь наводящую на размышления связь между джентльменами-землевладельцами и монашеской системой, которую мы наблюдаем у Майнварингов и в Стаффордшире. (Многие реликвии Уоррингтонского монастыря можно увидеть в Музее Уоррингтона). Шекспир упоминает брата Пенкета, провинциала своего ордена, поддерживающего Ричарда из Йорка, настроенного против Эдварда V (Ричард III, акт III, Сц.5). Пенкеты также покровительствовали церкви Фарнворта к западу от Уоррингтона, и теперь становится ясно, что именно церковный мир стал главным средством общения между джентльменами и действующими масонами. Например, MS Эшмол , 1, 125, и далее 11т-12т содержит копию соглашения, заключенного между лордом Стюардом, лордом Чемберлейном и сэром Томасом Ловеллем (от имени короля Карла II) и рыцарями Подвязки, и «масонами» Джоном Хилмером и Уильямом Верту, указав работу для хора Виндзорской часовни: сводчатые крыши и орнаменты с «архебоцентами, крестами, корсами и королевскими существами». Такого рода работа не была дешевой, и Роджерс, по мнению автора, ошибался, думая, что Ричард Эллом из Лимм, графство Честер (рядом с Уоррингтоном и, вполне возможно, Ричардом Элламом, членом ложи Уоррингтона 1646 года), чей энтузиазм (7 сентября 1667 года), говорящий о нем явно как о «масоне», вряд ли «повлиял» из-за факта, что у него были земли, чтобы распоряжаться ими по-джентльменски. Роджерс, кажется, придерживался более викторианских взглядов на «торговлю», будучи также удивлен тем, что католицизм играл большую ​​роль среди большинства семей, упомянутых при инициации Эшмола. Кто, кроме приверженцев старой религии, будет озабочен старыми семейными часовнями и так далее и их украшением? Пуритане и протестанты вообще девальвировали (в лучшем случае) физические представления храмов Бога. Роджерс подчеркивает, что Эшмол был скорее исключением из общего католического фона ложи, будучи «привязанным» к Англиканской церкви, не понимая в полной мере, что это было (для многих долгожданное) повторное окатоличивание ритуала англиканской церкви под управлением архиепископа Лауда, который в первую очередь сделал так много чтобы начать гражданскую войну. Для такого человека, как Эшмол, Англиканская церковь не была протестантской, но старой (реформированной) церковью при короле.

Роджерс, в сложившейся традиции масонской науки, затрагивает вопрос, пытаясь доказать, что ложа Уоррингтона была «двусмысленной». Использование этого слова в XVII веке явно выходит из контекста. Уоррингтон была ложей преимущественно признанных масонов, почти наверняка проводящих действующие (т.е. традиционные) ритуалы: прежний интерес коренных землевладельцев с личным вниманием к «старой религии». Это, возможно, только часть более крупного тела, отделенное, чтобы инициировать джентльменов, или, как было сказано ранее, микро сообщество, сформированное признанными масонами в своих собственных целях.

Что касается конкретно Ричарда Пенкета, с которым столкнулся Эшмол, в записях Уоррингтона и Фарнворта того периода упоминается большое количество людей с таким именем, и нет уверенности, кто из них принимал участие в инициации Эшмола и полковника Генри Майнваринга. В то время как Роджерс дает широкую информацию о других братьях, членов ложи 1646 года, нам достаточно отметить, что Литтлеры были из уважаемой Чеширской семьи, владевшей землями в Большом и Малом Санке - как и Пенкеты - от семьи Ботлера (Батлера), что один из Элламсов, Ричард, возможно, был действующим масоном, что Хью Брюэр, возможно, был человеком из ланкаширского рода фермеров, дослужившийся до сержанта-майора в королевском полку лорда Дерби. (Похороны Хью Брюера описано в церковных летописях Уоррингтонского прихода 29 мая 1658 года), и что г-н Джеймс Коллиер, возможно, являлся Джеймсом Коллиером из Ньютона, джентльменом, как сообщается в документе Рендела Холма (Депутата Управления по вооружению) который 3 июня 1640 года - в возрасте 32 лет - женился на Элизабет, дочери сэра Эдварда Стэнли из Бикерстафф, Ланкашир, дедом которой был сэр Рэндл Майнваринг из Пеовера - родственник полковника Генри Майнваринга и, поэтому, отдаленно Элиаса Эшмола. (Record Society of Lancs. & Ches., Lancashire Funeral Certificates, Том. VI, стр. 207). Независимо, был ли он этим человеком, похоже, что Джеймс Коллиер из Уоррингтон-Лодж был выходцем из Ньютона и роялистом.

Итак, встретившись с господами Брюэром, Литтлером, Элламом, Колье, Пенкетом и Санке, что предприняли Эшмол и Майнрэйринг для инициации? Нынешнее научное мнение сходится на том, что в семнадцатом веке действовали только две ступени: принятый ученик («interprintice») и «подмастерье». Насколько нам известно, не было третьей степени (и никакой ссылки на хирамическую легенду), и некто, по-видимому, был «мастером», выполняя заданную роль в ложе. Короче говоря, принятый в подмастерья был фактически мастером (за этим не следовало степени). Описывая приглашение в Мейсон-холл в Лондоне (действующее учреждение, примечание) Эшмол назвал себя «старшим членом», присутствовавшим на инициации сэра Уильяма Уилсона (и других). Может быть, «мастер-масон» был термином, для описания искусного скульптора или архитектора после того, как он прошел семилетнюю практику и стал подмастерьем. В дневнике Эшмола в 1682 году г-н Томас Уайз описан как Мастер Масонской Компании «того же года», что опять же предполагает, что термин «Мастер», как правило, применялся к тем, кто прошел практическое обучение ремеслу, и что он использовался для описания действующих масонов. Разумеется, джентльмены хотели бы достичь наивысшей позиции без практической части обучения - и такая позиция заключена в термине «подмастерье» или просто «соратник», вхожий в братство. Джентльмены, вероятно, прошли надлежащее образование - что маловероятно в случае практиков. Их образование было в руках других ремесленников или мастеров. Тем не менее, стоит учесть, что Уилсон был инициирован, как практикующий скульптор и архитектор. Почему он не был посвящен раньше? Предприняли ли масоны какое-то развитие действующей системы, или же, Уилсон учился за пределами узких кругов «масонов» с их особыми обрядами? Удивительный ответ на этот вопрос появится далее в этой главе, в разделе, посвященному Лондонскому Масонству.

Символическая ассоциация с идеями масонства, по-видимому, была тем, что считалось джентльменами, которые узнали «тайну» (мастерство) древнего ремесла - ассоциацией, без сомнения, доброжелательной к практикующим масонам, так как эти джентльмены, как правило, распределяли работу. Монастыри ушли, и большинство церквей и часовен существовали под патронажем частных дворян. Домостроение и украшение стали еще одним источником доходов масонов. Джентльмены применяли традиционную символику и знания геометрии, работая над сутью жилья: возможно, продолжая традиционные религиозные взгляды (которые часто включали в себя классические, традиционные или «языческие» темы того или иного вида), возможно, более благополучных дореформационных дней. Следует иметь в виду, что протестантские религиозные обычаи и взгляды были навязаны англичанам парламентом и агрессией иконоборцев, т. е. частный энтузиазм к протестантизму отсутствовал. (Теперь, когда государство больше не придерживалось религиозного единообразия, многие англичане вернулись к корням и идеям, на которые ревностные пуритане ответили бы пожарами и кострами). Джентльмены, как и сейчас, ценили конфиденциальность и необходимую секретность. Действующие масоны, возможно, невольно создали идеальный формат клуба джентльменов: место (и «ложа» были почти мнимым местом), чтобы уйти от нынешней религиозной и политической борьбы и где можно было погрузиться в более древние идеалы, и вечные истины: открыто.

Учитывая все это, вполне вероятно, что инициация Эшмола и Майнваринга являлась одновременно чем то подобным ритуалу вступления в ученики и - сразу - подмастерья. Об этом свидетельствуют сохранившиеся записи шотландских актов семнадцатого века, и, возможно, то же было в случае Эшмола и Майнваринга.

Мы не знаем, какие слухи ходили в Уоррингтоне в октябре 1646 года, но есть идея - вероятно, точная - из самого раннего из известных английских масонских катехизисов:

Слоан Мс. 3329 (Британская библиотека), датированный 1700 годом или немного ранее, всего через пятьдесят лет после инициации Эшмола. Эта рукопись (почти наверняка относится к действующим практикам) была связана с сэром Хансом Слоаном (1660-1753) в большом томе, названном «Нескрепленные листы, относительно случаев на рудниках». Как и Эшмол, Слоан был членом Королевского общества и, в тридцать два года, когда умер Эшмол, у него появилась возможность встретиться с великим человеком британского антикварианизма.

В своем «Повествовании о масонских словах и знаках» Слоан приводит детали различных способов, по которым масоны узнавали друг друга. Рукояти подмастерий и мастеров - не те, что используются сегодня (важно, что рукояти подмастерий и мастеров разные). Слоан пишет, что прежние рукояти были сделаны, выдавливая пиктограмму «вблизи третьего сгиба указательного пальца». Не может ли быть так, что третья степень появилась в начале восемнадцатого века отчасти потому, что принятые «члены» требовали иного ритуала чтобы назваться «мастером-масоном» - ложи включали только и даже исключительно принятых масонов, склонных к полностью символической и аллегорической интерпретации ремесла? Похоже, что практика менялась; Слоан дает две формы рукояти мастера, эта информация, по-видимому, не из первых рук. Слоан упоминает о постановке ног в манере, идентичной и привычной для масонов сегодня. Затем он приводит пример «своего частного дискурса», который заслуживает быть приведенным полностью, поскольку кажется вероятным, что что-то очень похожее было с Эшмолом и Майнварином 16 октября 1646. (Я привожу слова в современном написании и добавляю пунктуацию - почти полностью отсутствующую в оригинале - не предназначенном для печати, но для запоминания).

Вопрос: Вы масон?

Ответ: Да, я масон.

Q: Как я узнаю это?

А: По ясным знакам и символам и по первым чертам моего появления.

Q: Каков первый знак или символ? Покажите мне первый, и я покажу вам второй.

A: Первый исцеляет, скрывает или скрывает и держит в секрете не менее болезненно, чем вырезание языка из моего горла.

Q: Где вы были инициированы?

A: В справедливой и идеальной или справедливой и законной ложе.

Q: Что такое справедливая и совершенная или справедливая и законная ложа?

А: Честная и совершенная Ложа - это две Interprintices, два ремесла и два Мастера, больше или меньше, чем больше, тем меньше, чем меньше, тем Больше Одобрение, но если понадобится, пять будут служить, то есть два Interprintices, два подмастерья и Мастер, на самом высоком холме или в самой низкой долине мира, где не пропоет петух и не залает собака.

Q: Из кого выбирают руководителя?

A: Из тех, кто выше вас.

Q: Кто может быть выше масонов?

А: Он был вознесен к самому куполу Иерусалимского храма. [Обратите внимание на христианскую ссылку].

Q: Какова ваша ложа, закрытая или открытая?

A: Закрытая.

Q: Где лежат Ключи к дверям Ложи?

A: Они Лежат [оригинал] в обвязанном Ящике или под треугольным камнем, около полутора футов от двери Ложи.

Q: Из чего сделаны Ключи от Двери Ложи?

A: Не из дерева, камня, железа или стали или какого-либо металла, но из хорошей репутации братьев, за их спинами и перед лицами.

Q: Сколько Драгоценностей принадлежит вашей Ложе?

A: Есть три. Квадратный камень, пылающая звезда и Danty tassley [разрушенный «угловой камень» в соответствии с ранними масонскими катехизисами Кнопа, Джонса и Ранними Масонскими Катехизисами Хамера. Издательство Манчестерского университета 1963 года].

Q: Как длинен трос вашей Ложи?

A: Его длина от печени до корня языка.

Q: Сколько источников Света в вашей Ложе?

A: Три. Солнце, мастер и Квадрат.

Q: Как высока ваша Ложа?

A: Без ног, ярдов или дюймов оно достигает небес.

Q: Как Расположена ваша Ложа?

A: На восток и запад, как и все святые Храмы.

Q: Какое место занимает мастер?

A: Восточное место - это место мастера Ложи, и Драгоценности сначала дмут к нему и он распределяет работу. Что имеют мастера в первой половине дня [оригинал], получат хранители во второй половине дня.

В некоторых местах они дискутируют (а именно):

Q: Где было дано первое слово?

A: В Вавилонской башне.

Q: Где было впервые дано название Ложи?

A: У святой часовни св. Иоанна.

Q: Как стоит Ложа?

A: Как было сказано, как стоит святая Часовня и все остальные святые Храмы. (то есть.) на восток и запад.

Q: Сколько света в вашей ложе?

A: Два. Один, чтобы видеть вход, и другой, чтобы работать.

Q: Кем вы клялись?

A: Богом и Квадратом.

Q: На одежде или под одеждой?

A: Под одеждой.

Q: Под какой рукой?

A: Под правой рукой.

Заметки Слоуна также включают ссылку на «слово мастера», которое, как мы можем предположить, могло быть передано другим, таким как Эшмол и Майнваринг, поскольку эта степень была наивысшей - хотя следует отметить также, что слово «степень» не встречается ни в дневнике Эшмола, ни в записях Слоана Мс..

Другие [приветственно] называли слово мастера, Махабин, которое всегда делилось на два слова и стоя близко лицом друг к другу, с внутренней стороны их правых голеностопных суставов мастер брал их правую руку и концы пальцев левой руки [оригинал], так близко друг к другу, и в этой позе они Стоят, пока не прошепчут друг другу в ухо, одни Маха - другие в ответ Бин.

КЛЯТВА

Масонское слово и все, что в нем содержится, должно держаться в секрете. Вы никогда не должны писать его прямо или косвенно. Вы должны хранить все, что мы или ваши другие присутствующие попросим вас хранить в секрете от Мужчины, Женщины или Ребенка, Рода или Камня, и никогда не раскрывать этого никому, кроме брата или в масонской Ложе, и честно соблюдать Устав Манускриптов. Все это вы обещаете и клянетесь честно хранить и соблюдать без какого-либо рода Двусмысленности или умственного Суждения, прямо или Косвенно, да поможет вам бог и Содержание этой книги. Далее целует книгу и т.д..

Масонские Манускрипты

Одной из особенностей посвящения Эшмола в «масоны», что, можно быть почти уверенным, произошло 16 октября 1646 года, была декламация «Масонских Манускриптов». Это название было взято из традиционных историй ремесла, которые сохранились с конца XIV до XVII века. Они должны были «зарядить» или «обременить» посвященного должной серьезностью, яркими цветами и острым сознанием того, к чему его обязывает присоединение к обществу масонов. Инициат должен был быть очень благодарен.

Д-р Роберт Плот, первый куратор эпохального музея Эшмола в Оксфорде, очевидно, видел копию Обязательств, создавая Естественную историю Стаффордшира (1686 г.). С чисто исторической точки зрения, мы не можем не полагаться на оценку Плота, что версия, изложенная в истории Ремесла, была грубо «ложной и непоследовательной».

Хотя верно и то, что данные Масонских Манускриптов о масонстве действительно противопоставляет огромные исторические периоды, скорее, в духе веселой пантомимы или стремительной маски (грек, который был свидетелем строительства Храма Соломона, например, предлагает передать искусство «Charles Martill» во Франции), тем не менее, можно предполагать, что сюжет, возможно, потерял значение,которое в него вкладывали авторы оригинала, кем бы они ни были. Следует отметить, что точная формулировка и содержание Обязательств различается в разных версиях, но все они схожи по духу, акценту и основным функциям. Они представляют собой довольно своеобразную и немало увлекательную форму народной литературы.

Масонские Манускрипты, с обаянием фантазии и приятной невинностью, окружают легендами мифы о масонстве. Сама легенда - это суть мифа. Масонство - это запись истории: акцент всегда делается на том, что выживает. Камни свидетельствуют, тем самым превосходя безумие людей и превратности времени. Кто бы ни правил, масонство остается той же динамической силой. Мудрый совет диктует дружбу с масонами. Есть те, кто строит и те, кто разрушает; человек познается по своим друзьям.

Легендарные достижения великих людей прошлого; посвященный мог «видеть» в пересказе своего рода карикатуры истории цивилизации - даже малейшие свитки, которые дошли до нас, выглядят как катушки пленки, «quickies»! Посвященный узнавал, что масонство имело первоклассный, непревзойденный добросовестный характер. Зародившись в допотопных цивилизациях ближнего востока: Египте, Финикии, Вавилонии; знание пережило Великий Поток, благодаря легендарным, грандиозным личностям хранителей, - и нет более могущественного в мифическом и легендарном смысле, чем Великий Гермес Трисмегист, «отец философии», «психопомп» (Юнг) алхимии и главный покровитель архитектуры и естественной магии - наука, выжившая чтобы открыться грекам, римлянам, и даже дала еврейству свой природный и сверхъестественный Храм, чтобы увенчать ее семь столпов Мудрости.

Там, где цивилизация росла в камне, присутствовал золотой дар масонов, как настойка, катализатор, волшебное слово и философский камень: вечный знак во времени. Это продолжалось и в темные века, как погоня за мудрыми правителями, придающими особую форму замку, аббатству и дворцу. Прослеживались возвышенные идеалы, Ремесло возлагало большие надежды на просвещенного.

Эшмол, вероятно, был вознагражден за свое любопытство. Как человек, который в скором времени предстанет перед английскими читателями как Mercuriophilus Anglicus - Английский Почитатель Меркурия - всегда внимательный и страстно любящий поклонник космических взглядов Герметики, поклонник тайн и похороненного, но еще дышащего прошлого, адепт алхимии, астрологии и природной магии - Эшмол был бы рад видеть Гермеса покровителем-хранителем архитектуры, наряду с самим Всемогущим, «небесным архимастером» Ремесла (как сказал Джон Ди).

И еще, мы можем быть вполне уверены в точной формулировке, которую слышал Эшмол в тот поздний осенний полдень 1646 года. По странному совпадению рукопись «Конституция масонства», ранее принадлежавшая сэру Хансу Слоану (Слоан Мс. 3848, Британская библиотека) заканчивается следующим автографом: «ffinis p.me Eduardu: Sankey decimo sexto die Octobris, Anno domini 1646» - в тот самый день, когда Эшмол и его двоюродный брат покойный полковник Генри Майнваринг были посвящены в масоны. Уоррингтонская церковь регистрирует запись крещения “Эдварда, сына Ричарда Санке [оригинал], 3 февраля, 1621/2” Кажется весьма вероятным, что это был сын Ричарда Санке, описанный Элиасом Эшмолом, присутствовавший на его инициации. Можно себе представить, как Эдвард Санке пишет Манускрипты - возможно, по памяти - в качестве части подготовки его отца к церемонии. Эдвард Санки написал следующее:

Почтенные братья и товарищи, наша цель - рассказать вам, как и каким образом было положено начало Ремеслу Масонов; и впоследствии основано достойными Королями и Князьями; и многими другими достойными; также присутствующими здесь; мы перечислим вам Манускрипты, которые касаются каждого действующего масона, хранящие истину, если вы уделите им внимание, они стоят того чтобы их придерживаться; или достойное Ремесло и странное учение, становящееся семью либеральными науками;

перед потопом Ноя был человек по имени Ламех, как написано в 4 главе Бытия, у Ламеха было 2 жены; одну звали Ада; другую Цилла, Ада родила ему двух сыновей. Одного назвали Иавал, другого Иувал; от другой жены, у него родились сын и дочь; И эти четверо детей были родоначальниками всех известных ремесел; Иавал был самым старшим; и основал искусство геометрии;

и те дети знали, что бог будет мстить за грехи огнем или водой; зачем вы пишете науки, которые были найдены в двух каменных столбах; их найдут после потопа; первый камень называется Мрамор, который не может сгореть; другой называется Letera, который не может утонуть; наше намерение состоит в том, чтобы по-настоящему рассказать вам, как и каким образом мы нашли эти камни; где ремесла написаны на греческом; Герменес, сын Куса, а Кус сын Сима, который был сыном Ноя: тот же Герменес стал называться Гермесом; отцом мудрецов, и он узнал о двух каменных столбах, где описаны Науки, и изучил их.

когда Авраам и Сарра, жена его, пришли в Египет; там они изучили семь наук Египтян; был также и достойный Ученый по-имени Евклид, и он обладал правильным Знанием и был Мастером всех наук;

и был царь из другой страны, его называли Хирам, он почитал царя Соломона; и предоставил ему дерево для работы; у него был сын, которого звали Айнон, он был мастером геометрии; и главным мастером всех масонов; и мастером всех работ с камнем; и остальных масонов, принадлежавших к Храму; и об этом свидетельствует Библия в книге 2 Паралипоменон глава 5.

и так случилось, что любопытный рабочий; под именем Нимус Грейкус, учавствовавший в строительстве храма Соломона; отправился во Францию; и там научился ремеслу Масонов; человека во Франции звали Чарльз Мартилл;

и все это, в то время как Англия была свободна от любых обязательств или масонства; пока не пришло время св. Албана; и в это время король Англии был язычником; и он построил башню, теперь называющуюся Сент-Олбани;

до прихода короля Этельстана; он был достойным королем Англии; он снова принес мир и покой в эту страну; и построил много великих сооружений и замков и аббатств; и многие другие здания; и он горячо почитал масонов; и у него был сын, который был назван Адриан:

И он был на собрании в Йоркте, и там он создал масонов, и вручил им Манускрипты и обучил их Манерам масонов; и повелел, чтобы это правило соблюдалось вечно. И они приняли для хранения Устав и Полномочия;

И время от времени Масоны до сего дня хранили формы и порядки, так же как и предки; Кроме того, на собраниях были установлены и предъявлены Манускрипты; что важнее, чем лучшие советы; Мастеров и собратьев; далее следовала достойная и благочестивая клятва масонов; каждый человек, являющийся масоном, правильно понимает ее; к этому; если вы вы оказались виновным в чем-либо; но исправились; опять же, вы должны присягнуть, что будете соблюдать правила; потому что это великая угроза для человека, поклясться книгой;

И если читатель найдет, что это все ужасно старомодно, посмотрите начало Космической Одиссеи 2001 Стенли Кубрика (1968). Не начинается ли сюжет с открытия преобразующего столба из странного материала - ключа ко всему, еще не открытому - на этот раз найденного на луне астронавтами, содержимое темного столба толкает последних аргонавтов на поиск, поиск, который в итоге ведет последнего выжившего «за пределы бесконечного»?

Ложа в Верхах - Одобрение и Лондонская Масонская Кампания

«Как высока ваша ложа?» Спрашивает масонский катехизис, процитированный ранее. «Она достигает до небес», - приходит ответ. Она достигает до небес. Что-то случилось с концепцией средневековых деревянных пристроев, теневого укрытия масонов в процессе постройки церквей. Смиренная масонская ложа приобрела некоторые универсальнее качества присущие собору. Более того, ложа XVII-го века в некотором смысле начала показывать динамику бесконечного космоса, каким бы ни было простым место братских собраний. Ум посвященного масона должен расшириться до размеров вселенной; Священная книга содержит духовные законы вселенной. Он должен пребывать в уме Великого Архитектора, изучая Его законы и применяя их согласно Его воле.

Катехизис Edinburgh Register House Ms от 1696 года задает посвященному вопрос: «Где ключ?» Ответ: «В костяной коробке», то есть внутри черепа: ум. Все в уме. Космическая ложа оживает в воображении, активируемом символами и знаками, как шахматная доска может продемонстрировать все конфликты в государстве, но эта космическая шахматная доска внутренняя, а затем спроецированная.

Масоны втянуты в базовую мнемонику, в которой ум странно соучаствует «утраченному слову», то есть логосу. Знаменитый английский перевод с греческого «слово» вводит в заблуждение. Динамичный логос (очень близок по смыслу к алхимическому меркурию) - «второй Бог» или «сын Бога» языческих и христианских герметиков, активный, развитый ум, который несет ответственность и скрыт в создании: источник интеллекта и творческой силы. Этот логос, или камень, пришел с небес и может быть найден везде, хотя и невидим для дурака, «спотыкается» о него. (См. Лк. XX, 17-18). В начале был логос, и Он воплотился в первой главе Евангелия от Иоанна и типичен для христианской и масонской традиции как «камень, отвергнутый строителями». Логос является «драгоценным краеугольным камнем» пророческой традиции, отвергнутой из-за человеческой духовной слепоты. Логос - это тот камень, который теперь и станет «главой угла» нового Храма, построенного, когда «потерянные дети Израиля» вернутся в Сион, то есть в Божий Дом: в костяной коробке и за ее пределами. «Чем выше вы летите, тем глубже вы падаете» (Джон Леннон). Я не «читал все это»; масоны прочли. Возьмем, к примеру, могилу масона на западе Англии, датированную 4 мая 1639 года, на которой было начертано следующее:

Христос был краеугольным камнем, христиане - остальными, Установи слово, Благочестивая жизнь ведет к благу, И все же искусство ушло, Это было честью а не преступлением, С каменными сердцами делать больше за короткий срок, Учитель увидел это и взял из них, К светлому камню Нового Иерусалима, Людей работы и труда можно считать базой, Небеса благословили это, здесь лежит благословенный Масон.

(Devon & Exeter Gazeteer, 8 октября 1909 года, стр. 7, привлекли мое внимание, как и следующее высказывание Мэтью Сканлана).

И снова у нас есть мемориальная доска, поднятая в память о Джоне Стоуне, теперь у св. Гилз, Сидбери :

Эпитафия о жизни и смерти ДЖОН СТОУНА, МАСОНА, который, ушел из жизни, первого января 1617 года, и похоронен здесь.

На наш великий Краеугольный Камень опирается этот, Благословляя его лучшие создания, Чтоб строить Божьи Храмы, где он почил, И жил Храм Святого Духа, В заслуженную и Честну Славу возлюбленной жизни которого , Бог из камней воздвигнет детейАврааму.

Называть Самого Всемогущего «каменщиком» не было чем-то новым или пустым эпитетом. Сокровище Метафор Уитнеса Коудрей (Лондон, 1609, с.342): «Как каменщики обращаются с твердым камнем ... так же Бог, Небесный Каменщик, строит христианскую церковь».

Немногие полностью осознали гностический посыл и преобразующую силу этих символических идей и символов. Инициированный масон должен быть микрокосмом, в котором должна быть реализована тайна космического искупления. «Кто это на земле выше масонов?» Строго спрашивает катехизис Слоана. «Он был принесен на вершину Иерусалимского храма», то есть Иисус, убитый Мастер, искушаемый сатаной, но возрожденный и восторжествовавший.

Эти и связанные с ними идеи пронизывают то, что стало известно как «спекулятивное» масонство, обычно рассматриваемое как нечто независимое от так называемого «прикладного» ремесла - как будто инструмент может быть осмысленно отделен от ума, который его создал. Христианство родилось из свободного богословия, выкованного в духе. Аналогично можно сказать и про масонство.

Происхождение масонства: столетие Шотландии профессора Дэвида Стивенсона является весомым аргументом в пользу герметических веяний стоящих за некоторыми реформами шотландского масонства Уильяма Шоу в 1590-х годах (Устав Шоу). Он также подчеркивает, возможно, надежду на включение некоторого аспекта Масонского Искусства в функциональный набор шотландского масона. Фрэнсис Йейтс показала, как это Искусство было связано с нео-неоплатонической символикой Герметистов, таких как Джордано Бруно (1548-1600). Бруно распространил мнемоническую магию по Европе в 1580-е годы, полагая, что она связана с освобождающим гнозисом египетского происхождения.

Теперь ясно, что любовь людей эпохи возрождения к изучению поливалентной символики, загадок, метафор, парадоксов и скрытых ключей не была чужда жизни архитектора и скульптора - апостолов Ренессанса.

Масоны, которых связывали со многими средневековыми братствами мирян по всей Европе, веками «спекулировали» (обсуждали геометрию, математику и символическом богословие). В самом деле, термин мог бы просто означать математику, а именно: Закупщик и Строитель Города и Страны

Словарь: или полное руководство по строительству (TN Philomath, Лондон, 1703), в котором автор, Ричард Неве, пишет в пятом разделе «Масонской работы» : «Некоторые гениальные Рабочие понимают спекулятивную часть архитектуры или здания: но из тех знающих мало Архитекторов, потому что немногие смотрят дальше механического труда или рабочей части Архитектуры; невзирая на математическую или спекулятивную стороны процесса ... »

Фактически первое известное использование апелляционного «обсуждения» отличия Великой Ложи от мира практической архитектуры произошло позднее чем 12 июля 1757 года. Оно появляется в письме Д-ра Маннинхема, заместитель Великого Магистра Премьера Великой Ложи в Лондоне, к Брату Сауеру в Гааге.

Для человека, который больше всего вдохновлял Элиаса Эшмола, а именно, Джона Ди, а также для многих других ученых в XVI-XVII вв., математика была просто ветвью того, что называлось «естественной [или не демонической] магией». Эта концепция была получена от харранских и багдадских сабиев, как описано в первой части книги, и переформулирована гениями эпохи Возрождения калибра Пико делла Мирандолы.

Серьезные знания, как и сейчас, просто содержат некомпетентные заклинания, то есть ограничены словом. («Правописание» означает правильное понимание слов.) Эта некомпетентность сохраняется и по сей день. В некоторых частях Индии масонские ложи называются местными жителями «магическими домами» (Jadu Ghar), в то время как в Британии антимасонская пропаганда все еще утверждает некоторые таинственные отношения между Ремеслом и колдовством, несмотря на все противоположные заявления. Разумное воспитание, как для масонов, так и для не-масонов, конечно же, является лекарством от подобных опасений. Электричество не является загадкой для того, кто использует беспроводную связь.

Элиас Эшмол был не первым «спекулятивным масоном», как и ложа в Уоррингтонского микрокосма не была первой спекулятивной ложей. Запись Эшмола 1646 года стала первой известной записью о масонской ложе, явно не относящейся к «прикладному» ремеслу. Но действительно ли она не имела отношения к скульпторам и архитекторам?

Как мы видели, весьма вероятно, что Ричард Эллам, упомянутый в отчете Эшмола, был масоном в качестве основного рода занятий. (Завещание Ричарда Эллома из Лимма, графство Чешир, 7 сентября 1667 года, описывает его как «масона», что может означать только искусство и ремесло. В завещании упоминаются братья Джон и Питер, которым Ричард оставил послание и собственность дом в Лимме Эшмол ссылается на брата Ричарда Эллама, Джона). Копия Масонских Манускриптов от 1660-х гг. среди Harleian Mss. (1942, Британская библиотека) требует, чтобы ложа состояла из одного надзирателя, пяти братьев и, как минимум, еще одного «квалифицированного масона». Уоррингтон получил бы одобрение всех масонов, будь то «принятый» или нет, и мы должны привыкнуть думать о принятых масонах, а не «теоретических». Быть «теоретическим», в противовес «прикладному», составляет основу прений Объединенной Великой Ложи Англии по управлению Свободным и Принятым Масонством в Англии и Уэльсе, то есть: что есть первое полностью спекулятивное Масонское учреждение.

Архитектура, со времен расцвета возрождения, была не только занятием масонов; это было достижением джентльмена. Кроме того, Ремеслу нужны были покровители: информированные покровители, которые понимали истинную ценность масонства - тех, как можно подумать, кто с ужасом смотрели на разграбление Тюдорами древних религиозных домов Англии и Уэльса. Возможно, такие как Пенкет, Эшмол и Майнваринг. Или - чтобы не уйти в романтизм - люди, которые решили проблему Исчезновения монастырей и отремонтировав и выстроив новые из старых камней.

Это исследование, вероятно, осталось бы чисто гипотетическим, если бы не вторая сохранившаяся запись Элиаса Эшмола о причастности к масонам, датированная 10 марта 1682 г. Эта запись меняет отношение к тому, под каким углом мы должны рассматривать первый отчет о масонстве в жизни Эшмола . Она также помогает ясно понять что понимается под термином «принятый» Масон, эпитет, уникальный для английского масонства в тот период. Его отсутствие особенно заметно в шотландской практике XVII века, хотя количество доказательств в Шотландии XVII века значительно превышает английские доказательства масонства того же периода, что подчеркивает в своем исследовании Дэвид Стивенсон

Эшмол дает нам наглядный пример дня в сердце оживленного Лондона в 1680-е годы, месте, кишащем хорошо оплачиваемыми каменщиками, через восемнадцать лет после того, как Великий Пожар создал архитектурный вакуум.

10 марта. 1682: Около 5 вечера я получил повестку явиться в Ложу, чтобы присутствовать на следующий день в Зале Каменщиков в Лондоне. Я приехал согласно повестке, и к полудню были посвящен в Братство Масонов, сэр Уильям Уилсон Найт, капитан Рич: Бортвик, мистер Уилл: Вудман, мистер Ум Грей, Самуэль Тейлор и мистер Уильям Уайз. Среди них я был старшим членом (прошло 35 лет с тех пор как я был принят). Со мной присутствовали перечисленные ниже Братья. Г-н Тос. Мудрый Mr.[Мастер] Масонской Ложи этого года. Г-н Томас Шортос, г-н Томас Шадболт, Уэйндсфорд эсквайр. Г-н Нич: Янг. Г-н: Джон Шортос, г-н Уильям Хамон, г-н Джон Томпсон, и г-н Уилл: Стэнтон.

Мы все сидели в таверне “Полумесяц” в Чипсайде, на благородном ужине, приготовленном по распоряжению новых принятых масонов.

Упомянутый Зал Каменщиков стоял на авеню Каменщиков на Басингхолл-стрит, штаб-квартире Лондонской Кампании Каменщиков (ранее Кампания Вольных Каменщиков) с 1463 г.. Кампания получила герб в 1472 году, его главной особенностью были растянутые компасы и три замка, так знакомые изучающим Ремесло. Во времена Стюартов лондонская Кампания «Вольные каменщики» состояла из мастера, двух надзирателей, суда помощников (правящий орган), членов гильдии и совокупность полноправных членов или служащих. Прежде чем мы более внимательно рассмотрим эту почетную кампанию, следует отметить сэра Уильяма Уилсона, упомянутого Эшмолом.

Уилсон (1641-1710), архитектор и каменщик-масон, был посвящен в рыцари несколькими днями ранее. Уроженец Саттона Колфилда, в восьми милях от Личфилда, он вытесал поныне сохранившуюся статую Карла II. Она стояла на вершине западного фасада Личфилдского собора, взирая на посетителей, четко связывая реконструкцию собора с покровительством и заботой вернувшегося монарха, хранителя привилегий и традиций английской Церкви. (Чарльз смело назван Реставратором на подножии статуи). Статую все еще можно увидеть у южной двери собора, ее происхождение тайна для посетителей и местных жителей. Кто бы мог подумать, что этот разрушенный памятник огромного размера, выполненный архитектором Ноттингемского замка, также отражает союз Эшмола с Монархией, Церковью и Масонством в одном куске прочного песчаника?

Несколько лет назад, когда я впервые обратил внимание на случай вступления сэра Уильяма Уилсона в масоны, я не мог понять, как практикующий каменщик - архитектор мог быть инициирован в масонство, а спустя много лет, стать полностью действующим профессиональным мастером масоном. Требовались дополнительные исследования. К счастью, были найдены необходимые подсказки.

В своей статье Николас Стоун и Тайна Принятия (Масонство сегодня, весна 2000 года), историк масонства Мэтью Сканлан написал о том, как другой, еще более известный профессиональный каменщик-архитектор, по-видимому, стал Признанным Членом в 1638 году, занимая должность мастера-каменщика при короле Карле I. Это был Николас Стоун-старший (1586-1647), мемориальную доску отца которого мы процитировали ранее.

Учитывая скудность доказательств, Сканлана следует поздравить за то, что он проник в тайну и признает ее историческое значение. Однажды поняв это значение, возникает скептическое отношение, как это могло потребоваться так много времени, чтобы сложить «два и два». Опять же, путь был закрыт историками масонства (которые пользовались виртуальной монополией на эту тему) со своеобразным корыстным интересом, по возможности, увести “спекулятивную” (Великую Ложу) от «практической» (респектабельного рабочего класса) каменщиков. Причины этого могли быть только академическими, социальными и политическими, вытекающими, вероятно, из чрезвычайного периода путаницы и помутнения после создания Великой Ложи в 1717 году во время долгого захода якобинцев в Дом Ганновера. Кроме того, среди апологетов Великой Ложи было твердое желание трансформировать масонское наследие в систему просвещенческих нравственных клубов, сжав свою мистическую богословскую основу в то, что Блэйк и Кольридж, - ограничимся двумя - считают скучным, разумным обзором философии «естественной религии».

Уильям Блейк пародирует бога разумного естествоиспытателя в своей знаменитой акварели Ветхий днями (1793 г.), даже давая «Old Nobodaddy» некоторые довольно продвинутые компасы, с помощью которых можно связать и ограничить его вселенную. Если бы этому квази-божеству был задан вопрос «насколько высока ваша ложа?», Он, возможно, ответил бы: «О, около 100 миллионов миль, плюс-минус несколько». Ложа в Голове, конечно, подобно воображению, бесконечна.

Современное английское масонство, что неудивительно, не кажется комфортным, с его замутненной версией исторической воды, что подразумевает вовлечение слова «спекулятивный». Например, масонский историк Джон Хэмилл в работе Ремесло (Crucible, 1982) считает, что локус второй масонской справки о масонстве Эшмола не более чем случаен. По словам Хэмилла, ложа, которая инициировала Уилсона в присутствии «старшего Посвященного» Элиаса Эшмола, была, скорее всего, «нерегулярной», его присутствие там, несомненно, из за связей некоторых из присутствующих с Кампанией Каменщиков. Это так же, как если бы группа фермеров обедала в офисе Национального Союза Фермеров, членами которого почти все они являются, и затем было сказано, что между НСФ и фермерами не существует какой-либо серьезной связи! В ретроспективе, отсутствие интереса, проявленного через эти связи, кажется, по меньшей мере, удивительным.

К счастью, Сканлан находит связи, заслуживающие пристального внимания, остро осознавая, насколько современную историю масонства до 1717 г. связывали в уме с современным феноменом Великой Ложи.

Сканлан изучил счета Надзирателей по найму Лондонской компании Вольных Каменщиков, которые сейчас хранятся в библиотеке Гилдхолла в Лондоне. Отчеты за 1638 год описывают встречу, которая состоялась где-то между мартом и серединой лета 1638 года, кстати, в год, когда Элиас Эшмол женился на Элеоноре Мейнваринг.

Плата которую accompt [бухгалтер] выделил, которая была больше, чем он получил от них. Из принятого xs [десять шиллингов] внесены г-ном Николасом Стоуном, г-ном Эдмундом Кинсманом, г-ном Джоном Смитом, г-ном Джон Колес.

Николас Стоун не остался незамеченнымв истории. Мастер-каменщик короля, близкий коллега Иниго Джонса, архитектора великолепного Дома банкетов Уайтхолла, «Вольный каменщик и гражданин Лондона», некогда Мастер Лондонской Кампании Каменщиков, скульптор одного из лучших монументов, известных истории XVII-го века (изображение Джона Донна, св. Петра), Стоун был сведущ в классической мифологии и символике богословия и поощрял своего сына путешествовать в Италию для продолжения подобных и связанных с этим практических занятий. Николас Стоун младший (роялист) был автором Enchiridion of Fortification (1645) - наводящее на размышления название, если понимаешь, что за год до ее публикации Элиас Эшмол был назначен ответственным за восточную оборону Оксфорда и год спустя стал Масоном.

И все же, несмотря на это, Стоун вместе с четырьмя другими, упомянутыми в отчетах Рентера Уордена, являющимися членами Лондонской Кампании каменщиков, оставался не «Принятым», до 1638 года, когда он, вместе со своими коллегами, был в состоянии заплатить огромную сумму в размере 10 шиллингов за эту привилегию. За такую цену вряд ли это была затянутая церемония награждения!

Эшмол, в 1682 году, конкретно о событиях, которые произошли 11 марта - «новые принятые» масоны заплатили за благородный обед в таверне Полумесяц. Что это было за Принятие, которое, судя по всему, выросло в Лондонскую Кампанию? Сканлан пишет: «По скудным записям, похоже, это была какая-то встреча, за которой последовали обеды, оплаченные теми, кто был «принят». Значит ли это, что принятие касалось символической и так называемой «спекулятивной» стороны архитектуры?» Сканлан сохранил свое окончательное «мнение при себе» до конца статьи:

«Возможно, любопытно заметить, что в 1718 году, Когда Великий Магистр [Великой Ложи] Джордж Пейн попросил братьев передать в Великую Ложу «любые старые писания и записи, касающиеся масонов, ... дабы показать обычаи древнего времени», также было записано, что «несколько очень ценных рукописей», были трагически потеряны. Интересно, что преподобный Джеймс Андерсон специально указывает, что одна рукопись, «написанная г-ном Николасом Стоуном, Охранником Иниго Джонса, была слишком поспешно сожжена некоторыми скрупулезными Братьями, чтобы эти документы не попали в чужие руки» (Конституции Андерсона, 1738, стр.111).

«Может ли быть, что до 1717 года существовала ритуальная форма «Принятого Масонства», которая была неудобна тем, кто хотел «оживить» движение в 1720-х годах?»

Очевидно, Сканлан так считает. Подтекст, безусловно, состоит в том, что более раннее движение было каким-то образом «похищено», а не просто, или сложно, развилось из предшествующих условий. Однако, благодаря «скрупулезным Братьям», мы никогда не узнаем наверняка. Как удобно, может быть, подумает циник, для нового вида масонства, отрезанного от его отцовства, наследовать - или приобретать - титулы.

Ссылки Эшмола на его причастность к масонам действительно немногочисленны, и это заставило некоторых комментаторов опрометчиво считать, что вклад Эшмола в ремесло был незначителен. Им было бы нелишне вспомнить не только о запрете описывать масонские ритуалы, но и о том, что дневник Эшмола, который сам по себе интересен, - это очень специфическая работа, выполненная по личным причинам, о которых мы не знаем. Мы знаем, что он хотел написать историю ремесла, и сделал пометки для этого, которые исчезли.

Масонство связывало его в общении с людьми, большими и малыми в свое время. Эшмол - человек общительный и доброхарактерный - вряд ли проигнорировал бы свои обязательства - и эти обязательства требовали секретности. Вполне возможно, что круги, в которые входил Эшмол, включали в себя много принятых масонов (пример сэра Роберта Морея, другого энтузиаста-герметика и принятого масона), чье членство скрыто просто потому, что они хранили свои обязательства. Мы должны быть благодарны за несколько подсказок, которые Эшмол решил оставить потомкам.

Кроме того, Эшмол не прекращал вносить свой вклад в восстановление церквей, особенно в Личфилде, и если бы мы имели записи о строительных работах, наши знания о масонстве семнадцатого века в его всецело практических и принятых аспектах были бы богаче. (Принятие прямо означает приглашение в практический мир. Символ и аллегория пропитывают приведенный выше рабочий катехизис, и действительно практический; Слоан упоминает о размещении инструментов специальным способом на месте, чтобы указать призыв о помощи другим масонам). В то время, когда Эшмол был инициирован, не было такого понятия, как «спекулятивное масонство», хотя кажется разумным предположить, что инициированные, принятые (и образованные) масоны «спекулировали». Однако термин «спекулятивное масонство» использовался для того, чтобы сделать ложное различие между «символическим» масонством после 1717 года и старой школой, которая «предшествовала» ей, на самом деле рисуя осторожную (и ненужную) вуаль над подлинным прошлым движения. Разговоры о тайных аллегорических и символических загадках были общей характеристикой эпохи возрождения как на континентальной, так и на английской фазах. Классицизм, греческие мистерии, старые английские и шотландские языческие (народные) традиции и герметическая философия - все сыграло свою роль. Ибо в этом меланхоличном сумраке, который позже расценивался как упадок рационализма, эти традиции можно было рассматривать как переплетенные части «старой религии»: сердечные, гигантские, справедливые. Было бы удивительно, если бы после свержения пропитанного пуританизмом протектората Кромвеля ренессансные способы мышления не попытались бы возникнуть вновь, но насколько эти движения повлияли на масонство - или до какой степени масонство в действительности являлось частью этих движений - неясно, тем более, нужно учесть, что действующий масон был очень практичным инструментом ренессанса. Пока философы мечтали, масоны вырезали. Не смотря на все преимущества современных исследований, этот вопрос до сих пор остается загадкой.

Ясно одно: Эшмол оставался с Масонством до конца жизни; оно было связано с его глубочайшими корнями и его сущностной - и меркурианской - концепцией самого себя и великой работы его жизни. Через три с половиной столетия после посвящения эта жизнь служит сегодня вдохновляющим примером для всех людей доброй воли, кто строит прочный храм из основных элементов их земных жизней.

Примечания к части 3

13 Естественная история Стаффордшира, написанная доктором Робертом Плотом - Хранителем музея Эшмола и Профессором Химии в Университете Оксфорда. 1686.Гл. 8.

14 Жан Гимпель ( Соборные строители, Майкл Рассел, 1983. стр..68 и далее.): «Выражение«каменщик масон» постепенно заменялось более простым термином «масон». Слово «масон» тогда ясно указывает на качество камня, а не на какую-то привилегию, предоставленную строителям собора. ... в 1351 году в Лондоне существовал maître maçon de franche peer [камень], который примерно соответствует англо-французскому эквиваленту двух латинских выражений: sculptores lapidum liberorum (Лондон, 1212) и magister lathomus liberarum petrarum (Оксфорд, 1391). Современный английский ... перевод этого выражения будет: «мастер-масон каменщик».

15 The Cathedral Builders (Майкл Рассел, 1983). стр.102.

16 Там же. стр.71-72.

17 Реестры прихода Биддалфа полны имен людей, связанных с добычей и кладкой камня. В течение одного необычного года ректор Биддалфа дает нам род занятий тех, кого он назвал. Таким образом мы знаем, что в "1600. крещен. 6 марта. Джоанна, fa. Румбальди ДУРБАР, масон.” Румбалд Дурбар был похоронен в церкви Биддалфа 23 апреля 1610 года. Предполагается, что Румбалд был не одинок в своей профессии.

18 MS. Ashm. 1136, 7 и далее.

19 Эшмол записал родословную Mainwaring в MS. Ashm. 846, 43 и далее. & MS. Ashm.1763, 32и далее.

20 MS. Ashm. 1136, 10 и далее.

21 Там, где когда-то лежал камень Элеоноры, теперь стоят скамьи. Кроме того, исчезли и мемориальные камни Майнваринга, и хотя в Астбери находится исключительно большое количество могил XVII-го века, в церкви Астбери больше нет упоминания о Майнварингах Смолвуда. Реставрационные работы XIX века испортили так же много древних английских церквей.

22 Эшмол взял вторую жену из семьи Майнваринг. Его женой была Мэри, вдова Томаса Мэйнваринга, рыцаря, Одного из мастеров Канцелярии, где Эшмол начал свою профессиональную жизнь. Мэри была единственной дочерью сэра Уильяма Форстера, из Олдермастона в Беркшире, через связь с Беркширом, возможно, Эшмол встретил своего «духовного отца» Уильяма Бакхауза из Swallowfield.

23 Каринхам сегодня (теперь называемый Керминхам, местное произношение «Кермидгам») даже не является местом как таковым, всего лишь несколько ферм-домов и переделанных коттеджей на дороге от Свиттенхема, где похоронены церковники из Керминхама со времен XVII столетия. Записи из Консисторского суда в Честере показывают, что Генри Майнваринг из Каринхама (отец отчима Эшмола) был причастен к дискуссии о захоронениях и местах в церкви Св. Луки, Гостри, в двух милях отсюда. Генри Майнварингу было позволено построить неф или нефы в северной части алтаря. Интересно, кто занимался строительными работами. Между прочим, Адвонсон из Густори держал аббатство Дьелакрес. (Церковь была перестроена в 1792-1796 гг.). Манускрипты Стаффордского реестра, подтверждают многолетние пре реформационные обязательства Майнварингов для вступления в братство. Гильдии масонов пользовались братской идентификацией с религиозными объектами.

24 Владыка Биддалфа, сэр Фрэнсис Биддалф, был прямым потомком Ормуса Ле Гидона. Ормус или один из его детей по общему мнению вернулся из крестовых походов с сарацинским каменщиком (Джон Следж, История древнего прихода Лика, J.R. Smith, 1862). В 12-ом столетии Стаффорда. Церковь Святого Чада имела надпись, ORM VOCATUR QUI ME CONDIDIT («Тот, кто создал меня, называется Orm»), близко к восточному стилю резьбы Иштар и Таммуз. Ормус был женат на дочери нормандского шерифа Стаффорда Николаса де Бошама. Зал сэра Фрэнсиса стоял у церкви, где было найдено пять уникальных надгробий тамплиеров. (Земля была отдана тамплиерам в Киле в 1168 или 1169 годах, см. Testa de Nevill).

25 В сборнике друга Эшмола, Уильяма Дугдейла Chartularium Mainwaringianum (1668), утверждается, что существует не менее 133 вариантов написания фамилии - это, конечно, преувеличение.

26 Сообщается в рассказе о церкви Святого Лаврентия, Верхнем Пеовере в классических храмах Старого Чешира Раймонда Ричардса (Батсфорд, 1947).

27 Может также заинтересовать читателей тот факт, что Верхний Повер был также командным лагерем 3-й армии США во время Второй мировой войны и что генерал Джордж Паттон и его сотрудники молились в маленькой церкви в течение многих месяцев; Паттон поблагодарил церковь, подарив флаг США.

28 По Рэнду Холмсу. Знания Холмса касаемо этого вопроса являются особенно интересными и, возможно, наводящими на размышления, поскольку он сам был признанным джентльменом из ложи масонских лордов, базирующейся в Честере в середине семнадцатого века. (См. Q.C. Transactions on Randle Holmes, и Old Cheshire Churches. Batsford. 1947. стр.874).

29 На гробнице Филиппа находится герб, состоящий из восьмиконечной звезды над полумесяцем, что указывает на некоторое восточное участие в семье.

30 См.Transactions of the Quatuor Coronati Lodge : The Lodge of Randle Holme at Chester, авторов Coulthurst & Lawson. Harleian MS. № 2054 Британского музея содержит коллекцию документов, написанных Роялистом Рэндлом Холмсом, в которых раскрывается существование масонов в Честерской масонской ложе прим. в 1655 году. В состав входили как действующие каменщики, так и торговцы, а также джентльмен Рэндел Холмс. Однако нет никакого способа узнать, имела ли эта ложа какую-либо связь с, возможно, «неофициальной» ложей, расположенной в соседнем Уоррингтоне в 1646 году. Интересно, что Рэндел Холмс был удостоен почетного звания «sewer» (подобно как в старину роли придворного слуги или стюарда) в семье Карла II в изгнании. Холмс был мэром Честера, и ему было грустно, что он так мало сделал, чтобы облегчить страдания жителей после разрушений сэром Уильямом Бреретоном большей части города в 1645 году.

Примечания к третьей части

AGRIPPA. Heinrich Cornelius. De Occulta Philosophia. (Eng. trans. London.1651).

ANDREAE Johann Valentin. Peregrini in Patria errores. Utopiae. (Strasbourg. Lazarus Zetzner.) 1618.

Civis Christianus sive Peregrini quondam restitutiones. Strasbourg. Zetzner. 1619.

Reipublicae Christianopolitanae Zetzner. 1619. Descriptio. Errantis Strasbourg.

Turris Babel sive Judicorum de Fraternitate Rosaceae Crucis Chaos. Strasbourg. Zetzner. 1619.

Invitatio Fraternitatis Christi Ad Sacri Amoris Candidatos. Impensis Heredum. Strasbourg. Zetzner. 1617.

Christianae Societatis imago. Tübingen. Eberhard Wild. 1620.

Christiani amoris dextera porrecta. Wild. 1620.

Mythologiae Christianae sive virtutem et vitiorum vitae humanae imaginum Libri tres. Strasbourg. Zetzner. 1619.

Menippus sive Dialogorum Satyricorum Centuria inanitatum nostratium speculum. In Grammatoricum gratiam castigatum. Cosmopoli (Zetzner). 1618.

Turbo sive moleste et frustra per Cuncta Divagans Ingenium. In Theatrum productum. Helicone iuxta parnassum. (Zetzner). 1616.

Theca gladii spiritus, Sententias quasdam breves, vereque philosophicas continens. Zetzner. Strasbourg. 1616.

De christiani cosmoxeni genitura ludicium. Zetzner. 1619.

Tobias Hessi, viri incomparabilis, Immortalitas. Strasbourg. Zetzner. 1619.

Chymische Hochzeit : Christiani Rosencreütz. Anno 1459.

Arcana publicata vilescunt: et gratiam prophanata amiltunt. Ergo : ne Margaritas obijce porcis, seu Asino substerne rosas. Strasbourg. Lazarus Zetzner. 1616.

Allgemeine und General Reformation der gantzen weiten Welt. [выдержка из Trajano Boccalini, News from Parnassus. Venice. 1614.] Beneben der Fama Fraternitatis, Dess Löblichen Ordens des Rosenkreutzes, an alle Gelehrte und Haüpter Europae geschrieben. Auch einer Kurtzen Responsion [не Андреэ] von dem Herr Haselmeyer gestellet, welcher desswegen von den Jesuittern ist gefänglich eingezogen, und auff eine Galleren geschmiedet : Jtzo öffentlich in Druck verfertiget, und allen trewen Hertzen communiciret worden. Kassel. Willhelm Wessel. 1614.

The Asclepius. Translated & edited by Nock & Festugière.

ARNOLD. Sir Thomas. Ed. : The Legacy of Islam. Oxford. 1931.

ASHMOLE. Elias. Theatrum Chemicum Britannicum. 1652.

Fasciculus Chemicus (Arthur Dee). Ed : Ashmole (‘James Hasolle’) 1650.

The Way to Bliss (Anon.) 1658.

The Institution, laws and ceremonies of the most noble Order of the Garter. 1672.

BENY. Roloff. Iran. Elements of Destiny. Collins. 1977.

BESOLD. Christoph. Collegii Politici (Passim Juridicis et Philosophicis digressionibus illustrati) Classis prima, Reipublicae Naturam et Constitutionem XII. Disputationibus absolvens. [Classis Posterior, De Republica in omnibus partibus gubernanda, IX. Disputationibus] ...Accessit nunc primum Frid. Rich. Mockelii Doctrinae Politicae synopsis. Tübingen, I.A. Cellius, 1616.

De verae Philosophiae fundamento Discursus. Tübingen, I.A. Cellius, 1618.

Dissertatio Juridico-Politica, De augenda curandaque Republica ...Ingenii exercendi causa discutiendam exhibet. M.Ioan. Martin Rauscher. Tübingen, I.A. Cellius,1613.

Axiomatum Philosophiae Christianae, vitam vere philosophicam utcumque adumbrantium. Strasbourg. Zetzner. 1627.

Motive seiner Rückehr zur römisch-katholischen Kirche. Bearbitet, übersetzt und herausgegeben von P.W.K., Augsburg . Ch. Kranzfelder. 1828.

BIBLIOTHECA PHILOSOPHICA HERMETICA. (Ed : Joost Ritman; Frans Janssen; Frank van Lamoen) Hermes Trismegistus. Pater Philosophorum. Amsterdam 1991.

Les symboles spirituels de l'alchimie. (M de Jong). Amsterdam. 1988.

The Hermetic Gnosis. (van Lamoen) Amsterdam. 1988.

Kabbale et philosophie hermétique. (François Secret) Amsterdam. 1989.

Johann Valentin Andreae 1586-1986. Die Manifeste der Rosenkreuzer-bruderschaft.(Carlos Gilly) Amsterdam. 1986.

BLAIR. H.A. The Kaleidoscope of Truth. Types and Archetypes in Clement of Alexandria. Churchman Publishing. 1986.

BOHM. David. Wholeness and the Implicate Order. Routledge & Kegan Paul.1981.

BURCKHARDT. Titus. An Introduction to Sufism. 1976.

BURKITT. F.C. Church and Gnosis. Cambridge University Press. 1931.

BROCARDUS. Jacobus. Mystica et prophetica libri Geneseos interpretatio. Bremen.Th. Gluichstein. 1585.

CAMPANELLA. Tommaso. Cità dell'O sole, cioé Dialogo di Republica, nel quale si dissegna l'Idea della Riforma della Republica Christiana conforme alla promessa da Dio fatta alle sante Catarina e Brigida (ff. Iro-45vo); DERSELBE, Cento cinquanta Concetti metodici dell'Universa scienza Politica di Fra Tomaso Campanella P[iae] m[emoriae] ff. 47ro-91vo. Mss. at Bibliotheca Philosophica Hermetica. Amsterdam.

CASAUBON. Meric. (Ed.) A strange relation of what passed between Dr John Dee and some spirits. 1659. (Reprint. Daniel & Co. 1977).

CHADWICK. Henry. The Early Church. Pelican 1978.

COPLESTON F.C. A History of Medieval Philosophy. Methuen & Co. Ltd. 1972.

CLULEE. Nicholas. John Dee's Natural Philosophy. Routledge & Kegan Paul.1988.

DEE. John. Monas Hieroglyphica. Antwerp. 1564.

Documents of the Christian Church. Edited by Henry Bettenson. Oxford. 1977.

DOMINI. Donatino. Chymica Vannus. Longo Editore. Ravenna. 1986.

EDIGHOFFER. Roland. Rose-Croix et Société Idéale.

The Book of Enoch. Translated by R.H. Charles. SPCK. 1984.

EUSEBIUS. Ecclesiastical History. Translated by Kirsopp Lake. Loeb Classical Library. 1975.

FLUDD. Robert. (as Rudolfus Otreb). Tractatus Theologo-Philosophicus, In Libros tres distributus, Quoram I. de Vita, II. de Morte, III. de Resurrectione. Cui inseruntur nonnulla Sapientiae veteris, Adami infortunio superstitis, fragmenta ... Fratribusa Cruce Rosea dictis, dedicata. Oppenheim. H.Gallerus impensis J.Th. de Bry. 1617.(as Joachim Frizius) Summum Bonum, Quod est Verum Magiae, Cabalae [et] Alchymiae Verae, Fratrum Roseae Crucis verorum, Subjectum. In dictarum Scientiarum laudem, et insignis calumniatoris Fratris Marini Mersenni dedecus publicatum. Frankfurt. 1629.

FOWDEN. Garth. The Egyptian Hermes. Cambridge University Press. 1986.

FRENCH. Peter. John Dee. Routledge & Kegan Paul. 1972.

GABELLA. Philippus A. Secretioris Philosophiae Consideratio brevis et nunc primum, una cum Confessione Fraternitatis R.C. in lucem edita. Kassel. W. Wessel. 1615.

GILLY. Carlos. Cimelia Rhodostaurotica. Bibliotheca Philosophica Hermetica.1995. 2nd Edition: 1998.

Theophrastia Sancta - Paracelsianism as a religion, in conflict with the established churches (BPH, Amsterdam, 1995).

GIMPEL. Jean The Cathedral Builders. Michael Russell. 1983. The Medieval Machine. Victor Gollancz. 1976.

GODWIN. Joscelyn. Athanasius Kircher. Thames & Hudson. 1979.

Robert Fludd. Thames & Hudson. 1979.

GUTMAN. Aegidius. Offenbarung Göttlicher Mayestat, Darinnen angezeygt wird, Wie Gott der Herr Anfänglich sich allen seinen Geschöpffen mit Worten und Wercken geoffenbaret, und wie Er alle seine Werck, derselben Art, Eygenschafft, Krafft und Wirckung, in kürtze Schrifft artlich verfasst, und solches alles dem Ersten Menschen, den Er selbst nach seiner Bildnus geschaffen, uberreycht, welchen dan biss daher gelangt ist. Frankfurt. J. Wolff Däschen im Hanawischen Buchladen. 1619.

Hermetica. Translated by Walter Scott. Reprint : Shambhala Press. 1986.

The Hermetick Art. by a lover of Philalethes. London. 1714.

HAERI. Shaykh Fadhlalla. The Sufi way to self-unfoldment. Element. 1987.

HIRST. Désirée. Hidden Riches. Eyre & Spottiswoode. 1964.

HOLROYD. Stuart. Magic, Words and Numbers. Aldus. 1976.

HUGHES. David. The Star of Bethlehem Mystery. Dent. 1978.

INGE. William Ralph. Personal Idealism and Mysticism. Longmans. 1907. Truth and Falsehood in Religion. John Murray. 1907. Mysticism in Religion. Hutchinson University Library (undated) The Philosophy of Plotinus. (2 vols.) Longmans. IQBAL. Sir Muhammad. (Ed.) The Mathnawi.

Maulana Jalal-ud-din Rumi. 1983.

JOHNSTON. Arthur. Francis Bacon. Batsford. 1965.

JONAS. Hans. The Gnostic Religion. Beacon Press (1958).

The Imperative of Responsibility. University of Chicago.1986. Philosophical Essays. University of Chicago. 1974.

JOSEPHUS. The Works of Flavius Josephus. Trans. Will. Whiston. Nimmo. 1865.

JOSTEN. C.H. (Ed.) Elias Ashmole (1617-1692) (5 vols. Oxford, 1966).

KEE. Howard Clark. Medicine, Miracle and Magic in New Testament Times. Cambridge University Press. 1988.

JUNG. C.G. Psychology & Alchemy. Routledge & Kegan Paul. 1981.

KHUNRATH. Heinrich. Amphitheatrum Sapientiae Aeternae, solius verae, o.O.[Hamburg?] 1595. De igne magorum philosophorum [herausgegeben von Benedictus Figulus], Strasbourg. Zetzner. 1608, pp. 107-123. Также содержит: JOHANNES ARNDT : Iudicium und Bericht eines Erfahnen Cabalisten und Philosophen über die 4 Figuren dess grossen Amphitheatri D. Heinrici Khunradi.

MAHÉ. Jean Pierre. Hérmes en Haute Egypte. 2 vols.University of Quebec Press. 1978.1982.

MINO. Gabriele. Alchimia. La Tradizione in Occidente Secundo le Fonti Manoscritte e a stampa. Edizione La Biennale. Electa Editrici. 1986.

KELLY. JND. Early Christian Doctrines. A&C Black. 1977.

MAIER. Michael. Silentium post Clamores, Das ist, Apologi und Verantwortung wieder etlicher ungestümmer Clamanten (so sich in die Fraternität R.C. auffzunehmen begehret, aber ihres Gefallens keine Antwort erlanget) Verl ästerungen und Schmachreden, welcher sie wider dieselbige aussgegossen : Beneben Gründlicher Anzeige, warum gedachte Fraternität bissanhero auff solcher Clemanten unzeitiges Anhalten zu antworten, und nach ihren jedem Begehren sich zuoffenbaren, wenigers dieselbe zu ihrer Gesellschafft auffzunehmen. Bedenckens getragen. Erstlich in Lateinischer Spraach beschrieben, und nachmals ins Teutsche übersetzt, Durch R.F.M. Frankfurt. Luca Jennis. 1617.

Themis Aurea, Das ist, Von den Gesetzen und Ordnungen der löblichen Fraternitet R.C. Ein aussführlicher Tractat und Bericht, Darinenn gründlichen erweisen wird, dass dieselbige Gesetz, nicht allein in Warheit beständigt, sondern auch an sich selbst, dem Gemeinen und Privat Ntzen nohtwendig, nützlich und erpriesslich seynd ... Jetzt und ins Teutsche übersetzt, durch R.M.F. Frankfurt. N. Hoffmann, in Verlegung Lucas Jennis. 1618. Sophicum Rhodo-Stauroticum, Das ist : Weitläuffige Entdeckung dess Collegii unnd Axiomatum von der sondern erleuchten Fraternitet Christ. Rosen Creutz : Allen der wahrn Weissheit Begrigen Expectanten zu fernerer Nachrichtung, den unverständigen Zoilis aber zur unauslöslicher Schandt und Spott., o.O., 1618.

McINTOSH. Christopher. The Rosicrucians (Weiser, 1997) The Rose Cross and the Age of Reason - 18th Century Rosicrucianism in Central Europe and its Relationship to the Enlightenment (E.J. Brill, Leiden, 1992).

MOORE. R.I. The Origins of European Dissent. Basil Blackwell. 1985.

MORSIUS. Joachim. Nuncius Olympicus Von etzlichen geheimen Bücheren und Schrifften, so ein fürnehmer Gottesgelerter und hocherleuchter berümbter Theosophus und Medicus, in theosophia, Cabala, Magia, Chemia, Medicina und Philologia, durch viel beschwerliche Reisen ennd grosse Unkostung, Ecclesiae und Reip(ublicae) litterariae commodo, zusammen gebracht, darin die gröste Himmilische unnd Jrrddische Weissheit begriffen ist. Gedruckt Philadelphiae [Amsterdam] Anno CIVXMIILLVCCIILI [1626]. Occult and Scientific mentalities in the Renaissance. Edited by Brian Vickers. University of Cambridge Press. 1984.

PARACELSUS. Theophrastus. Erster [-Zehender] Theil Der Bücher und Schrifften des Edlen, Hochgelehrten und Bewehrten Philosophi und Medici, Philippi Theophrasti Bombast von Hohenheim, Paracelsi genannt. Jetzt auffs new auss den Originalien, und Theophrasti eigner Handschrifft, soviel derselben zu bekommen gewesen, auffs trewlichst und fleissigst an tag geben: Durch Iohannem Huserum Brisgoium, Churfürstlichen Cölnischen Rhat und Medicus. Basel. K. Waldkirch. 1589-90.

PHILALETHES. Eugenius. Trans. by Thomas Vaughan. The Fame and Confession of the Fraternity of R:C: Commonly, of the Rosie Cross. With a Praeface annexed thereto, and a short Declaration of their Physicall Worck. London. Printed by J.M. for Giles Calvert, at the black spread Eagle at the West end of Pauls. 1652.

PICKFORD. D. Staffordshire: Its Magic and Mystery. Sigma Books. 1994.

QUISPEL. Gilles. Review of Neues Testament und Gnosis (Schmithals, Walter.1984) in Vigiliae Christianae 39 (1985) E.J. Brill. Leiden.

RABELAIS. François. The Heroic Deeds of Gargantua and Pantagruel. Trans. Sir Thomas Urquhart. J.M. Dent. 1929.

The Renaissance Philosophy of Man. Edited by Kristeller and E. Cassirer. University of Chicago. 1948.

RUDOLPH. Kurt. Gnosis. (Trans. R. Mc L. Wilson). Harper & Rowe. 1985.

SCHOLEM. Gershom. Major Trends in Jewish Mysticism. Schocken Books. 1961.

SCHWENCKFELD. Caspar. Catalogus oder Register der Bücher Herren Caspar Schwenckfelds, die er mehr dann von XXX jaren her geschriben, und was durch ihn selbst, und hernach aus seinem befeel durch seine mitbekenner und liebhaber der Glorien und warheit Jesu Christi inn truck ist khommen [herausgegeben von Johann Heid von Daun] Von newen getruckt [wohl auf Kosten des Daniel Sudermann], o.O. 1595.

Select works of Plotinus. Translated by Thomas Taylor. Edited by G.R.S. Mead. Bohm's Popular Library. 1914.

SHAH. Idries. The Secret Lore of Magic. Abacus. 1972.

SINGER. Dorothea. Giordano Bruno - His Life and Thought with annotated translations of his work On the Infinite Universe and worlds. Schuman. 1950.

SPENCE. Lewis. The Encyclopaedia of Occultism (US, 1920).

SPERBER. Julius. (Attrib.) Echo Der von Gott hocherleuchten Fraternitet dess löblichen Ordens R.C. Das ist : Exemplarische Beweis, Das nicht allein das jenige, was jetzt in der Fama und Confession der Fraternitet R.C. ausgebotten, möglich und war sey, Sondern schon für neunzehn und mehr Jahren solche Magnalia Dei, etzlichen Gottesfürchtigen Leuten mitgetheilet gewesen, und von ihren privatschrifften depraediciret worden. Wie dessen ein fürtrefflich Magisch Scriptum und Tractätlein, der Hochlöblichen Fraternitet R.C. dediciret und offentlich durch den Druck evulgiret wird. Durch dess Deutschen Abecess Laut ... Danzig. A. Hünefeld. 1615.

TURNER. Robert. (Ed.) The Heptarchia Mystica of John Dee. Aquarian Press.1983.

VAN DEN BROEK, Roelof, and Cis van Heertum (Ed.) From Poimandres to Jacob Böhme: Gnosis, Hermetism and the Christian Tradition (BPH, Amsterdam,2000).

VON ESCHENBACH. Wolfram. Parzifal. (Ed. A.T. Hatto) Penguin Classics.1980.

WEIGEL. Valentin. [Benedikt Biedermann] Studium Universale, Das ist, Alles dasjenige, so von Anfang der Welt biss an das Ende je gelebet, geschrieben, gelesen, oder gelernet und noch geschrieben oder gestudieret werden möchte; Was das rechte Studieren und Lernen sey; was alle Menschen in dieser Zeit studieren sollen; Wie gantz leicht, wie gantz schwer die Theologia und alles zu lernen sey, dass wir einig und allein durch Gebeth all Dinge ohne Verdruss und Arbeit erlangen und lernen; Dessgleichen vom Schulgange oder Studieren aller Menschen. Frankfurt. S.Müller.1695.

WHITE. Ralph. (Ed.) The Rosicrucian Enlightenment Revisited. Essays by John Matthews, Christopher Bamford, Joscelyn Godwin, Nicholas Goodrick-Clarke, Clare Goodrick-Clarke, Robert Powell, Paul Bembridge, Rafal Prinke, Christopher McIntosh (Lindisfarne Books, 1999).

WIDEMANN. Karl. Sylva Scientiarum et artium laudabilium. Thesaurus inaestimabilis. (Ms. IV 341 from the Niedersächsischen Landesbibliothek, Hannover).

WILLIAMS. George. The Radical Reformation (Westminster, US, 1962).

WIND. Edgar. Pagan Mysteries in the Renaissance. Oxford. 1980.

YATES. Frances. Giordano Bruno and the Hermetic Tradition. Routledge & Kegan Paul. 1964. The Occult Philosophy of the Elizabethan Age. Routledge & Kegan Paul. 1979. The Rosicrucian Enlightenment. Routledge & Kegan Paul. 1972.

«Если вы посмотрите очень внимательно, то можете найти Дамкар ...»

 

агиография

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"