Перевод

Глава 6. Слава Братства

Золотые строители

Тобиас Чертон

Золотые Строители

Глава 6

Слава Братства

Сядь, Джессика. Взгляни, как небосвод

Весь выложен кружками золотыми;

И самый малый, если посмотреть,

Поет в своем движенье, точно ангел,

И вторит юнооким херувимам.

Гармония подобная живет

В бессмертных душах; но пока она

Земною, грязной оболочкой праха

Прикрыта грубо, мы ее не слышим.

(«Венецианский купец», акт V. сцена 1)

Перевод: Т.Щепкина-Куперник

Невинная поездка из Хайлигенкройц в Тироль в Инсбруке осенью 1612 года вызвала неприятный сюрприз для Адама Хасльмайра музыканта, теософа, медицинской знаменитости и нотариуса эрцгерцога Максимилиана. По приказу инквизитора-иезуита Хиполита Гуарини Хасльмайр был арестован и приговорен к рабству на средиземноморских галерах.

Почему?

В марте Хасльмайр опубликовал ответ на Fama Fraternitatis - Слава Братства - рукопись, которая была частным образом распространена среди лиц, заинтересованных в развитии науки и религии в коррумпированном обществе. Был ли арест Хасльмайра результатом его интереса к этому документу? Что было такого необычного в Fama Fraternitatis?

Fama

Видя как единственный мудрый и милосердный Бог в последнее время так щедро излучающий свою милость и добро людям, что мы все больше и больше достигаем совершенного познания его сына Иисуса Христа и Природы, которыми мы гордимся в счастливые времена, в котором открыта для нас половина мира, до сих пор неизвестная и скрытая, он также явил нам много чудесных и никогда прежде невиданных трудов и созданий Природы и, кроме того, создал человека, наделенного великой мудростью, что мог отчасти обновить и сократить все виды искусства (в запятнанном и несовершенном мир) до совершенства; чтобы, наконец, человек мог понять его собственные благородство и ценность, и почему его называют Микрокосмом, и насколько его знание продолжается в Природе.

Эта изящная речь служит для того, чтобы уведомить читателя Fama Fraternitatis: взгляд «божественного глаза» в первой декаде XVII века устремлен на Европу. Произошло массивное расширение знаний. Галилей увидел кратеры луны в фокусе телескопа1. Была обнаружена и частично колонизирована Америка. Было совершено кругосветное путешествие. Коперник в корне изменил концепцию вселенной введя модель солнечной системы. Джордано Бруно, сожженный на костре только десять лет назад, объявил что вселенная бесконечна.

Все это Fama подразумевает не случайно. Существовал определенный менталитет; духовное усилие в движении. Это Бог, заявляет Fama, который явил себя через природу «мудрым людям», и через аллегорию, Fama покажет, что действительно происходит и почему необходимо углублять и расширять то, что было достигнуто.

Во втором абзаце излагается критика нынешнего «запятнанного и несовершенного» времени. Это не предел, но некоторые пороки нужно превозмочь: «гордость и алчность ученых настолько велика, что они не находят согласия; Но если объединиться ...» Это главный вопрос, к которому обращается Fama: единство, сотрудничество. Ученые могли, если бы хотели, «собрать Librum Naturae или совершенный метод всех искусств: но они по-прежнему склонны к противодействию, придерживаясь старого курса...» Затем нас подводят к основной аллегории - очевидной аллегории, той, которая уже более трех столетий (в основном из-за характера групп людей, среди которых распространялась Fama) ошибочно воспринималась как утверждение, в некоторой степени, исторического факта.

Из такого намерения общей реформации много и долго трудился самый благочестивый и озаренный отец, наш брат, C.R. немец, глава и наследник нашего братства.

Миф о Кристиане Розенкрейце

В возрасте пяти лет брат C.R. (Кристиан Розенкрейц) отдан в монастырь, чтобы изучить (с безразличием2) латинский и греческий. При первой возможности он сбегает из монастыря, чтобы отправиться на Святую Землю вместе с братом P.A.L. P.A.L. умирает на Кипре, после чего C.R. направляется в Дамаск, чтобы найти признание благодаря своим знаниям в области медицины, в сопровождении мудрецов из Дамкара в Аравии, куда он отправляется. В возрасте шестнадцати лет брат C.R. прибывает в Дамкар, чтобы его «приняли не как чужака, но как того, кого они долго ждали» - чудесное прикосновение, повторяющее приход «Вора Абу» в 1001 ночи, который оказался среди «Реликвии Золотого Века: золотые, потому что золото было ничем». Мудрецы учат его христианскому арабскому языку. Таким образом, C.R. способен перевести «Книгу М». Это место, где он учил ту физику и математику, которым мир мог бы порадоваться, если бы в нем было больше любви и меньше зависти.

Затем он отправляется в Египет, изучая растения и животных, а потом в Фес, как ему велели арабские учителя.

«И нам очень стыдно, что мудрые люди, далекие друг от друга, должны быть не только одного мнения, ненавидя все спорные работы, но также быть готовы под печатью секретности передать свои знания. Каждый год арабы и африканцы посещают друг друга, осведомляясь об умениях, не узнают ли они к своей радости что-то лучшее, или не ослабит ли опыт их доводы. Ежегодно что-то выходило на свет, в результате чего были исправлены математика, физика и магия (поскольку Фес в них были искуснее всего). В Германии в настоящее время нет недостатка в ученых, магах, каббалистах, врачах и философах, но будь только у них больше любви и доброты или не скрывали бы большинство из них свои секреты только для себя».

В Фесе брат C.R. знакомится с «Элементарными жителями»: духами земли, воздуха, воды и огня, которые раскрывают C.R. секреты внутренней природы Природы. C.R. находит магию Феса несколько нечистой (демонической), и их кабала ограничена их верой (исламом), но он, тем не менее, намерен использовать полученные знания; Розенкрейцер не фанатик. Знание согласуется с гармонией всего мира: характерное ренессансное неоплатоническое и герметическое понятие. Истина есть истина и согласуема сама с собою:

«можно исследовать всех или лишь нескольких людей на земле, обнаружишь – то, что хорошо и правильно, всегда согласуется с самим собой; все остальное запятнано тысячей ошибочных самомнений».

От Феса C.R. отправляется в Испанию, ожидая общей радости от его открытий, открытий, которые впредь будут служить прочной основой для всех научных изысканий:

«Он показал им новые ростки, новые плоды и вещи, которые согласовывались со старой философией и устанавливали новые Axiomata, посредством которых все может быть полностью возрождено. Но это не воспринято всерьез; и, поскольку это было новое, они боялись, что их великие имена умалятся, если они заново начнут учиться и признавать свои многочисленные ошибки, к которым привыкли, и с помощью которых многое приобрели».

Эта великая тема извращения знания никогда не теряется из виду на протяжении всей Fama. Это ее лейтмотив.

C.R.,к своему невинному удивлению, обнаруживает, что реакция на его открытия везде одинакова. Никто не хочет знать. Поэтому он мечтает о «европейском обществе», достаточно богатом, чтобы обеспечить надежное наставничество для благого управления на континенте.

Тем временем брат C.R. возвращается в Германию и ожидает реформации. Он мог бы похвастаться превращением металлов, но вместо этого «почитал больше Небеса и их жителей, людей, чем всю тщетную славу и пышность». Его взгляд на Человека трансцендентен и универсален: Герметический Человек - Великое Чудо, падшее во тьму. Пять лет размышлений, математики и построения тонких конструкций продолжались до тех пор, пока он не решит снова предпринять попытку «желаемого реформирования»: возвращение к первичным принципам и гармоничное единство с космосом. Он набирает трех братьев из своей «первой обители», тщательно давая им необходимые наставления: Братья G.V., J.A. и J.O. Так начинается Братство Розы и Креста.

В Обители Святого Духа

Братья приступили к составлению словаря «магического языка» (Каббала?), составляя первую часть Книги М и строя обитель под названием «Святой Дух». Работа трудна и еще больше сдерживается огромным потоком больных людей, обращающихся за лечением, поэтому набирают новых членов - «всех холостяков и давших обет безбрачия» пока их не стало восемь. Они создают книгу «всего того, что человек может просить, желать или на что надеяться». Заказав вещи и полностью изучив Axiomata Братства, братья разъехались по многим странам, тайно передавая учение, исправляя ошибки из как можно большего числа различных источников и передавая друг другу свои открытия.

Их уговор был таков:

1. никто не должен заниматься иной профессией, как только лечением больных, и всё это безвозмездно

2. никто не должен носить какого-либо особенного платья, указывающего на братство, но приспосабливаться к обычаю страны

3. каждый из братьев должен ежегодно в Христов День явиться в S.Spiritus или известить о причине его отсутствия

4. каждый из братьев должен искать достойного человека, который по кончине этого брата мог занять его место

5. слово R.C. должно быть их знаком, лозунгом и характером

6. братство должно сто лет пребывать в тайне

C.R. остается с двумя братьями, надеясь на очищение церкви и думая о ней со «страстным желанием», во время их ежегодных встреч «с радостью». Они рассказывают о новых изобретениях и откровениях Его мира, которые Бог передал человеческому разуму.

Можно с уверенностью сказать, что те, которые были посланы и объединены Богом и небесами, избранные из мудрейших людей, существовавших когда-либо, жили, прежде всего, в величайшей сплоченности, секретности и взаимной доброте.

Первым погибшим братом является J.O., преуспевший в Каббале житель Англии, где он был очень известен и знаменит тем, что лечил молодого графа Норфолк от проказы. Братство больше не знает, где похоронены некоторые из братьев, но каждый из них, как мы знаем, нашел подходящего преемника. Далее следует ссылка на следующий документ, Исповедь, в которой читатели найдут 37 причин, почему Братство решило открыть себя достойному.

«Кроме того, мы обещаем больше золота, чем королю Испании принесли обе Индии; ибо Европа ждет ребенка и родит сильного ребенка, который будет нуждаться в великом даре наставников».

Между тем, в прошествии времени братья уже не знают, когда умер брат C.R. и где он похоронен, или даже обладают ли они в полной мере подлинными знаниями. У нас есть только информация о том, как «высоко просветленный человек Бога, Fra.C.R.C. » был обнаружен.

Смерть брата А в Галлии Нарбонской (Лангедок) освобождает путь его преемнику N.N., архитектору, который в ходе реконструкции своего «здания» раскрывает мемориальную табличку с именами первых членов братства. В табличку вбит гвоздь, который при вытаскивании откалывает часть кладки за ней, обнаруживая скрытую дверь с надписью POST ANNOS 120 PATEBO, пророчествуя точное время открытия отца Кристиана Розенкрейца. («Я должен быть обнаружен через 120 лет». 4)

Из информации, приведенной в следующем признании, мы можем датировать это «событие» 1604 годом. (C.R., родившийся, согласно Confessio Fraternitatis, в 1378 - год великого раскола церкви - и умер в 1484). Аллегория продолжается:

«Ибо, подобно тому, как после стольких лет наша дверь была чудесным образом обнаружена, откроется дверь в Европу (когда падет стена), которая уже начинает возводиться и горячо желанна многими».

На следующее утро небольшая группа братьев открывает дверь. Их попытка открыла необычный семигранный чертог: пять футов в ширину и восемь футов в высоту. Чертог освещен внутренним солнцем, «расположенным в верхней части в центре под потолком». Посредине - круглый алтарь, покрытый листом жёлтой меди, на котором стояла надпись: «Этот компендиум вселенной сделал я ещё при жизни себе гробницей». Вокруг первого обода или края стояло: Jesus mihi omnia (Иисус для меня - всё). В середине были четыре фигуры, над которыми стояли следующие надписи:

1. Nequaquam Vacuum (Нигде нет пустого пространства)

2. Legis Jugum (Ярмо Закона)

3. Libertas Evangelii (Свобода Евангелия)

4. Dei gloria intacta (Неприкосновенная Слава Божия)

Вся конструкция представляет собой довольно ошеломляющее множество геометрической симметрии мистики, чья точная природа будет проявлена только тому, кто удостоен быть членом общества. Пол, например, поделен на треугольники, которые описывают полномочия «низших правителей» (звезд). Напротив каждой стены стоит сундук с книгами, первой из которых следует назвать Vocabular Парацельса 5. В другом сундуке находятся очки, колокольчики, масляные лампы и многое другое, благодаря чему могут быть восстановлены основные черты ордена, если его работа ни к чему не приведет.

Отодвинув алтарь, братья находят тело Кристиана Розенкрейца «целым и невредимым», с лежащей на груди Книгой I и Библией: «нашим величайшим сокровищем». Они читают на латинском языке краткое восхваление жизни R.C.:

«Семя, в сердце Иисуса посеянное, C. Ros. C. происходил из благородной и знатной фамилии Германии; человек, посвященный в тайны неба и земли через божественные откровения, тонкие размышления и неутомимый труд его жизни. В своем путешествии по Аравии и Африке он собрал сокровища, превосходящие богатства королей и императоров; но найдя его не соответствующим своему времени, сохранил для потомков, назначив верных и преданных наследников своего искусства, а также имени. Он создал микрокосм, соответствующий во всех движениях макрокосму, и, наконец, составил этот сборник из вещей прошлого, настоящего и будущего».

После списка первых и вторых «кругов» братьев приходят слова: Из Бога рождаемся, во Иисусе умираем, Духом возрождаемся.

«И поэтому мы ожидаем ответа и суждения ученых или невежественных. Но мы знаем, что через какое-то время наступит общая реформация как божественных, так и человеческих качеств, в соответствии с нашим желанием и ожиданием других. Согласно тому, что перед восходом солнца должна появляться и прорываться Аврора, или какая-то ясность, или божественный свет в небе».

Это, должно быть, указывает на появление новых звезд в созвездиях Змееносца и Лебедя в 1604 году, о которых писал астроном Кеплер в том же году, когда была произведена эксгумация C.R.: окончательный признак того, что новый век все-таки наступил.

Фама завершается серией наставлений относительно единства и согласованности подлинного знания, а также предупреждений против «нечестивого и проклятого изготовления золота (материальной алхимии), которая стала популярна, и которую автор или авторы считают извращением реальной вещи. Создание золота, «чистого» металла, нетленного и божественного аналога, согласно Fama, всего лишь parergon: побочный продукт основной работы, которой является духовная трансформация. Читателей предупреждают против ложных алхимических книг, которые обещают то, чего не могут дать, приводя человека 6 к мрачному уделу.

Наконец, последнее приглашение для посторонних присоединиться к братству. Четко сказано, что братья внутренне и духовно узнают, искренен ли кандидат, тем не менее, соискатели могут попытаться установить контакт с Орденом. Ложь не причинит Ордену вреда „Здание же наше (если даже сотни тысяч людей его вблизи видеть будут) должно для безбожного мира вовеки нетронутым, не разрушенным, невидимым и даже совсем скрытым быть“. Братство живет под защитой крыльев Иеговы: SUB UMBRA TUARUM JEHOVA. Это духовный Орден. Те, кто разделяет его цели и дух, в некотором смысле уже являются его частью, но духовное тело должно начать проявлять свою работу и вдохновение в материальном мире.

Хасльмайр и Парацельс

Итак, это была та Fama, которая произвела такое роковое впечатление на Адама Хасльмайра. Особенно его поразило ее соответствие идеям Парацельса (1493-1541), кумира, «немецкого Трисмегиста», величайшего и самого противоречивого врача того времени. Хотя, по словам Fama, Парацельс «не был в братстве», он читал Книгу М (чему, скорее всего, соответствует mundus, так как известно, что Парацельс черпал идеи непосредственно из мира природы), и в то время как автор Fama прекрасно знал о Парацельсе как о человеке, подвергавшем грубой критике своих оппонентов, автор с солидарностью отмечает: «в своем сочинении он скорее высмеивал этих сплетников, не показывая им своей сути».

Парацельс начал применять химию в медицине, верил в силу эксперимента, больше верил в «книгу природы», чем полученным книжным знаниям, пачкал руки и неустанно громил тех, кто мог говорить, но не мог вылечить. Это хорошо известно. Что гораздо менее известно, так это то, что Парацельс, вдохновленный герметической традицией, писал о религии. Сохраненные в тайне при жизни, эти труды стали бомбой замедленного действия после его смерти.

Парацельс придерживался гностической космогонии: человек являлся микрокосмом вселенной, но дух, дающий жизнь, обычно заперт в грубой материи. В результате: духовная и телесная болезнь. Этот прогноз применим как к духовному, так и к телесному. У Парацельса не было времени на «mauerkirche», внешнюю церковь из камня, но он верил в духовную церковь, внутреннее слово. Как сказал его последователь Хасльмайр, Богу не нужно епископы или профессора, чтобы те говорили ему куда идти, что делать, или с кем он должен говорить. Парацельс считал диспуты католиков и протестантов лживыми. Второе имя Парацельса, Theophrastus, означает богослова или богоизбранного, чему он соответствовал. Последователи, такие как Хасльмайр, взяли это как имя для «новой» религии, Theophrastia Sancta или религии двух огней: света благодати и света природы.

Следуйте «божественным знакам» в Природе, и появится гармония, невидимая для дисгармоничного ума. Священник был врачом; доктор - ученым; ученый - священником. Парацельс пророчествовал о наступлении Золотого Века Благодати. Магия возвращалась.

То, что Хасльмайр читал в Fama, сочеталось с мелодией Парацельса, и в печатном Ответе в марте 1612 года он поблагодарил Братьев Розы и Креста за их божественный дар и Theophrastiam. Открытое письмо Хаслмайра к Братству также относится к ряду апокалиптических пророчеств.

В 1605 году в Германии появилось французское пророчество, ложно приписываемое Парацельсу 7. Прогнозируется двойная катастрофа политического и религиозного характера. Пророчество говорило о скрытом сокровище, которое группа посвященных обнаружит и использует на благо человечества. Появится группа верных избранных: люди, которые сопротивлялись лжи мира, во главе с посланником и мистагогом, которые уничтожат Антихриста и принесут всем добро. Три сокровища были упомянуты в пророчестве, одно из которых было скрыто в Германии. Немецкое сокровище предоставило бы достаточно средств, чтобы прокормить десятки государств. Более того, редкие книги раскрыли бы Великое Искусство алхимической трансмутации, чтобы сделать пригодное для питья золото в соответствии с качеством философского камня и процедурами Парацельса. Когда сокровище будет найдено, желтый лев сразится с орлом, что приведет к войне и революции.

Хасльмайр просит помощи в обновлении мира, для «нового неба и новой земли». Сокровища в склепе Кристиана Розенкрейца связаны Хасльмайром с тремя сокровищами «Льва севера», ожидая прибытия «Илии Художника» (пророка Илии, чье пришествие предсказано магом Томмазо Кампанелла в 1604 году) чтобы быть раскрытым; когда все скрытое будет проявлено, по словам De Tinctura physicorum Парацельса, начнется Золотой Век Благодати.

Для Адама Хасльмайра в 1612 году приближался конец эпохи. Судьи предстанут в 1613 году, и в 1614 году состоится Великий суд. Побуждаемый своим энтузиазмом и чувством неминуемого ожидания, Хасльмайр сравнил Братство Розы и Креста с иезуитами, заявляя, что именно Братство Кристиана Розенкрейца было истинным Обществом Иисуса. Он написал своему работодателю, эрцгерцогу Максимилиану (у которого Хасльмайр был нотариусом) за разрешением отправиться в Монпелье на поиски Братства розенкрейцеров. Выбор Монпелье был, по-видимому, результатом увиденной ссылки в Fama на брата N.N («архитектора») из Gallia Narbonensis.

К несчастью для Адама Хасльмайера, его намерения привлекли внимание инквизитора Ипполита Гуарини. Гуарини был иезуитом и горячим противником Парацельса8. Хасльмайер был взят под арест в Инсбруке, силой вывезен в Геную и сделан рабом на галерах между портом Генуи и Мессины 9.

Плёцкау

Хасльмайер был не одинок в своем увлечении Парацельсом. В 80-е годы испанский ученый д-р Карлос Джилли обнаружил переписку между принцем Августом (князь Ангальт-Плёцкау) и городским врачом Аугсбурга Карлом Видеманом. В течение многих лет Видеман собирал сенсационные теологические труды Парацельса, а также близких по духу радикальных реформаторов Каспара Швенкфельда (1489-1561), Себастьяна Франка (1499-1542) и Валентина Вайгелья (1533-1588). Эти работы алхимико-духовной христософии возмутили ограниченные миры всех сторонников авторитарной религии в XVI веке.

Видеман был также секретарем английского алхимика Эдварда Келли в Праге 1587-88 гг., в конце службы последнего в качестве провидца у британского мага Джона Ди. Этот опыт, несомненно, представлял интерес для Августа фон Ангальта, человека, ищущего философский камень10.

В 1611 году Видеман познакомился с Хасльмайером, разделяя его трактовку Theophrastia Sancta как «своего рода вечной религии, которая со времен апостолов практиковалась в тайне до того момента, когда германский Трисмегист Филипп Теофраст [Парацельс] начал публично разъяснять ее значение» (Gilly). Он без колебаний рекомендовал Августу алхимическое и композиционное мастерство Хасльмайера.

В декабре 1611 года официально кальвинист принц Август фон Анхальт, в замке Плёцкау под Магдебургом, получил новогодний подарок от Хасльмайра - копию Fama и его комментарий к ней. Князь Август «читал Fama и перечитал снова» (письма Августа-Видемана, январь 1612 года). Глубоко проникнувшись этим, он спросил Видеманна, как он может получить предписанное дополнение к Fama, Confessio. Видеман знал, что рукопись Fama распространялась только домом Тобиаса Гесса в Тюбингене, Вюртемберг. Запросы, однако, ничего не дали.

Летом того же года Август дал Хасльмайру задачу собрать тексты «Теофраста» для своей секретной типографии в Плёцкау, но этот план остановился после того, как Хасльмайр написал эрцгерцогу Максимилиану Тирольскому в августе 1612 года, прося разрешения отправиться в Монпелье, чтобы найти братьев R.C. Благодаря инквизитору Гуариниони каменистая тропа Хасльмайра привела его не в Лангедок, а на галеры Габсбургов, где он провел пять долгих лет. Между тем, рукописи Хасльмайра, включая копию Фамы, были переданы парацельсовскому алхимику Бенедиктусу Фигулусу. Фигулус вскоре был подвергнут ордеру на арест во Фрайбурге и покинул этот город, чтобы проехать 150 миль на север к друзьям в город Марбург в Гессе-Касселе.

Гессе-Кассель управлялся ландграфом Морицем фон Гессеном, алхимически настроенным кальвинистом и другом Августа Анхальта (позже они основали свою собственную Societas Hermetica). В Марбурге жили Рафаэль Эглин и Иоганн Хартманн, два алхимика, которым покровительствовал Мориц фон Гессен. Прибыв в Марбург, Фигулюс передал рукописи 11 Хасльмайера в дом Рафаэля Эглина. Рукописи Эглина, в том числе те, что раньше принадлежали Адаму Хасльмайеру, теперь находятся в Касселе, бывшем доме Морица Гессена. Кассель также был базой издателя Вильгельма Весселя.

В 1614 Эглин написал письмо-жалобу своему покровителю Морицу фон Гессену. Он жаловался, что он послал свои работы Весселю за два месяца до того, как Вессель получил Fama, но его работа еще не была напечатана. Кто мог передать Fama издателю? Это был Эглин? Август? Мориц фон Гессен? Неужели это был Фигулюс? Мы не знаем. Кому-то, кажется, захотелось раскрыть Братство Розы-Креста.

Вильгельм Вессель из Касселя издал Fama Fraternitatis в 1614 году вместе с произведением под общим названием Реформация всего мира: выдержка из сатирических новостей Траяно Боккалини Новости из Парнаса, только что полученных из либеральной (и находящейся в политической опасности)) Республики Венеция. В результате Fama была немедленно связана с путем всемирной Реформации. В издание Весселя также вошли Ответ Адама Хасльмайера, в котором рассказывалось о несчастном заключении Хасльмайра руками иезуитов - весьма политическое включение. Реформация всего мира ...

Время было экстраординарным. Публикация Fama дала пресловутую искру в пороховой бочке. То, что началось как образный информационный эксперимент, очень скоро превратилось в один из самых опасных интеллектуальных ураганов, когда-либо потрясших Европу. Начался «крупнейший рекламный трюк всех времен» 12.

Примечания:

1 В марте 1610 года Галилей опубликовал свой эпохальный Sidereus Nuncius (Звездный посланник), в котором описал «мириады звезд, которые никогда раньше не встречались и которые превосходят в количестве старые, ранее известные звезды, более чем в десять раз."

2 Возможно, комментарий к неадекватности и тщеславию до-ренессансного схоластического обучения в университетах.

3 «Жители элементов» были подробно описаны Парацельсом в его книге О нимфах, сильфидах, гномах и саламандрах, изданной Йоханном Гузером в 1591 году. Парацельс говорит, что есть два вида плоти: одна - от Адама, первого земного Человек, а вторая - «тонкая» плоть, наполненная необыкновенными возможностями, такими как способность путешествовать сквозь стены. Адамова плоть имеет душу и была искуплена Христом. Неадамические существа не имеют души, но в остальном напоминают человека: в нравах, языке и разуме. Ундины и нимфы живут в воде, сильфиды в воздухе, гномы в земле и саламандры в огне. Божья воля являет их человеку, позволяет им жить так, чтобы показать человеку чудеса Его природного опуса. Если они вступают в брак с человеком, то обретают душу и имеют потомство. Тем не менее, игра с этими существами может быть опасна для людей, поскольку они располагают знаниями, которые им не принадлежат. Они знают будущее, а также прошлое и настоящее, приобщая к человеческому разуму науку и ум духов. Кристиан встречает их снова в пятый день Алхимической Свадьбы. Они проводят семь символических лодок к башне Олимпа, чтобы стать свидетелями брачного возрождения.

Вера в элементарных обитателей подразумевает знание о добродетелях или божественных знаках, присущих вещам, и говорит о времени, когда поэтическое и истинно образное сознание было отделено от академической науки. Еще в 1791 году блестящий ботаник и естествоиспытатель доктор Эразм Дарвин из Личфилда (инициатор теорий эволюции, завершенной его внуком Чарльзом Дарвином) использовал образы стихийных существ, чтобы анонсировать Botanic Garden (иллюстрированный Уильямом Блейком среди прочих), назвав их «Розенкрейцерами». Magia naturalis изучала «элементы» в растениях, животных и минералах, чтобы обнаружить их таинственную внутреннюю жизнь, и была источником современной ботаники и генетики. По словам современника Парацельса Генриха Корнелиуса Агриппы (1486-1535), magia naturalis позволяет магу определять таинственные соотношения в самом лоне природы, действие «того, что выше, и того, что ниже»: «живая жидкость», или «ртуть», которая проникает, пересекает и оживляет всю вселенную. Тот же «магический панвитализм» лежит в основе теорий Парацельса, позволяя ему видеть магию как искусство чтения скрытых реалий «Книги Вселенной». Тот факт, что Бог допускает это, воспринимался как знак того, что мы можем ее использовать. Кроме того, magia naturalis может все же выявить истинную природу человека. Природа застилает сознание. Fama объявляет о ее открытии.

4 Когда-то в 1590-х годах близкий друг Иоганна Валентина Тобиас Хесс, исследуя распространенные апокалиптические предсказания, получил книгу Mystica et propheta libri Geneseos interpatioio, опубликованную Теодором Глуйхштейном (Bremen 1585) и написанную еретиком Джакомо Брокардо. Брокардо увидел дату рождения Лютера (1483) как отправную точку для последней эпохи. Эта эпоха продлится 120 лет. Значение числа 120 было взято из Бытия VI.3: «И сказал Господь [Бог]: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками [сими], потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет». Это почти наверняка легло в основу Fama, посредством чего тело Кристиана Розенкрейца захоронено ровно на 120 лет,а гробница открыта чтобы пророчество было исполнено.

5 Парацельс родился не ранее 1493 года - через девять лет после того, как R.C., предположительно, был погребен - еще одна веская причина считать это аллегорией.

6 Такие люди, как алчный провидец Джона Ди, Эдвард Келли, упавший со стены в Праге, пытаясь избежать тюрьмы в 1595 году. Келли пообещал производить алхимическое золото энтузиасту-герметику и императору Габсбургов Рудольфу II.

7 Ссылка на Парацельса демонстрирует, насколько тесно переплетаются основные потоки мысли того периода. Легко было перейти от апокалиптичности, к алхимии, радикальной духовной реформации, мистицизму, магии и обратно к апокалипсическому. Неудивительно, что Андреа, во-первых, жаждал очищения европейской базы знаний. Люди потеряли из виду лес за деревьями.

8 Мало того, что Fama, выпущенная с лютеранской территории (Тюбинген), предупредила католическую власть. В городе Фрайбург на австрийских землях Габсбург Брейсгау можно было арестовать человека за практику ятрохимической медицины Парацельса. Пятьдесят лет назад Томас Эрастус требовал смертной казни последователям «ереси» Парацельса. См. Статью Карлоса Джилли: «Theophrastia Sancta» - ‘Theophrastia Sancta’ – Paracelsianism as a religion, in conflict with the established churches. (BPH, Amsterdam, 1999)

9 Хасльмайр отправил письма и очерки Видеманну из Генуи. Он даже написал комментарий к Monas Hieroglyphica Джона Ди (1564): Monarchia stellae signata, но случайно сбросил рукопись в море в Мессине в 1613 году.

10 Погружение Августа в область алхимической трансмутации вспоминается в путеводителе, продаваемом посетителям замка Плёцкау с момента объединения.

11 В 1625 году Иоахим Морсий, странствующий ученый из Любека, опубликовал легендарный каталог магических рукописей Nuncius Olympicus. В работе упоминается 228 очень редких манускриптов. Из упоминаний о «благочестивом человеке», который работал на галерах в течение четырех с половиной лет, следует полагать, что это были рукописи Адама Хасльмайра, привезенные Фигулусом Эглину в Марбург в 1612 году.

12 Доктор Кристофер Макинтош (автор книги The Rosicrucians. Weiser. 1998).

агиография

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"