Перевод

Глава 1. На Земле его рождения

Воплотить Осириса

Том Кавали

Воплотить Озириса

Глава 1.

На Земле его рождения

В действительности ночью над этой землей нависает такая тьма, что ночь становится не просто ночью, а тьмой души, вековечной ночью, которая сегодня та же, какой была миллионы лет. И желание увидеть свет - это желание обрести сознание.
К.Г. Юнг. «Воспоминания, сновидения, размышления»


Лишь относительно недавно Запад проникся к Восточным традициям и признал их колоссальный вклад в развитие мирового сознания. Но нам еще предстоит постичь мудрость, которая зиждется на древних цивилизациях. Вопрос о том, какое общество представляет самую раннюю цивилизацию остается открытым, частично в виду того, что археологи продолжают раскапывать остатки древних городов и поселений. Человеческое сознание проснулось от своего забытья, длившегося около двухсот тысяч лет, и великие цивилизации возникли в Месопотамии, долине Инда, Анатолии, Китае и Центральной Америке примерно в то время, когда Египет расцвел как господствующая культура около 3000 г.до н.э.1 Все они внесли значительные, уникальные вклады в развитие сознания. И пока археологи продолжают свои раскопки, психологи бессознательного также пытаются постичь мудрость веков, исследуя цивилизации Древнего Мира.

В этой книге мы обращаемся к мифу об Осирисе, чтобы научиться у людей Древнего Египта проникать в суть. Так же как каждой новой выкопанной мумии есть, что рассказать, так и каждое свежее прочтение этого удивительного мифа раскрывает все более глубокие тайны. Определенно, Египет стоял на пороге коллективного сознания, когда мир впервые открыл свои глаза и обнаружил порядок в великом множестве звезд и в бескрайних песках. Египтяне сознавали и ценили красоту своей земли, благоприятное расположение звезд и планет, а также то священное место, отведенное людям во вселенной.

Рассматриваемый период датируется 2300г.до н.э.2 В основном интерес к этому периоду времени крайне ограничен поверхностным восхищением мумиями и пирамидами. Музеи все еще привлекают небывалые толпы каждый раз, когда выставляются мумии, и люди едут в Египет и испытывают благоговейный трепет перед пирамидами, на самом деле ничего не зная ни о фараонах, которые их построили, ни о богах, что обитают здесь. Чтобы полностью воплотить наше понимание о Древнем Египте, требуется не просто пересказ старых мифов; особенно это касается Осириса, чей дух пронизывал династический период Египта от начала до конца, мы должны описать его историю, принимая во внимание его географическое, историческое, мифологическое, и философское окружение.

Подавляющее большинство данных свидетельствует в пользу Африки как земли, где зародилась человеческая жизнь, где одна из самых стойких цивилизаций пустила корни в огромном пространстве. Точно неизвестно, как образовались династии фараонов из племенных общин, но из всех африканских стран, Египту удалось остаться недосягаемым для иностранных держав в течение трех тысяч лет. Вообразите на мгновение дату происхождения любой существующей сегодня страны: перенеситесь мысленно вперед на три тысячи лет, и вы ощутите на себе вес истории Египта. Само время и пространство делают Египет уникальным. Даже сегодня Египет своего рода географическая аномалия. Расположенный на африканском субконтиненте, бок о бок с Ближним Востоком, он многое унаследовал у обоих регионов, сохраняя свою собственную уникальную идентичность; в культурном плане, он не принадлежит ни Африке, ни Ближнему Востоку. В то же время, Египет сформировал естественный перешеек между этими разноликими областями. Многими факторами можно объяснить невероятное достояние Египта, но прежде всего сама земля позволила ему господствовать на Ближнем Востоке в течение удивительно долгого времени. Тридцать одна непрерывная династия при египетском правлении выдержала экологические проблемы, междоусобицы и бесчисленные атаки традиционных девяти врагов.3 Сама Земля породила египетскую космологию, государственную структуру, религию и общественные работы.

Прежде чем Египет объединил “Две Земли”, северо-восточная часть Африки, включая территории современных Судана, Сомали и эритрейское побережье Эфиопии, считалась мистической Землей Пунта. Ее так же называли «Земля Богов», потому что она обеспечивала большую часть поставок, используемых в Египетских храмах. Ладан, ароматная древисина, шкуры, и возможно даже бог-карлик Бес были ввезены из Пунта. Эта область была также известна как сад удовольствия Амона. Хотя мы знаем о нескольких масштабных экспедициях фараонов в эту дивную невиданную страну, точное местоположение остается неизвестным.

Ближайший сосед Египта с юга, Нубия, был также очень важен из-за обширных поставок древесины и золота, ресурсов дефицитных в Египте. Нубия доставляла золото, используемое для ювелирных украшений, регалий фараонов и погребальных объектов. Египтяне рассматривали золото как кожу солнца. Отношения между этими двумя странами чередовались между борьбой в качестве союзников и борьбой друг с другом; наконец, Нубия даже управляла Египтом в течение относительно короткого периода времени. Как ни странно, идея царя в виде фараона, вероятно, появилась из нубийских племенных царств. И оригинальное представление об Осирисе, возможно, зародилось в нубийском туманном прошлом.

До объединения Египет был разделен на две земли: Верхний Египет на юге распространялся и на Нубию, и Нижний Египет - от Асуана на север к Средиземноморью (Зеленому Морю). Впервые страна была объединена около 3000 г. до н.э. при правлении Нармера; впоследствии Египет разделился и посредством искусных политических и религиозных махинаций был вновь объединен. Однако война и политические средства оказались недостаточными для объединения страны в стабильную, сплоченную нацию. Мойсова пишет: “Необходимо было изобрести новый эпос, чтобы помочь преобразовать доисторическое племенное общество в единое государство. Племенные мифы должны были преобразиться в Великий государственный Миф”.4

Эти мифы описывают божественного царя, который, в конечном счете, рассматривается либо как сын бога, либо сам является богом. Царями, решительно, были мужчины, так как источник власти, по-видимому, исходил от трех основных мужских божеств — Амон, Ра, Птах. Даже одна из самых могущественных женщин Хатшепсут, чтобы управлять Египтом, объявила себя царем, а не царицей; чтобы соответствовать своим предшественникам мужского пола, она носила ложную бороду, символ царской власти, и была захоронена в Долине Царей в Фивах. На стенах ее храма с западной стороны изображена первая крупномасштабная экспедиция в Пунт.

Первоначально, Египет назвали Кемет, что означает “Черная Земля”. Современное название не использовалось вплоть до греческой оккупации тысячи лет спустя. К тому времени ритуалы превратились в утвержденные государством мифы, и, в конечном счете, египетская религии приняла довольно четкие очертания. Тинис был основан как первая столица, далее последовал Мемфис, который стратегически расположен в дельте Нила на севере. Богом покровителем Мемфиса был Птах, Бог Творец, демиург и защитник ремесленников и мастеров — истинный алхимический бог. Невозможно переоценить его значительную роль, которая была запечатлена в работах живописи, резьбе по камню и строительстве. Масоны начинают свою историю с ранних гильдий, которые, в конечном счете, вышли из этого античного искусства.

“Религиозные центры”, - объясняет египтолог Джон Энтони Уэст, - “в Гелиополе, Мемфисе, Фивах и Гермополе не представляли собой отдельные и соперничающие культы или политический и социальный союз. Скорее каждый показывает одну из принципиальных ступеней или аспектов генезиса”. 5 Ссылаясь на Символические теории де Любича, Запад описывает оба Египта и многие его храмы как живых существ. Таким образом, Гелиополь представляет собой “исконный творческий акт”, породивший Эннеаду или Нетеру, которая включает Осириса и других богов, играющих важную роль в мифе об Осирисе. Мемфис был посвящен Птаху, “творцу и художнику форм”. Фивы особенно важны в теории де Любича. Он потратил двенадцать лет интенсивного исследования и сбора данных, чтобы доказать, что Храм Луксора (современное название Фив) был “живым”, и одновременно трехмерным, что в точности имитирует человеческую фигуру и нервную систему, пронизывающую всю его структуру. Как человек соединяет воедино верх и низ, так и Фивы считаются “воссоединением того, что было разрозненно”. Наконец, Гермополь был “творением проявленной вселенной” посредством слова, это земля магии, где господствовал бог с головой ибиса Тот.

Большинство ранних богов возникли в результате непосредственных наблюдений за окружающей средой и только позже приобрели божественный статус. Первоначально,
Осирис был обычным богом мертвых, духом природы, который был связан с Нилом. Египтяне находились в тесной связи с землей и еще больше с рекой, которая способствовала самой жизни. Они не были людьми, которые осваивали открытые моря; только в редких случаях они плавали в Средиземноморье или Красном Море. Нил предложил им безопасность и изобилие, а Осирис осуществлял контроль над его течениями и потоками жизни и смерти. Даже сегодня большой процент населения теснится вокруг его оживленных берегов. До постройки Асуанской Верхней Дамбы примерно сорок лет назад Нил ежегодно выходил из своих берегов, оплодотворяя бесплодную землю и смывая вредные отложения. Из Нила вытекают основные элементы цивилизации: сельское хозяйство, торговля, религия, налогообложение, математика, язык, строительство и средства передвижения. Геродот, греческий историк пятого века до н.э., оправданно сказал: “Египет - дар Нила”.

Трудно вообразить, как египтяне выжили в таких суровых условиях пустыни, где температура повышалась до 120 градусов, а горячие ветры походили на доменные печи. Несомненно, без Нила просто не было бы Египта. Эта священная река, самая длинная в мире, покрывает расстояние в 4,148 миль. Не имея никаких притоков, она плавно движется к северу от Озера Виктория (Белый Нил) в Уганде и Озера Тана (Голубой Нил) в Эфиопии, протягиваясь в северном направлении к Дельте, где разветвляется, словно дерево и, в конце концов, впадает в Средиземное море.

Наряду с богатыми пахотными полями, окаймляющими берега Нила, большая часть выдающихся памятников, храмов, святилищ и пирамид расположена близ его вод. Созерцать Нил - это что-то исключительное. Особенно на юге можно легко предаться грезам, воскрешающим те времена, когда украшенные венками лодки, везущие золотые статуи Хатхор и Хора, плыли вверх и вниз по течению чтобы соединить в объятьях этих божеств любви и силы. Другой беглый взгляд назад открывает перед нами грузовые судна, перевозившие на борту красный гранит из Асуана в Каир для постройки пирамид Гизы, флотилию военных кораблей, транспортирующих огромные армии в иностранные земли. Даже сегодня удивительно видеть людей со всего мира, путешествующих из Асуана в Луксор, по речному пути, который является достопримечательностью сотни лет. Настроившись на нужную волну, можно услышать голоса богов. Они повсюду.

Почти все в Египте названо в честь какого-нибудь бога. Богом Нила был Хапи, а Осирис был его духом. Осирис символизировал отливы и приливы, от чего зависела жизнь. Ежегодный разлив реки оживлял землю и способствовал сельскому хозяйству. Осирис учил людей возделывать земли.

Сельское хозяйство преобразовало Египет экономически, в военном отношении, и духовно. Закон, торговля и математика были необходимы, поскольку пропитание общества все больше и больше зависело от окружающей среды. Достаточные доказательства поддерживают ту точку зрения, что, прежде чем Египет стал аграрным обществом, люди там практиковали каннибализм по ряду причин. Одно лишь выживание не объясняет эту практику; они верили, что поедание человеческой плоти было магическим средством получения сил жертв. Главный приз за накопление достаточной силы был бессмертием. Благодаря сельскому хозяйству, стали доступны новые источники пищи, а дополнительные ресурсы позволили создать кодекс закона, порядка и постоянной армии.

Однако появление сельского хозяйства не было достаточным для того, чтобы остановить нецивилизованную деятельность. Фактически, потребовался бог, чтобы «окультурить» землю. Культ Осириса запрещал есть человеческую плоть или, по крайней мере, соотечественников египтян; потребление сырого мяса и каннибализм иностранцев продолжалось в течение некоторого времени. Людоедство, в конечном счете, прекратилось и преобразовалось в метафору, используемую длительное время в Каннибальских Гимнах. В этом тексте фараон Унас “поедает волшебную силу” и “проглатывает души”. 6

Ежегодный разлив Нила способствовал развитию сельского хозяйства. Новый год начинался, когда Нил выходил из своих берегов в июле, и первый сезон года был назван Половодье. Всходы, второй сезон, следовал, когда собирали зерновые культуры, и наконец, наступало лето, “Время, Когда Земля Суха”. Каждый из этих трех сезонов состоял из четырех тридцатидневных месяцев. Но из-за того, что этот 360-дневный календарь был неточен, разлив Нила наступал позже каждый год, ошибка эта разоряла фермеров. Чтобы исправить неточность, фараон объявил, что к году будут добавлены пять дней, и получится 365-дневный год. Объяснить, как была внесена корректировка, достаточно просто, но так как наша цель - понять египетскую душу, мы добьемся большего успеха, обратившись к мифу, объясняющему, как эти пять дополнительных дней были добавлены к календарю. В следующей главе я расскажу, как Тот обманывает Ра и требует эти дополнительные дни, во время которых появляются на свет боги мифа Осириса.

Как я упоминал ранее, Абидос - очень древний город, бесспорно, имеет огромное значение для Осириса. Его дух все еще жив в Храме Сети I в Абидосе. На первый взгляд, храм Осириса не такой как остальные. У него нет обычных внушительных пилонов (массивных ворот), что стоят перед большинством египетских храмов. До Абидоса добираются караваном приблизительно шесть миль вглубь страны от берегов Нила. Этот затерянный в пустыне город был традиционным кладбищем старых царей; там находится гробница Нармера среди одиннадцати царских гробниц. Большие пиры и церемонии проводились в Абидосе в течение тысяч лет. Это было кладбищем для Тиниса, столицы древнего Египта. Погребальный храм, начатый фараоном Сети I, был построен в Абидосе — в честь великого воина. Храм Сети I был построен перед статуями — “здания Ка” — который первоначально служил для того, чтобы оставлять там царей после их физической смерти. Абидос считался местом перехода для мертвых, куда духи возвращались за пищей, приюта и контакта с живыми. Здесь также находится Ростау, предполагаемый вход в Дуат.

Как только Осирис стал известным богом, он заменил собой Ра, а возможно, соединился с ним в солнечной ладье, перевозившей свет солнца (сознание) через Дуат. Со временем образ Осириса меняется от космического божества, которое сдерживает хаос и врагов сознания (Сет, Апоп), в бога, сопереживающего трудностям и испытаниям, с которыми сталкиваются люди. В этой более поздней роли он осажден злом, обучает людей земледелию, и вершит суд над каждой душой. Но что отличает Осириса от других египетских богов, так это то, что он единственный, кто страдает и умирает. Обойдемся же здесь без рациональности, так как разум сам диктует, что бог бессмертен. А вновь обратимся к мифическому воображению, чтобы по-настоящему оценить все значение смерти Осириса. Безусловно, мы охотно можем представить себя богом, который разделяет с нами самое значимое событие нашей жизни в бренном мире – смерть. Но, помимо умирания, Осирис еще и воскресает, и в его воскрешении мы находим надежду на то, что жизнь не заканчивается завершением физического существования. Таким образом, каждый человек стремился «стать Осирисом», и в момент смерти усопший сочетал свое имя с именем бога.

Осирис олицетворяет новый порядок богов, сознание, которое только начинает познавать себя, которое учится обращаться с внешним миром. Его отношения с людьми просты и как-то по-детски непосредственны. Временами его легко спутать с самой природой, он и сам Нетеру, термин, который возможно дал начало слову природа (натура – анг. nature). Только благодаря своему сыну Гору, который представляет следующий уровень сознания (эго), Осирис понимает всю полноту и сложность человеческих побуждений. Невинность Осириса создает гибкий образ, который фараоны должны были включать в свои высказывания.


Ра в солнечной ладье

Первой богиней, которой поклонялись в Египте, была Звезда Сириус (Сопдет), которая на70 дней каждый год скрывалась за горизонтом. Ее возвращение примерно совпадало с Половодьем, отмечая начало нового года, время, когда поля снова возвращались к жизни. Вторым божеством, которое привлекло всеобщее внимание, была корова, символ Великой Богини. Ее рога украшают корону Хатхор. Поклонение Великой Матери было способом, который использовали многие фараоны, чтобы достичь божественного статуса. Соединяя себя с богиней, фараон принимал на себя ее царское положение и власть. С помощью симпатической магии фараон впитывал энергию ее ка, жизненную энергию всего природного и божественного. Затем он брал ее имя Камутеф, «Бык своей матери», и благодаря ее могуществу он воскресал, чтобы олицетворять саму жизнь. Наряду с этим каждый фараон отдавал дань уважения Осирису, так как он тоже обладал невероятной силой, будучи богом плодородия. Священный бык Апис является воплощением ка Осириса.

Бык Апис

Бык Апис был не только священным образом, но и особенным животным, чья окраска указывала на царское происхождение; его держали в царских стойлах, где его почитали как бога в его «святая святых». Только один бык Апис находился на содержании, а после смерти его мумифицировали и погребали на кладбище Серапеум в Саккаре неподалеку от Каира. Особое внимание уделяли и корове, родившей Аписа, которая была известна как Корова Исиды. Опять же, каждый фараон ассоциировал себя с Аписом и таким образом укреплял свои связи с Осирисом, с Древним Царством, с вековой традицией. С течением времени тесная связь между Осирисом и Аписом привела к соединению их в одного бога, Осираписа, а во времена Эллинизма к появлению нового божества Сераписа. Этот синкретический бог не только соединяет в себе атрибуты Осириса и Аписа. Так как он появляется во времена греческой оккупации при правлении Птолемея I, Серапис приобретает черты влиятельных греческих богов. И все же Серапис сохраняет первоисточник силы, исходящий от Осириса: секреты плодородия и загробной жизни. Он египетский бог сновидений.

Через свою связь с быком Аписом, фараон получал силы необходимые для восхождения, архетипическую силу, исходящую от Великой Матери. И все же, даже с этими силами фараону приходилось демонстрировать свою жизненную энергию, так как время брало свое. Общественные работы и победы в войнах поддерживали почитаемый образ фараона, но он никогда не принимался как само собой разумеющееся; время от времени его необходимо было омолаживать. Даже боги не были застрахованы от разрушительных действий времени или немилости людей. Юнгианский аналитик Теодор Абт обнаруживает психологическое содержание, лежащее в основе этой потребности восстанавливать силы: «Древние египтяне верили, что боги и другие существа загробного мира тоже регулярно умирают, и посему должны были возродиться по своему образу и подобию. Это известный психологический факт, что врожденные структуры коллективного бессознательного, архетипы, имеют тенденцию к расцвету и увяданию. Им необходимо регулярное возрождение эго-сознанием, что входит в сферу трансперсонального бессознательного. Это позволяет эго восстановить связь с архетипической реальностью». 7

Даже великий бог Ра был беззащитен перед разрушительным действием времени и недовольством людей. Ранний миф повествует о том, как Ра разозлился на людей, потому что те подозревали, что он утрачивает власть. Вступив на поле земного времени, никто, даже бог, не застрахован от упадка физических и сверхъестественных сил. Следовательно, люди стали переключаться на служение Апопу (Апофису), змею, который и представляет все то, что ненавистно жизни и сознанию. Посоветовавшись с другими богами, Ра создает богиню Сехмет с головой льва, которой он поручает уничтожить людей. Ее кровожадный аппетит неутолим. Когда оказывается, что она вот-вот поглотит все человечество, Ра осознает, что не будь людей, никто не будет поклоняться ему. Такое бедствие нужно было предотвратить, поэтому Ра посылает гонцов на остров Элефантина приобрести большие количества пива и красной краски. На следующее утро окрашенное пиво разливается на поле, где должна быть Сехмет. Принимая пиво за человеческую кровь, она пьет до опьянения. Ослабив ее силы, Ра чудесным образом перевоплощает ее в Хатхор, богиню любви.

Заблуждением было бы считать, что жизнь фараона была легкой и праздной. Чтобы подтверждать свою неиссякаемую энергию в старости, он должен был демонстрировать свое физическое совершенство. Если фараону посчастливилось дожить до своего 30-летнего правления, на фестивале Хеб Сед проводилось физическое испытание, где проверяли выносливость царя, чтобы показать возобновление его жизненной силы благодаря верховному божеству солнца (Ра). По этому особому случаю, определенные боги представали перед людьми. Во время этого события, царь должен был выполнить комплекс очень тяжелых физических упражнений, включая бег по определенной дороге четыре раза в обоих направлениях. Он должен был доказать, что он все еще обладает силой бога. В процессе обновлялись и его духовные силы. Затем хоронили статую фараона – ритуальный символ его смерти и воскрешения. Церемония Хеб Сед больше чем просто омолаживала царя – «Она обеспечивала храм и царство беспрерывным возобновлением и вечной жизнью». 8

Здесь затронута важная тема: сужение и расширение сознания. Мы находим многочисленные примеры этого процесса в Истории Египта. Приливы и отливы Нила и его воздействие на землю, зерновые культуры и продукты питания; взлеты и падения династий; боги (Хух и Хаухет), которые представляют принципы расширения и сжатия; увеличение и уменьшение силы фараона; восход и закат солнца, а так же фазы луны — все это примеры многих проявлений психической энергии. Еще много примеров могут быть добавлены к этому списку, но достаточно отметить, что модель этого изменчивого взаимообмена создает напряженность противоположностей, необходимую для психического функционирования, процесса, который проявится в критические моменты в мифе Осириса. Вполне возможно, что алхимики интуитивно постигли свой известный рецепт «растворяй и сгущай» благодаря этому динамическому взаимодействию противоположностей. Смерть Осириса и его воскрешение символизируют эту неотъемлемую особенность сознания, как оно перемещается и преобразовывается.

Столкнувшись со многими силами, стремящимися разрушить их образ жизни, Египтяне строго придерживались своих традиций, даже когда угроза исходила от самого фараона. Они отчаянно выступали против перемен, и когда это было неизбежно, они постоянно стремились вернуться к началу. В полную меру своих возможностей они старались поддерживать постоянство; такая стабильность отражает незыблемое постоянство бога. В середине эры Нового Царства этот идеал принял самый большой удар по устойчивой традиции египетской религии и общества.

Сначала царствовал Аменхотеп III, сын Хапу, а затем пришло время драматического правления Аменхотепа IV, более известного как Эхнатон. До царствования последнего, все фараоны правили Египтом, как единым коллективным образованием. Как стая рыб, следовали египтяне по течению мифа, а за соблюдением традиции следили священники и фараон. Взойдя на трон, Эхнатон отверг всех предыдущих богов и объявил Атона единственным верховным богом, который включал в себя всех остальных. В отличие от Ра, который, как мы видели, вошел в мир и был зависим от него, Атон представлял собой более сконцентрированную, монотеистическую и абстрактную форму солнечной энергии. Он не был просто дающим жизнь, но как физическая сущность солнца, был по существу самой жизнью.

Это различие между Ра и Атоном оказало огромное влияние на человеческую душу. Человеку больше не нужно было обращаться ни к какому другому богу кроме Атона, живительной силе света. В этом смысле, Эхнатон освободил египтян от уз коллектива, и появилось понятие об отдельной личности — один человек, один бог. Поэтому историк Джеймс Генри Брэстед утверждал, что Эхнатон был “первой индивидуальностью в мире”.9

Эхнатон переместил столицу в пустыню, где он правил шестнадцать лет. Его младшая жена Кийа родила ему сына, знаменитого Тутанхамона. После смерти Эхнатона, военный по имени Эйе обучал царского мальчика. Некоторые говорят, что Эйе убил Тутанхамона и взошел на престол. 10 Эйе быстро положил конец этому радикальному отступлению от египетской политеистической религии и отрекся от идеи веры, основанной на единобожие, исповедуемой Эхнатоном. Новый город Амарна (1352-1335 до н.э.) был разрушен, а старые традиции быстро восстановлены. Это аннулирование - потрясающий пример относительно краткого периода “расширения и сжатия” в египетском обществе. В конце концов, сопротивление египтян переменам возвестило о появлении новой теологии, той, которая иронически стала прототипом для монотеистических религий. Я расскажу подробнее об этом еретическом правителе в последней главе.

Другой пример того же самого желания сохранять все постоянным, неизменным и фиксированным можно найти в преемственности царской власти. В большинстве династий, по законам наследования трон переходил официальным наследникам, священникам или военным. Главным критерием было королевское происхождение. Поэтому кровосмешение было обычным делом во дворце. Это было средством защиты царской родословной, и по существу, связью с предками и через них - с первоначальными богами. Цепочка ассоциаций, позаимствованных из алхимической символики, показывает, что кровь относится к Красному морю. Оно в свою очередь “обращается к aqua permanens (постоянной воде), универсальному растворителю — то есть, жидкой форме Философского Камня”. 11 Этот камень, Лапис, способный исцелять болезни и преобразовывать металлы, символизирует в этом случае поток неизменной силы, которая ослабила царство приблизительно трехсот фараонов за период в 2,920 лет. Многие теологи верят, что миф Осириса преимущественно является историей о переходе власти: изменение в традиционном порядке наследования, который оспорили и низвергли. Эта интерпретация станет особенно ясной в следующих главах, когда Гор и Сет столкнуться друг против друга в зале суда.

Стабильность подразумевала поддержание благоговейной связи с богами и мертвыми, так как и те и другие находятся близ основного источника власти. Этот источник по-разному представляли себе: как Нун, Атон, и Дуат. “Египет, - говорит Джон Энтони Уэст, -постановил, что цель человека на земле – это возвращение к источнику. В Египте были признаны два способа достижения этой цели. Один из них был известен как путь Осириса, который представлял циклическую природу вселенского движения; это был путь последовательных перевоплощений. Второй способ – это путь Гора, прямой маршрут к воскрешению, которого человек мог бы достигнуть за одну единственную жизнь”. 12

Почитание предков было важным способом поддержания жизненно необходимой связи с Осирисом и загробным миром. Эта практика частично объясняет, почему придавали такое огромное значение кладбищам. Египтолог Рандл Кларк объясняет:

Предки, хранители источника жизни, были средоточием жизненной энергии, источником, откуда проистекают все силы, направленные на поддержание и развитие жизни. Следовательно, они не были только душами усопших, но оставались активными в роли хранителей жизни и судьбы. Что бы ни случилось, на счастье или на беду, в конечном счете, исходило от них...Следовательно, место, где обитали предки, было самое святое в мире. От этого зависело благосостояние общества. Без могилы или кладбища, жизнь на земле была бы ничтожна, или вовсе невозможна. 13


Сохранение царской крови в семье было крайне важным для поддержания стабильности. А это было сродни подвигу. Множество полных тайн египетских сюжетов содержит кровожадные заговоры и убийства отцов и сыновей. Время от времени центр власти разрушался, и нависала угроза гражданской войны; единство восстанавливали военные действия. Поэтому, даже при поверхностном взгляде на любой список фараонов, мы видим большое количество военных. Конечно же, большинство фараонов не жили в башне из слоновой кости, где они только и делали, что поклонялись богам; физическая сила и храбрость были равно важны, как и способности устанавливать связь с богами. Продолжение родословной надежно сохраняло власть в пределах давней традиции фараонов и их связи с предками и богами.

Такое же стремление к центральности наблюдается и в египетских представлениях о богах. В то время как Западное сознания представляет Ра, Осириса и Гора как отдельных богов, более правильно рассматривать их как различные аспекты одного и того же явления. Святые троицы повсеместно представлены в египетском пантеоне. В юнгианской психологии мы находим тот же самый феномен души, где Самость отражает аспекты всех архетипов. Алхимики называли этот концепт «Один и Многие». Согласно Юнгу, Самость – это архетип, который «выражает единство личности как целого… Это трансцендентное понятие». 14 Фараон был самым ярким примером материального воплощения Самости. Изучая основных богов, которые играют роль в мифе об Осирисе, мы можем определить их положение в египетской религии и обществе.

Хотя не существует точного соответствия между богами и архетипами, однозначно следует отметить явное сродство. Так Ра символизирует Самость, архетип целостности, который содержит в себе все сознательное и бессознательное. Исида, Хатхор и Сехмет демонстрируют различные проявления Великой Матери. Сет – воплощение Тени, а Гор – эго, контролирующее сознание в повседневной жизни. Что касается Осириса, то он является более личностной архетипической фигурой. Он выступает посредником между небесным Ра и защитником земли Гором. Таким образом, лучше всего воспринимать Осириса как совокупность (сплав) космического божества, земного божества, и бога подземного царства, который еще и существует в области психики. 15 Важно помнить это, так как мы прослеживаем эволюцию Осириса через эти три сферы.

В хтонической форме мы встречаем Осириса, сопровождающего мертвых в подземное царство, где он питает землю, вдыхает жизнь в воздух, устанавливает время прилива и отлива Нила и разжигает страсти в сердцах мужчин и женщин. В загробном мире Осирис церемонно вершит суд над душами людей. Как отмечалось ранее, подземный мир синонимичен подсознанию. Следовательно, Осирис есть архетипическая энергия, активизирующая подсознание таким образом, что оно больше не является просто носителем памяти, но невероятным ресурсом для повседневной жизни. Другими словами, подсознание, по сути, является своего рода смертью сознания – но это не конец, а творческая сила, которая омолаживает сознающий разум. Чтобы постичь смерть в этом плане, нужно отличать египетское отношение к смерти от нашего собственного.

Их мировосприятие не основывалось на временном континууме, где кульминационным моментом является смерть. Согласно генри Франкфорту, руководителю Варбургского Института, «египтяне рассматривали смерть как временную приостановку, а не конец жизни – некую перемену в человеческой личности». 16 Они не акцентировались на том, что воскрешение - это способ достижения спасения, они видели в этом путь к единению тела, ума и духа. Для них смерть была не конечным пунктом, а скорее неотъемлемой частью существования и неизбежной стадией, которую должен пройти человек, сохранив все пять чувств. «Египетская космология, - объясняет Мойсова, - не предполагала апокалипсиса, конца времен. Время не двигалось к вечному завершению. Оно просто было. Оно было цикличным и постоянно повторяющимся. Циклы упадка и возрождения происходили в неопределенное время так, что, относительно человеческого наблюдения, у этого мира не было ни начала, ни конца. Вечность была вне времени». 17

Тогда как человеческое существование обычно ограничено определенным количеством времени, жизнь по ту сторону смерти неограниченна; бессмертие становится реально возможным. Тело умирает, но душа продолжает жить. Так как время не линейно, трансцендентность не откладывается на будущее, она доступна в любой момент. А воскрешение не связанно с физическим телом; выход из тела так же возможен в любое время. Фараон был единственным, кто жил между земным и духовным мирами; кроме того, он служил примером принципа Маат, архетипической богини порядка. Другими словами, он являл собой способ поддержания равновесия между мирами . Маат, говорит египтолог Эрик Хорнунг, « это порядок, справедливая мера вещей, которая лежит в основе мира… Это состояние постоянно нарушают, и необходимо беспрестанное усилие, чтобы воссоздать его первоначальную чистоту». 18

Подражая фараону, каждый гражданин, в сущности, поддерживал вселенские принципы порядка. Невозможно избежать смерти, так как это неотъемлемая часть естественного ритма жизни. И все же, несмотря на то, что она неизбежна, способ войти в загробный мир зависит от того, как человек проживает свою жизнь.

Разумеется, несмотря на всю важность, которую придавали соблюдению этических принципов, мы должны остерегаться идеализации Египта. Многочисленные свидетельства Дейр эль-Медина, где находится Долина Царей, показывают, что Древний Египет страдал от преступности. В добавок к разграблению гробниц, документы предоставляют уйму доказательств насилия, взяточничества, цареубийства, грабежа и возможно даже человеческих жертвоприношений еще во времена Первой и Второй Династий. Следовало многое взвесить на последнем суде над умершим.

Перед тем как впустить душу в зал суда Осириса, сорок три судьи допрашивали ее – этот любопытный процесс назывался «Исповедь отрицания». Египтяне очень старались не прогневить богов. В этой исповеди, душа отрицательно отвечает на вопросы, которые ей задают. Делалось так во избежание даже намека на то, что душа ставит себя превыше уровня богов, поскольку преступить то, что дозволено только богу, равносильно заявлению, что ты больше чем бог. Здесь просматривается скрытое правило: вы можете возвыситься до уровня бога, но даже на мгновение не допускайте мысли, что можете превзойти его. 19 Помня об этом, покойный осторожно формулировал свои ответы. Фраза «Я не препятствовал разливу Нила» чествовала Осириса, поскольку только он один управлял течениями Нила. «Я не крал у своего соседа» и «Я не забывал почитать богов» были типичными ответами судьям.

Перед тем как закончить этот краткий обзор, я обращаюсь к одному из самых больных вопросов египетской космологии – очевидное противоречие между концепцией существования, согласно которой бессмертие достижимо, и другой концепцией, где все, даже боги, в конечном счете, умирают. Мы должны прибегнуть к одной «поправке», о которой упоминалось ранее. Мы не можем вплотную подойти к этой сложной теме, мысля сугубо рационально. Как я уже намекал, египетская космология закладывает фундамент души, и, как мы вскоре увидим, алхимии тоже, к тому же она формирует зачатки философии. Таким образом, мудрее было бы оценить их космологию как поток духовных образов, а не как соответствующую любой официальной философской системе.

Как подчеркивает Хорнунг в «Представлениях о боге в Древнем Египте», смерть – это отнюдь не то же самое, что и небытие: « Как и люди, боги умирают, но они не мертвы. Их существование – и все существование в целом – не представляет собой неменяющуюся бесконечность, а скорее постоянное обновление» . 20 В следующей главе я подробнее опишу, представления египтян о сотворении мира, а сейчас мы должны в общих чертах описать их космологию, чтобы понять значение богов, особенно Осириса. В Книге Мертвых сказано: «Эта Земля вновь обратится в хаос, погрузится в первобытные воды (Нун), бесконечный океан, как это было первоначально. Останусь только Я (Атум) и Осирис, я приму облик другого змея (Апопа), которого не узнают люди, и не увидят боги». 21

Боги рождаются и умирают в сфере сущего, но они, как и люди, должны вступить в первичный хаос небытия для того, чтобы получить обновление. Вдобавок подчинению законам объективного мира, у богов были другие особые ограничения. За исключением богов Раннего Царства, влияние большинства из них было ограничено определенным местом. Местные божества были связаны со своими священными городами, таким образом, в другом месте они могли оказаться бессильны. Как правило, боги не имели абсолютной власти, так как им было свойственно дифференцироваться. По сути дела, мерилом могущества того или иного божества выступало количество его/ее воплощений. Будучи главным божеством Древнего Царства, Осирис сосредоточил огромную власть, главным образом благодаря своему упорному сопротивлению переменам, даже при очень суровых обстоятельствах. Я уже упоминал некоторые его непростые проявления, которые являются доказательством не только его стабильности, но и его универсальности.

С сотворением мира приходит смерть, возникает дуальность, которая устанавливает различие между бытием и небытием. В пределах этого разграниченного мира боги и люди, жизнь и смерть, время и пространство – все создается и, в конечном счете, погибает. Существующий мир, включая дуат, окружен и затенен небытием. Можно сказать, что воображение увлекает нас на край света, и что за этими пределами, мы не знаем. Боги помогают продлить человеческую жизнь после физической смерти до грани существующего мира, но не за его пределами. Философ Нэйдлер, автор трех великолепных книг о Древнем Египте, объясняет: « Никто из богов не пережил его [наднебесный мир], потому что они принадлежат миру сущего; и все же все боги, в конце концов, есть его проявления. Они не знают его, потому что он значительнее их. Это «пустота» по ту сторону различий между субъектом и объектом, которая и является центральным местом в учениях буддизма. В христианской теологии, это Основа бытия, отличная от любого существующего явления». 22

Бессмертие существует лишь в этом мире, и речи нет о том, что находится за его пределами. Только тишина. Но внутри существующего мира небытие повсюду. Оно «простирается под каждым местом». По словам Хорнунга, небытие – «в подземных водах… [которые] напоминают о состоянии до мироздания. Ежегодное наводнение приносит безвременное небытие обратно в мир сущего. ‘Земля есть Нун’. Даже живительное дыхание ветра исходит от Нун… и каждую ночь вновь опускается тьма, состояние, которое для египтян тоже существовало в начале времен». 23 Таким образом, когда душа предстает перед Осирисом, богом мертвых, покойный стоит перед тем, «к кому приходит то, что есть, и то, чего нет».

Эти понятия очень трудно уловить, потому что современный ум полагает, что он думает главным образом сознательно, рационально. Грандиозная египетская космология требует, чтобы Западный ум отложил в сторону свои логические попытки объяснить мир. Чтобы получить представление об этом древнем мире, недостаточно точности и знаний о загробной жизни; снова, мы должны изменить способ нашего мышления и взглядов на действительность.

Мне вспомнилась одна китайская история, которая иллюстрирует, как по-разному мыслят восточный и западный ум. Жестокая борьба ведется в Китае, и одиннадцать из высокопоставленных генералов собираются, чтобы решить, как поступить дальше. Должны ли они вести борьбу или отступить? Они решают поставить вопрос на голосование. Трое голосуют за борьбу, восемь - за отступление. Было единодушно решено, что об отступлении не может быть и речи, и что они продолжат сражаться. Конечно, в конце они победили. Человек Запада мало бы что понял, так как и рациональность и демократические правила на стороне большинства. Но для этих китайских генералов, число три, будучи символом целостности, намного лучшее числа восемь. Чему стоило бы поучиться даже современному человеку, так это тому, как действовать вопреки разуму, и тем самым добиваться успеха. Нет лучшей науки для понимания такого парадокса, чем алхимия, и по этой причине мы кратко обращаемся к Королевскому Искусству, чтобы некоторым образом осмыслить Осириса и его таинственные образы.

Примечания

1. Актуальны две гипотезы относительно человеческого развития. Первая исходит из мультирегионального развития, согласно этому человек прямоходящий зародился в Африке около одного-двух миллионов лет назад. Вторая теория утверждает, что ранние люди появились в Африке сто-двести тысяч лет назад и распространились по всему миру. В пользу последней теории говорят анализы митохондриальной ДНК, к тому же эта версия общепринята археологами. Датирование самых ранних цивилизаций еще более проблематично. Хотя существовали династии уже в 2100 г. до н.э, только при императоре Цинь Шихуанди в конце эпохи Враждующих царств (476-221г.до н.э.) Китай впервые был объединен и страна получила свое имя от его династии. Датировать объединение Индии еще сложнее. Цивилизация Долины Инда процветала на индийском субконтиненте уже приблизительно в 2600 г. до н.э., но Индия не была объединенной страной до того, как португальцы добрались до Бомбея в 1498 г. и до того, как позже британцы захватили власть. В отличие от этого, Нармер объединил Египет в 3000 г. до н.э..

2. Дата, когда Осирис впервые упоминается в Текстах Пирамид, одном из древнейших религиозных текстов в мире.

3. Египтяне называли своих врагов «Девять луков». Термин является эвфемизмом, которым собирательно называют любого, кто живет за пределами Долины Нила. Этими врагами были нубийцы, ливийцы, гиксосы (азиатские цари), хетты, ассирийцы, «Народы Моря» (шерден(сарды), шеклеш, лукка, турша и акаваша) и персы.

4. Mojsov, Osiris, 11

5. John Anthony West, Serpent in the Sky: The High Wisdom of Ancient Egypt (Wheaton, IL: Quest Books, 1993), 127.

6. Naydler, Shamanic Wisdom, 284 (see intro., n. 2).

7. Theodor Abt and Erik Hornung, Knowledge for the Afterlife: The Egyptian Amduat—A Quest for Immortality (Zurich: Living Human Heritage Publications, 2003), 104.

8. Mojsov, Osiris, 39.

9. Cyril Aldred, Akhenaten , King o f Egypt (London: Thames and Hudson, 1988), 114

10. Недавние ДНК- анализы показывают, что травма, которую считали смертельной, была на самом деле нанесена после его смерти, что у Тутанхамона была косолапость. И в отличие от своего отца он не страдал синдромом Марфана.

11. Edward F. Edinger, Anatomy of the Psyche: Alchemical Symbolism in Psychotherapy (La Salle, IL: Open Court, 1985), 72.

12. West, Serpent in the Sky, 83.

13. Rundle Clark, Myth and Symbol in Ancient Egypt, 119

14. Jung, Psychological Types, 460

архетипы и символы, юнгианская алхимия

Похожие переводы

  class="castalia castalia-beige"